Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Для студента... Практика Европейского суда по правам человека в части ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека

Практика Европейского суда по правам человека в части ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Практика Европейского суда по правам человека в части ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека


Как известно, 10 декабря – всемирный праздник, посвященный правам человека. В данном докладе я бы хотел затронуть тему нарушения прав человека в части статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека – запрещение пыток. Данный доклад затрагивает тему практики Европейского суда по правам человека по ст. 3 данной конвенции.
Статья 3 Европейской конвенции о защите прав человека гласит, что никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Из практики Европейского суда я решил выбрать для освещения два наиболее резонансных, на мой взгляд,  дела, чтобы показать, насколько разнообразной может быть трактовка ст. 3 Европейской конвенции.

Дело №1: Йенс Серинг против Соединенного Королевства
Судебное решение от 7 июля 1989 года
Заявитель, господин Йенс Серинг, гражданин Германии, родился 1 августа 1966 г. Когда ему было 11 лет, он вместе с родителями переехал в Соединенные Штаты Америки. 30 марта 1985 г., когда ему было 18 лет, он совершил убийство родителей своей подруги в их доме в округе Бедфорд, штат Вирджиния, после чего соучастники скрылись, но были задержаны в Англии. С апреля 1986 г. он находится под стражей в Соединенном Королевстве.
31 июля 1986 г. Правительство Соединенных Штатов Америки потребовало экстрадиции господина Серинга в соответствии с условиями Договора о выдаче между этими двумя странами. Трудности с экстрадицией возникли в связи с тем, что Йенсу Серингу как главному исполнителю преступления в США грозила смертная казнь, а в Англии эта мера наказания была отменена.
11 марта 1987 г. Правительство Федеративной Республики Германии также потребовало выдачи господина Серинга, чтобы он мог предстать в ФРГ перед судом за совершенные убийства. В ФРГ смертная казнь также отменена. 20 мая 1987 г. власти Соединенного Королевства поставили в известность Правительство Федеративной Республики Германии о требовании Правительства Соединенных Штатов Америки, чтобы Йенс Серинг был выдан не Германии, а США. Несколько ранее, 8 мая 1987 г., Елизабет Хейсом, дочь убитых и соучастница преступления, была выдана американским властям и в октябре-августе того же года осуждена на 90 лет тюремного заключения (по 45 лет за каждую жертву).
1 июня 1987 г. атторней штата Вирджиния по округу Бедфорд, в обязанности которого входило поддерживать обвинения против господина Серинга, сообщил, что в случае, если господин Серинг будет признан виновным в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, судье будет сделано представление от имени Соединенного Королевства о том, что Соединенное Королевство желало бы, чтобы смертный приговор не выносился или чтобы такой приговор не был приведен в исполнение. Однако прокурор штата подтвердил свое намерение добиваться смертного приговора по делу господина Серинга.
16 июня 1987 г. в Магистратском суде в Лондоне состоялось разбирательство по делу об экстрадиции. Господин Серинг представил свидетельства психиатров о том, что в момент совершения преступления он страдал психическим расстройством, которое существенно снижало его способность отвечать за собственные действия. Однако суд решил, что имеется достаточно оснований для его экстрадиции, и оставил его под стражей в ожидании распоряжения министра внутренних дел о его передаче властям Соединенных Штатов Америки.
3 августа 1988 г. министр внутренних дел подписал распоряжение выдать господина Серинга властям Соединенных Штатов Америки. Однако в силу ряда отлагательных мер, указанных в досье дела в Страсбурге, он до сих пор не передан Соединенным Штатам.
В жалобе, поданной г-ном Серингом в Комиссию 8 июня 1988 г., он утверждал, что нарушена статья 3 Конвенции, поскольку британские власти не отказали США в его выдаче, где он мог быть осужден на смертную казнь, и, ожидая возможной выдачи, он испытывал "синдром камеры смертников", что являлось бесчеловечным, а также что нарушенастатья 6 п. 3, т. к. в случае выдачи он не получил бы в штате Вирджиния необходимой юридической помощи. Жалоба была объявлена приемлемой 10 ноября 1988 г.
Комиссия довела до сведения Правительства Соединенного Королевства, что в интересах сторон и надлежащего проведения разбирательства желательно впредь до решения дела не выдавать заявителя Соединенным Штатам. В своем докладе от 19 января 1989 г. Комиссия выразила мнение, что имело место нарушение статьи 13 (семью голосами против четырех), но не было нарушения статьи 3 (шестью голосами против пяти) и статьи 6 (единогласно).
Для каждого заключенного, осужденного к смертной казни, неизбежны некоторый промежуток времени между вынесением приговора и приведением его в исполнение и соответственно состояние тяжелого стресса в условиях режима строгой изоляции. Не вызывают никаких сомнений демократический характер правовой системы Вирджинии в целом и позитивные черты процедур судебного слушания, вынесения приговора, подачи и рассмотрения жалоб, в частности. Суд разделяет мнение Комиссии, что система отправления правосудия, перед которой предстанет заявитель в Соединенных Штатах, сама по себе не допускает ни произвола, ни необоснованности - напротив, она основана на уважении принципа верховенства права и предоставляет немалые процессуальные гарантии подсудимому, обвиняемому в убийстве при отягчающих обстоятельствах. Имеются возможности оказания заключенным, находящимся в камере смертников, помощи, в частности психологической и психиатрической (см. п. 65 выше).
Однако, по мнению Суда, учитывая значительную длительность времени нахождения в камере смертников в экстремальных условиях, в состоянии постоянной и все возрастающей подавленности в ожидании приведения в исполнение смертного приговора, а также учитывая личные обстоятельства заявителя, в особенности его возраст и психическое состояние в момент совершения преступления, выдача заявителя Соединенным Штатам означала бы для него реальный риск подвергнуться обращению, превышающему порог, установленный в статье 3. Другим релевантным соображением является то, что в данном конкретном случае правомерной цели экстрадиции преступника можно достигнуть другими средствами, которые не повлекут за собой страданий такой исключительной силы и продолжительности.
В силу вышеизложенного, решение министра выдать заявителя Соединенным Штатам в случае его выполнения привело бы к нарушению статьи 3.
По этим основаниям Суд единогласно
1. Постановил, что в случае, если решение министра о выдаче заявителя Соединенным Штатам Америки будет выполнено, будет иметь место нарушение статьи 3;
2. Постановил, что в том же самом случае не будет иметь места нарушение статьи 6 п. 3 (с) ;
3. Постановил, что он не компетентен рассматривать жалобу на нарушение статьи 6 п. 1 и 3 (d) ;
4. Постановил, что нет нарушения статьи 13;
5. Постановил, что Соединенное Королевство должно выплатить заявителю в возмещение судебных издержек и расходов сумму в 26 752,80 фунта стерлингов (двадцать шесть тысяч семьсот пятьдесят два фунта стерлингов и восемьдесят пенсов) и 5030,60 французского франка (пять тысяч тридцать французских франков и семьдесят сантимов) - сумму налога на добавленную стоимость;
6. Отклонил остальные претензии о справедливом возмещении.


Дело №2: Аксой против Турции
Судебное решение от 18 декабря 1996 года
Заявитель, г-н Аксой, турецкий гражданин, 1963 г. рождения, был арестован по подозрению в террористической деятельности и содержался под стражей в полиции в Главном управлении по безопасности в Кизилтепе на юго-востоке Турции в конце ноября 1992 г. Его содержали под стражей по меньшей мере 14 дней и освободили 10 декабря 1992 г.
По словам заявителя, в полиции его подвергли такой форме пытки, как "палестинское подвешивание", когда его, подвешенного за руки, обнаженного, пытали электрическим током, били и оскорбляли словесно. Он заявлял, что в результате подвешивания его руки потеряли способность двигаться. Правительство отвергало эти утверждения и настаивало на их необоснованности.
8 декабря 1992 г. заявитель предстал перед прокурором в Мардине, который, допросив его, издал приказ о его освобождении. Имеются разногласия по поводу того, говорилось ли вообще о физическом состоянии г-на Аксоя во время проведения допроса прокурором и жаловался ли он прокурору на то, как с ним обращались во время содержания под стражей. Однако 15 декабря г-на Аксоя положили в больницу с диагнозом двусторонний паралич предплечья, что требовало наложения шин. Он оставался в больнице до 31 декабря, затем выписался оттуда.
21 декабря 1992 г. прокурор не нашел оснований для возбуждения уголовного дела против заявителя. Не было начато ни уголовное, ни гражданское дело по поводу утверждения заявителя о жестоком обращении с ним.
20 апреля 1994 г. Комиссия получила информацию от родственников заявителя, что г-н Аксой был убит 16 апреля. Они утверждали, что 14 апреля по телефону ему угрожали смертью, если он не отзовет свою жалобу, направленную в Комиссию. Правительство отрицало какую-либо причастность к этому и сообщило в Комиссию, что один из членов РПК (Рабочей партии Курдистана) был арестован и обвинен в убийстве.
Отец заявителя решил продолжить разбирательство дела.
Жалоба была подана в Комиссию 20 мая 1993 г. и признана приемлемой 19 октября 1994 г. Г-н Аксой утверждал, что во время ареста он подвергся обращению, подпадающему под действие статьи 3 Конвенции, что были также нарушены статья 5 п. 3 и статья 6 п. 1, вследствие чего он был лишен судебной защиты.
Комиссия в докладе от 23 октября 1995 г. пришла к выводу, что были нарушены статья 3 (пятнадцатью голосами против одного), статья 6 п. 1 Конвенции (тринадцатью голосами против трех) и что отсутствует самостоятельное требование по статье 13 (тринадцатью голосами против трех). Комиссия единогласно пришла также к заключению, что нет необходимости прибегать к статье 25 Конвенции.
Правительство просило Суд отклонить жалобу заявителя о нарушении статьи 3 на основании того, что он не исчерпал всех внутренних средств правовой защиты, доступных ему, что противоречит статье 26 Конвенции. Статья 26 предусматривает:
"Комиссия может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, в соответствии с общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев, считая с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу".
Заявитель, с которым Комиссия согласна, возражал, что он сделал все, что мог, чтобы исчерпать все внутренние правовые средства. Правительство утверждало, что правило, касающееся исчерпания внутренних средств правовой защиты, четко определено в международном праве и в судебной практике органов Конвенции; это правило требует, чтобы заявитель воспользовался всеми внутренними средствами правовой защиты, за исключением тех, которые определенно не давали ему никаких шансов на успех.
Заявитель утверждал, что политика отрицания практики пыток государственными властями создает чрезвычайные трудности для жертв при попытке добиться возмещения и привлечения к суду ответственных за это лиц. Например, человеку, заявляющему о пытках, невозможно получить медицинское свидетельство, подтверждающее телесные повреждения, так как судебная медицинская служба реорганизована, и врачи, которые выдавали такие свидетельства, были либо запуганы, либо переведены в другие районы. Прокуроры в районах чрезвычайного положения по установленной практике не начинали расследование по жалобам о злоупотреблениях в отношении прав человека и часто отказывали даже в их приеме. Те расследования, которые проводились, были предвзятыми и неадекватными. Более того, адвокаты и все, кто выступал в защиту жертв нарушений прав человека, подвергались угрозам, запугиваниям и неправомерным уголовным преследованиям, и люди боялись искать внутренние средства правовой защиты, так как репрессалии против тех, кто пытался использовать их, были обычным явлением.
По этим основаниям Cуд

1. Отклонил восьмью голосами против одного предварительные возражения относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты;
2. Постановил восьмью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;
3. Постановил восьмью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 5 п. 3 Конвенции;
4. Постановил восьмью голосами против одного, что нет необходимости рассматривать жалобу заявителя по статье 6 п. 1 Конвенции;
5. Постановил восьмью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;
6. Постановил единогласно, что не было установлено нарушения статьи 25 п. 1 Конвенции

Данные два дела показывают насколько может быть разнообразным толкование статьи о запрещении пыток. Если в 1 случае мы имеем дело с «психологическими» пытками, то во втором случае мы имеем дело с серьезными физическими пытками, которые повлекли за собой инвалидность человека.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить