Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Мирохозяйственный аспект системной трансформации

Мирохозяйственный аспект системной трансформации
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Мирохозяйственный аспект системной трансформации

Столь широкая тема "К вопросу теории и практики переходного периода" была
вынесена на обсуждение Ученого Совета ИМЭМО по ряду соображений.
Во-первых, сложившаяся  трудная  социально-политическая  и  экономическая
обстановка в России требует существенного разворота государственной политики
на решение всего того комплекса социально-экономических проблем, с  которыми
столкнулась и о которых споткнулась нынешняя Россия, Кратко говоря, главными
из них являются: 1) слишком высокая социальная цена, которую платит  большая
часть населения за  переход  к  новой  жизни;  2)  инвестиционный  кризис  и
усиливающаяся  техническая  отсталость  российской   экономики   (отсутствие
серьезного   продвижения   в   модернизации,   повышении   эффективности   и
конкурентоспособности  производимой  в  стране  продукции);  3)  однобокость
интеграции России в мировое хозяйство: она совершается в  значительной  мере
под мощным давлением конкуренции транснационального  капитала,  конкуренции,
которая всегда беспощадна к слабым и отставшим. В этой связи в стране  вновь
острое значение приобрели вопросы  стратегии  государственной  экономической
политики. Предвыборная борьба окрашивает обсуждение этих  вопросов  в  яркие
популистские тона, но что больше всего поражает в этом крикливом  хоре,  так
это убогость  теоретических  посылок,  с  одной  стороны,  и  преднамеренная
односторонность в обобщении происходящих в России процессов, с другой.  Надо
подчеркнуть, что наукой  в  настоящее  время  накоплены  обширные  знания  о
процессе трансформации российского общества и его экономики. Представляется,
что обсуждение  на  Ученом  совете  поставленной  темы  поможет  рассмотреть
научные подходы и методы корректного с теоретической  и  практической  точек
зрения реформирования старых и  формирования  новых  социально-экономических
структур и институтов на  переходном  пути  создания  в  России  современной
смешанной экономики. Именно исследованиями  этой  экономики  в  ее  западном
варианте многие ученые Института и занимались со дня его создания в 1956 г.
Во-вторых, новая Россия начала рыночную реформу  в  1992  г.  в  условиях
хаоса и развала всего "социалистического" государственного хозяйства,  когда
"шоковая терапия" путем  либерализации  цен  и  внешней  торговли  была  тем
последним средством, которое  восстановило  товарообмен  в  стране,  создало
свободный рынок потребительских товаров и позволило стране избежать  голода.
Однако огромный рост цен, с  одной  стороны,  и  развернувшаяся  конкуренция
импортных товаров, с другой, принесли в жизнь новые проблемы, к  которым  ни
население страны, ни предприятия не были готовы.
Либерализация цен и  открытие  внутреннего  рынка  со  всей  очевидностью
обнажили все пороки унаследованной экономики, ее милитаризованную структуру,
с одной стороны, глубокую техническую и технологическую  отсталость,  низкую
эффективность и низкую  конкурентоспособность  ее  гражданских  отраслей,  с
другой. Кризис дефицита сменился быстро  жестоким  кризисом  сбыта,  который
принял характер обвально-разрушительной силы со всеми  вытекающими  тяжелыми
экономическими и социальными последствиями  (снижением  реальной  заработной
платы,  скрытой  и  открытой  безработицей,  сокращением  социальных  услуг,
сокращением государственного финансирования в  жизнеобеспечивающих  отраслях
экономики (здравоохранении, образовании, науке, культуре).
Многие западные экономические советники правительств как  России,  так  и
других  постсоциалистических  государств  Восточной  и  Центральной   Европы
полагали, что быстрая либерализация экономики является  наилучшим  средством
ее лечения от всех болезней. Эти предположения основывались, однако,  не  на
реальном опыте, а  на  абстрактных  моделях  господствующей  в  американских
университетах неоклассической экономической теории. Расчеты на то,  что  при
снятии искусственных преград и введении свободы принятия решений  на  уровне
предприятий удастся  создать  условия  для  равновесного  роста,  что  права
собственности возникнут сами собой  в  результате  рыночных  сделок  сторон,
мягко говоря, не оправдались.
На заседании директорского  семинара  в  конце  1995  г.  были  обсуждены
"Материалы к  концепции  институционально-правового  обеспечения  российской
экономики", разосланные Институтом. В их разработке принимали участие многие
члены  Совета.  В  этих  материалах  подчеркивалось,  что  один  из  главных
недостатков   экономической   реформы   в   России   связан   со   слабостью
институционального   подхода.   Проводимые   в   стране    институциональные
преобразования часто не увязаны между собой, а иногда и просто  противоречат
друг другу.  Хотя  принятие  гражданского  кодекса,  закона  об  акционерных
компаниях и ряда других создает определенную легитимную базу для введения  в
практику  норм  и  правил,  защищающих  права  собственников,  положение   в
институциональной структуре остается критическим. Механизм частного права не
действует,  договорное  право  отсутствует,  решения  арбитражных  судов  не
выполняются, реальная практика совершения  сделок  (в  условиях  неплатежей)
побуждает  предприятия  в  поисках  защиты  своих  интересов  обращаться   к
криминальным "крышам". В этой связи одной из основных проблем экономического
развития России,  как  известно,  стали  огромные  трансакционные  издержки,
связанные с подготовкой и осуществлением  хозяйственных  сделок  в  условиях
неразвитости рыночных отношений, основанных  на  механизме  частного  права.
Мировая экономическая  наука  выработала  методы,  позволяющие  дать  оценку
существующим   экономическим    институтам    и    разработать    пути    их
совершенствования. Можно использовать получающие все большее признание новые
институциональные    теории,     а     также     разработанную     немецкими
экономистами-ордолибералами теорию хозяйственного порядка, ставшую одной  из
основ социального рыночного хозяйства Германии.
С точки зрения долгосрочных  задач  экономической  трансформации  России,
которые  ей  еще  предстоит  решать,  прошедшие  годы,  разумеется,  слишком
короткий срок для того, чтобы выносить окончательные суждения или тем  более
приговор тому, что произошло и происходит в России. В мире  не  было  и  нет
никакой  идеальной  модели  преобразований,  которой  можно  было  бы  слепо
следовать. Каждая страна сама разрабатывает собственную стратегию  с  учетом
специфики своей экономики, права,  политики,  морали  и  психологии  народа,
своего положения в мировом хозяйстве. Однако понятно,  что  лучше  при  этом
опираться не только на свой, но и чужой опыт, использовать хорошую теорию, а
не плохую. Вряд ли стоит в конце XX в. повторять расхожее изречение XIX века
о том, что лучше иметь плохую теорию, чем никакой.
Общий тон дискуссии на Ученом совете  ИМЭМО  был  задан  докладом  д.э.н.
В.С.Автономова "Проблемы методологии и структуры  современной  экономической
науки и теория переходной экономики". Сопоставление двух главных  потоков  -
фундаментальной неоклассики с  ее  разветвленным  математическим  аппаратом,
позволяющим достичь предельной строгости и непротиворечивости умозрительного
дедуктивного анализа, с одной  стороны,  и  отпочковавшихся  от  этого  ядра
неоинституциональных течений в сочетании с традиционными  институционализмом
и неокейнсианством,  не  претендующими  на  абсолютную  точность,  но  более
реалистичными, с другой стороны, позволило докладчику четко разграничить  их
функциональные потенции  в  переходной  экономике.  Теоретическая  трактовка
проблем переходной экономики, по мнению докладчика возможна. Но рассматривая
и  обсуждая  различные  объяснения  и  рекомендации,  необходимо   учитывать
методологические принципы каждого из  подходов  и  смотреть,  насколько  они
применимы к российским институциональным реалиям (включая особенности этноса
и менталитета).
Несколько  иных  позиций  по   вопросу   о   возможностях   использования
экономических теорий рыночного хозяйства к  проблемам  переходной  экономики
придерживается С.П.Аукуционек. В  своем  выступлении,  он  полагает,  нельзя
обойтись при анализе этих проблем известными подходами и моделями. Переход к
рынку как  долговременный  процесс  обнаруживает  новые  законы  и  явления.
Переходный экономический кризис, охвативший все постсоциалистические  страны
Европы, не объясняется в рамках тех фундаментальных  принципов,  на  которых
покоятся западные теории циклов и кризисов.
С.П.Аукуционек, а также Ю.Б.Кочеврин в своих выступлениях обратили  также
внимание на то, что метод господствующей неоклассики  в  трактовке  эволюции
экономических систем в принципе не приспособлен для исследования  переходных
экономик. Сосредоточивая  внимание  на  скачке  от  одного  типа  равновесия
(плановый социализм) к другому (конкурентный рынок), абстрактная неоклассика
не может предложить  методов  содержательного  анализа  траектории  движения
между отправной и конечной точками. А именно на  этой  траектории  находятся
переходные экономики.
В ряде выступлений (В.П.Гутник, Н.П.Иванов) были поставлены под  сомнение
претензии абстрактной неоклассики на ведущее место в  мировой  экономической
науке.  Экономическая   практика,   в   частности   экономическая   политика
правительств после окончания второй мировой войны,  свидетельствует  о  том,
что в большинстве случаев реальные действия  по  поддержке  и  регулированию
экономической  деятельности  базировались  на  существенно   более   широких
основаниях, чем теория оптимального равновесия.  Наиболее  блестящий  пример
успеха  дает  Германия,  родина  и  основной   полигон   социально-рыночного
хозяйства. В этой же связи Н.П.Иванов привлек внимание  к  модели  экономики
солидарности Франсуа Перру.
Выступающие на Ученом совете также  обсуждали  методологические  свойства
модели  общественного  (или  политического)  выбору  нобелевского   лауреата
Дж.Бюкенена.  Стоящая  на  несколько  меньшем  удалении  от  ядра  основного
направления неоклассики, она, тем не менее,
опирается она широкую фактическую базу реальной политической  практики  и
поэтому  позволяет  использовать  полученные  выводы  и  применяемые  методы
анализа к текущей  российской  практике.  В  частности,  проблемы  лоббизма,
неплатежей,  политической  неопределенности"  соотношения  эффективности   и
справедливости    получили    в    текстах    С.А,Афонцева,     И.М,Осадчей,
Р.И.Калелюшникова дополнительное освящение и оригинальные оценки.
Один  из  основных  выводов,  вытекающий  из   дискуссии   по   проблемам
экономической  теории  рыночного  хозяйства,  для  практики  был  достаточно
тривиален для  всех  тех,  кто  много  лет  изучал  методы  государственного
регулирования, используемые в странах Запада: для решения конкретных задач в
экономической политике одновременно используются научные рекомендации разных
экономических  школ.  В  своем   выступлении   И.М.Осадчая,   а   частности,
подчеркнула:  "Важнейшая   роль   в   исследовании   экономических   функций
государства  принадлежит  такому  направлению,  как  Теория  государственных
финансов (Public есоnomics), представляющему собой удивительный синтез  всех
тех основных подходов в экономической теории, о которых говорилось в докладе
В.С.Автономова, - неоклассического, кейнсианского, нового институционализма,
а также чисто эмпирического анализа.
Развернувшаяся дискуссия по второй части  темы  -  по  вопросам  практики
переходного  периода  -  проходила  как  бы  исходя  из   общего   принципа:
экономическая мысль - плод прежде всего  экспериментальных  исследований,  а
анализ фактов в переходной экономике важнее теории. Исследования И.М.Осадчей
(бюджетная  политика),  Ю.В.Кочеврина  (контроль  и  управление  акционерных
обществ), Л.С.Демидовой  (структурные  сдвиги  в  хозяйстве),  Ю.В.Куренкова
(промышленная  политика),  К.Р.Гончар  (реформы  в   оборонном   комплексе),
Н.И.Иванова  (наука  и  технический  прогресс   в   переходной   экономике),
Ю.А.Васильчука  (исторический  смысл  и  определяющая  функция   переходного
периода. К  методологии  исследования  трансформаций),  Р.И.Капелюшникова  и
С.П.Аукуционека (занятость) послужили для авторов основанием к  тому,  чтобы
выдвинуть и аргументированно отстаивать тезисы,  которые  далеко  не  всегда
совпадают с теоретическими посылками, а иногда находятся  с  ними  в  прямом
противоречии. В наличии такого рода выводов, поставляемых "экспериментальной
экономикой", как полагает  самый  молодой  участник  дискуссии  А.В.Белянин,
заложена потенциальная  возможность  к  дальнейшему  развитию  экономической
науки, включая ее неоклассическое ядро. Экономический анализ, содержащийся в
этих исследованиях, дает точные основания их авторам  высказать  как  острые
критические  замечания  в  адрес   проводимой   в   России   государственной
экономической политики, так и выдвинуть свои рекомендации по ее коррекции.
Именно в этой связи особое место в работе Ученого совета заняла  проблема
взаимодействия  государства  и  рынка.  Развитие  России  на  данном   этапе
переходного периода во многом будет зависеть  от  стратегии  государственной
политики, которая, по мнению выступающих (включая и автора введения), должна
быть основана на модели развития смешанной  экономики  в  России.  В  ней  в
условиях России обосновывается возможность следования  (но  не  копирования)
модели смешанной экономики передовых  стран  Запада,  в  которой,  по  сути,
сплелись   воедино    динамизм    рыночного    хозяйства,    государственное
регулирование, ставшее составной частью рыночного  механизма,  и  социальная
ориентация, носителем  которой  выступало  государство  и  другие  институты
гражданского общества.
Общее мнение состоит в том, что если и можно теоретически  согласиться  с
тезисом  о  нейтральности  государства  в   стабильной   развитой   рыночной
экономике,  то  на   этапах   трансформации,   становления   рыночных   форм
регулирования государство обязано играть активную роль. Эта роль  состоит  в
создании рыночной институциональной инфраструктуры, в рамках которой  только
и возможна эффективная работа  частных  субъектов  экономики,  в  заполнении
"провалов" рынка, в подавлении или нейтрализации монопольной силы. Некоторые
выступающие (Ю.В.Куренков, Н.И.Иванова) считают,  что  глубокая  структурная
модификация  производства,  сопровождаемая  интенсификацией  инвестиционного
процесса, также не может быть успешной без  косвенного,  а  в  ряде  случаев
(естественные монополии) и прямого участия политических  и  административных
властей. То  же  самое  верно  и  для  этапов  научно-технической  революции
(Ю.А.Васильчук).
Несколько особняком стоит сравнительное  эссе  А.Я.Эльянова,  посвященное
опыту включения хозяйств развивающихся стран в мировое хозяйство. Российский
спор между  сторонниками  экспортно-ориентированной  модели  развития  и  их
противниками, придерживающимися идей  импортно-замещаемой  модели,  получает
новое измерение а свете успеха новых индустриальных стран, побед и поражений
Индии, стран Латинской Америки.
Участники дискуссии уделили немало внимания  проблеме  междисциплинарного
взаимодействия при анализе сугубо экономических вопросов. Системный характер
процесса трансформации (переходности), та смена механизмов  и  типов  общего
равновесия, которая  происходит  в  экономике,  вызывают  к  жизни  правовую
экономику, как особую дисциплину научных знаний, повышают значение  трудовой
этики, общей культуры населения, нравственных устоев общества.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить