Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Для студента... Российская империя после Петра I в XVIII веке. «Просвещенный абсолютизм»

Российская империя после Петра I в XVIII веке. «Просвещенный абсолютизм»
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Российская империя после Петра I в XVIII веке. «Просвещенный абсолютизм»

Середина и вторая половина XVIII века вошли в историю России как продолжение «петербургского периода», как время превращения нашей страны в великую европейскую державу. Правление Петра Великого открыло новую эпоху. Россия приобрела европеизированные черты государственного устройства: управление и юрисдикция, армия и флот были реорганизованы на западный лад. Это время было периодом больших потрясений (массовые волнения крестьян в середине столетия, Чумной бунт, восстание Пугачева), но также и серьезных преобразований. Потребность упрочить социальную основу «самодержавного абсолютизма» вынудила российских монархов изменить формы сотрудничества с сословными структурами. В итоге дворянству были даны сословное управление и гарантии собственности.

История России второй четверти и середины XVIII века характеризовалась острой борьбой дворянских группировок за власть, приводившей к частым сменам царствующих особ на престоле, к перестановкам в ближайшем их окружении. С легкой руки В.О. Ключевского за этим периодом закрепился термин «эпоха дворцовых переворотов». В.О. Ключевский связывал наступление политической нестабильности после смерти Петра I с «самовластьем» последнего, решившегося, в частности, поломать традиционный порядок престолонаследия. Ранее престол переходил по прямой мужской нисходящей линии, но по манифесту 5 февраля 1722 г. самодержцу было предоставлено право самому назначать себе преемника по собственному желанию. «Редко самовластие наказывало себя так жестоко, как в лице Петра этим законом 5 февраля»,— писал Ключевский. Петр I не успел назначить себе наследника: престол оказался отданным «на волю случая и стал его игрушкой» — не закон определял, кому сидеть на престоле, а гвардия, являвшаяся в тот период «господствующей силой».
После смерти Петра I претендентами на высшую власть были императрица Екатерина Алексеевна, супруга покойного государя, и его внук, сын царевича Алексея Петровича, 9-летний Петр Алексеевич. Екатерину поддержали гвардия и новая знать, выдвинувшаяся при Петре I — А.Д. Меншиков, П.А. Толстой и др. Петра Алексеевича поддерживали представители старой аристократии во главе с князем Д.М. Голицыным. Сила оказалась на стороне первой партии. При поддержке гвардейских полков — Преображенского и Семеновского — на престол вступила Екатерина I (1725—1727).
Императрица Екатерина практически не занималась государственными делами. Вся власть была сосредоточена в Верховном тайном совете, созданном 8 февраля 1726 г. В совет вошли 7 вельмож, самым влиятельным из которых был светлейший князь А.Д. Меншиков. Верховный тайный совет снизил размер подушного налога, отменил участие армии в его сборе. Были облегчены служебные обязанности дворянства, дворянам предоставили право торговать во всех городах и на пристанях (до этого таким правом обладало лишь купечество). После кончины Екатерины I и восшествия на престол Петра II обострилась борьба между верховниками и теми, кто не входил в состав Верховного тайного совета. Против А.Д. Меншикова плели интриги князья Долгорукие, вице-канцлер Остерман и другие. Стоило светлейшему заболеть, как его отправили в отставку, а затем в ссылку в сибирский город Березов, где Меншиков и умер через два года. Однако Петр II царствовал недолго — 19 января 1730 г. он умер от оспы.
В Верховном тайном совете начались споры по вопросу о кандидате на российский престол. Князь Д.М. Голицын выдвинул предложение пригласить племянницу Петра Великого — Анну Иоанновну, вдовую герцогиню Курляндскую. Анна удовлетворяла всех, поскольку не была связана ни с гвардией, ни с придворными группировками. Пригласив Анну Иоанновну на престол, вельможи предложили ей письменные условия (кондиции), которые должны были существенно ограничить самодержавие. Согласно данным условиям, будущая императрица не должна была выходить замуж, назначать наследника престола, решать важнейшие государственные дела без согласия восьми членов Верховного тайного совета; армия и гвардия должны были подчиняться Тайному совету.
Анна Иоанновна поначалу подписала кондиции. Однако дворянство было недовольно засильем родовой аристократии из Верховного тайного совета. 25 февраля дворянские представители, прежде всего из гвардии, подали Анне петицию с просьбой отменить кондиции и восстановить самодержавие. Императрица тут же, в присутствии толпы дворян, порвала кондиции. Вскоре Верховный тайный совет был упразднен; его члены подверглись ссылкам и казням. Был восстановлен прежний Сенат, который, однако, не играл при Анне Иоанновне (1730—1740) существенной роли в государственном управлении. В 1731 г. был создан Кабинет из трех министров, во главе которого фактически стоял А.И. Остерман. Впоследствии указы Кабинета были приравнены к императорским, по существу Кабинет воспринял функции Тайного совета.
При дворе все большую власть приобретали прибывшие с Анной Иоанновной курляндские дворяне, которые возглавили государственные учреждения, армейские и гвардейские полки. Всесильным влиянием пользовался фаворит императрицы Э.И. Бирон, которого она сделала впоследствии герцогом Курляндским.
Перед смертью Анна Иоанновна объявила своим преемником младенца Иоанна VI Антоновича (1740—1741), сына ее племянницы Анны Леопольдовны и принца Антона-Ульриха Брауншвейгского (представителей этой семьи называли «брауншвейгской фамилией»). Регентом при Иоанне стал Бирон. Однако командующий русской армией фельдмаршал Б.-Х. Миних в ночь на 9 ноября 1740 г. арестовал Бирона. Бывшего временщика сослали в сибирский город Пелым. Правительницей стала мать императора Анна Леопольдовна. Год спустя последовал новый дворцовый переворот.

В 1741 г. в результате дворцового переворота на российский престол вступила дочь Петра Великого Елизавета Петровна. Переворот был совершен силами гвардии. В ночь на 25 ноября Елизавета явилась в казармы Преображенского полка и обратилась с речью к солдатам. 300 гвардейцев последовали за нею в императорский дворец. Представители правившей «брауншвейгской фамилии» были арестованы. Младенец-император Иоанн Антонович впоследствии был заключен в Шлиссельбургскую крепость. Его мать-правительница с мужем и прочими детьми были отправлены в ссылку в Холмогоры. Здесь в 1746 г. Анна Леопольдовна скончалась. Иоанн Антонович был умерщвлен охраной Шлиссельбургской крепости в 1756 г. при попытке офицера В. Мировича освободить пленника.
Лица, помогавшие Елизавете Петровне взойти на престол, были щедро награждены. 300 гвардейцев, совершивших военный переворот, составили особый привилегированный отряд, «лейб-компанию». Все они получили дворянское достоинство и имения. Окружавших Анну немцев сменили русские вельможи.
Елизавета Петровна предпочитала проводить время в придворных увеселениях; управление государством она предоставила своим министрам. Из приближенных к императрице вельмож большим влиянием пользовались братья Разумовские, вышедшие из простых малороссийских казаков. Старший из братьев, Алексей Григорьевич, в молодости бывший придворным певчим, возвысился благодаря милостивому вниманию Елизаветы Петровны, стал фельдмаршалом и графом. Младший, Кирилл, стал гетманом Малороссии. Видное положение при дворе занимали Шуваловы. Один из них — Иван Иванович — оказал значительные услуги государству своими заботами о народном просвещении и заслужил славу русского мецената. Он покровительствовал знаменитому М.В. Ломоносову; его стараниями был основан первый российский университет. Заметную роль в царствование Елизаветы Петровны играл канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, заведовавший иностранными делами.
Первым важным распоряжением Елизаветы Петровны в делах внутреннего управления было уничтожение Кабинета министров, созданного Анной Иоанновной, и возвращение Сенату того значения, которое ему было дано Петром I.
В царствование Елизаветы были восстановлены городские магистраты. В 1752 г. в Петербурге был основан Морской кадетский корпус (вместо Морской академии). Были учреждены два заемных банка — один для дворянства, другой для купечества. Заем производился под залоги движимого и недвижимого имущества с условием уплаты 6%. В 1754 г. по предложению Петра Ивановича Шувалова были уничтожены стеснительные для торговли внутренние таможни и мелочные сборы. При этом пошлины на иностранные товары, наложенные тарифом Петра I, были значительно увеличены. В уголовном судопроизводстве была отменена смертная казнь. Но вообще судопроизводство и администрация при Елизавете Петровне находились в довольно расстроенном состоянии. Как писал известный российский историк Д.И. Иловайский, «областное управление представляло еще нестройное смешение старых московских порядков с учреждениями Петра I». Особенно силен был недостаток в мерах общественной безопасности. Притеснения помещиков, неправосудие воевод и чиновников продолжали служить источником внутренних волнений и бедствий. Крестьяне отвечали восстаниями, беспрерывными побегами и участием в разбойничьих шайках. Разбоями особенно славилась Волга, пустынные берега которой изобиловали удобными протоками и заводями. Здесь собирались шайки под начальством наиболее прославившихся атаманов («понизовая вольница»). Они были иногда очень многочисленны, имели на своих лодках пушки, нападали на караваны судов и даже вступали в открытый бой с военными отрядами.
Существенная перемена произошла в высших слоях общества: немецкое влияние, господствовавшее со времен Петра I, при Елизавете сменилось влиянием французской культуры. При дворе и в домах знати наступает эпоха господства французских нравов и парижских мод.

Отстранив от власти потомство царя Иоанна Алексеевича, Елизавета постаралась упрочить русский престол за потомками Петра I. Императрица вызвала в Россию своего племянника, герцога голштинского Карла-Петера Ульриха (сына старшей сестры Елизаветы — Анны Петровны), и объявила его своим наследником. Карл-Петер получил в крещении имя Петра Федоровича. С самого рождения мальчик рос без матери, рано лишился отца и был предоставлен попечению воспитателей, которые оказались невежественными и грубыми, жестоко наказывали и запугивали болезненного и слабого ребенка. Когда Великому князю исполнилось 17 лет, его женили на принцессе небольшого анхальт-цербстского княжества Софии Августе Фредерике, получившей в православии имя Екатерины Алексеевны.
Все связанное с Россией было глубоко чуждо Петру, воспитанному в протестантской Голштинии. Он плохо знал и не стремился изучить язык и обычаи страны, в которой ему предстояло царствовать, с пренебрежением относился к православию и даже к внешнему соблюдению православного ритуала. Своим идеалом русский принц избрал прусского короля Фридриха II, а своей главной целью считал войну с Данией, некогда отобравшей у голштинских герцогов Шлезвиг.
Елизавета недолюбливала племянника и держала его в стороне от государственных дел. Петр, в свою очередь, стремился противопоставить двору императрицы свой «малый двор» в Ораниенбауме. В 1761 году, после смерти Елизаветы Петровны, Петр III вступил на престол.
Едва взойдя на престол, Петр III бесповоротно восстановил против себя общественное мнение. Он известил Фридриха II о намерении России сепаратно, без союзных Франции и Австрии, заключить мир с Пруссией. С другой стороны, несмотря на краткость своего царствования, Петр III успел сделать весьма важные и благодетельные распоряжения. Во-первых, замечателен «Манифест о вольности дворянства», который ликвидировал обязательность государственной службы для дворянства. Теперь оно могло служить только по своей охоте. Дворяне получили возможность жить в своих поместьях, свободно выезжать за границу и даже поступать на службу к иностранным государям. Но вместе с тем военная или гражданская служба дворян поощрялась государством. Во-вторых, последовал указ о секуляризации2  церковных земель: у церкви изымались все имения и передавались в ведение специальной государственной Коллегии экономии, в имения назначались офицеры-управители. Бывшие монастырские крестьяне получали земли, которые они обрабатывали для монастырей; они освобождались от оброка в пользу церкви и облагались казенным оброком, как и государственные крестьяне. В-третьих, Петр III упразднил Тайную розыскную канцелярию. Тайная канцелярия занималась политическим сыском и широко использовала доносы. Стоило любому доносчику произнести фразу «слово и дело», как сразу же начиналось политическое следствие с допросами и пытками. Истинные преступники иногда произносили «слово и дело», чтобы выиграть время и избежать заслуженного наказания; другие говорили его по злобе и клеветали на людей невинных. Петр III запретил произносить ненавистное «слово и дело». Функции политического сыска передавались Секретной экспедиции, входившей в состав Сената.
Петр III запретил преследовать староверов, а тем из них, которые бежали за границу, было разрешено вернуться; им отводили в Сибири земли для поселения. Крестьянам, оказавшим неповиновение помещичьей власти, было объявлено прощение в случае, если они принесут раскаяние. Многие вельможи, сосланные в предыдущее царствование, были возвращены из Сибири, в том числе и знаменитый фельдмаршал Б.-Х. Миних, герцог Э.И. Бирон и другие.
В то же время указы Петра III об уравнивании в правах всех религий, выделение денег на строительство лютеранской кирхи породили слухи о скором закрытии православных церквей. Понятно, что указ о секуляризации не способствовал росту популярности Петра в среде российского духовенства. Приверженность Петра к немцам, неумеренное поклонение перед Фридрихом II, заведенная царем строгая военная дисциплина — все это вызывало неудовольствие гвардии. Попытки преобразовать армию по прусскому образцу и создание для этого специальной комиссии, ликвидация «лейб-компании» подтверждали давнее подозрение о намерении Петра III ликвидировать гвардейские полки. Голштинские родственники императора и ораниенбаумские офицеры теснили при дворе старую знать и заставляли ее беспокоиться о будущем. Неудовольствием гвардии и излишней самоуверенностью своего супруга искусно воспользовалась умная Екатерина, и Петр III должен был уступить ей престол.

Эпоха Екатерины II (1762—1796) составляет значимый этап в истории России. Хотя Екатерина пришла к власти в результате переворота, ее политика была преемственно связана с политикой Петра III.
Екатерину в действительности звали Софья-Фредерика-Августа, она родилась в прусской Померании, в городе Штеттине, в 1729 г. Отец Софьи, генерал прусской службы, был губернатором Штеттина, а впоследствии, когда умер его двоюродный брат, владетельный князь цербстский, он стал его преемником и переехал в свое небольшое княжество. Мать Софьи была из голштинской фамилии, следовательно, Софья приходилась дальней родственницей своему будущему супругу Петру Федоровичу. О браке будущей императрицы более всех хлопотал Фридрих II, который надеялся таким образом вступить в тесный союз с Россией. 14-ти лет Софья приехала со своей матерью в Россию; невеста приняла православие, и в 1745 году совершилось ее бракосочетание с наследником престола.
Крестившись в православие, Софья-Фредерика-Августа получила имя Екатерины Алексеевны. Одаренная от природы разнообразными способностями, Екатерина успела развить свой ум литературными занятиями, особенно чтением лучших французских писателей своего времени. Прилежным изучением русского языка, истории и обычаев русского народа она приготовила себя к великому делу, которое ее ожидало, то есть к управлению Россией. Екатерине были присущи проницательность, искусство пользоваться обстоятельствами и умение находить людей для выполнения своих планов.
В 1762 г. в результате заговора гвардейских офицеров, в котором принимала участие и сама Екатерина, ее муж Петр III был свергнут с престола. Главными помощниками Екатерины в осуществлении переворота были братья Орловы, Панин, княгиня Дашкова. В пользу Екатерины действовал и духовный сановник Дмитрий Сеченов, архиепископ новгородский, опиравшийся на духовенство, недовольное секуляризацией церковных имений.
Переворот был осуществлен 28 июня 1762 г., когда император находился в своем любимом замке Ораниенбаум. В этот день утром Екатерина приехала из Петергофа в Петербург. Гвардия немедленно ей присягнула, а примеру гвардии последовала вся столица. Петр, получив известие о событиях в столице, растерялся. Узнав о движении против него войска во главе с Екатериной, Петр III со своей свитой сел на яхту и отплыл в Кронштадт. Однако гарнизон Кронштадта уже перешел на сторону Екатерины. Петр III окончательно пал духом, вернулся в Ораниенбаум и подписал акт об отречении от престола. Спустя несколько дней, 6 июля, он был убит охранявшими его гвардейскими офицерами в Ропше. Официально было объявлено, что смерть наступила вследствие «геморроидальной колики». Все видные участники событий 28 июня были щедро награждены.
У историков существуют определенные разногласия по поводу побудительных мотивов деятельности Екатерины II. Одни полагают, что в течение своего царствования императрица пыталась реализовать продуманную программу реформ, что она была реформатором либерального толка, мечтавшим взрастить на русской почве идеи просвещения. По другому мнению, Екатерина решала возникавшие перед ней задачи в духе русской традиции, но под покровом новых европейских идей. Часть историков считают, что в действительности политику Екатерины определяли ее вельможи и фавориты.
С позиции XVIII века монархическая форма правления и идеи просвещения вовсе не содержали в себе противоречия. Просветители (Ш. Монтескье и др.) вполне допускали монархическую форму правления, особенно для стран с такой обширной территорией, как у России. Более того, именно на монарха возлагалась задача заботиться о благе подданных и вводить начала законности, согласные с разумом и правдой. Как представляла себе молодая Екатерина задачи просвещенного монарха, видно из ее черновой записки: «1. Нужно просвещать нацию, которой должен управлять. 2. Нужно ввести добрый порядок в государстве, поддерживать общество и заставить его соблюдать законы. 3. Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию. 4. Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным. 5. Нужно сделать государство грозным в самом себе и внушающим уважение соседям».
Какие жизненные обстоятельства повлияли на эту просветительскую программу, подчинили ее себе? Во-первых, характер и национальная специфика тех государственных задач, которые предстояло решать императрице. Во-вторых, обстоятельства вступления на престол: без всяких законных прав собственным умом и поддержкою дворянства вознесенная на трон, Екатерина должна была и выражать чаяния дворянства, и соответствовать идеалу русского монарха, и демонстрировать свое моральное — в силу личных качеств и достоинств — право на царствование. Немка по рождению, Екатерина стремилась стать хорошей русской императрицей. Это означало — быть продолжательницей дела Петра I и выражать русские национальные интересы.
Многие мероприятия Екатерины II, в наибольшей степени проникнутые духом либерализма и просветительства, оказались неоконченными и нерезультативными, отторгнутыми русской действительностью. Это относится, в частности, к попытке выработать новое законодательство на основе принципов Просвещения. Еще Петр I сделал попытку составить новый свод законов, так как уложение его отца (Соборное уложение 1649 г.) не удовлетворяло новым потребностям государства. Преемники Петра возобновили его попытку и назначали для этой цели комиссии, но дело не продвигалось вперед. А между тем затруднительное состояние финансов, судопроизводства и областного управления вызывало крайнюю необходимость улучшить законодательство. С самого начала своего царствования Екатерина принялась за разработку проекта нового государственного устройства. В 1767 г. была созвана комиссия для пересмотра российских законов, получившая наименование Уложенной; ее возглавлял А.И. Бибиков. Комиссия была составлена из депутатов от разных сословно-социальных групп — дворянства, горожан, государственных крестьян, казаков. Все депутаты приехали в комиссию с наказами от своих выборщиков, которые позволяют судить о проблемах, нуждах и требованиях населения на местах.
Перед началом работы комиссии Екатерина обратилась к ней с красноречивым посланием, «Наказом», в котором были использованы просветительские идеи Монтескье и итальянского юриста Беккариа о государстве, законах, обязанностях гражданина, о равенстве граждан перед законом и презумпции невиновности. 30 июня 1767 г. в Москве, в Грановитой палате, состоялось торжественное открытие комиссии. По инициативе Екатерины II одним из либеральных дворян был поднят вопрос об уничтожении крепостного права. Но против этого восстало большинство дворянских депутатов. С претензиями на право владения крепостными выступили и представители купечества.
В декабре 1768 г. в связи с начавшейся русско-турецкой войной общее собрание комиссии прекратило работу, и часть депутатов была распущена. Отдельные комиссии продолжали работать над проектами еще в течение пяти лет, но главная цель, поставленная перед комиссией, — разработка нового Уложения — так и не была достигнута. Однако комиссия, как утверждала Екатерина II, «подала мне свет и сведения о всей империи, с кем дело имеем и о ком пещися должно». Продолжавшиеся в течение года дебаты познакомили императрицу с реальным состоянием дел в стране и запросами сословий, но практического результата не дали. Комиссия предоставила правительству информацию о внутреннем состоянии государства и имела большое влияние на последующую правительственную деятельность Екатерины II, особенно на ее областные учреждения.
Важной частью внутренней политики Екатерины II явилась реформа органов государственного управления. В 1762 г. Екатерина отвергла предложение Н.И. Панина о создании Императорского совета, который должен был стать законодательным органом при императрице. В 1763 г. был реформирован Сенат: он был разделен на 6 департаментов со строго определенными функциями и под руководством генерал-прокурора, назначаемого монархом. Сенат стал органом контроля над деятельностью государственного аппарата и высшей судебной инстанцией, но лишился своей главной функции — законодательной инициативы, право законодательной инициативы фактически перешло к императрице.
В 1775 г. была проведена областная реформа, которая увеличила количество губерний с 23 до 50. Размеры новых губерний определялись количеством населения; в каждой из них должно было проживать от 300 до 400 тыс. душ, губернии делились на уезды по 20—30 тыс. жителей в каждом. 2—3 губернии вверялись генерал-губернатору или наместнику, который был облечен большой властью и надзирал за всеми отраслями управления. Помощниками губернатора были вице-губернатор, два губернских советника и губернский прокурор, составлявшие губернское правление. Вице-губернатор возглавлял казенную палату (доходы и расходы казны, казенное имущество, откупа, монополии и т.д.), губернский прокурор ведал всеми судебными учреждениями. В городах вводилась должность городничего, назначаемого правительством.
Одновременно с учреждением губерний была создана система сословного суда: для каждого сословия (дворян, горожан, государственных крестьян) вводились свои особые судебные учреждения. В уездах были введены уездные суды для дворян, городовые магистраты для купцов и мещан, нижние расправы для инородцев и государственных крестьян. В некоторых из новых судов вводился принцип выборных заседателей. Власть в уезде принадлежала избираемому дворянским собранием капитан-исправнику. Из уездных учреждений дела могли переходить в высшие инстанции, то есть в губернские учреждения: верхний земский суд, губернский магистрат и верхнюю расправу. В губернских городах были учреждены: уголовная палата — для уголовного судопроизводства, гражданская — для гражданского, казенная — для государственных доходов, губернское правление — с исполнительной и полицейской властью. Кроме того, учреждались совестные суды, дворянская опека, сиротские суды и приказы общественного призрения (ведавшие школами, приютами, больницами).
Губернская реформа значительно укрепила административный аппарат, а следовательно, и надзор за населением. В рамках проводившейся политики централизации была ликвидирована Запорожская Сечь, упразднена или ограничена автономия других районов. Созданная губернской реформой 1775 г. система местного управления в основных чертах сохранилась до 1864 г., а введенное ею административно-территориальное деление — до 1917 г.
Правительство Екатерины II много заботилось о внешнем виде городов, то есть о проведении прямых широких улиц и строительстве каменных зданий. Экономический рост сказался в увеличении населения, до 200 разросшихся сел получили статус городов. Екатерина заботилась о санитарном состоянии городов, о профилактике эпидемий и в качестве примера для подданных первая сделала прививку оспы.
Программными документами Екатерины II стали Жалованные грамоты дворянству и городам. Екатерина определила значение, права и обязанности разных сословий. В 1785 г. была дарована Жалованная грамота дворянству, которая определяла права и привилегии дворянского сословия, считавшегося после бунта Пугачева главной опорой престола. Дворянство окончательно оформилось как привилегированное сословие. Грамота подтверждала старые привилегии: монопольное право на владение крестьянами, землями и недрами; закрепляла права дворянства на собственные корпорации, свободу от подушной подати, рекрутской повинности, телесных наказаний, конфискации имений за уголовные преступления; дворянство получило право ходатайствовать о своих нуждах перед правительством; право на торговлю и предпринимательство, передачу дворянского звания по наследству и невозможность его лишиться иначе как по суду и т.д. Грамота подтверждала свободу дворян от государственной службы. Вместе с тем дворянство получило особое сословное корпоративное устройство: уездные и губернские дворянские собрания. Раз в три года эти собрания избирали уездных и губернских предводителей дворянства, имевших право прямого обращения к царю. Эта мера превратила дворянство губерний и уездов в сплоченную силу. Помещики каждой губернии составляли особое дворянское общество. Дворяне замещали многие чиновничьи должности в местном административном аппарате; они издавна главенствовали в центральном аппарате и армии. Таким образом, дворянство превращалось в политически господствующее сословие в государстве.
В том же 1785 г. была обнародована Жалованная грамота городам, завершившая устройство так называемого городского общества. Это общество составлялось из обывателей, принадлежащих к податным сословиям, то есть к купцам, мещанам и ремесленникам. Купцы делились на три гильдии по величине объявленных ими капиталов; объявившие менее 500 руб. капитала были названы «мещанами». Ремесленники по разным занятиям разделялись на «цехи» по образцу западно-европейских. Появились органы городского самоуправления. Все податные обыватели собирались вместе и составляли «общую городскую думу»; они избирали из своей среды городского голову и 6 членов в так называемую шестигласную думу. Дума должна была заниматься текущими делами города, его доходами, расходами, общественными постройками, а главное, она заботилась об исполнении казенных повинностей, за исправность которых отвечали все горожане.
За городскими обывателями закреплялось право заниматься торговой и предпринимательской деятельностью. Ряд привилегий получала верхушка горожан — «именитые граждане» и гильдейское купечество. Но привилегии горожан на фоне дворянской вседозволенности казались неощутимыми, органы городского самоуправления жестко контролировались царской администрацией. В целом попытка заложить основы буржуазной сословности не удалась.
При Екатерине II делались попытки решать крестьянский вопрос. В первые годы своего царствования у Екатерины было намерение приступить к ограничению помещичьей власти. Однако она не встретила сочувствия в этом вопросе в придворной аристократии и в массе дворян. Впоследствии императрица, занятая преимущественно вопросами внешней политики, оставила мысль о реформе крестьянского сословия. Были даже изданы новые постановления, которые усиливали помещичью власть. Помещикам предоставлялось право ссылать крестьян «за предерзостное состояние» на каторгу (1765). Крепостным людям было запрещено подавать жалобы на своих господ под страхом наказания кнутом и ссылки в Нерчинск в вечную каторжную работу (указ 22 августа 1767 г.). Между тем число крепостных значительно увеличилось вследствие продолжавшейся раздачи государственных крестьян сановникам и любимцам. Своим приближенным императрица раздала 800 тыс. крепостных. В 1783 г. было юридически оформлено крепостное право на Украине.
При Екатерине II правительство старалось возвратить в Россию старообрядцев, в большом количестве уходивших за границу. Вернувшимся было объявлено полное прощение. Староверы были освобождены от двойного подушного оклада, от обязанности носить особое платье и брить бороду. По просьбе Потемкина, старообрядцам в Новороссии было разрешено иметь свои храмы и священников (1785). Украинские староверы составили так называемую единоверческую церковь.
Екатерина II завершила секуляризацию духовных имений, начало которой положил Петр I и которую продолжил Петр III. В день переворота 1762 года Екатерина пыталась привлечь к себе духовенство и обещала вернуть ему земли, конфискованные Петром III. Однако вскоре императрица «передумала» и назначила комиссию для точной описи всех церковных земель и доходов. Указом 26 февраля 1764 г. все крестьяне, принадлежавшие монастырям и архиерейским домам (более 900 тыс. душ муж. пола), были переданы в ведение Коллегии экономики. Вместо прежних оброков и повинностей они были обложены сбором в полтора рубля с души. Для монастырей и архиерейских домов были составлены новые штаты и было положено отпускать им жалованье из Коллегии экономии. Кроме того, им были оставлены некоторые угодья. Секуляризация, естественно, вызвала неудовольствие со стороны многих представителей духовенства. Из них особенно известен ростовский митрополит Арсений Мацеевич, лишенный своего сана и заточенный под именем расстриги Андрея Враля в Ревельском каземате.
В 1773—1775 гг. весь юго-восток России, Урал, районы Среднего и Нижнего Поволжья, Западной Сибири были охвачены крестьянско-казацким восстанием под руководством донского казака Емельяна Пугачева, который объявил себя чудесно спасшимся от смерти императором Петром III. От имени Петра III Пугачев объявил отмену крепостного права и освобождение всех частновладельческих крестьян. Советские историки это восстание квалифицировали как крестьянскую войну3, хотя в действительности социальный состав участников движения был сложным, а инициатором восстания, как известно, явилось казачество. Движение получило широкую поддержку среди яицких казаков, русских крестьян, горнозаводского населения Урала, нерусских народов: башкир, калмыков, татар, марийцев, мордвы, удмуртов, недовольных крепостнической эксплуатацией, наступлением государства на традиционные права и привилегии. Восставшие долго осаждали Оренбург, им удалось сжечь Казань, взять Пензу и Саратов.
Однако, в конце концов, пугачевцы были разбиты превосходившими их по оснащению и выучке правительственными войсками. Сам руководитель движения был схвачен, доставлен в Москву и казнен в 1775 г. Чтобы стереть память о Великом бунте, Екатерина II велела переименовать реку Яик в Урал, а яицких казаков — в уральских казаков.

Детские годы Павла Петровича не были безоблачными, но и не предвещали тяжелого характера в зрелом возрасте. Он имел хороших учителей и воспитателей, его главным наставником был Н.И. Панин. Учился Павел легко, проявляя и остроту ума, и неплохие способности; отличался чрезвычайно развитым воображением, отсутствием усидчивости и терпеливости, непостоянством. Проявляться характер Павла начал с того времени, когда он повзрослел и стал осознавать свое положение обойденного вниманием матери наследника престола. Павел был глубоко оскорблен пренебрежительным отношением фаворитов Екатерины и тем, что ему не доверяют никаких государственных дел.
Постепенно вокруг Павла стала группироваться придворная оппозиция (братья Н.И. и П.И. Панины, князь Н.В. Репнин, А.И. Разумовский). Побывав в Берлине, Павел стал ярым сторонником прусских порядков; он стал резко критиковать политику матери. Последовало отстранение от двора: в 1783 г. Павел получил в подарок мызу Гатчина и переехал туда со своим «двором». Отстраненный от политики, он замкнулся на любимом военном деле: организовал три батальона по прусскому образцу, одел их в мундиры прусского войска, сам занимался вахт-парадами, смотрами, маневрами, подражая при этом Фридриху II в одежде, походке, даже в манере ездить на лошади. Сходство с действиями отца, Петра III, было разительным, и сама Екатерина отмечала это, иронически отзываясь о гатчинских батальонах: «батюшкино войско».
Слухи о намерениях матери лишить Павла прав на престол и сделать наследником его сына Александра отразились на характере и поведении цесаревича. Павел стал подозрительным, вспыльчивым; раздражительность все чаще прорывалась наружу в виде припадков безудержного гнева. Вместе с тем он был отходчив: признавал свои ошибки и просил прощения, был щедр, старался заботиться о подчиненных, имел доброе, чувствительное сердце.
Вне Гатчины Павел был строг, угрюм, неразговорчив, язвителен, с достоинством сносил насмешки фаворитов (его не случайно называли «русским Гамлетом»). В кругу семьи он был не прочь повеселиться, потанцевать. Что касается нравственных устоев Павла, то они были неколебимы. Он боготворил дисциплину и порядок, сам был образцом в этом, стремился быть справедливым и блюсти законность, был честен и привержен строгим нормам семейной морали.
До кончины Екатерины II Великий князь Павел Петрович со своей супругой Марией Федоровной (вюртембергской принцессой) жил преимущественно в Гатчине, в удалении от государственных дел. Не любившая сына Екатерина не уделяла ему должного внимания и держала его на расстоянии. Она вынашивала планы, обойдя Павла, передать престол своему любимому внуку Александру. Однако эти планы не осуществились. По смерти Екатерины в 1796 г. на престол взошел Павел I, «русский Гамлет», «царь-рыцарь», как его называли современники.
Еще будучи наследником, Павел продумывал программу своих будущих действий и по восшествии на престол обнаружил неутомимую деятельность. В день коронации, 5 апреля 1797 г., был издан новый закон о престолонаследии: женское правление отныне не допускалось, престол переходил по праву первородства и только по мужской линии царствующего дома. Были освобождены польский революционер Т. Костюшко и вольнодумцы Н.И. Новиков и А.Н. Радищев. Павел распорядился перезахоронить прах своего отца, Петра III,— эта церемония выглядела, как обвинение Екатерине, убившей мужа и узурпировавшей престол.
Вступив на трон, Павел I делал не только непредсказуемые шаги, но и грешил, по мнению современников, откровенным самодурством, болезненным пристрастием к шагистике и казарме, в которую, казалось, он хотел превратить всю страну. Павел разорвал отношения с Англией ради союза с наполеоновской Францией, поразив тем самым и своих подданных, и всю Европу. Он заявил о том, что все могут просить императора обо всем, но многих посетителей драли и ссылали в Сибирь. Император амнистировал политических заключенных и ссыльных, но уже вскоре появились тысячи новых узников, некоторые из них были лишены свободы за мельчайшие провинности, по его капризу. Едва успев взойти на престол, Павел ввел новый воинский устав, ориентировавший армию на прусские традиции и муштру.
Царским манифестом в январе 1797 г. было предписано всем помещичьим крестьянам под страхом кары пребывать в повиновении и послушании своим господам. Еще раньше, в декабре 1796 г., издан указ о закреплении крестьян (то есть распространении крепостного права) за владельцами в Области Войска Донского и Новороссии. В марте 1797 г. было дано разрешение заводчикам из купцов покупать к своим заводам крестьян с землей и без земли. Эти меры ухудшали положение крестьянского сословия.
В то же время в 1797 г. (апрель) были приняты два указа, направленные на некоторое ограничение и смягчение крепостного права: запрещалось заставлять крестьян работать в воскресенье, рекомендовалось ограничить барщину тремя днями в неделю, не разрешалось продавать дворовых и безземельных крестьян с молотка. В 1799 г. был установлен запрет на продажу украинских крестьян без земли.
При том император не был противником крепостничества как такового. За 4 года царствования было роздано частным владельцам-помещикам 600 тыс. крепостных, из них 82 тыс. в день коронации.
В то время как политика императора по отношению к крестьянам демонстрировала смягчение, дворянские свободы стали урезываться. Были нарушены дворянские вольности и привилегии, дарованные Жалованной грамотой 1785 г.: запрещались губернские дворянские собрания, усиливался контроль губернатора и генерал-прокурора Сената за уездными дворянскими собраниями.
В 1798 г. губернаторы стали контролировать выборы предводителей дворянства, а в 1799 г. были отменены губернские дворянские собрания. Более того, дворяне лишились иммунитета против телесных наказаний. В отдельных случаях применялись телесные наказания для дворян, дворянам запрещалось подавать коллективные челобитные царю. Однако применение телесных наказаний могло быть осуществлено лишь после лишения дворянского звания по суду за соответствующие преступления, дворяне по-прежнему могли индивидуально обращаться к государю. Павел, стремясь экономически укрепить дворянство, учредил для него Государственный вспомогательный банк, дававший ссуду с большой отсрочкой платежа и на льготных условиях.
Наиболее болезненно была воспринята дворянством (причем столичным) реформа армии, объективно необходимая, но вряд ли желаемая. Офицеры-гвардейцы были не воинами, а царедворцами, посещавшими театры и балы, ходившими во фраках. Павел заставил всех офицеров служить: кончились тянувшиеся годами отпуска, прекратилась практика записи в гвардию с рождения; офицер должен был персонально отвечать за выучку своего подразделения. Нерадивость наказывалась чаще всего ссылкой в имение, в провинцию, в армейский полк.
Возросшие тяготы службы, зачисление гатчинцев в гвардию, новые уставы, пренебрегавшие боевой выучкой солдат, вызвали ропот. Всеобщее негодование спровоцировали новый мундир по прусскому образцу, парик с буклями и косами для солдат. Но при этом улучшилось содержание солдат, армейские офицеры стали быстрее продвигаться по службе; из службы исключались офицеры-недворяне, выслужившиеся из унтер-офицеров.
Наибольшее сопротивление и возмущение столичного дворянства вызвала мелочная регламентация быта. Разительно изменился облик Петербурга, он стал напоминать Гатчину: двухцветные черно-белые будки часовых со шлагбаумами, верстовые столбы. Запрещено было носить фраки, круглые шляпы, предписывались немецкие камзолы, треуголки, парики и башмаки с пряжками. В 10 часов вечера повсюду гасили огни, и столица должна была отходить ко сну. Обедать все должны были в 1 час дня. Офицерам не разрешалось ездить в закрытой карете, а лишь верхом и в дрожках. Самовластие Павла превращалось в деспотизм. Смысл павловских преобразований был современникам не понятен, а «нелепицы и оскорбления в безделицах» были на виду. Дворянство, привыкшее к сравнительно широкой личной свободе, почувствовав контраст с прошедшим царствованием, язвительно высмеивало новое и по ночам веселилось за двойными шторами. В то же время Павел строго следил за соблюдением законов: в специальный ящик любой человек мог бросить жалобу — ответ императора печатался в газете. Таким образом вскрылись многие злоупотребления, за которые Павел карал, невзирая на лица.
Боясь проникновения в Россию идей французской революции, Павел запретил отправлять молодых людей за границу для образования. Однако он позволил немецкому дворянству Балтийского края открыть университет в Дерпте (1799). Были закрыты частные типографии. Усилился цензурный гнет и контроль за книгопечатанием.
Признание старообрядцев как равных официальной церкви, начатое еще при Екатерине, в царствование Павла продолжалось. Право для староверов иметь свои церкви было распространено на все епархии.
Павел I стремился, как было при его предке Петре I, уравнять сословия перед троном. Простому народу Павел I, в общем, импонировал, и не столько шагами по улучшению положения крестьян (на деле мало что изменилось), сколько расправой с нелюбимыми «барами», что как бы придавало ему в массовом сознании черты «народности». Но дворянство не могло простить посягательств на свои права, стабильность положения. Из-за своей чрезвычайной вспыльчивости Павел не пользовался любовью окружавших его придворных и сановников. Это и решило судьбу императора. В результате заговора с 11 на 12 марта 1801 г. Павел I был убит. Новый император Александр I объявил, что его «батюшка скончался апоплексическим ударом».

Внутриполитическая нестабильность во второй четверти XVIII века не всегда позволяла в полной мере использовать те преимущества, которые давали России военные победы. При Анне Иоанновне Россия вмешивалась в польские дела и противостояла французским кандидатам на польский трон (война за польское наследство 1733—1735 гг.). Столкновение интересов России и Франции в Польше привело к серьезному ухудшению русско-французских отношений. Французская дипломатия постаралась поднять против России Турцию и Швецию.
Турецкое правительство было недовольно вступлением русских войск в Польшу и активно искало союзников в близкой войне с Россией. Русское правительство также считало войну неизбежной. С целью заручиться поддержкой Ирана, соседа Османской империи, Россия в 1735 г. вернула ему провинции, присоединенные к России в результате персидского похода Петра I. В 1735 г. крымское войско по решению османского правительства направилось через русские владения в земли, возвращенные Россией Ирану. Между крымцами и русскими вооруженными силами начались столкновения. В следующем году Россия официально объявила войну Турции. Русско-турецкая война 1735—1739 гг. велась преимущественно в Крыму и Молдавии. Русские войска под командованием фельдмаршала Б.-Х. Миниха одержали серию важных побед (под Ставучанами, у Хотина), заняли Перекоп, Очаков, Азов, Кинбурн, Гезлев (Евпаторию), Бахчисарай, Яссы. По Белградскому мирному договору 1739 г. Россия несколько отодвинула свою границу на юг, получив степные пространства от Буга до Таганрога.
В 1741 г. войну России объявила подстрекаемая Францией и Пруссией Швеция, мечтавшая вернуть завоеванную Петром I часть Финляндии. Но русские войска под начальством П.П. Ласси одержали верх над шведами. Согласно заключенному в 1743 г. в местечке Або миру Россия сохранила все свои владения и получила небольшую часть Финляндии, до реки Кюменя (Кюменогорская и часть Саволакской провинции).
В середине XVIII века быстрое усиление при Фридрихе II (1740—1786) Пруссии нарушило европейское равновесие и резко изменило расклад сил на континенте. Угроза прусской гегемонии в Европе объединила против нее Австрию, Францию, Россию, Саксонию и Швецию. Союзником Пруссии выступила Великобритания. В начале войны (1756—1757 гг.) Фридрих II одержал ряд побед над Австрией, Францией и Саксонией. Вступление в 1757 г. в войну России изменило ее характер. Восточная Пруссия была оккупирована русской армией. В том же 1757 г. русские войска взяли Мемель и разбили прусского фельдмаршала Х. Левальда у Гросс-Егерсдорфа. В 1759 г. русская армия под началом генерала графа П.С. Салтыкова совместно с австрийцами нанесла решающее поражение Фридриху II в битве под Кунерсдорфом. В следующем году русские войска заняли Берлин. Пруссия была поставлена на край гибели. Лишь смерть Елизаветы Петровны и приход к власти Петра III, поклонника Фридриха II, спасли Пруссию. Преемник Елизаветы заключил с Фридрихом сепаратный мир. Более того, он хотел направить русскую армию на помощь Пруссии против недавних русских союзников, но это намерение вызвало выступление гвардии и дворцовый переворот, завершившийся свержением и гибелью Петра III.
Участие России в войне (1757—1762) не дало ей каких-либо материальных приобретений. Но престиж страны и русской армии в результате Семилетней войны существенно вырос. Можно без преувеличения сказать, что эта война сыграла немаловажную роль в становлении России как великой европейской державы.
Если почти 40-летний период между 1725 и 1762 гг. (смертью Петра I и коронацией Екатерины II) был малозначительным с точки зрения непосредственных результатов внешнеполитического курса России в Европе, то для восточного направления русской политики он имел огромную важность. Главные вехи новой восточной политики были намечены еще Петром I, который воздвиг для нее опорные пункты на Среднем и на Дальнем Востоке. Он попытался войти в сношения с Китаем, старался завязать отношения с Японией. Уже после смерти Петра Россия заключила с Китаем вечный договор (Кяхтинский договор, 1727 г.). Россия получила право иметь в Пекине религиозную миссию, которая в то же время выполняла и дипломатические функции. Итогом российской восточной политики было успешное получение земель на Дальнем Востоке и присоединение к России в 1731—1743 гг. земель Младшего и Среднего казахских жузов.
Петр организовал экспедицию В. Беринга для изучения места соединения Азии с Америкой. В Санкт-Петербурге не знали, что эта проблема в 1648 г. уже была решена С.И. Дежневым. Первая экспедиция капитана Витуса Беринга в 1724—1730 гг. не дала серьезных практических результатов. Но в 1732 г. навигатор Федоров и геодезист Гвоздев наткнулись на «Большую землю» — Аляску — на американском континенте. В течение следующего десятилетия (1733—1743) русское правительство организовало так называемую «Великую северную экспедицию», которая имела громадное научное значение и была одним из наиболее выдающихся предприятий в истории науки. В 1741 г. суда капитанов Беринга и Чирикова достигли побережья Америки. С островов поблизости от Аляски Чириков привез много ценных мехов, которые вызвали интерес сибирских купцов. Первое «купеческое морское путешествие» было предпринято в 1743 г., за ним последовали многие другие. Началось русское освоение Аляски и становление Русской Америки, единственной официальной колонии в истории Российской империи.
Екатерина II закончила начатое Петром Великим превращение России в империю. В ее царствование Россия стала авторитетной европейской и мировой державой, диктовавшей свою волю другим государствам. В 1779 г. при посредничестве России был заключен Тешенский трактат, положивший конец войне между Австрией и Пруссией за баварское наследство. Тешенский договор, гарантом которого стала Россия, продемонстрировал возросший международный вес России, позволивший ей оказывать влияние на положение дел в Европе. В современной западной литературе это событие рассматривается как переломное, свидетельствующее о превращении России из восточно-европейской великой державы (с начала XVIII века) в великую европейскую державу, на протяжении последующего столетия игравшую не последнюю скрипку в концерте европейских государств.
Политика Екатерины в Европе была тесно связана с польским и черноморским вопросами. В первую очередь она стремилась решить судьбу бывших киевских земель, большая часть которых в середине XVIII века принадлежала Речи Посполитой, во вторую — расширить территорию России до берегов Черного моря.
В 1772 г. было достигнуто соглашение между дворами Австрии, Пруссии и России, результатом которого стал первый раздел Речи Посполитой, раздиравшейся борьбой группировок самовластной шляхты. В результате Россия получила северную и восточную часть Белоруссии и часть латвийских земель.
В течение двух десятилетий ситуация оставалась без существенных изменений, но в 1791 г. патриотически настроенная шляхта добилась принятия новой конституции и укрепления государственного строя Польши. Публикация этой конституции спровоцировала в Польше гражданскую войну. Недовольные ею консервативные круги польского дворянства потребовали от Екатерины II вмешательства. Россия отправила в Польшу войска и оккупировала Варшаву. В 1793 г. последовал второй раздел Польши, осуществленный Россией и Пруссией. Россия получила значительную часть Белоруссии и Правобережной Украины (Минскую область, часть Волыни и Подолию); Пруссии отошли коренные польские земли — Гданьск, Торунь, часть Великой Польши. После подавления польского освободительного восстания под руководством Т. Костюшко (1794) Россией, Австрией и Пруссией был осуществлен третий раздел (1795), в результате которого к России отошли Западная Белоруссия, Литва, Курляндия, часть Волыни. Итак, в ходе трех разделов, проведенных Пруссией, Австрией и Россией, Речь Посполитая как государство прекратила свое существование. В состав России вошли Белоруссия, Правобережная Украина (кроме Галиции), Литва и герцогство Курляндское. Россия получила непосредственный доступ к странам Центральной Европы.
Важной внешнеполитической проблемой России в царствование Екатерины II оставался черноморский вопрос. Распространение русского государства до Черного моря требовало чрезвычайных усилий и заняло большую часть столетия.
Русско-турецкая война 1768—1774 гг. была связана с осложнениями в Речи Посполитой. К войне с Россией Турцию подталкивали Франция и Австрия, недовольные падением своего влияния в Польше. Турция потребовала вывести русские войска из Польши. В 1768 г. она объявила войну России. Боевые действия велись на Дунае, в Крыму, в Закавказье и на Средиземном море. Армия под командой графа П.А. Румянцева двинулась к Дунаю, флот из Балтийского моря под началом А.Г.Орлова и адмиралов А.Г. Спиридова и С.К. Грейга отправился вокруг всей Европы в Средиземноморье. В 1770 г. на обоих фронтах были достигнуты значительные успехи. Румянцев трижды разгромил турецкую армию: при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. На берегах реки Ларга была рассеяна 100-тыс. армия крымского хана. На берегах реки Кагул П.А. Румянцев, армия которого насчитывала всего 27 тыс. человек, нанес поражение 150-тыс. войску великого визиря. В то же время флот занял Эгейский архипелаг и уничтожил практически весь турецкий флот (всего около 100 кораблей) в Чесменском и Хиосском сражениях. Однако русский флот не смог преодолеть Дарданеллы; вызванное его успехами греческое восстание против турок в Морее не было успешным. Турки подавили его с большой жестокостью, а русские силы, высаженные в Морее, были слишком слабы, чтобы им противостоять. Несмотря на успехи русской армии и флота, турки еще далеко не были сломлены. В ходе кампании 1771 г. русские войска под командованием князя В.М. Долгорукого совершили удачный поход в Крым и овладели полуостровом. В 1774 г. И.П. Салтыков и А.В. Суворов одержали новые блестящие победы над турками. Порта запросила мира. По условиям Кючук-Кайнарджийского договора 1774 г. Россия возвращала Турции Молдавию и Валахию, занятые войсками графа Румянцева, и освобождала Эгейский архипелаг. При этом фактически над Молдавией и Валахией был установлен российский протекторат. Россия получала выход к Черному морю: устье Буга и Днепра на северо-западном побережье и устье Дона и Керченский пролив на северо-восточном побережье Черного моря. К России переходили Азов, Керчь, Еникале, Кинбурн. Россия получила право строить свой флот на Черном море. Русским торговым судам было предоставлено право прохода через проливы Босфор и Дарданеллы. Русские купцы в Турции получали особые привилегии. Крымское ханство объявлялось независимым от Турции.
Попытки Турции в нарушение условий мира вмешаться в дела Крымского ханства подтолкнули присоединение последнего к России в 1783 г. Крымский полуостров стал важным опорным пунктом России на Черном море, прочно обеспечившим использование южных морских путей. Построенный в 1783—1784 гг. порт Севастополь стал колыбелью российского черноморского флота.
Управляющим «Новой Россией» был определен выдающийся русский государственный деятель Г.А. Потемкин. Он приложил огромную энергию к освоению плодородных земель Новороссии, использованию экономических ресурсов новых территорий. После заключения Кючук-Кайнарджийского мира и присоединения к России Крыма производительные силы на юге России стали быстро развиваться, были построены новые города — Херсон, Николаев, Екатеринослав, выросла внешняя торговля России через южные порты.
Отношения России и Турции продолжали оставаться напряженными. Турецкое правительство не могло примириться с утратой Крыма, ослаблением своей власти в Молдавии и Валахии. Англия, недовольная усилением России на Черном море, подталкивала Порту к конфликту с северным соседом. В 1787 г. Турция объявила России новую войну.
Зимой 1788 г. русская армия под командованием Г.А. Потемкина после трудной и дорого стоившей ей осады овладела сильнейшей турецкой крепостью Очаковом. После продолжительной борьбы на побережье Черного моря русская армия начала наступление в Молдавии, за рекой Прут. В 1789 г. русско-австрийские войска под командой генерала А.В. Суворова одержали громкие победы над турецкой армией при Фокшанах и Рымнике. В 1790 г. Суворов штурмом взял, казалось, неприступную турецкую крепость на Дунае — Измаил, контролировавшую пути к Балканам. В ходе русско-турецкой войны 1787—1791 гг. в полной мере раскрылся флотоводческий талант Ф.Ф. Ушакова, который во главе молодого черноморского флота одержал крупные победы у острова Фидониси (1788), в Керченском проливе и у острова Тендра (1790), у мыса Калиакрия (1791). Разгромленная на суше и на море Порта была вынуждена запросить мира. По условиям Ясского мирного договора 1791 г. Россия закрепила свои владения, приобрела новые территории вдоль побережий Черного (между Бугом и Днестром) и Азовского морей, включая Таманский полуостров. Крым остался за Россией, новые территории на Кубани были заселены бывшими запорожскими казаками, перемещенными с Днепра (они положили начало кубанскому казачеству). Таким образом, в результате русско-турецких войн второй половины XVIII века в состав империи было включено все северное побережье Черного моря (Новороссия), был создан черноморский флот, вырос международный престиж России.
Отстаивая свои государственные интересы, Россия брала на себя роль защитницы и опоры всех славянских и христианских народов. В 1783 г. по Георгиевскому трактату Восточная Грузия перешла под покровительство России. Екатерина II обещала покровительство армянам. Началось их массовое переселение в Россию. Сербы, черногорцы, болгары, албанцы, немцы-колонисты получали приют и земли в Новороссии, Поволжье, Южном Приуралье.
Россия, благодаря успехам оружия и дипломатии, продолжала расширять свои границы. Огромную экономическую значимость имели земли, вошедшие в состав России. Это были плодородные черноземы (Новороссия, Правобережная Украина) или хозяйственно освоенные земли (Прибалтика, Белоруссия). Новые морские порты дали мощный толчок развитию торговли. Крупные территориальные приобретения, военно-политические успехи сделали империю одной из ведущих сил европейской политики, а не только, как раньше, ее второстепенным соучастником. «Не знаю, как будет при вас, — говорил в начале следующего столетия канцлер екатерининских времен князь А.А. Безбородко дипломатам нового поколения, — а при нас с матушкой ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смела».

В XVIII веке страна пережила духовный переворот. Суть его заключалась в переходе от культуры преимущественно традиционной, церковной и относительно замкнутой к культуре светской и европейской, с все более вычленяемым личностным началом. В отличие от Западной Европы этот переход был более поздним, более сжатым по времени (а отсюда и противоречивым) и совпал с эпохой Просвещения.
Большие достижения императорского периода сопровождались глубокими внутренними конфликтами. Главный кризис зрел в национальной психологии. Европеизация в России принесла с собой новые политические, религиозные и социальные идеи, которые были восприняты правящими и высшими классами общества прежде, чем они достигли народных масс. Соответственно возник раскол между верхушкой и низами общества, между «интеллектуалами» и «народом». Главная психологическая опора русского государства — православная церковь — в конце XVII века была потрясена в своих основах и постепенно теряла свое влияние, начиная с 1700 г. и до революции 1917 г., когда возникла угроза распада.
Прежде всего, в XVIII веке произошли изменения в дворянских нравах. Любовь к роскоши, получившая начало вместе с подражанием западным обычаям, сделала значительный шаг вперед в царствование Елизаветы Петровны. Высшее русское общество старалось окружить себя наружным блеском европейской цивилизации и усердно поклонялось западным модам. Быстро распространялась привычка жить сверх своего состояния — привычка, отличающая всегда полуобразованное общество. Женщина, освобожденная Петром из своего терема, в особенности увлеклась этой роскошью и дорогими нарядами. Во времена Елизаветы развитию роскоши между дамами высшего слоя способствовал пример императрицы: она любила одеваться пышно и по несколько раз в день меняла свой костюм. После кончины государыни в ее гардеробе, говорят, нашли более 15 тыс. платьев и соответствующее количество других принадлежностей туалета. При Елизавете придворное искусство сделало заметные успехи. Так, Петербург в ее царствование украсился великолепными зданиями, сооруженными по планам итальянского архитектора графа Растрелли; между ними первое место занимает Зимний дворец, построенный в конце елизаветинского царствования.
Между тем в большей части русского общества господствовали почти те же патриархальные нравы, те же верования и привычки, которые характеризуют Русь допетровскую. Воспитание юношества, составляющее главную заботу образованных народов, мало продвинулось вперед после Петра Великого. Между знатными людьми распространился обычай учить детей иностранным языкам и вверять их иностранным гувернерам, которые редко владели научными сведениями или нравственными достоинствами. Образование людей небогатых по-прежнему ограничивалось церковно-славянскою грамотою. Учение их обыкновенно начиналось с азбуки, продолжалось часословом и кончалось псалтирью.
Что касается тогдашнего быта провинциальных дворян, то с этой темой нас близко знакомят «Записки» майора М.В. Данилова. Первоначально Данилов учился грамоте у сельского пономаря, который мучил детей продолжительным сидением на одном месте и весьма часто употреблял розги, по-прежнему считавшиеся необходимою принадлежностью учения. Впоследствии Данилов поступил в артиллерийскую московскую школу (учрежденную для дворян-недорослей); тут учителем был штык-юнкер, который редкий день приходил в школу не пьяный и учеников своих без пощады сек розгами. В детстве автор «Записок» некоторое время гостил у своего родственника, данковского воеводы. Когда наступали святки, воевода брал его вместе со своим сыном по уезду «славить Христа» в сопровождении слуг с несколькими пустыми санями. Каждый день сани возвращались к воеводе, наполненные хлебом и живыми курами. Воеводские слуги при этом собирали птиц даже и с тех дворов, в которых мальчики не славили. «Записки» упоминают о разбойниках, грабивших помещичьи дома, как о явлении в то время самом обыкновенном (в разбоях иногда принимали участие и сами помещики).
Другой дворянин, Болотов, оставивший свои записки, также сообщает много любопытных подробностей о провинциальном быте того времени. Например, в деревню к его матери приезжали гостить знакомые мелкопоместные дворяне. Их увеселения были почти те же, что и в XVII веке. «По утрам, — говорит Болотов, — у нас обыкновенно бывали праздничные завтраки, там обеды, за ними почивание, там закуски и заедки, после того чаи, а там ужины. Проснувшись, принимались опять за еду, и прочее тому подобное». Многочисленные судебные процессы, дошедшие до нас, показывают, что взаимные отношения соседних помещиков и их крестьян редко имели мирный характер, чему способствовало отсутствие определенных границ (размежевания) для поместий. Нападение на соседей, драки и насильственный захват земли были обычными явлениями того времени.
В царствование Екатерины II влияние французских обычаев и французской литературы на высшие классы общества делало быстрые успехи. Влияние это заметно отразилось на смягчении нравов, чему немало способствовал и просвещенный взгляд самой императрицы. Казни Петра и Анны Иоанновны и сечение кнутом времен Елизаветы начинают переходить в область преданий. Пытки хотя и употреблялись при судебных допросах, но производились уже далеко не в таких размерах и не с такой жестокостью, как прежде.
После Петровской реформы усилилось наружное разъединение между высшими и низшими классами народа; первые все более и более усваивали иностранные обычаи, а вторые оставались верны обычаям и понятиям Древней Руси. Господство крепостного права и отсутствие народных школ полагали неодолимое препятствие к умственному просвещению и материальному благосостоянию сельского населения.
Качественный скачок сделало образование. В стране была создана целая сеть различных школ, военных и гражданских специальных учебных заведений (начало которым положили Навигацкая, Артиллерийская, Инженерная школы, Медицинское училище), формируется система высшего образования: Московский университет (1755), Петербургское горное училище (1773) и т.д. Московский университет имел три факультета: юридический, медицинский и философский — и 10 профессоров. Для приготовления студентов при университете были основаны две гимназии с сословным различием: одна для дворян, другая для разночинцев. Первым куратором (попечителем) нового заведения был его основатель И.И. Шувалов. В 1756 г. при университете начала издаваться газета «Московские ведомости» по образцу «Петербургских ведомостей», издававшихся при Академии наук. В 1757 г. стараниями того же Шувалова открыта в Петербурге Академия художеств для образования русских архитекторов, живописцев и скульпторов. Благодаря заботам И.И. Шувалова была также открыта гимназия в Казани.
Впервые в широких масштабах стало практиковаться обучение за границей (только при Петре I выехало более тысячи человек). В результате в России не только распространились передовые знания, но во второй половине столетия появилось первое образованное светски сословие — дворянство. Этот результат особенно удивителен, учитывая, что еще в 1714 г. Петр I вынужден был издать указ, запрещавший жениться необразованным молодым дворянам.
Царствование Екатерины II отмечено попытками создать стройную и постоянную систему общественных школ. С этой целью она назначила Комиссию об учреждении народных училищ (1781). По плану комиссии предложено было завести в уездных городах малые народные училища, а в губернских — главные. Предполагалось также открытие новых университетов.
Для просвещения народа в царствование Екатерины была создана система воспитательных и образовательных учреждений (под руководством И.И. Бецкого). Строились они на принципах Руссо: изолировать детей от испорченного общества и дать возможность природе воспитать их честными, свободными и нравственно чистыми. С этой целью создавались закрытые сословные училища: училище при Академии художеств, Общество двухсот благородных девиц при Смольном институте, Воспитательные дома сирот и незаконнорожденных в Москве и Петербурге, коммерческое училище (в столице), реформировались шляхетные корпуса (военные училища).
Крупнейшим достижением России в XVIII столетии явилось создание отечественной науки. Ее центром стала Академия наук (1725), затем к ней прибавились Московский университет, Горное училище в Петербурге и Российская академия (1783), занимавшаяся изучением русского языка и грамматики. Российская академия наук в отличие от западных академий полностью содержалась на государственные средства. Это создало благоприятные условия для широкого привлечения в страну зарубежных ученых. Среди них были такие светила мировой науки, как Л. Эйлер и Д. Бернулли.
К середине века появляются и первые русские ученые. Крупнейшим и самым разносторонним из них, своего рода русским Леонардо да Винчи стал М.В. Ломоносов (1711—1765). Сфера его интересов охватывала химию, физику, математику, геологию, географию, металлургию, словесность, языкознание, историю и т.д. Он впервые в своеобразной интерпретации сформулировал закон сохранения материи, сделал вывод о том, что тепло есть молекулярное движение, опровергнув господствующую теорию теплорода. Его «Российская грамматика» заложила основы современного русского языка.
В XVIII веке с помощью регулярных экспедиций впервые началось всестороннее исследование страны, ее географии, этнографии, истории и природных ресурсов. Заявила о себе и отечественная техническая мысль. Ломоносов изобрел самопишущие метеорологические приборы, перископ, а И.И. Ползунов в 1764—1765 гг., т.е. на два десятилетия раньше Д. Уатта, изобрел первую паровую машину. К сожалению, это и ряд других изобретений остались невостребованными.
XVIII век положил начало расцвету русского искусства, историографии, театра, скульптуры, литературы и архитектуры. Быстро формируется отечественная словесность, появляются первые профессиональные литераторы. С выходом в свет газеты «Ведомости» (1702) в России зарождается периодическая печать и журналистика.
В царствование Екатерины осуществлялась грандиозная градостроительная программа: строились Тверь (после пожара), Одесса, Севастополь, Николаев, Екатеринослав, Мариуполь. Небывалого расцвета достигает гражданская архитектура. В первой половине века в ней господствовало барокко, а во второй — классицизм. Крупнейшими архитекторами были В. Растрелли (Смольный монастырь, Большой дворец в Петергофе, Екатерининский дворец в Царском Селе, Зимний дворец), В.И. Баженов (дом Пашкова в Москве), М.Ф.Казаков (Сенат в Кремле, Голицынская больница — ныне 1-я городская, здание Благородного собрания — ныне Колонный зал Дома Союзов), И.Е. Старов (Таврический дворец, Троицкий собор Александро-Невской лавры). В Петербурге Екатерина II заложила Исаакиевский собор, строительство которого было завершено во второй половине XIX века при Александре II. На площади против этого собора она воздвигла памятник Петру Великому, изображающий императора на коне; подножием ему служит гранитная скала (открыт в 1782 г.).
Начало массовому увлечению коллекционированием положила сама Екатерина. Результатом собирательской мании императрицы было рождение Эрмитажа. В Европе императрицей было куплено 1383 картины, в том числе полотна Рембрандта, Ван-Дейка, Мурильо, Тинторетто; собрание гравюр насчитывало 80 тыс. листов, рисунков — 7 тыс. Были куплены библиотеки Вольтера, Дидро, д’Аламбера, князя М.М. Щербатова, коллекция рукописей историка Г.Ф. Миллера, положившие начало и Публичной библиотеке, и Архиву древних актов.
Вместе с тем процессы быстрого обмирщения и европеизации затрагивали в основном дворянские, городские «верхи», крестьянские же «низы» по-прежнему придерживались традиционной системы ценностей. Таким образом, начиная с Петровских реформ, в России происходит социокультурный4  раскол «низов» и «верхов» общества. Отныне их разделяют не только социальные перегородки, но и быт, одежда, жилище и даже язык (особенно с началом увлечения французским в высшем свете). Они отличаются теперь уже не столько «количественно», как ранее, а «качественно», как проявление двух типов культур.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить