Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Интересно... Тепло... Еще теплее... Горячо!

Тепло... Еще теплее... Горячо!
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тепло... Еще теплее... Горячо!

 

 

Мы живем в эпоху глобального потепления. Нет, похолодания. Или все же потепления? Публика уверена, что в стане ученых полный раздрай. Но недавно стало ясно, что потеплению — быть. И что все ученые с этим согласны. А вот энергетические корпорации не согласны, они-то и морочат нам голову

 

Самый простой способ убедиться, что с атмосферой планеты что-то происходит, — сравнить нынешние снимки Арктики со старыми. Площадь арктических льдов — важный и понятный индикатор изменений климата. Для сравнения обычно берут минимальные значения площади, которые достигаются в сентябре, после летнего таяния. С помощью спутников можно эту самую площадь оценить очень точно: в 1980-х годах сентябрьские льды занимали в среднем 6,9 млн км2, в 1990-х — 6,5 млн км2, а в 2000-х — 5,6 млн км2. Однако площадь льдов убывает не монотонно — после холодного лета она может вдруг и вырасти. В 2012 году лето было аномально жарким, и ледовый покров в Арктике сократился до рекордных 3,4 млн км2. Неудивительно, что на следующий год его площадь выросла примерно в 1,5 раза — до 5,1 млн км2. «Глобальное похолодание!» — грянул хор скептиков. А к 2015-му она опять уменьшилась — до 4,4 млн км2, так что тенденция сохраняется.

 

Механизм.

 

Это уже слишком.

Потепление вызвано парниковыми газами в атмосфере, в первую очередь углекислым (CO2). Он пропускает солнечный свет, нагревающий Землю, но мешает оттоку в космос теплового инфракрасного излучения, которое ее охлаждает. «Лишний» CO2 (углекислота в любом случае содержится в земной атмосфере) образуется в основном за счет ископаемого топлива. За два последних века содержание CO2 в атмосфере выросло с 280 до 400 миллионных долей (то есть до 0,04%). Такого уровня углекислоты на нашей планете не было сотни тысяч лет. За это же время парниковые газы уже привели к росту средней глобальной температуры Земли на 0,6 °C.

 

Висящее ружье.

Климатологи сегодня в один голос заявляют: потепление климата — реально, а основная его причина — человеческая деятельность. Анализ научных публикаций показывает, что с этим согласны 97–98% специалистов, для большой науки ситуация такого единодушия даже необычна. Неспециалистам это тоже становится понятно: связанные с потеплением эффекты все заметнее. А в России они в среднем в 2,5 раза сильнее, чем по миру.

 

Самое явное следствие потепления — таяние ледников. Из-за этого уровень Мирового океана повышается сейчас со скоростью 3 мм в год, а к концу века ожидается его подъем примерно на 50–100 см. Это серьезно осложнит жизнь низменных прибрежных территорий в Нидерландах, Нигерии, Бангладеш. Некоторые коралловые острова и даже целые страны Океании могут стать непригодными для жизни. Исчезновение горных ледников приводит к обмелению и пересыханию горных рек в летний период, отчего падает качество водных ресурсов.

 

Исчезновение угрожает многим видам животных — от белых медведей, которым необходимы плавучие льды, до кораллов, живущих лишь при определенных значениях температуры и pH воды (pH меняется из-за растворения CO2).

 

Потепление ведет к росту природных бедствий: засухи и наводнения, волны тепла и очень сильные морозы начнут нас беспокоить все больше и больше. В принципе, рост содержания CO2 растениям должен нравиться (в конце концов, они им дышат), но совокупный эффект потепления негативно отразится на урожаях. Если же потепление превысит 4–5 °C относительно доиндустриальной эпохи, то мы столкнемся с опасностью голода. Правда, до этого государства и крупные банды развяжут сотни вооруженных конфликтов за плодородные земли и доступ к питьевой воде.

 

Но это еще не все. Превышение температурой некоторого (пока нам неизвестного) порога может привести к резким и быстрым изменениям климата. Например, массовое высвобождение метана и углекислоты, которые сейчас связаны в вечной мерзлоте или в глубоких слоях Мирового океана, грозит глобальной катастрофой. Это «метангидратное ружье» в истории Земли уже несколько раз стреляло. Не исключено, что один из таких выстрелов привел к массовому пермскому вымиранию 252 миллиона лет назад, когда исчезло 95% живых организмов. Пока «ружье» висит на стене. Пьеса продолжается. И на сцене — странные персонажи, считающие, что на стене ничего нет.

 

Прогноз.

 

Жаркая Россия.

 

Потепление неравномерно как по сезонам, так и по территориям. В некоторых районах эффект потепления хорошо заметен. Например, по России он в среднем в 2,5 раза сильнее, чем по миру. Если глобальное потепление будет происходить прежними темпами, на нашей территории могут случиться неприятные события:

 

• по всей европейской части страны стремительно распространится клещевой энцефалит;

 

• к середине XXI века временно повысятся урожаи, однако потом они резко сократятся;

 

• снизится средняя скорость ветра (это приведет к экстремальным морозам зимой и засухам летом);

 

• сильно (на четверть и более) уменьшатся площади, занятые приповерхностной мерзлотой, что грозит массовыми разрушениями во всех городах и поселках за Северным полярным кругом; также пострадают дороги и трубопроводы (уже сейчас ежегодно на ликвидацию деформаций трубопроводов в районах вечной мерзлоты тратится больше 50 миллиардов рублей);

 

• на десятки процентов сократится досягаемость дальних поселков, обслуживаемых зимниками (летом там и сейчас нет дорог);

• увеличится расход льда на айсберги, а это сильно повысит риски для судоходства и для шельфовой добычи нефти и газа;

 

• уменьшится сток талой воды с гор (Алтай, Кавказ и т. д.) — ухудшится качество и количество воды во многих реках;

 

• сильно возрастет опасность летних пожаров по всей стране;

• на юге Восточной Сибири появится степь, в некоторых местах — до 60° с. ш. (это примерно широта Якутска).

 

Машина отрицания.

«А теперь — глобальное ПОХОЛОДАНИЕ!» — под таким заголовком британская газета Daily Mail сообщала в сентябре 2013 года, что площадь арктических льдов резко выросла и потепление закончилось. Может быть, это была обычная ошибка редакции? Но уж слишком много таких ошибок. Скорее всего, мы стали свидетелями одной из атак дениалистов — противников теории глобального потепления.

 

Оказывается, многие люди, в том числе влиятельные политики, упорно отрицают сам факт глобального потепления и влияния выбросов CO2 на климат. Эта позиция называется дениализмом (от англ. denial — «отрицание»).

 

Еще пару десятилетий назад работа климатологов столкнулась с противодействием топливных компаний, таких как ExxonMobil. Их интересы могли пострадать от того, что связь между потреблением топлива и изменениями климата стала бы очевидна. И по мере того как данные о потеплении становились все надежнее, это противодействие усиливалось.

 

В английском языке есть слово «грассрутинг» (grassrooting), в буквальном переводе означающее «идущий от корней травы». Это общественные инициативы, «растущие снизу», которые считаются важным демократическим механизмом и воспринимаются с большим уважением. Но грассрутинг несложно подделать: достаточно скрытно профинансировать некоторое число общественных и медиаактивистов. Этот прием называют астротурфингом (в честь искусственных — в значении «поддельных» — газонов, выпускаемых под маркой AstroTurf).

 

Астротурфинг стал активно применяться против научной климатологии с конца 1990-х годов. В Америке и за рубежом появились десятки, если не сотни, общественных организаций «климатических скептиков». Традиционно скептической называлась деятельность по разоблачению астрологии, магии, оккультизма и прочего шарлатанства. Новые организации уже своим позиционированием намекали, что исследования климата — псевдонаука.

 

Одновременно стали десятками раскручиваться медиаперсонажи, подававшие себя в качестве ученых-диссидентов. Из них мало кто был климатологом, но это не мешало им говорить в радио- и телепередачах любой вздор по поводу климатических исследований. На мнения этих псевдоученых опирались в своих акциях общественные активисты, потом политики их использовали в публичных выступлениях, после чего они снова перекочевывали в СМИ уже как общеизвестная истина. Так функционирует сложная «машина отрицания», работающая на дискредитацию глобального потепления в глазах избирателей.

 

Самым масштабным эпизодом этой непрерывной многолетней кампании был «климатгейт». В ноябре 2009 года хакеры взломали переписку одной из научных групп, готовившей материалы для отчета МГЭИК (Межправительственная группа экспертов по изменениям климата, действующая под эгидой ООН), и якобы обнаружили там доказательства тотальной фальсификации климатических данных. Скандал разразился перед началом копенгагенской конференции ООН по изменениям климата и все испортил: договориться о пределах допустимого потепления странам удалось только через год. Однако тщательный анализ украденной переписки и проверка работы научной группы показали, что никаких нарушений допущено не было. Все независимые расследования (предпринятые Пенсильванским университетом, Университетом Восточной Англии, Комитетом по науке британского парламента, Агентством по охране окружающей среды США, Министерством торговли США, Национальным научным фондом США и др.) не обнаружили фальсификаций.

 

Есть еще один важный мотив, предопределивший высокую поддержку дениализма в мире, и в частности в Америке. Дело в том, что потепление климата — неудобный факт для американских консерваторов, выступающих за максимальную свободу рынка и сокращение вмешательства государства в экономику. Ведь для противодействия общей беде нужны согласованные усилия всех правительств и серьезное регулирование экономики. Это так напоминает идеи левых, что член Республиканской партии просто обязан насторожиться.

 

Минимум.

 

Всего пара градусов.

 

В 2010 году на конференции стран — участниц Рамочной конвенции ООН об изменении климата в Канкуне (Мексика) все согласились, что никак нельзя допускать рост глобальной температуры более чем на 2 °C относительно доиндустриального уровня (то есть на 1,4 °C от современного), иначе катастрофа неизбежна. Главное, что нужно предпринять, всем давно известно: необходимо резко сократить использование ископаемого топлива, в первую очередь угля, поскольку от него выбросы CO2 на единицу полученной энергии вдвое больше, чем от прочих углеводородов. Если не сокращать выбросы, то критическая температура будет превышена вскоре после середины века.

 

«Два градуса» — звучит совсем нестрашно. Ну станет чуть потеплее: лето приятнее, зимой снега меньше. На самом деле эти градусы способны навлечь на нас большие бедствия.

 

Все это еще можно было бы принять за реальное общественное движение протеста, если бы в 2013 году расследование, проведенное по заказу Гринписа, не обнаружило, что большинство задействованных в «машине отрицания» организаций и персон находятся «на довольствии» у крупнейших американских топливно-энергетических компаний или их благотворительных фондов. Были опубликованы документы, показывающие схемы финансирования и конфликты интересов. Но нашли и прочитали их только те, кто очень хотел разобраться в ситуации. Для многих обывателей и политиков это до сих пор «то ли утка, то ли нет». А заплатят за подобные манипуляции общественным мнением наши дети своим непростым будущим, ведь, похоже, мы не успеваем замедлить глобальное потепление климата.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить