Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы В.Н. Дариенко Ленинская теория и практика ликвидации субъектов малого и среднего предпринимательства

В.Н. Дариенко Ленинская теория и практика ликвидации субъектов малого и среднего предпринимательства
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В.Н. Дариенко
Ленинская теория и практика ликвидации  субъектов малого и среднего предпринимательства

Принято считать, что впервые термин "предприниматель" ввёл в научный оборот французский экономист Р. Катильон (1723-1860). Однако  в категорию предпринимателей наряду с крестьянами, ремесленниками и торговцами он включал нищих и разбойников, поскольку последние в отличие от рабочих и государственных служащих, получающих фиксированную зарплату, тоже могли, по его мнению, промышлять на разнице цен купли и продажи.  Торговлю  Катильон рассматривал как основную сферу получения непостоянного дохода.
Адам Смит (1723-1790) и его современники гораздо ранее определяли предпринимателя как собственника капитала, который берёт на себя ответственность и риск хозяйствования. Жан Батист Сэй (1767-1832) называл предпринимателя экономическим агентом, который перемещает производственные ресурсы   из области низкой производительности и низких доходов в область более высокой производительности и прибыльности. А чтобы верно определить направления прогрессивного перемещения капитала и труда необходимо оперативно собирать объективную информацию, оценивать производственный опыт и делать многое другое.
Экономисты, работавшие на рубежах двух веков - австриец Йозеф Шумпетер (1883 - 1850) и англичанин Джон Кейнс (1883- 1946) обратили в своих трудах  особое внимание на личностные качества, обеспечивающие успех в предпринимательстве. Они рассматривали предпринимательство как особый вид человеческого капитала, представленного деятельностью по координации и комбинированию всех иных факторов производства в целях создания новых видов товаров и услуг. Поскольку экономическое развитие представляет собою постоянный процесс структурных изменений, его стимулятором, двигателем, является инновационная деятельность. Поэтому успешен только тот предприниматель, который неутомимо реализует всё новые и новые комбинации факторов производства за счёт обновления товарной продукции, поиска новых рынков сбыта. Ему приходится преодолевать в первую очередь собственную, а не только своего конкурента, инерцию, консерватизм и т.п.
Совсем иной социально-психологический и политический портрет  предпринимателя рисовал вождь большевистской партии В.И. Ленин (1870-1924). Логика его рассуждений "проста" и "неопровержима". Поскольку  исторически опыт предпринимательства в России приобретался в среде главным образом купечества, дворян, мещан (жители городов) и крестьянства, то все обладатели капитала и  иной формы частной собственности - это буржуа. Различие между ними только в отраслевых сферах "грабежа" и размерах "награбленного". Отсюда буржуазия финансовая, промышленная, сельская. И ещё группировка: буржуазия крупная, средняя, мелкая. Социально-нравственная и политическая  суть одна у всех -  это "люди, живущие чужим трудом". Выход из тупика исторической несправедливости, пояснял Ленин в брошюре  "К деревенской бедноте", один - борьба на уничтожение: "Борьба будет нелегка для рабочего класса; но эта борьба непременно закончится победой рабочих потому, что буржуазия, или люди, живущие чужим трудом, составляют ничтожную долю народа. А рабочий класс - громадное большинство в народе". 1
На совести покойного вождя откровенное манипулирование статистикой - "громадное большинство в народе" составляли в до большевистской России крестьяне, а не рабочий класс. После захвата власти он сам десятки раз повторял этот факт. Тем не менее, именно крестьянство, самый многочисленный класс Российского общества, он продолжал называть - "последний паразитический класс". Пропагандировал и  проводил по отношению к нему политику на уничтолжение.
Рассмотрим кратко, каков генезис, какова внутренняя социальная структура, каков действительный социальный облик российской буржуазии;  а затем - проблему, обозначенную в заголовке настоящих заметок. Прежде чем перейти к изложению практических "военных и охотничьих" методов "переделки" большевиками отечественных крестьян, ремесленников и торговцев, переделки их в полевых и промышленных государственных рабочих, необходимо рассмотреть  идеологические  истоки и "правовые" основания большевистского социального экспериментаторства. То есть кратко воспроизвести историю разработки Лениным теории аграрного вопроса. Шире - теорию борьбы с мелкотоварным производством в сельскохозяйственном и промышленном секторах экономики.
Начнём с аграрного сектора, поскольку в нём была занята абсолютно преобладающая часть населения. Аграрная программа большевиков представляла собою часть их общей программы борьбы за власть на этапах буржуазно-демократической и социалистической революций. В ней определялись общие задачи партии по аграрному вопросу. Понятно, что в изложении своей теории Ленин не говорил сельским труженикам открыто о том, что  ставит перед своей партией задачу превращения свободных крестьян с землёй в сельских (полевых) рабочих без земли. Под властью нового, "пролетарского" государства. Он тщательно разрабатывал проблемы использования привлекательных для крестьянства социальных лозунгов, чтобы привлечь его  на сторону именно большевистской партии и с их помощью захватить власть. Ленин обещал крестьянам  отменить выкупные платежи, возвратить барские отрезки; передать мужикам  помещичьи, монастырские, кабинетские, удельные и прочие земли;   обещал правовое покровительство большевистской государственной власти.
За крестьянские массы при конструировании своих политических комбинаций боролись и другие социал-демократические и социалистические партии (меньшевики, эсеры), конституционные демократы, анархисты и прочие. Однако вопрос о крестьянской собственности на землю и судьбах индивидуального крестьянского хозяйства каждая партия представляла себе и общественности по-своему. Социал-демократы меньшевики выступали за муниципализацию земли и сохранение индивидуального хозяйства (проект выдающегося экономиста, академика П.П. Маслова, поддержанный Г.В. Плехановым). Согласно их программе мелкое крестьянское хозяйство, основанное на частной собственности, предполагалось на пути к социализму  сохранить. Надельная земля, то есть полученная после аграрной реформы 1861 г.,  закреплялась в  частную собственность крестьян. Помещичьи земли отчуждались (за выкуп или безвозмездно) и  поступали в распоряжение органов местной власти - земств. Земства не имели бы права продажи и заклада земель из этого фонда. Благодаря  чему фонд сохранялся с тем, чтобы крестьяне по мере развития их хозяйств, могли пользоваться арендой земли за определённую плату.
Аграрная программа социал-демократов меньшевиков предусматривала также и национализацию земли, но только национализацию частичную, никаким образом не ущемлявшую коренных земельных и имущественных интересов многомиллионного крестьянства. Национализации, то есть передаче частнособственнических земель в собственность будущего демократического государства, подлежали земли помещичьи, церковные, монастырские, кабинетские, удельные. Кабинетские земли - это личная земельная  собственность императора на Алтае, в Забайкалье, Польше. Эти земли сдавалась в аренду, и управлялись Кабинетом его  императорского величества. Удельные земли  принадлежали царской семье,  управлялись Главным управлением уделов. Преобладающей формой повинностей, прикреплённых к этим землям удельных крестьян, был оброк. В сравнении с помещичьими крестьянами удельные крестьяне пользовались большей свободой хозяйственной деятельности, имели право аренды этих земель.
Социалисты-революционеры (эсеры) выступали за социализацию земли и сохранение индивидуального и общинного хозяйства. Социализация рассматривалась ими как передача всей земли в распоряжение органов местного самоуправления без выкупа, уравнительное её распределение по трудовой или потребительской норме среди крестьян, которые вели хозяйство собственным трудом. Следовательно, аграрная программа социалистов-революционеров также предусматривала строительство социализма, но без экспроприации наличных крестьянских наделов, без экспроприации орудий и средств производства; предусматривала ведение индивидуально-семейного хозяйства и главное - с полной свободой предпринимательской деятельности. Эсеры не разделяли марксистско-ленинскую догму, согласно которой  путь крестьянства к социализму непременно лежал через капитализм, через социальное расслоение деревни на сельскую буржуазию и сельский пролетариат (батрачество), на их непримиримую классовую борьбу. 
Эсеры продолжали в новых условиях развивать народнические экономические теории о том, что крестьянские хозяйства не являются мелкобуржуазными, что они устойчивы, и их производство способно противостоять конкуренции крупных капиталистических хозяйств. Не считая крестьян социалистами "по природе", как полгали старые народники, эсеры были убеждены, что общинные и кооперативные традиции их жизни выработали в их правосознании способность воспринять идеи аграрного социализма. Поэтому задача интеллигенции, по мнению эсеров, заключалась в том, чтобы помочь крестьянству проникнуться социалистическим сознанием и бороться за создание рабоче-крестьянского союза против самодержавной государственной власти.
Наиболее влиятельная политическая партия, состоявшая по преимуществу из интеллигенции, части либерального дворянства, средней городской буржуазии, партия, именовавшая себя конституционно-демократической (кадеты), также признавала, что земля должна принадлежать "трудовому земледельческому населению". А принудительное отчуждение частновладельческих  земель должно производиться не безвозмездно, а за вознаграждение, "по оценке, соответствующей нормальной доходности земли". Методика оценки земли проста: она находится в зависимости от бонитировки почв и экономической оценки  земли как средства производства.
У анархистов, никогда не составлявших даже зародыша политической партии в общепринятом конституционном понимании, тем не менее, можно определённо проследить их взгляд на проблему земли и собственности. Провозглашая своей целью  уничтожение государства, устранение всякой политической власти над обществом и личностью, они выступали за добровольное объединение индивидуумов в свободные и добровольные объединения граждан. Земля  и все средства производства должны находиться в полном распоряжении городских и сельских общин, ассоциаций, которые без помощи государственных институтов и государственных чиновников обмениваются плодами своего свободного труда. 
"Этот товарищеский продуктообмен, - писал штаб махновцев в своей программе, - между рабочими союзами города и крестьянскими общинами деревни сам по себе установил бы  и утвердил бы великое здание свободного рабоче-крестьянского хозяйства, которое общими гигантскими силами всех трудящихся привело бы нас в единую Анархическую коммуну; цветущую садами, знаниями, чувством солидарности и покоящуюся на фундаменте, который гласит: "от каждого по его силам-способностям и каждому по его надобностям-потребностям". 2
Как видим, только ленинская  программа, в отличие от всех выше перечисленных,  нацеливалась, в конечном  счёте, на национализацию земли, то есть на безвозмездное изъятие земли  у крестьян, на огосударствление. Чтобы на пути к власти в крестьянской стране не вступить прежде времени в открытую вооружённую борьбы с крестьянством, план обмана  был разработан не только с беспощадной тщательность, но и с демагогической изощрённостью.
Посмотрим, имелась ли историческая и социологическая логика зачисления тружеников крестьян в класс буржуазии, "живущей чужим трудом" и потому  подлежащий ликвидации или,  минимум, - "коренной переделке". В первой четверти Х1Х в. наиболее продуктивным социальным сословием по части  пополнения рядов предпринимателей, именовавшихся, как и в Европе, капиталистами или буржуа, стало крестьянство. Благодаря  регулярным занятиям торгово-промысловыми  операциями небольшой части крестьян ещё до отмены крепостного права удавалось накопить небольшие капиталы, и из неё сформировалась прослойка, так называемых "капиталистых крестьян". Именно благодаря собственным капиталам  29 тысяч семей выкупились из крепостной неволи ещё в начале Х1Х в., при императоре Александре 1.
После отмены крепостного права процесс пошёл интенсивно: формировался более широкий слой крестьянства, в хозяйственной деятельности которого  использовались именно предпринимательские факторы. В связи с тем, что  они не только умело использовали особый вид человеческого капитала по координации и комбинированию новых факторов производства, но и широко использовали ссуду и кабальный кредит, революционеры-народники  честили  сельских предпринимателей, сельской буржуазией,  кулачеством. Как видим, одним из наиболее широких источников формирования буржуазии явились люди предприимчивые, трудолюбивые как  до, так и после отмены крепостного права.
Большая часть буржуазии выросла также из предприимчивых, деятельных, хозяйственных ремесленников. Предприниматели - буржуа формировалась и из инженеров, техников. Буржуазия формировалась и из чиновничества. Чиновники сколачивали свои капиталы, безошибочно играя на биржах, благодаря доступу к секретным сведениям о состоянии рыночных коньюнктур.
Украинская буржуазия, как и российская, была интернациональной по своему составу. Наиболее преуспевали армяне, азербайджанцы и евреи (последние - в сфере финансового капитала). Буржуазия формировалась также и из иностранцев, крупнейших предпринимателей, которые инвестировали (вкладывали) свой капитал в украинское и российское производство.
Понятно, что буржуазия накапливала свои капиталы за счёт социально-экономического и политического бесправия непосредственных товаропроизводителей: крепостного и полу крепостного крестьянства, городского и сельского пролетариата, за счёт эксплуатации дешевого женского и детского труда. До 70-х годов отсутствовало фабричное законодательство о продолжительности рабочего дня, в сельской местности рабочий день во все века, включая эпоху советских колхозов, измерялся временем "от зари до зари".
Присматриваясь к нравственно-этическому облику буржуазии, следует отметить,  что абсолютная часть выходцев их крестьян, ремесленников и купечества отличалась трудолюбием, хозяйственной смёткой, бережливостью, организаторским талантом.
Советской науке не позволялось объективно анализировать  социальный облик, так называемого, российского "кулака" - главного, по оценке Ленина, злостного, свирепого, врага большевистской власти;    врага  "пострашнее Деникина и Колчака вместе взятых". В советской историографии безраздельно господствовала ленинская "методология" социально-экономической группировки крестьянства, деления его на бедняков ("сельский пролетарий"), середняков и кулаков.
Термины "бедняк", "середняк" и "кулак" не были выведены из  экономического анализа российской действительности. Они носили  сугубо конъюнктурный политический характер, рассчитаны на использование социальных коллизий  в интересах "разжигания пролетарской революции в деревне". Сам термин "кулак", как выше отмечено,  заимствован из предыдущего, девятнадцатого столетия, у народнических социологов. Тогда его социально-нравственный смысл был адекватен реальностям пореформенной деревни.  В  пореформенной нищей  общине "кулак-мироед", действительно, использовал в качестве средства эксплуатации сельского "мира" кабальный наём и кабальный кредит ("мироед!", - возмущались крестьяне). По мере развития в дореволюционной России кредитной кооперации поле деятельности   "процентщика" исчезло, и социальная дифференциация сельского населения стала зависеть от его обеспеченности землёй, от трудоспособности, от хозяйственной смётки и потребительской сдержанности   субъекта хозяйствования.
В этой связи, очевидна несостоятельность ссылки Ленина  на Восьмом съезде партии (март 1919 г.)  на авторитет К. Маркса и Ф. Энгельса для оправдания своей социально - политической концепции "подавления богатого крестьянства". Энгельс в 1894 г., за год до своей смерти, когда аграрный вопрос встал на повестке дня, говорил: "Может быть, даже крупное крестьянство не везде придётся подавлять насилием".
В советской деревне, по исследованиям крупнейшего знатока российского сельского хозяйства Сергея Николаевича Прокоповича, кулачества  объективно не могло существовать и по юридическим основаниям, поскольку  большевистским законодательством были запрещены торговля, ростовщичество, а тем более,  кабальные формы найма. После реализации Декрета о земле главными факторами  зажиточности крестьянского хозяйства стали именно  трудолюбие, трудоспособность, наличие большого числа работников в людной сельской семье. Кстати следует отметить, что образ кулака, как экономически крепкого и политически опасного для большевистской власти субъекта, мягко скажем, сильно преувеличен. Две коровы и две лошади на людную крестьянскую семью из 10-15 человек вряд ли обеспечивали даже минимальный прожиточный уровень.
Крестьяне с возмущением отвергали ленинскую партийную квалификацию, трёхчленную группировку крестьянства. Более того. В своих протестах и жалобах, в высшие государственные инстанции, в том числе адресованных лично Ленину, крестьяне пытались растолковать  социально-политическую порочность такой квалификации.
Однако упоённый захваченной властью большевистский вождь и его сторонники  дерзко отбрасывали все человеческие ценности, прежде всего жизнь миллионов крестьянства, ремесленников, кустарей, лиц индивидуального интеллектуального труда,  увлекали измученные войной и голодом массы абстрактным утопическим идеалом дележа наличного и скорого коммунизма.  Ленину было хорошо известно, что  не только крестьянские повстанцы, рабочие некоторых заводов и  кронштадские матросы  выдвигали лозунг: «За Советы, но без коммунистов!».   Ленин упорно разрабатывал планы, как обойти самую массовую часть недовольных - крестьянство -  «окольными путями»
«Крестьяне понимают, - разъяснял Ленин замысел НЭПа делегатам 1У Конгресса Коминтерна, -  что мы захватили  власть для рабочих, и имеем перед собой цель - создать социалистический порядок при помощи этой власти. …Мы не могли подготовить его прямым путём. Мы принуждены были это сделать окольными путями. …Мы имеем в своих руках все командные высоты, мы имеем в своих руках землю, она принадлежит государству». (подчёркнуто мною - В.Д.) 3
Обратим внимание, Крупская, как и многие другие,  была встревожена размахом насилия не только  над относительно  состоятельными сельскими тружениками, но и над тем слоем крестьянства, которое по ленинской же имущественной и политической группировке отнесено к так называемым середнякам.  Сам автор стратегии большевистской партии затруднялся дать вопрошавшим его партийно-государственным чиновникам и агитаторам хотя бы относительно чёткие имущественные критерии.  Крестьяне спрашивали агитаторов: "Определи, середняк я или нет? У меня две лошади и одна корова? Или. У меня две коровы и одна лошадь?" Приведя этот вопрос на Восьмом съезде РКП (б) Ленин даёт увертливый ответ-установку, открывавшую дорогу для произвольного толкования. "Агитатору, разъезжающему по уездам, необходимо обладать таким безошибочным термометром, чтобы можно было поставить его крестьянину и сказать, середняк он или нет. Для этого надо знать всю историю хозяйства этого крестьянина, отношение его к высшим и низшим группам, - а знать этого с точностью мы не можем" (подчёркнуто мною - В.Д.). 4
Такая увёртка открывала полный простор  для правового произвола. Вооружённые чиновники из продовольственных отрядов объявляли крестьянское хозяйство середняцким или бедняцким в зависимости от хода выполнения плана-задания по продразвёрстке.  Крестьянство отвечало массовым возмущением и почти повсеместными восстаниями. Крестьяне считали, что  большевики нарушили фундаментальное положение Декрета о земле, принятого на 2-ом Всероссийском съезде Советов. Согласно Декрету, право пользования землёй должно было предоставляться всем гражданам при условии обработки её своим трудом, семьёй или в товариществе без применения наёмного труда; на основе уравнительного землепользования при свободном выборе форм землепользования.
Во-вторых, крестьяне знали, что, по Декрету,  земли рядовых крестьян и рядовых казаков (в отличие от помещиков) конфискации не подлежат. Не предусматривалось в нём и произвольных административных переделов.
В третьих, Декрет не предусматривал также административного или экономического принуждения к вступлению в большевистские коммуны, артели и колхозы. В то же время для поощрения "коммунизации", как формы большевистского ведения хозяйства, использовалось не только резко диффиринцированное налогообложение. При Наркомземе  был создан Комитет миллиардного фонда, выдававший коммунам ссуды и пособия сроком на  пять лет.          Организационная структура  и социально-правовые отношения в коммунах строились на основе "Примерного устава трудовой земледельческой коммуны", разработанного в кабинетах  Наркомата земледелия. Потребление членов коммуны и бытовое обслуживание базировалось на общественном хозяйстве. Распределение было уравнительным - по едокам. В коммуны  вовлекалось много осевших в деревнях городских рабочих, бежавших из голодавших городов, кустарей, ремесленников, интеллигенции, недееспособной сельской бедноты. Несмотря на некоторые позитивные для крестьян решения У111 съезда партии, число экономически непродуктивных коммун из года в год возрастало. К лету 1918 г. Бюро коммун при Наркомземе зарегистрировало 500 коммун, на 1 января 1919  - 975, на 1 января 1920 - 1458, к 1 декабря 1920 - 1999 коммун.
И, наконец, составителям 242 крестьянских наказов, положенных в раздел "О земле" Декрета о земле и в голову не могло придти передавать большевистскому государству права распоряжаться продуктами крестьянского труда через систему продразвёрстки и уголовное запрещение торговли всеми продуктами крестьянского труда - хлебом, мясом, молоком, сеном и пр. Если к этому добавить, что крестьян лишили представительных органов власти, заменив Советы крестьянских депутатов на Комитеты бедноты, то станет понятно, почему крестьяне в массе своей, а не кулаки только, поднялись на вооружённую борьбу против большевистского социально-экономического экспериментаторства.
Хозяйственная деятельность оставшихся после  "подрезания" середняцких хозяйств жестко регулировалась административно,  через систему продовольственной развёрстки и неограниченных в своей власти посевных комитетов (посевкомов). Ленин требовал от губернских комиссаров еженедельно докладывать лично ему "по прямому проводу в Кремль",  сколько засеяно по сравнению с 1913 годом, сколько не досеяно в сравнении с 1916 годом и "сколько земли отобрано у неисправных посевщиков". Как видим, конфискация земли производилась в  упрощённом порядке, и не по решению суда, а административным путём! Риторический вопрос для юриста - кто же стал верховным собственником земли - государство или "вождь"?
Наконец, абсолютная монополизация государством прав на все виды собственности и хозяйственной деятельности привела к самым уродливым явлениям - запретам рабочим и служащим городов иметь приусадебные участки, содержать мелкий домашний скот и птицу. И это в условиях всеобщего голода в стране. Собравшиеся на первую Петроградскую губернскую профсоюзную конференцию рабочие не могли поверить, что такой декрет мог быть подписан Лениным. Потребовали его явки для объяснения. Прибывший "вождь" пояснил, что он и председатель  Яков Свердлов (председатель ВЦИКа) слишком много подписывали декретов, чтобы помнить их содержание. Прочитав поданную газету "Известия" с декретом, "вождь" пообещал подумать, не потребуют ли в других губерниях отмены таких запретов, если "в порядке исключения" отменить запрет  для петроградских рабочих. Одна из газет писала, что и собак следовало бы уничтожить, как зверей капиталистического общества, охраняющих частную собственность.
Экономическое и политическое самоуправство большевистской власти привело к массовым выступлениям не только крестьян и ремесленников, но и значительной  части промышленных рабочих, в том числе   переходы на сторону белогвардейцев рабочих из таких центров  производства как Ижевский и Воткинский военные заводы. И только после восстания 27 тысяч матросов и солдат Кронштадской крепости, этой опоры большевистского переворота  в октябре 1917, Ленин и его правительство решили "временно, до победы пролетарской революции в Европе", отступить от административно-террористических методов продолжения коммунистического эксперимента.
Как видим, вопреки эсеровскому Декрету о Земле, принятому на Втором Всероссийском съезде Советов, и, провозгласившему переход  всей помещичьей земли в распоряжение крестьянских комитетов и общин, большевистское государство захватило не только помещичьи, но и все крестьянские и казачьи общинные земли. С захваченного плацдарма дальнейшее наступление на земледельческий класс продумывалось ещё до формального провозглашения НЭПа.  Общее стратегическое направление, конечная цель, методы и средства ведения новой антикрестьянской войны (теперь уже без массового применения танков, самолётов и иприта) были  изложены  вождём партии и фактическим главою государства на У111 Всероссийском съезде Советов 21 декабря 1920 г.
«Крестьяне социалистами не являются. И строить наши социалистические планы так, как если бы они были социалистами, значит строить на песке. … Нельзя жить крестьянскому хозяйству  по-старому. Товарищи, вот что мне хочется  более всего подчеркнуть вам сейчас, когда мы от полосы войн повернули к хозяйственному строительству. В стране мелкого крестьянства наша главная и основная задача - суметь перейти к государственному принуждению" (подчёркнуто мною - В.Д.). 5
В дореволюционной России (в границах СССР до 17 сентября 1939 г.) из 367  млн.  с.-х.  земель   135 млн. га (37%) было в пользовании трудовых крестьянских  хозяйств, свыше 80 млн. га (22%) принадлежало относительно зажиточным крестьянам, по народнической и большевистской терминологии - кулакам. Помещики, царская фамилия и монастыри владели  152 млн.  га (41%). Советская историография 70 лет твердила, якобы "В результате Великой Октябрьской революции крестьяне безвозмездно получили 150 млн. га земель, находившихся в руках помещиков, буржуазии, царской фамилии, монастырей и церквей, а также часть казённых земель. Позднее к трудовому крестьянству, вступившему в колхозы, перешли также земли, принадлежавшие кулачеству, - 80 млн. га. 6
Фактически крестьянство от большевистской власти никогда не получало в собственность ни клочка никакой земли. А миллионы из  них,  не получили и тех роковых двух аршинов, которые полагаются всякому смертному. В "Законе о социализации земли" от 27 января (9 февраля) 1918 г. социализация земли   в ленинской интерпретации фактически  подразумевала "национализацию земли". То есть земля юридически закреплялась  в исключительную собственность большевистского государства.
Более того, в споре с Каутским Ленин в запальчивости признал, что свою абсолютную монополию на землю большевики утвердили уже самим фактом захвата власти. "Частная собственность на землю в России с 26. Х. 1917 г., т. е. с первого дня пролетарской социалистической революции, отменена. …революционному крестьянству  в России дальше идти некуда, ничего "идеального", с этой точки зрения, как национализация земли и равенство землепользования, ничего радикального (с этой же точки зрения) быть не может". (подчёркивания Ленина). 7
От того, что лидер большевиков использовал ложь  во имя сохранения своей партии у власти или во имя "высоких" социальных идеалов, она не стала менее презренной. После аграрной реформы 1861г. шел процесс дифференциации  в размерах земельной собственности крестьян. Особенно значительные изменения происходили в ходе  проведения Столыпинской аграрной реформы. По состоянию до её начала, то есть до включения в землепользование многомиллионных массивов свободных земель Сибири, Урала и Туркестанского края, в среднем на крестьянский двор приходилось надельной земли у бывших помещичьих крестьян - 6,7 десятины, у удельных - 9,5 десятины, у государственных - 12,5 десятины (десятина равна 1, 092 гектара).
После захвата власти большевиками эти земли, независимо от их размеров, происхождения и порядка пользования конфисковывались. Обратим внимание, что в структуре конфискуемых большевиками крестьянских земель были не только те, что представляли собою первоначальный надельный клин, но и те  клочки, что прикупал рачительный хозяин, чтобы обеспечивать свою растущую семью. Подчеркнём: конфискация производилась  не на основе декретов законодательных органов, а по декретам органа исполнительной власти - Совета Народных Комиссаров. При этом проекты всех декретов  и в СНК проходили лишь формальную штамповку, поскольку, по словам самого Ленина, ни один декрет не принимался "без предварительного одобрения  на Политбюро".
Идеологическую основу, можно сказать, социальную философию аграрного законодательства Ленин изложил при подготовке перехода к НЭПу. Он  предлагал разработать целый ряд мер не только политического, экономического, но и материально-технического удушения крестьянства на пути  полного его уничтожения как класса. Это у него и называлось «переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной, организаторской работой».
Цитируем  по резолюции ЦК. «Первое - премирование сельских обществ - в первую голову; домохозяев - на второй план, тем, что останется от премирования. Второй пункт говорит -   не вознаграждать тех отдельных домохозяев, которые достигли хозяйственного успеха кулацкими приёмами… Нет, если кто, всё равно, в форме ли займа, отработки, спекуляции… если кто употребил малейший кулацкий приём и достиг успеха, тот лишается всякой премии. Третье ограничение - что выдавать как премию. Можно выдавать  средства производства, то, что служит для расширения и улучшения хозяйства: орудия, машины; можно выдавать предметы потребления, то, что служит в обиходе как украшение дома, от чего жизнь будет красивее и лучше в домашнем быту. Мы говорим: «Давайте отдельным хозяевам только предметы потребления и домашнего обихода и, конечно, знаки отличия. Тут нами уже принят орден Трудового Красного Знамени. Средства же производства можно давать отдельным хозяевам только такие и только на таких основаниях, чтобы они не могли быть использованы кулачески. Не давать машины, даже если он самый старательный хозяин, даже если он достиг успеха без малейшего применения кулачества» (подчёркнуто мною - В.Д.). 8
Запреты на  использование технических средств для увеличения производительной силы крестьянского труда распространялись не только на машины, имевшие паровой двигатель (об электрическом в то время в России и речь не могла идти). Крестьяне нуждались в машинах жатвенных, уборочных, сеялках, веялках, маслобойках, молочных сепараторах, различном мелком инвентаре  и пр. Вместо этого Ленин предлагал  им    «украшения для дома и домашнего быта».
К тому же волюнтаризм и вседозволенность законодателя позволяли государственному чиновнику подводить под понятие «кулаческие методы» достижения хозяйственного успеха не только использованием «машин», но и рабочего скота, лошадей. Предметом острых политических  реакций  становились  факты приобретения крестьянами лошадей. Делегат съезда Ерёмин доложил, что  в Тамбовской губернии какой-то крестьянин купил за пять пудов зерна  лошадь.  Комментируя этот факт, Ленин тут же расширил сферу действия запретов, распространил их и на среднее крестьянство. «Если в законе говорится, - пояснял Ленин делегатам, -  о запрещении вознаграждать употреблявшего кулаческий приём, то это шире, чем понятие о кулаке. Кулак это тот,  кто вообще употребляет кулаческий приём, а кулаческий приём в отдельности употребляет почти всякий середняк.  Значит, мы не только запрещаем  выдавать премии кулакам, но и всякому середняку, если он употребляет кулаческий приём, а эти приёмы бесконечно разнообразны. Не только такой грубый, как тот, что за пять пудов купили лишнюю лошадь. …Писать об этом закон мы не предполагаем… это значит написать целый том о том, как люди кулачествуют… « (подчёркивания наши - В.Д.). 9
Как видим, нет нужды доказывать, что техническая деградация традиционных форм сельскохозяйственного  производства закладывалась  самой идеологией и политическими установками ленинского законодательства. Потом эта установка десятилетиями распространялась и на колхозы.
За годы  НЭПа  "послабили верёвку" (выражение Ленина), дали крестьянам возможность спасти население страны от полного вымирания. Выиграв время, подготовили военно-бюрократические кадры для нового государственного наступления против трудового крестьянства. Не менее важный политический фактор - к концу 20-х годов не осталось ни одной политической партии или мало-мальски структурированной организации, которая была бы способна встать на защиту трудового крестьянства. Средствами идеологической и политической пропаганды, художественной литературы и кино были сформированы образы  зажиточных крестьян (пресловутых кулаков и подкулачников), "кулачествующих"  середняков, кустарей и ремесленников как "стяжателей", "барышников", "толстосумов", людей не способных заниматься честным трудом. Их аттестовали как злейших врагов социализма, "последний паразитический класс". Десятилетиями в школах изучался рассказ "Челкаш", в котором Максим Горький изобразил деревенского парня неизмеримо более порочным даже по сравнению с портовым вором и алкоголиком.
Оставалось только дождаться главного сигнала  от партийного вождя, объявившего себя верным исполнителем "заветов Ильича". Запоздалыми оказались призывы Николая Бухарина не  "объявлять крестьянской буржуазии "Варфоломеевскую ночь", не организовывать "вторую революцию", "добавочную революцию по деревенской линии". "Если мы будем вести правильную политику, - говорил он в докладе на одном из Пленумов партии, - то нам не придётся проделывать снова революции" 10
Однако у большинства членов Политбюро ЦК взяли верх ленинская теория и практика вооружённого насилия времён Гражданской войны, несмотря на то, что кулак, по признанию самого же Ленина, "ведёт хозяйство на земле и часть накоплена им своим трудом" (подчёркнуто мною - В.Д.).
«Наступать на кулачество, - потребовал Сталин, - это, значит, сломить кулачество и ликвидировать его как класс. Вне этих целей наступление есть декламация, царапанье, пустозвонство - всё, что угодно, но не настоящее большевистское наступление. Наступать на кулачество - это, значит, подготовиться к делу и ударить по кулачеству, но ударить по нему так, чтобы оно не могло подняться на ноги. Это и называется у нас, большевиков, настоящим наступлением». 11
Председатель Совнаркома В.М. Молотов, выступая на заседании Уральского обкома партии, официально обозначил дополнительные социальные категории крестьян, намеченных для немедленного погрома. "Надо ударить по кулаку  так, чтобы перед нами вытянулся середняк". Установка, писал в Политбюро ЦК ВКП (б) зам. наркома финансов М.И. Фрумкин,  взятая в последнее время привела основные массы середнячества к беспросветности и бесперспективности. Всякий стимул улучшения хозяйства  - парализует страх быть зачисленным в кулаки. "Объявление кулака вне закона привело к беззаконию отношений ко всему крестьянству". 12
Мы не должны закрывать глаза на то, предупреждал Фрумкин, что деревня, за исключением небольшой части бедноты, настроена против нас, что эти настроения начинают уже переливаться в рабочие городские центры". Однако непосредственных исполнителей  нанесения "ударов" по крестьянству, провинциальных партийных вождей - секретарей ЦК партий республик, крайкомов, обкомов - антиколхозное настроение деревни не обескураживало. Ради очередной карьерной ступеньки они с энтузиазмом приступили к социальным погромам, не затрудняя себя чистотой социологического тестирования. Чувствовали себя вполне вооружёнными нормативной  правовой базой, а также идеологически "подкованными". Помнили установки Ленина времён Гражданской войны о необходимости полной очистки строительной площадки социализма от мелкого собственнического хозяйства как "базы возрождения капитализма".
Расширяя социальные источники мобилизации даровой рабочей силы для индустриализации (раскрестьянивание кулаков, середняков, "подкулачников" и пр.) центральные власти своевременно позаботились об увеличении сроков лишения свободы. В марте 1930     Прокурор РСФСР,  вскоре он и Нарком юстиции Н. Крыленко опубликовал в газете "Правда" установочную статью: "На основании резолюции СНК РСФСР от 29 мая 1929 г. сейчас уже не практикуется лишение свободы на срок меньше года. Предложено в максимальной степени развить систему принудительных работ. Проведён ряд мер по использованию труда лиц, на срок свыше трёх лет, на общественно необходимых работах в специальных лагерях в отдалённых местностях". Особым пунктом Крыленко предписывал принимать меры для социального устрашения: "…Идее "справедливого воздаяния", возмездия мы противопоставили обязанность суда искать в каждом конкретном случае борьбы с преступностью наиболее целесообразные мероприятия в целях…  использования факта судебного приговора для определённого воздействия на окружающую среду". 13
В конечном результате государственная война и охота на частных производителей - крестьян, кустарей, ремесленников, охотников и звероловов, лиц интеллектуального труда - закончилась полной победой большевистского государства. Всех  загнали в мелкксерктики, тозы, коммуны, колхозы, артели, "творческие" союзы.  На весь мир была развёрнута пропаганда фиктивных достоинств социального эксперимента. Вот его энциклопедический образец. "Претворяя в жизнь ленинский кооперативный план, КПСС осуществила коренной переворот в вековом экономическом укладе, в быту, в сознании миллионных масс крестьянства. Победа колхозного строя в СССР имеет всемирно-историческое значение. Опыт социалистического переустройства сельского хозяйства в СССР творчески применяется в других социалистических странах, а также в развивающихся странах, идущих по некапиталистическому пути развития. Идеи кооперирования приобретают огромную притягательную силу и для трудящихся крестьян капиталистических стран, побуждая их усиливать революционную борьбы за освобождение от гнёта монополий". 14
"Научное" содержание  сотен докторских и кандидатских диссертаций, десятков тысяч "исследовательских" и пропагандистских статей обобщено в энциклопедиях, повторяющих партийную апологетику. Коротко говоря, оно сводится к следующему. Кооперация - это гениальное социальное открытие "великого" Ленина, а коллективизация - это "великое" воплощение ленинских  идей и методов кооперирования.  Уместно заметить, что в современном мире особенно широко распространены действительно кооперативные виды собственности. По данным статистики, существует около одного миллиона кооперативных организаций и более чем 120 их видов и разновидностей. Они объединяют около 600 млн. человек.
Элементарная логика экономической науки обязывает нас заметить, что большевистские колхозы, равно как и ленинский кооперативный план не имели ничего общего с признанным во всём мире научным представлением о кооперации и кооперировании.  "Современная большая экономическая энциклопедия" в отличие от советских изданий  чётко определяет кооператив как предприятие или организацию, которая создаётся путём добровольного объединения для совместной предпринимательской деятельности. Кооператив представляет собою юридическое лицо, которое осуществляет свою деятельность на принципах  самофинансирования и самоуправления.
Ленинско-сталинские колхозы - это государственные организации, по тотальному изъятию продукции аграрного производства. Работающие в них люди - это государственное полевые рабочие, не защищённое ни трудовым договором об условиях оплаты труда, ни научным учётом его качества и количества. В колхозах 30-х годов не предусматривалась заработная плата в общепринятом содержании этого понятия. То есть права на своевременное получение заранее оговорённой суммы денежных средств. "Оплата" труда производилась один раз в год, по окончании хозяйственного цикла работ. Как правило, только второсортным зерном и только в размерах, указанных  районным комитетом партии. Решение принималось в зависимости от выполнения плана сдачи продукции государству колхозом, районом, областью, республикой (по принципу круговой поруки внутри этих структурных единиц). Могли и всё выгрести под метёлку, как в годы большевистских перманентных голодовок. Ныне общеизвестно, что в итоге первого после начала коллективизации голода в Украине погибло от семи до десяти миллионов человек или  каждый пятый житель. В Казахстане - каждый третий. Разница не в различном отношении властей к этносам. Меню славянского населения помимо продуктов животноводства включает злаки, овощи и  дикие травы. У казахов - исключительно молоко и мясо. Конфискация государством животных обрекала кочевые аулы на поголовное вымирание. Спасались только бегством в зарубежные страны.
Учёт количества, качества и квалификации труда в первых коммунах и колхозах отсутствовал по принципиальным идеологическим  мотивам. Обанкротившись с пагубной уравниловкой, власти объявили своё же собственное детище "мелкобуржуазной уравниловкой" и в течение 30 - 31 годов начали внедрять печально знаменитый трудодень. "Палочка" - горько шутили колхозники - применялась до 1966 года. То есть, говоря современным языком, трудодень представлял собою виртуальную единицу, которая не учитывала рабочее время в часах в продолжение рабочего дня, недели, месяца, года. Колхозник работал "от зари до зари". Выходные дни и отпуска не предусматривались (между прочим, нелишне заметить, что теоретик социалистического труда Ленин даже во время Гражданской войны пользовался отпусками по два - три раза в год). У дореволюционного крестьянина благодаря церковному календарю существовало около сорока праздников, во время которых труд считался грехом - человек отдыхал. Строителям социализма предоставлялось право не работать только в годовщину Октябрьской революции (2 дня) и в Первомайские - 2 дня. С обязательным участием в верноподданнических демонстрациях с портретами вождей и громкими здравицами в их адрес.
Шкала (ножницы) оценки труда колебалась от 0,5 трудодня до 4 трудодней за день. Законодатель устанавливал обязательный минимум трудодней. Колхозник, не наработавший в течение года минимума в 300 трудодней, лишался права пользования сельским магазином, в котором продавались осветительный керосин и спички - без чего никак нельзя. Только в 1954 - 1955 годах начинается  введение ежеквартального, реже ежемесячного  денежного авансирования трудодня. И только в 1966 г. колхозников перевели на ежемесячную денежную "гарантированную" оплату труда без применения трудодня.
После более десяти лет работы колхозов, стало совершенно очевидным, что спасительное личное подсобное хозяйство, ограниченно допускавшееся на  нищенских клочках земли и ручном труде, продолжало демонстрировать свои преимущества. По официальным статистическим  сведениям в 1940 г. на его долю приходилось 65 %  валового производства картофеля, 48 %  - овощей, 72 % - мяса, 77 % молока, 94 % - яиц, 39 % - шерсти. Однако идеологический гонор заставлял власти упорно утверждать, якобы основой продовольственного обеспечения в СССР является производство общественное.  Личные же подсобные хозяйства "служат лишь дополнительным источником  доходов трудящихся". 15    
Для сокрытия преимущества индивидуального семейного хозяйства, марксистские теоретики изобрели термин и понятие "личная собственность". В "Юридическом энциклопедическом словаре" 1987 г.  ещё сохранялось утверждение, что личная собственность "неразрывно связана с социалистической собственностью", но носит потребительский характер. А "основным источником" личной собственности должны служить доходы от участия в общественном труде, а также помощь государства лицам, подготавливающимся к квалифицированному труду (стипендии учащимся) и лицам, перешедшим на заслуженный отдых.  Ложь очевидна.
Основами гражданского законодательства и Основами уголовного законодательства скрупулёзно устанавливались нормы, имевшие целью "обеспечить потребительское назначение личной собственности граждан, препятствовать превращению её в средство наживы". Под наживой, пояснял ортодоксальный правовед, следовало понимать "лёгкий нетрудовой доход, наживание денег, материальных ценностей". Исходя из такой трактовки категории личной собственности, законодатель-марксист строго регулировал правовые функции личной собственности граждан СССР. В личной собственности граждан, разъясняет "Юридический энциклопедический словарь" (М. 1987), может находиться только один жилой дом, предусматриваются его предельные размеры, порядок продажи и покупки дома, сдачи в наём помещений и иного имущества. Иными словами, личная собственность была обречена  на стагнацию, физический износ. Наличие внутреннего потенциала роста не только не предусматривалось, но и было наказуемо.
В социалистическом (советском) праве  вынужденное допущение частной собственности упорно именовалось личной собственностью вплоть до начала пресловутой горбачёвской перестройки. Частные теплицы на карьерной родине Михаила Горбачёв трощились милиционерами. На садовых участках регулировались не только размеры домика по количеству квадратных метров, толщине стен, высоте конька крыши, но и толщине внешней штукатурки.
Даже  в конце последней трети ХХ века приусадебное землепользование колхозников в СССР продолжало носить не предпринимательский, а сугубо потребительский, натуральный, средневековый  характер. Максимальный размер приусадебного участка семьи колхозника - 0, 50 га, а на поливных землях  - 0,20 га. Обрабатывать приусадебный участок члены семьи обязаны были только своим трудом и, как правило, вручную. Примерным уставом колхоза 1969 г. (п. 42), именно в этих пределах колхозы и определяли конкретные размеры приусадебных участков колхозных дворов, независимо от их людности. В 30-х годах - не более 0, 12 га, так же независимо от  людности двора. Для сравнения напомню размеры землепользования крестьян по состоянию на 1905 г. То есть до  столыпинской прибавки.  В среднем на крестьянский двор приходилось надельной земли:  у бывших помещичьих крестьян - 6,7 десятины, у удельных - 9,5 десятины, у государственных - 12,5 десятины, Десятина того времени равнялась 1,092 гектара. К тому же, статистика фиксировала устойчивую тенденцию к увеличению размеров крестьянского землепользования за счёт сокращения дворянского (господа и тогда не любили работать!).
И главное, крестьянину закон не запрещал прикупать землю, обзаводиться техническими средствами, брать под её заставу кредиты, выращивать и свободно продавать любые продукты своего труда. Иными словами - на своём клочке земли он мог хозяйствовать как скромный предприниматель (потомственный дворянин Ленин называл это "кулачествованием" и гневался до страсти).
В отличие от крестьян колхозники 30-х годов не только кормились в основном от мизерного приусадебного участка. Большевистский законодатель с беспощадной тщательностью регулировал его размеры, чтобы не дать экономической возможности уклониться от работы исключительно в "общественном секторе". Вдобавок непомерные налоги  исключали возможность получить доход с приусадебного участка, который бы превысил нищенский уровень продовольственного самообеспечения. С каждой коровы полагалось сдать 13 килограммов масла (в топлёном виде). Норма коров в колхозном дворе - от одной до трёх (постоянно менялась). Одна - две свиньи с приплодам. Не более десяти овец.  Налог на овец - три килограмма шерсти со двора, 75 килограммов мяса со двора. Триста штук куриных яиц. Количество кур  ограничивалось постоянной недостачей зерна на их прокорм. Содержание лошадей категорически запрещалось.
Жёсткое государственное регулирование  хозяйства на приусадебном участке охватывало не  только определение количества и видов животных и птиц, но и порядок их использования. Даже - технологию потребления. Бычка-одногодка колхозник не имел права  продать в живом виде. Его надлежало в установленные сроки (осенью) сдать государству по, так называемой, контрактации. Условия контракта государство в одностороннем порядке определяло и по срокам сдачи и по ценам. Шкуру с откормленной на убой свиньи надлежало снять и сдать на пункт государственных заготовок. За опаливание свиньи    соломою - полгода тюремного заключения. В 1948 г. Сталин и Молотов подписали ещё один уникальный налоговой документ - сдавать полторы шкуры с каждой овцы. Видимо, были убеждены, что яловых овец не бывает. Мудрено быть всесильными вождями!
Во-вторых, не отвечает действительности пропагандистское утверждение о том, что колхозные "квалифицированные" кадры готовились государством. Во-первых, их в 30 годы не было. Позже трактористы и комбайнеры готовились за счёт колхозов.  Пенсионного обеспечения в колхозах до 50-х годов вообще не существовало.  После 50-х устанавливалась символическая пенсия за счёт колхоза, но  не государства. Переехав  в город к детям престарелый колхозник не получал ни государственную пенсию, ни колхозную.
Подведём итог. Приведённые выше факты свидетельствуют,  сравнивать колхозника с барскими,  с удельными, а тем более с государственными  крепостными крестьянами, как это делают исследователи и публицисты,  некорректно ни по экономическому (размеры земли, орудий труда), ни по  гражданско-правовыму положению. Правовое положение колхозников не сравнимо также  с отходниками из крепостнической общины. Возможность для внеземледельческих заработков впервые была феодалами дозволена ещё в ХУ веке. В середине ХУ111 в. в некоторых губерниях  уходили на заработки от 15 до 20% деревенских мужчин. В первой половине Х1Х в. число отходников превысило один миллион человек.
Некорректно сравнение колхозников  с батраками. Батраки, то есть сельскохозяйственные наёмные рабочие, имевшие небольшие земельные наделы или совсем лишившиеся земли, по крайней мере, имели свободу передвижения по стране,  право поиска работы у разных хозяев,  на промышленных предприятиях в том числе. Они не были лишены права свободно искать работодателя, наниматься к нему, договариваться об условиях найма и работы. Беспаспортные колхозники были приписаны к определённым колхозам, обозначаемым, как правило, именами членов Политбюро ЦК ВКП (б)  и обязаны были работать в них не по специальности, а по принципу - "куда пошлют".
Не менее варварски уничтожали коммунистические экспериментаторы  кустарное и ремесленное производство. В Российской республике до большевистского переворота кустарями и ремесленниками изготавливалась подавляющая часть продукции ряда отраслей, таких как обувная, шубная, рукавичная, бондарная, валяльно-войлочная, портняжная, предметов роскоши и другие. В 1913 г. в кустарной промышленности было занято около 5 млн. человек, в том числе в кустарной сельской промышленности - 4 млн. К осени 1920 г. было огосударствлено  29 тысяч  мелких предприятий. Кустарям и ремесленникам законодательно запретили быть субъектами  хозяйственной деятельности.  Административными средствами их объединяли в промысловые артели. К тому же такие  "кооперативные" объединения объявлялись государственными. С потерей прав самостоятельных юридических лиц. Программа РКП (б) предусматривала экономические меры, направленные к тому, чтобы парализовать их стремление  "…превратиться в мелких промышленников и создать безболезненный переход к более высокой, крупной машинизированной индустрии". 16
Отметим, что кустарная промышленность даже в условиях гражданской войны посрамила партийных теоретиков своей живучестью. В то время как продукция фабрично-заводского производства в  1920 г. составила только 12,8%  от уровня 1913 г., продукция кустарной промышленности достигла 44,1%. Именно она снабжала не только основные минимальные потребности населения, но и армейские требования обоих воюющих сторон.
Известно, что отдельным объектом гражданских прав является интеллектуальная собственность. Для миллионов лиц интеллектуального труда, научной и творческой интеллигенции, для религиозных деятелей, для всех мыслящих людей эта форма собственности формируется и используется только в неразрывной связана с фундаментальным правом  свободы мысли и совести. Это основное личное право человека  веками  отвоёвывалось у властных деспотов, претендовавших лишить индивидуум возможности самостоятельно выбирать для себя систему духовных ценностей, быть свободным от государственного, партийного или церковного контроля.
Ленин  и его единомышленники тщательно заботились  об идеологическом обосновании своей монополии на  духовную жизнь общества. Ликвидировав многопартийность, очистив Советы всех уровней от депутатов иных партий, они предприняли массированное наступление на  науку (в первую очередь академическую и университетскую), на выдающихся учёных, писателей, инженеров, на талантливых представителей творческой интеллигенции. Редактор главной большевистской газеты "Правда" Н. Бухарин на специальном "диспуте" о будущем интеллигенции в большевистской России жёстко предупредил всех: " мы хотим, чтобы была гегемония марксизма… Нам необходимо, чтобы кадры интеллигенции были натренированы идеологически на определённый манер. Да, мы будем штамповать интеллигентов, будем вырабатывать их, как на фабрике" (подчёркивания мои  - В.Д.) 17
Удачливые узурпаторы государственной власти панически боялись мыслящей личности, ей легче было  управлять миллионами послушных роботов со штампованными по марксистскому лекалу   мозгами. Трагические итоги фабричной идеологической работы видел украинский писатель-гуманист Владимир Галактионович Короленко. "Одно из непосредственных последствий большевизма - обеднение России интеллигенцией. Одни погибают как инакомыслящие, другие - как прямые противники, третьи прямо как "буржуи", четвёртые - потому что выбиты их колеи".
Ещё при жизни Ленина был создан действительно "новый" тип экономики. Новый,  не в смысле исторического прогресса, новизны, содержащей неоспоримые преимущества по  производительности труда и социальной защищённости труженика.  Качественные отличия этого типа заключались в том, что вся система хозяйствования осуществлялась административными методами, волюнтаристским набором форм и механизмов централизованной регламентации в управлении не только всеми отраслями  хозяйства, работой всех предприятий, но и физическим и интеллектуальным трудом  членов общества.                                                                         
Монополизация государством всех видов собственности   послужила также экономическим основанием, и исходным пунктом формирования деспотического политического режима власти. Для идентификации социально-экономического и политического псевдо нового строя, созданного Лениным и его единомышленниками, примем во внимание, как К. Маркс, определял в своей терминологии и в своём понятийном аппарате "азиатский способ производства".  Азиатским способом производства  он называл такую форму, при которой все земледельцы и ремесленники находятся в юридической зависимости не от частных землевладельцев, а от государства. Государство выступает верховным собственником всех земель и иных средств и орудий производства. Все подданные совершенно бесправны перед царями, фараонами и их слугами, наделёнными верховным правителем административной властью.
В свете современных реалий необходимо терминологическое уточнение - в СССР был создан "азиатский" не в современном раскладе, а древнеазиатский способ производства.  Наиболее тяжелое наследие диктата, монополизма большевистской государственной власти во всех сферах жизни общества перешло в трансформированном виде к нынешним частным  крупным  монополиям. Именно они остаются  главным препятствием на пути декларируемых властями всё новых и новых  планов развития малого и среднего бизнеса, относительная доля которого в производстве сохраняет устойчивую тенденденцию к уменьшению.        Возможно, только разрушительные  последствия текущего финансово-экономического кризиса стимулируют действительно серьезные поиски  решения запоздалой проблемы. Программа решения непременно должна быть общегосударственной. Её составителям необходимо  учитывать следующее. В ходе 70-летнего ленинского эксперимента большевикам удалось уничтожить или основательно  разрушить  все исторически сложившиеся продуктивные виды собственности. Общую, частную, все виды кооперативной (долевую, бездолевую, артельную и др.), семейную (разновидность частной). Вполне понятно, что вместе с собственностью методично уничтожались, а затем неотступно  преследовались  все  негосударственные субъекты хозяйствования: предприимчивые крестьяне, предприимчивые ремесленники, успешные торговцы, самостоятельно мыслящие люди науки и искусства.
Наконец, в последние полтора десятка лет с большевистским размахом и ленинско-сталинской безответственностью были разрушены и разорены колхозы, которые,  по мнению выдающихся американских аграрников (Гарст, Итон и др.), могли быть через механизм стимулирующего производство налогообложения гармонично трансформированы в передовые хозяйства фермерского типа, превосходящие по производительности зарубежные. Предпринимательство как особый вид человеческого капитала вытравлялось в сознании общества до генетического уровня - и у рядовых тружеников и у руководителей-хозяйственников. Ныне у  миллионов рядовых тружеников нет ни материально-технических средств, ни стартового капитала. У руководителей нет исторического опыта и потомственных традиций. Такова реальность.


Источники и литература

1. Ленин В.И. К деревенской бедноте. Объяснение для крестьян, чего хотят социал-демократы. Полн. собр. соч. Т. 7, стр. 129 - 203.
2.. Чего добиваются повстанцы-махновцы. Издание Штаба дивизии     повстанцев войск имени           Батько-Махно. 1919  г., стр. 9 - 16.
3. Ленин В.И.  Пять лет Российской революции и перспективы мировой революции. Полн. собр.      соч. Т.45, с. 278 -  294.;.
4. Требованием "государственном принуждении" крестьянства в процессе его коммунистической "переделке".пронизаны  все основные доклады и выступления Ленина на Х и Х1 съездах партии, конгрессах Коминтерна.  и пр. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 42, стр.. 128 - 161. Доклад Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров о внешней и внутренней политике 22 декабря;. Ответы на вопросы на фракции РКП (б). У111 съезда Советов 27 декабря. Т. 42,.. стр. 77 - 78, 88 -143,.180 - 181, 189, 109 - 112 - 113,., . .190 -192. Т..43, с. с. 78, 154 - 155. 190. Т.. 44, с.. 428. Т..45. Политический отчёт Центрального Комитета РКП (б), стр. 69 -118 и др.
5. См. там же..
6.  См.: БСЭ. Изд. 3-е. Т. 12. С. 425 - 428, а также  группу больших статей, посвящённых кооперации            и кооперативном плану В.И. Ленина в  БСЭ. Т.13.
7. См. Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский. Полн. собр. соч. Т. 37, стр. 326.
8. Ленин В.И. Речь о дополнениях к законопроекту СНК "О мерах укрепления и развития сельского хозяйства  во фракции РКВ(б) У111 съезда Советов 27 декабря. 42, с. 183 -Ответы на вопросы во фракции РКП(б) У111 съезда Советов 27 декабря. Полн. собр. соч. Т. 4 2, с. 178 -195.
9 . См. там же, с. 183.
10. . Полностью док. опубликован в хрестоматии "История России. 1917 -  1940. Екатеринбург, 1993.      С.. 267 -268. См. также  коллективную   монографию (в целом апологетическую) - "Бухарин:     человек, политик, учёный". М. 1990. С. 82 - 131.
11.  См.: Сталин И.В. Речь на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 г. - Сочинения. М., 1952. С. 167 - 169.
.12.  Из письма заместителя наркома финансов М.И. Фрумкина в Политбюро  ЦК ВКП (б) от 15 июня 1928 г. План выхода из аграрного, экономического и социального кризиса он изложил в виде одиннадцати  конкретных предложений. Публикацию см.: Литературная газета. 1990. 26 декабря.  Родился Моисей Ильич Фрумкин в 1878 г., член РСДРП с 1904 г., расстрелян в 1938.
13. Правда. 1930. 17 марта.
14. См.: БСЭ. Изд. 3-е. Т. 12. С. 425 - 428, а также  группу больших статей, освящённых кооперации и кооперативному плану В.И. Ленина в БСЭ. Т.13..
15. .См.: Белянов В.А. Личное подсобное хозяйство при социализме. М., 1970;   Шмелёв Г.И.                 Личное подсобное    хозяйство и его связи с общественным  производством. М., 1971.
Сельское хозяйство СССР. Статистический сборник, 1960, стр. 7.
16. См.: Собрание законов и распоряжений рабоче-крестьянского     правительства СССР,         издаваемое   Управлением  Совета народных комиссаров Союза ССР и СТО. М. 1932. Ст. 516. С.      821 - 822
17.  См. в кн. "Судьбы современной русской интеллигенции". М., 1925, стр.  20 - 29.


 
загрузка...

Комментарии   

 
0 #1 yaula 30.12.2012 10:16
Как по мне, то любая теория на практике сводится для получения прибыли. Или кака этим управлять. В настоящее время Ленинские принципы также действенны как и ранее при развитом социализме. Вок так !!!
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить