Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Координация – наиболее перспективный метод построения системы государственной власти в Российской Федерации

Координация – наиболее перспективный метод построения системы государственной власти в Российской Федерации
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Координация – наиболее перспективный метод построения системы государственной власти в Российской Федерации

В последнее десятилетие наблюдается повышенный интерес как пред-ставителей науки, так и практических работников к категории «координа-ция». Координация понимается как совместное упорядочение, согласование, приведение в соответствие.1 Из самого  понятия координации исходит ее нацеленность на конкретный результат, а результатом здесь может быть только повышение эффективности координируемых действий и усилий.
По сути своей, координация является философской категорией, рассмат-риваемой в виде системы понятий, категорий и противопоставляемой субор-динации. «Элементы координационной системы обладают самостоятельным значением и внешней зависимостью друг от друга… Координация и суборди-нация являются итогом различных процессов познания».2 В этом смысле ко-ординацию следует отличать от иной философской категории – взаимо-действия. С точки зрения философии взаимодействие – «процесс взаимного влияния тел друг на друга, наиболее общая, универсальная форма движения, развития».3  Этимологический подход также свидетельствует о том, что вза-имодействие – это «воздействие различных предметов, явлений действите-льности друг на друга, обусловливающее изменения в них».4 В юридической науке распространено мнение, что взаимодействие – это взаимное согласо-вание действий двух и более служб, отдельных, не подчиненных друг другу участников управления, совместно решающих какую-либо общую задачу.5 По мнению И.В. Погодиной, «в отличие от взаимодействия координация оз-начает не просто достижение единства равноправных, не подчиненных друг другу участников процесса управления, а их подчинение совместной деяте-льности воле координирующего органа или должностного лица».
Ценность координации как общенаучной категории заключается в воз-можности посредством ее получения эффекта синергии той или иной дея-тельности, каких-либо процессов согласования и взаимодействия. Синергия - научное понятие, означающее соединение энергий различных элементов.
Слово «синергия» в переводе с греческого означает «совместное действие». Соответственно, «синергетика изучает такие явления, которые возникают от совместного действия нескольких различных факторов, в то время как каж-дый фактор в отдельности к этому явлению не приводит. В наиболее содер-жательном случае в такой круг явлений попадает явление самоорганизации систем, то есть самопроизвольного усложнения формы, структуры и функции системы - скачком при медленном и плавном изменении ее параметров».3 Путем координации должна достигаться большая эффективность деятель-ности субъектов как если бы они действовали в условиях отсутствия коор-динационного согласования и взаимодействия.
Координация – понятие многообразное и многостороннее. Она изучае-тся не только общественными науками (социологией, политологией, педаго-гикой и многими другими), но и науками о человеке, природе и т.д.4 В мате-матике имеется Декартова система координат.  В  биологии  рассматривается координация видов живых существ. В физиологии человека ведут речь о ко-ординации движений, под которой понимается управление работой отдель-ных мышечных групп, осуществляющееся при достижении определенной за-дачи в реальном времени и пространстве.
Наиболее близкие к юриспруденции понятия координации разработаны науками об управлении, в том числе об управлении экономическими про-цессами, трудовой деятельностью людей.
С этих позиций координация рассматривается, как правило, одновре-менно в качестве функции, средства и цели (результата) социального упра-вления.  Так, И.В. Погодина пишет, что социальное управление своим глав-ным назначением имеет упорядочивающее действие на участников совмест-ной деятельности,придающее взаимодействию людей организованность. При этом обеспечивается согласованность индивидуальных действий, а также вы-полняются общие функции, необходимые для регулирования такой деятель-ности и прямо вытекающие из ее природы, в том числе координация.
Интересно, что еще Файоль понимал координацию как имманентный элемент управления: «управлять – это значит предвидеть, организовывать, руково-дить, координировать и контролировать…Координировать – значит связывать, объединять, гармонизировать все акты и усилия».
Западные специалисты в области управления в отношении систем применяют  принцип Шательера, который сводится к тому, что «сложные системы имеют тенденцию противопоставлять себя своим же функциям».
Отечественные специалисты по исследованию систем управления отмечают, что координация должна заключаться уже на уровне целей системы: «система  действует эффективно и развивается гармонично если ее ресурсы согласованы с целью». В дальнейшем, при правильном построении согласовательных связей, «высокая эффективность системы может появиться как бы сама собой, как следствие…согласованности». По сути, управляемость растет за счет согласованности.
О важности роли координации в обществе говорили многие ученые – представители общественных наук. Так, например, Пол Хейне пишет:«Те чудеса согласованности и координации в нашем обществе, благодаря которым мы удовлетворяем наши потребности, мы воспринимаем как нечто должное. Поэтому мы не интересуемся, каким образом они возникают, и не видим, что в этом нет ничего автоматического или неизбежного. Согласованность в таких колоссальных масштабах может достигаться  только если имеются важные предпосылки. В своем невежестве мы порой уничтожаем эти предпосылки или не даем им развиться… В таком обществе как наше координация действий представляет собой чрезвычайно сложную задачу. Для ее успешного решения в первую очередь необходим особый общественный механизм, который бы способствовал быстрому обмену точной информацией и побуждал бы людей действовать соответствующим образом на основе этой информации».
Координационная практика распадается на два взаимосвязанных понятия: координационная деятельность и опыт такой деятельности, причем первое понятие – ведущее.
Координационная деятельность, понимаемая нами именно как разновидность юридической деятельности, является, безусловно, опосредованной правом трудовой, управленческой, государственно-властной деятельностью, осуществляемой  компетентными органами. Однако, это своеобразная властная деятельность. Как отмечает Ю.А. Тихомиров, в современном обществе значительно меняются представления о власти и ее выразителях. Степень властности в отдельных разновидностях управлен-ческой деятельности государственных компетентных органов неодинакова. В отношении координационной деятельности эту степень властности можно охарактеризовать как пониженную. Г.М. Петров, противопоставляя подчинение и координацию, пишет, что «основной смысл данной группировки заключается в том, чтобы подчеркнуть, что управление, которое строится на властных отношениях неравных по своему правовому положению участников, осуществляет не только подчинение. В тех случаях, когда между субъектом и объектом управления нет организационной подчиненности, одним из методов воздействия может являться координация». Координационная деятельность осуществляется именно компетентным органом, обладающим государственно-властными полномочиями. В большинстве случаев это именно государственный орган, понимаемый нами как элемент  аппарата государства, наделенный определенной компетенцией. Компетенция государственного органа представляет собой установленные правом полномочия (правомочия) в определенной сфере государственной деятельности, по определенным предметам ведения.
Координационная деятельность, как и любая другая разновидность юридической деятельности, также  нацелена на выполнение общественных задач и функций. Ее результатом тоже должно быть удовлетворение  общесоциальных, групповых и индивидуальных потребностей и интересов. При этом важная роль координационной деятельности как разновидности деятельности юридической заключается в том, что она служит тем каналом, по которому государство передает свои «команды» во многие сферы жизни общества, способствует стыковке государственной надстройки с правовой, объединяя    их  в  общую  государственно-правовую   надстройку. По  мне-нию И.Сабо юридическая деятельность государства (и координационная деятельность как ее полноценная разновидность) выполняет трансформирующую функцию, поскольку экономические и иные общественные отношения она «преобразует в общие отношения, которые затем фиксируются в правовых нормах, для того чтобы воздействовать на социальные отношения, превращая их в правовые».
Координационная деятельность подразумевает существование специфических, а именно, координационных, связей и отношений, что, в свою очередь, предполагает соответствующие организационно-институциональные формы сотрудничества, основанные на компетенции соответствующих органов и должностных лиц. Действительно, для координационной деятельности не свойственно, например, строго внутриведомственное  подчинение, что является основой управленческой деятельности в ее узком смысле. В тех случаях, когда в координационных полномочиях координирующих субъектов присутствуют элементы отношений ведомственного подчинения, а не  надведомственного характера,  они всегда реализуются не в классических формах «власти-подчинения», а носят специфическую «координационную окраску», направлены на согласование, а не только командно-властное управление (например, при координации действий структурных или территориальных подразделений одного и того же органа вышестоящим должностным лицом).
В этой связи координационная деятельность должна рассматриваться как системное образование. Система, как это общепризнано в философии, представляет собой множество элементов, находящихся в отношениях и связях между собой, которые образуют определенную целостность, единство.1 «В разъединенном состоянии части сколько-нибудь сложного организма обладают жизнеспособностью либо бесконечно малой, либо настолько пониженной, что сумма ее величин, если бы ее удалось численно выразить, была бы, конечно, гораздо меньше величины, соответствующей целому».2 Координационная деятельность также является определенным образом организованной совокупностью своих элементов, представляющей их относительное устойчивое единство, разумеется, не в смысле неразрывности этого единства элементов в теории или на практике, а  с точки зрения целостности этой совокупности, в результате разрыва которой простая множественность тех же элементов   перестает обладать теми же качествами, что и сама система.
В понимании того, что такое система, решающую роль играет элемент. Наряду с представлениями об элементах в представление о любой системе входит и представление о ее структуре. В самом общем виде, структура (лат. structura – строение) - это совокупность устойчивых отношений и связей между элементами. Под структурой обычно понимают строение и внутреннюю форму организации системы, выступающую как единство устойчивых взаимосвязей между ее элементами.
В юридической науке высказана мысль о существовании, точнее необходимости выделения, нескольких структур юридической практики. Полиструктурность  свойственна и для координационной практики как полноценной разновидности практики юридической.
Фундамент деятельности современного российского аппарата можно рассматривать с точки зрения вертикальной и горизонтальной структур координационной юридической практики.
Существование вертикальной и горизонтальной структур координа-ционной практики обусловлено спецификой устройства органов государ-ственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации и установлением той или иной соподчиненности между различными субъектами координационной  практики.
Не будет преувеличением, если сказать, что координационная практика, например, по сути «пронизывает»  всю вертикаль исполнительной ветви власти.
Действительно, в силу ч.2 ст.80 Конституции Российской Федерации1 Президент Российской Федерации обеспечивает согласованное функциони-рование и взаимодействие органов государственной власти. На основании ст.13 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»2 Правительство Российской Федерации в пределах своих полномочий в числе прочего  обеспечивает единство системы исполнительной власти в Российской Федерации, направляет и контролирует деятельность ее органов, а, значит, и координирует их деятельность. На основании ч.2 ст.32 указанного Закона  Правительство Российской Федерации координирует деятельность федеральных органов исполни-тельной власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, руководит деятельностью которых непосредственно Президент Российской Федерации.
Как следует из п.п. «г» п.3 Указа Президента Российской Федерации от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполните-льной власти»1  федеральное министерство: осуществляет координацию и контроль деятельности находящихся в его ведении федеральных служб и федеральных агентств.4
Указанную схему можно продолжить и дальше, вплоть до территориальных и структурных подразделений федеральных органов исполнительной власти. Главное в этой конструкции другое: весь механизм исполнительной ветви государственной власти в России построен на основе принципа координации. Если на одном из этапов координационного процесса произойдет сбой это неминуемо отразится на качестве работы всей системы. Причем, в данном случае, будет действовать так называемый «эффект мультипликатора»: небольшой сам по себе сбой в одном элементе системы приведет к серьезным сбоям в элементах системы как низшего, так и высшего порядков.
Другой пример: решение состоявшегося на уровне федеральных органов исполнительной власти координационного совещания (совета) доводится до сведения соответствующих органов уровня субъектов Федерации, которые, в том случае, если сочтут вопрос актуальным, проводят аналогичное заседание координационного совещания (совета), на котором описательная, мотивировочная и резолютивная части соответствующего решения приобретают необходимую конкретизацию с учетом региональной специфики; последнее решение также доводится до сведения нижестоящих органов власти и они также могут продумать программу согласованных действий с учетом местных особенностей.
Горизонтальная структура координационной практики тесно переплетается с вертикальной структурой, служит, своего рода, ее закономерным  дополнением и продолжением.
В частности, основным звеном координационной деятельности в области борьбы с преступностью являются правоохранительные органы субъектов Федерации. Они непосредственно  руководят деятельностью подчиненных органов в городах и районах и исполняют указания федеральных органов.  Прокурор уровня субъекта Федерации включает в состав координационного совещания руководителя соответствующего органа внутренних дел того же уровня, например, УВД области. Подписывая с иными членами координационного совещания совместно выработанное, согласованное решение по тому или иному вопросу начальник органа внутренних дел субъекта Федерации предлагает обсуждение вопроса об исполнении решения координационного совещания на коллегии органа внутренних дел. В результате обсуждения на коллегии процесс исполнения решения координационного совещания приобретает необходимую конкретизацию. Решение коллегии в форме приказа доводится до сведения начальников нижестоящих органов внутренних дел.
Последние под роспись знакомят с приказом подчиненных оперативных работников и организуют исполнение приказа, назначая конкретных ответственных лиц, сроки и порядок исполнения и т.п. С другой стороны, прокуроры уровня субъекта Федерации доводят решение координационного совещания до сведения нижестоящих прокуроров, а последние организуют не только его исполнение, но и контроль за исполнением решения органами внутренних дел соответствующего уровня.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить