Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы В.Н. Дариенко О СОЦИАЛЬНОМ СУБСТРАТЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

В.Н. Дариенко О СОЦИАЛЬНОМ СУБСТРАТЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В.Н. Дариенко

О СОЦИАЛЬНОМ СУБСТРАТЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

За почти два десятка лет в странах СНГ накопились сотни законов, подзаконных актов, постановлений, высоких обещаний "всемерно поддерживать" малый и средний бизнес в сельском хозяйстве. Но всё это тонет в молоке из под "европейской сухой коровы", вязнет в иных субпродуктах, азиатских и африканских. А на научно-теоретических и научно-практических конференциях снова и снова обсуждаются вопросы научного (простите за тавтологию) подхода к организации этого самого бизнеса. Он действительно  может обеспечить экономическую безопасность страны. В том числе и защитить от кризисных потрясений монополистического капитализма.
Общеизвестно, что после временного отхода от ленинского эксперимента "военного коммунизма"  и частичного возвращения к традиционным формам хозяйствования крестьянам российской империи понадобилось всего около пяти лет, чтобы спасти страну от людоедского голода, катастрофической убыли населения. Чего же не хватает для начала массового предпринимательства в сельскохозяйственном производстве в наши дни.
А не хватает главных факторов. Первый - свободных собственников земли. Второй - свободных капиталов для материально-технического обеспечения производственного процесса. Третий - наша промышленность никогда не была ориентирована на производство минитехники, которая бы обеспечивала индивидуальные хозяйства.
Жёстко ограниченные рамки настоящих заметок позволяют мне высказать несколько принципиальных соображений только по первому фактору.
В споре с Каутским Ленин признал, что свою абсолютную монополию на землю он, Ленин и его команда, закрепили уже самим фактом захвата власти. "Частная собственность на землю в России с 26. Х. 1917 г., т. е. с первого дня пролетарской социалистической революции, отменена. …Революционному крестьянству  в России дальше идти некуда, ничего "идеального", с этой точки зрения, как национализация земли и равенство землепользования, ничего радикального (с этой же точки зрения) быть не может". (подчёркивания Ленина). 1.
По вполне понятным причинам Ленин вместо термина (понятия) "огосударствление" употребил слово "национализация". Но ни экономической, ни юридической, ни политической сути законодательного акта это не меняет. Все научные словари  ясно и чётко толкуют: национализация это отчуждение имущества частных лиц и передача его в собственность государства.  Никто, никогда ни этого закона от 27 января (9 февраля) 1918 г.,  ни ленинского законодательного замысла об огосударствлении всей земли не отменял, вплоть до ликвидации СССР и принятия пост советских актов.
Следовательно, в большевистских колхозах не могли быть сохранены  ни общинная собственность, ни частная, ни кооперативная. Они, колхозы, создавались только на базе государственной собственности. С завершением колхозного строительства не только физические лица (колхозники), но и юридические лица (колхозы) никаких прав собственности на  земли не имели. Ни на пахотные, ни на иные. Земля законодательно была объявлена единым земельным фондом государства. Это  юридически закреплялось и во всех большевистских конституциях. Согласно 11-й статье  Конституции СССР 1936 г. земля, как и прежде, объявлялась в исключительной собственности государства.
Более того. Распоряжение земельным фондом страны было отнесено к компетенции Союза ССР. Только центральная власть Союза, но не союзных республик, имела право устанавливать основы землепользования.
Прежде, чем перейти к озаглавленной проблеме по существу,  примем во внимание ещё несколько принципиальных юридических замечаний по типам  общинной, частной и кооперативной собственности. Собственность как гражданско-правовой институт представляет собою совокупность юридических норм, которые регулируют экономические отношения собственности методами  гражданского права. Поэтому со времён Древнего Рима юристы говорят о праве собственности в объективном и в субъективном смыслах.   В субъективном смысле право собственности - это право отдельного лица - 1) владеть, 2) пользоваться и  3) распоряжаться имуществом по своему усмотрению и в своих интересах непосредственно в пределах закона и независимо от воздействия других лиц. Одним из центральных институтов гражданского права является совокупность правовых норм, которые регулируют и охраняют состояние принадлежности (присвоенности)  материальных благ конкретным лицам.
Наши не только школьные, но и многие вузовские учебники едва ли не единодушно утверждают, якобы после так называемой "отмены крепостного права" крестьяне стали "лично свободными". Это утверждение юридически, мягко говоря, некорректно. Проблема в том, что через хитроумный механизм "великого освобождения" крестьяне были всего лишь переведены из сословия частновладельческих (барских) крепостных в сословие государственных крепостных.  Владение общинное и подворное не стало институтом частной собственности. Крестьяне не получили субъективного права в том юридическом смысле, как его понимает частное право. Следовательно, "освобождённые" крестьяне, в отличие от дворян и других сословий, не стали субъектами гражданского права. Несмотря на сравнительно либеральную судебную реформу 1864 г. их продолжали пороть до 1903 года. Подчиняя это сословие государству всеми  средствами, включая телесные наказания, власть, по словам главы царского правительства С.Ю. Витте, оскорбляла в Человеке Бога.
Прежде чем перейти к изложению практических "военных и охотничьих" методов переделки большевиками постстолыпинских крестьян в колхозников необходимо также рассмотреть  идеологические  основания социального экспериментаторства. То есть кратко воспроизвести историю разработки Лениным теории аграрного вопроса. Аграрная программа большевиков представляла собою часть их общей программы борьбы за власть на этапах буржуазно-демократической и социалистической революций. В ней определялись общие задачи партии по аграрному вопросу. Понятно, что в изложении своей теории Ленин открыто не говорил  о том, что  ставит перед своей партией задачу превращения свободных постстолыпинских крестьян с землёй в бесправных большевистских сельских рабочих без земли. Понятно, что под властью нового, "пролетарского" государства, читай - большевистского. Он тщательно разрабатывал проблемы использования привлекательных для крестьянства социальных лозунгов для  привлечения их  на сторону именно большевистской партии на пути к захвату власти (отмена выкупных платежей, возвращение отрезков, передача крестьянам помещичьих, монастырских, кабинетских, удельных и прочих земель и прочие "блага", и правовое покровительство).
За крестьянские массы при конструировании своих политических комбинаций боролись и другие социал-демократические и социалистические партии (меньшевики, эсеры), конституционные демократы, анархисты и прочие. Однако вопрос о крестьянской собственности на землю и судьбах индивидуального крестьянского хозяйства каждая партия представляла по-своему. Социал-демократы меньшевики выступали за муниципализацию земли и сохранение индивидуального хозяйства (проект выдающегося экономиста, академика П.П. Маслова, поддержанный Г.В. Плехановым). Согласно их программе мелкое крестьянское хозяйство, основанное на частной собственности, предполагалось  сохранить. Надельная земля, то есть полученная после аграрной реформы 1861 г.,  закреплялась в  частную собственность крестьян. Помещичьи земли отчуждались (за выкуп или безвозмездно) и  поступали в распоряжение органов местной власти - земств. Земства не имели бы права продажи и заклада земель этого фонда. Благодаря  чему фонд сохранялся с тем, чтобы крестьяне по мере развития их хозяйств, могли пользоваться арендой земли. За определённую плату.
Аграрная программа социал-демократов меньшевиков предусматривала также и национализацию земли.  Но только частичную национализацию, никаким образом не ущемлявшую коренных земельных и имущественных интересов многомиллионного крестьянства. Национализации, то есть передаче частнособственнических земель в собственность будущего демократического государства, подлежали земли помещичьи, церковные, монастырские, кабинетские, удельные. Кабинетские земли являлись собственностью императорской фамилии и управлялись Кабинетом его императорского величества. Удельные земли также принадлежали царской семье на правах собственности, но управлялись Главным управлением уделов. Преобладающей формой повинностей, прикреплённых к этим землям удельных крестьян, был оброк. В сравнении с помещичьими крестьянами удельные крестьяне пользовались большей свободой хозяйственной деятельности.
Социалисты-революционеры (эсеры) выступали за социализацию земли и сохранение индивидуального и общинного хозяйства. Социализация рассматривалась ими как передача всей земли в распоряжение органов местного самоуправления без выкупа, уравнительное её распределение по трудовой или потребительской норме среди крестьян, которые вели хозяйство собственным трудом. Следовательно, аграрная программа социалистов революционеров также предусматривала строительство социализма.  Но без экспроприации наличных крестьянских наделов, орудий и средств производства. Ведение индивидуально-семейного хозяйства с полной свободой предпринимательской деятельности. Эсеры не разделяли марксистско-ленинскую догму, согласно которой  путь крестьянства к социализму лежал только через капитализм, только через социальное расслоение деревни на сельскую буржуазию и сельский пролетариат (батрачество), на их непримиримую классовую борьбу.  
Эсеры продолжали в новых условиях развивать народнические экономические теории о том, что крестьянские хозяйства не являются мелкобуржуазными, что они устойчивы.  Их производство способно противостоять конкуренции крупных капиталистических хозяйств. Не считая крестьян социалистами "по природе", как полгали старые народники, эсеры были убеждены, что общинно кооперативные традиции их жизни выработали в их правосознании способность воспринять идеи аграрного социализма. Задача интеллигенции заключалась в том, чтобы помочь крестьянству проникнуться социалистическим сознанием и бороться за создание рабоче-крестьянского союза против самодержавной государственной власти.
Наиболее влиятельная политическая партия, состоявшая по преимуществу из интеллигенции, части либерального дворянства, средней городской буржуазии, именовавшая себя конституционно-демократической партией (кадеты), также признавала, что земля должна принадлежать "трудовому земледельческому населению". А принудительное отчуждение частновладельческих  земель должно производиться не безвозмездно, а за вознаграждение, "по оценке, соответствующей нормальной доходности земли". Методика оценки земли проста: она находится в зависимости от бонитировки почв и экономической оценки  земли как средства производства.
У анархистов, никогда не составлявших даже зародыша политической партии в общепринятом конституционном понимании, тем не менее, можно проследить их взгляд на проблему земли и собственности. Провозглашая своей целью уничтожение государства, уничтожение всякой политической власти над обществом и личностью, они выступали за добровольное объединение индивидуумов в свободные и добровольные объединения граждан. Земля  и все средства производства должны находиться в полном распоряжении городских и сельских общин, ассоциаций, которые без помощи государственных институтов и государственных чиновников обмениваются плодами своего свободного труда.  
"Этот товарищеский продуктообмен, - писал штаб махновцев в своей программе, - между рабочими союзами города и крестьянскими общинами деревни сам по себе установил бы  и утвердил бы великое здание свободного рабоче-крестьянского хозяйства, которое общими гигантскими силами всех трудящихся привело бы нас в единую Анархическую коммуну; цветущую садами, знаниями, чувством солидарности и покоящуюся на фундаменте, который гласит: "от каждого по его силам-способностям и каждому по его надобностям-потребностям". 2
Как видим, только ленинская  программа, в отличие от всех выше перечисленных,  была нацелена, в конечном  счёте, на национализацию земли, то есть на безвозмездное изъятие её  у крестьян, на огосударствление. Чтобы на пути к власти в крестьянской стране не вступить, прежде времени, на путь открытой вооружённой борьбы с крестьянством, план обмана их был разработан не только с беспощадной тщательность, но и с демагогической изощрённостью.
В дореволюционной России (в границах СССР до 17 сентября 1939 г.) из 367  млн.  с.-х.  земель   135 млн. га (37%) было в пользовании трудовых крестьянских хозяйств, свыше 80 млн. га (22%) принадлежало относительно зажиточным крестьянам, по народнической и большевистской терминологии - кулакам. Помещики, царская фамилия и монастыри владели  152 млн.  га (41%).            Советская историография 70 лет твердила, якобы "В результате Великой Октябрьской революции крестьяне безвозмездно получили 150 млн. га земель, находившихся в руках помещиков, буржуазии, царской фамилии, монастырей и церквей, а также часть казённых земель. Позднее к трудовому крестьянству, вступившему в колхозы, перешли также земли, принадлежавшие кулачеству, - 80 млн. га". 3
Фактически, как свидетельствуют  документы, крестьянство никогда не получило от большевистской власти в собственность ни клочка никакой земли. А миллионы из  них,  не получили и тех роковых двух аршинов, которые полагаются всякому смертному. "Можно обманывать часть народа всё время, говорил президент США  А. Линкольн, - и весь народ - некоторое время, но нельзя обманывать народ всё время". Грандиозный по своим историческим последствиям политический обман российского крестьянства  начался с ленинского доклада о Декрете о земле на Втором Всероссийском съезде Советов. Учитывая большую популярность лозунга уравнительного землепользования среди крестьянства, большевики в октябре 1917 г. включили эсеровскую программу (термин и понятие - "социализация земли") в Декрет о Земле.  Основные положения Декрета получили конкретное извращение в ряде последующих законодательных актов большевистского государства. В частности в вышеупомянутом  "Законе о социализации земли" от 27 января (9 февраля) 1918 г. социализация земли   в ленинской интерпретации фактически уже подразумевала "национализацию земли". То есть земля юридически закреплялась  в исключительную собственность большевистского государства.
После аграрной реформы 1861г. шел процесс дифференциации  в размерах земельной собственности крестьян. Особенно значительные изменения происходили в ходе  проведения Столыпинской аграрной реформы. По состоянию до её начала, то есть до включения в землепользование многомиллионных массивов свободных земель Сибири, Урала и Туркестанского края, в среднем на крестьянский двор приходилось надельной земли у бывших помещичьих крестьян - 6,7 десятины, у удельных - 9,5 десятины, у государственных -12,5 десятины (десятина равна 1, 092 гектара).
После прихода к власти большевиков эти земли, независимо от их размеров, происхождения и порядка пользования конфисковывались. Обратим внимание, что в структуре конфискуемых большевиками крестьянских земель были не только те, что представляли собою первоначальный надельный клин, но и те  клочки, что прикупал рачительный хозяин, чтобы обеспечивать свою растущую семью.       Подчеркнём также, что  конфискация производилась  не на основе декретов законодательных органов, а по декретам органа исполнительной власти - Совета Народных Комиссаров. При этом проекты всех декретов  и в СНК проходили лишь формальную штамповку. Ни один декрет не принимался, по словам самого Ленина,  "без предварительного одобрения  на Политбюро".
За годы  НЭПа  "послабили верёвку" (выражение Ленина), дали крестьянам возможность спасти население страны от полного вымирания. Выиграв время, подготовили военно-бюрократические кадры для нового партийно-государственного наступления против трудового крестьянства. Не менее важный политический фактор - к концу 20-х годов не осталось ни одной политической партии или мало-мальски структурированной организации, которая была бы способна встать на защиту трудового крестьянства. Средствами идеологической и политической пропаганды, художественной литературы и кино были сформированы образы  зажиточных крестьян (пресловутых кулаков и подкулачников), "кулачествующих"  середняков, кустарей и ремесленников как "стяжателей", "барышников", "толстосумов", людей не способных заниматься честным трудом.
Оставалось только дождаться главного сигнала  от партийного вождя, объявившего себя верным исполнителем "заветов Ильича". Запоздалыми оказались призывы Николая Бухарина не  "объявлять крестьянской буржуазии "Варфоломеевскую ночь", не организовывать "вторую революцию", "добавочную революцию по деревенской линии". "Если мы будем вести правильную политику, - говорил он в докладе на одном из Пленумов партии, - то нам не придётся проделывать снова революции" 4
Однако у большинства членов Политбюро ЦК взяли верх ленинская теория и практика вооружённого насилия времён Гражданской войны, несмотря на то, что кулак, по признанию самого же Ленина, "ведёт хозяйство на земле и часть накоплена им своим трудом". 5
«Наступать на кулачество, - потребовал Сталин, - это, значит, сломить кулачество и ликвидировать его как класс. Вне этих целей наступление есть декламация, царапанье, пустозвонство - всё, что угодно, но не настоящее большевистское наступление. Наступать на кулачество - это, значит, подготовиться к делу и ударить по кулачеству, но ударить по нему так, чтобы оно не могло подняться на ноги. Это и называется у нас, большевиков, настоящим наступлением». 6
Председатель Совнаркома В.М. Молотов, выступая на заседании Уральского обкома партии, официально обозначил дополнительные социальные категории крестьян, намеченных для немедленного погрома. "Надо ударить по кулаку  так, чтобы перед нами вытянулся середняк". Установка, писал в Политбюро ЦК ВКП(б) зам. наркома финансов М.И. Фрумкин,  взятая в последнее время привела основные массы середнячества к беспросветности и бесперспективности. Всякий стимул улучшения хозяйства  - парализует страх быть зачисленным в кулаки. "Объявление кулака вне закона привело к беззаконию отношений ко всему крестьянству". 7
Расширяя социальные источники мобилизации даровой рабочей силы для индустриализации (раскрестьянивание кулаков, середняков, "подкулачников" и пр.) центральные власти своевременно позаботились об увеличении сроков лишения свободы.  В марте 1930  Прокурор РСФСР,  вскоре он и Нарком юстиции Н. Крыленко опубликовал в газете "Правда" установочную статью: "На основании резолюции СНК РСФСР от 29 мая 1929 г. сейчас уже не практикуется лишение свободы на срок меньше года. Предложено в максимальной степени развить систему принудительных работ. Проведён ряд мер по использованию труда лиц, на срок свыше трёх лет, на общественно необходимых работах в специальных лагерях в отдалённых местностях". Особым пунктом Крыленко предписывал принимать меры для социального устрашения. 8
Оставалось приступить к непосредственному вооружённому наступлению. Приведём  с сокращениями  образец военно-оперативной подготовки кадров к погрому крестьянства.
Циркуляр Свердловского окружкома ВКП(б) от 6 февраля 1930 г. 
"Срочно. Сов. Секретно.
Возвратить через 24 часа.
С проведением политики ликвидации кулачества как класса… Окружком предлагает секретарям райкомов под личную ответственность немедленно в 3-х дневный срок по получении сего проверить реальность мобилизационных планов комотрядов на предмет сбора…,  чтобы комотряд обеспечивал бесспорную боеспособность и вместе с тем, чтобы в случае сбора отряда и использования его в боевых операциях.
…Принять меры к тому, чтобы все зачисленные в  комотряды члены ВКП (б) немедленно были привлечены к  военной подготовке через учебно-строевые единицы Осоавиахима, с тем, чтобы комотряды в случае их сбора представляли из себя действительно боевую воинскую единицу. Военная учёба должна быть для всех коммунистов, ибо не зачисленные в отряды члены ВКП (б) будут ближайшим резервом для пополнения комотрядов в случае необходимости". 9
Наряду с подготовкой боевых резервов заботились и об обеспечении политической поддержки операции со стороны городских рабочих.
Не исключая слепого усердия местных чиновников, попиравших всякие нормы человечности, документы свидетельствуют, что они в совокупности представляли собою лишь живые провинциальные  агрегаты  чудовищной по размерам  и масштабам невиданного насилия государственной машины репрессий. Война против крестьянства направлялась из единого центра - Политбюро ЦК ВКП (б) во главе с "верным ленинцем" -  Сталиным.
В специальную комиссию "по кулакам", во главе с её председателем А.А. Андреевым поступала оперативная информация о количестве раскулачиваемых. Андреев в то время, в 1931 - 1932 годах,  был в составе Политбюро ЦК ВКП (б), председателем Центральной Контрольной Комиссии ВКП (б), наркомом Рабоче-крестьянской Инспекции СССР.  "Комиссия тов. Андреева по кулакам", включавшая  высших руководителей силовых органов власти, выступала в роли государственного штаба с чрезвычайными полномочиями по   учёту и распределению репрессированного крестьянства по заявкам  руководителей трудоемких крупнейших предприятий страны. Приведем лишь одну справку за 1931 г. (форма справки сохраняется).

"Совершенно секретно. Тов. Андрееву.
1. В 1930 году всего выселено:                113. 013 сем. - 551. 330 чел.
2. В 1931 году всего выселено:               243. 531   "    - 1.128.198 чел.
-------------------------------------------------------------------------------------------
Итого за 1930 и 1931 гг. выселено  356. 544 сем. - 1.679.528 чел.
Из них:
а) Вселено из других областей       245.403 сем. - 1.157.077 чел.
б) Переселено из других областей 111. 141  "    - 522.451 чел.
-------------------------------------------------------------------------------------------

3. Выселенные кулаки были вселены в следующие края:
1)Северный край                                   58. 800 сем -  288.560 чел.
2) В Уральскую область                          123.547    "    - 571.355    "
3) В Казахстан                                           50.266    "    - 241. 331   "
4) В Зап.- Сиб. край                                   69. 916   "    - 316.883    "
5) В Вост. - Сиб. край                                28. 572   "    - 138.191    " 
6) В Д.В.К.                                                   9.694    "    -   49.269    "
7) В Якутию (на Алдан)                                1.366   "    -    7.157     "
8) В Ленинградск. обл.                                 6.884   "    -   31.466    "
9) В Нижегородский край                            1. 497   "   -     6.316    "
10) В С.К.К.                                                   3.000    "   -    15.000    "
11) В У.С.С.Р.                                                3.000    "   -     15.000   "  
-------------------------------------------------------------------------------------------
Итого:                                                 358.544 сем. - 1.679.528 чел.
10
Определение количества разорённых крестьянских хозяйств по цифрам официальной статистики раскулаченных семей неизбежно ведёт нас к грубейшему искажению картины народного бедствия.  Многоаспектность катастрофического процесса "раскулачивания", реально - раскрестьянивания, будет, несомненно, изучаться ещё долго и сложно. В нём сплелись в трагический узел не только идеология, политика, экономика, но и факторы духовного порядка. Уничтожались трудовые традиции, попирались крестьянская этика и нравы, разрушалась коллективистская и индивидуальная крестьянская мораль, ломались традиционные формы общественного и семейного воспитания и образования, иерархия материальных и духовных  ценностей, социальные и религиозные взгляды, настроения и пр.      После фарисейской пропаганды нэповской политики "послаблений верёвки" (выражение Ленина) неожиданное вооружённое нападение правительственных органов на трудовую деревню произвело на крестьян ошеломляющее впечатление. Необъяснимый страх и мучительное ожидание нарастающих социальных бедствий стимулировали массовое бегство населения из деревни.
Начавшееся с первых актов раскулачивания (1928 г.), оно превратилось в многолетний системный процесс обезлюднения аграрной сельской местности. Охватившая всю страну война большевистского государства против собственного народа носила особый характер. Разжигая социальную вражду и ненависть в деревне в годы Гражданской войны, власти пытались как то "оправдывать" её лозунгом классовой борьбы малоземельной бедноты против зажиточного кулачества, острого дележа барских и церковных земель.
В новой антикрестьянской войне  стал ещё более превалировать фактор аморального содержания.  Иезуитски эксплуатируя  низменные человеческие инстинкты и порочные наклонности, власть мобилизовала целую армию глубоко аморальных "активистов", жаждавших получить 25 % раскулаченного имущества, переселиться в раскулаченный дом соседа, получить задарма его благоустроенное подворье, попьянствовать и покуражиться над поверженным. Губительный яд зависти, ненависть к чужому благополучию, удовольствие от чужого несчастья, вражда к состоятельному труженику, душевная пустота пьяниц  и картёжников - всё было мобилизовано на службу ленинско-сталинского наступления на крестьянство.
Центральная власть целенаправленно, годами превращала  сельскую местность в поле массовых арестов, насилия, торжества развращённого вседозволенностью разнокалиберного чиновничества над трудовой и добропорядочной крестьянской массой. Только пять лет спустя после начала    "Варфоломеевской ночи", чудовищного голода и гибели миллионов Председатель Совета Народных Комиссаров В. Молотов и Секретарь ЦК ВКП (б) Сталин  разослали органам ОГПУ, Суда и Прокуратуры инструкцию о том, что они уже "не нуждаются в массовых репрессиях". Фактически же в ней давались новые установки о том, как усовершенствовать террор, чтобы "не свести к нулю влияние нашей партии в деревне" Вот выдержки их этого потрясающего своим невиданным цинизмом документа.
"Секретно. Не для печати.
ЦК и СНК считают, что в результате наших успехов в деревне  наступил момент, когда мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников. Правда, из ряда областей всё ещё продолжают поступать требования о массовом выселении из деревни и применении острых форм репрессий. В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краёв около ста тысяч семей.
В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне всё ещё продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому не лень. Не удивительно, что при такой практике арестов, органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и, особенно, милиция теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: "сначала арестовать, а потом разобраться".
Эти товарищи, видимо, не понимают, что метод массового выселения крестьян за пределы края в условиях новой обстановки изжил себя…
Было бы неправильно думать, что наличие новой обстановки и необходимость перехода к новым методам работы означают ликвидацию или хотя бы ослабление классовой борьбы в деревне. Наоборот, классовая борьба в деревне будет неизбежно обостряться. …Наоборот, наша борьба должна быть всемерно усилена, наша бдительность  - всемерно обострена.
Речь идёт, стало быть, о том, чтобы улучшить старые способы борьбы, рационализировать их и сделать наши удары более меткими и организованными. Речь идёт, наконец, о том, чтобы каждый наш удар был заранее подготовлен политически, чтобы каждый наш удар подкреплялся действиями широких масс крестьянства". 11.
Вполне понятно, что после "политической рационализации" антикрестьянской войны, повышения "меткости и организованности наносимых ударов" бегство населения из коммун и  колхозов  продолжалось. В ответ центральная власть совершенствовала государственную систему учёта, выслеживания, поимки и наказания крестьян-беглецов. В 1932 г. вводится единая паспортная система учёта граждан и обязательной прописки их к месту жительства, что существенно рационализировало отлавливание беглецов.
Говоря строго юридическим языком, государство отказало крестьянам в признании их гражданами своей страны. Более того, не удостоверяя личность крестьянина в качестве гражданина СССР, большевистское государство ставило его вне правовой защиты, открывало органам власти  поле для произвольной политической квалификации его поведения.
Великий физиолог Иван Петрович Павлов предупреждал большевистское правительство об огромных социально-психологических последствиях бесчеловечного ленинского эксперимента над соотечественниками. "…Надо помнить, - писал  он Председателю СНК Союза ССР В. Молотову, - что человеку, происшедшему из зверей, легко падать, но трудно подниматься. Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовольствием приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приручаемым участвовать в этом, едва ли возможно оставаться существами, думающими и чувствующими человечно. И с другой стороны. Тем, которые превращаются в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного достоинства" (подчёркнуто мною -В.Д). 12
Социально-психологические последствия большевистского эксперимента над народами России, (бесчувственность власти и его социальной опоры)  не преодолены и до настоящего времени.  Не только из нравственного обихода, но и из повседневной лексики исчезли слова "милосердие", "сострадание", "добросердечность". Одной из достопримечательностей современной России, пишет еженедельник "Аргументы и факты",   стали высоченные заборы. За этими заборами 3%  "счастливцевых" прячутся от остальных россиян. Частные охранники, защищающие "острова стабильности", скоро по численности превысят состав регулярной армии. …А наше бесстыдное телевидение ежедневно демонстрирует народу, как представители власти, новые богатеи, высшее чиновничество, вчерашние бандиты и коррупционеры "сливаются в  экстазе" счастья. Да так сливаются, что порой трудно различить, где у нас элита, а где жульё и обслуживающие их попсовые б…" 13 
Вернёмся к глобальной оценке последствий ленинского эксперимента. "Вы напрасно верите в мировую революции, писал Иван Петрович Павлов Молотову…Вы просто сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До вашей революции фашизма не было. …ведь только политическим младенцам Временного правительства было мало даже двух ваших репетиций перед Вашим Октябрьским торжеством. …Чем пользовались и пользуетесь Вы - террор и насилие" (подчёркнуто мною - В.Д.). 14
В конечном результате государственная война и охота на частных производителей, крестьян, кустарей, ремесленников, охотников и звероловов акончилась полной победой большевистского государства. Всех  загнали в коммуны, тозы, мелкксертики, колхозы, артели. На весь мир была развёрнута пропаганда фиктивных достоинств социального эксперимента. Вот его энциклопедический образец. "Претворяя в жизнь ленинский кооперативный план, КПСС осуществила коренной переворот в вековом экономическом укладе, в быту, в сознании миллионных масс крестьянства. Победа колхозного строя в СССР имеет всемирно-историческое значение. Опыт социалистического переустройства сельского хозяйства в СССР творчески применяется в других социалистических странах, а также в развивающихся странах, идущих по некапиталистическому пути развития. Идеи кооперирования приобретают огромную притягательную силу и для трудящихся крестьян капиталистических стран, побуждая их усиливать революционную борьбы за освобождение от гнёта монополий". 15
"Научное" содержание  сотен докторских и кандидатских диссертаций, десятков тысяч "исследовательских" и пропагандистских статей обобщено в энциклопедиях, повторяющих партийную апологетику. Коротко говоря, оно сводится к следующему. Кооперация - это гениальное социальное открытие великого Ленина, а коллективизация - это великое воплощение ленинских  идей и методов кооперирования. 16
Элементарная логика экономической науки обязывает нас заметить, что большевистские колхозы, равно как и ленинский кооперативный план не имеют ничего общего с признанным во всём мире научным представлением о кооперации и кооперировании.  "Современная большая экономическая энциклопедия" в отличие от советских изданий  чётко определяет кооператив как предприятие или организацию, которая создаётся путём добровольного объединения для совместной предпринимательской деятельности. Кооператив представляет собою юридическое лицо, которое осуществляет свою деятельность на принципах  самофинансирования и самоуправления.
Ленинско-сталинские колхозы - это государственные организации, по тотальному изъятию продукции аграрного производства. Работающие в них люди - это государственное полевые рабочие, не защищённое ни трудовым договором об условиях оплаты труда, ни научным учётом его качества и количества. В колхозах 30-х годов не предусматривалась заработная плата в общепринятом содержании этого понятия. То есть право на своевременное получение заранее оговорённой суммы денежных средств. "Оплата" труда производилась один раз в год, по окончании хозяйственного цикла работ. Как правило, только зерном и только в размерах, указанных  районным комитетом партии. Решение принималось в зависимости от выполнения плана сдачи продукции государству колхозом, районом, областью, республикой (по принципу круговой поруки внутри этих структурных единиц). Могли и всё выгрести под метёлку, как в годы большевистских перманентных голодовок. Ныне общеизвестно, что в итоге первого после начала коллективизации голода в Украине погибло от семи до десяти миллионов человек или  каждый пятый житель. В Казахстане - каждый третий. Разница не в различном отношении властей к этносам, как это пытаются объяснять иные власть имущие и их "научные консультанты".  Меню славянского населения помимо продуктов животноводства включает злаки, овощи и  дикие травы. У казахов - исключительно молоко и мясо. Конфискация государством животных обрекала кочевые аулы на поголовное вымирание. Спасались только бегством в зарубежные стран.
Учёт количества, качества и квалификации труда в первых коммунах и колхозах отсутствовал по принципиальным идеологическим  мотивам. Обанкротившись с пагубной уравниловкой, власти объявили своё же собственное детище "мелкобуржуазной уравниловкой" и в течение 30 - 31 годов начали внедрять печально знаменитый трудодень. Палочка - горько шутили колхозники - применялась до 1966 года. То есть, говоря современным языком, трудодень представлял собою виртуальную единицу, которая не учитывала рабочее время в часах в продолжение рабочего дня, недели, месяца, года. Колхозники работали "от зари до зари". Выходные дни и отпуска не предусматривались. Между прочим, нелишне заметить, что теоретик социалистического труда Ленин даже во время Гражданской войны пользовался отпусками по два три раза в год. У дореволюционного крестьянина благодаря церковному календарю существовало около сорока праздников, в которые труд считался грехом - человек отдыхал. Строителям социализма предоставлялось право не работать только в годовщину Октябрьской революции (2 дня) и в Первомайские - 2 дня. С обязательным участием в верноподданнических демонстрациях с портретами вождей и громкими здравицами в их же честь.
Шкала (ножницы) оценки труда колебалась от 0,5 трудодня до 4 трудодней за день. Законодатель устанавливал обязательный минимум трудодней. Колхозник, не наработавший в течение года минимума в 300 трудодней, лишался права пользования сельским магазином, в котором были осветительный керосин и спички - без чего никак нельзя. Только в 1954 - 1955 годах начинается  введение ежеквартального, реже ежемесячного  денежного авансирования трудодня. Заметьте: не зарплата, а аванс, так, что в конце года авансированные копейки могли ещё быть вычтены из годичного итога. И только в 1966 г. колхозников перевели на ежемесячную денежную "гарантированную" оплату труда без применения трудодня и нищенских авансов натурой, то есть второсортным зерном или отходами его переработки, пригодной только для кормления кур.
После более десяти лет работы колхозов, стало совершенно очевидным, что спасительное личное подсобное хозяйство, ограниченно допускавшееся на  нищенских клочках земли и ручном труде, продолжало, тем не менее, демонстрировать свои преимущества. По официальным статистическим  сведениям в 1940 г. на его долю приходилось 65 %  валового производства картофеля, 48 %  - овощей, 72 % - мяса, 77 % молока, 94 % - яиц, 39 % - шерсти. Однако идеологический гонор заставлял власти упорно утверждать, якобы основой продовольственного обеспечения в СССР является производство общественное.  Личные же подсобные хозяйства "служат лишь дополнительным источником  доходов трудящихся". 17
Чтобы маскировать преимущества индивидуального семейного хозяйства, марксистские теоретики изобрели термин и понятие "личная собственность". В "Юридическом энциклопедическом словаре" 1987 г.  ещё сохранялось утверждение, что личная собственность "неразрывно связана с социалистической собственностью", но носит потребительский характер. А "основным источником" личной собственности должны служить доходы от участия в общественном труде, а также помощь государства лицам, подготавливающимся к квалифицированному труду (стипендии учащимся) и лицам, перешедшим на заслуженный отдых.  Ложь очевидна.
Даже  в конце последней трети ХХ века приусадебное землепользование колхозников в СССР продолжало носить не предпринимательский, а сугубо потребительский, натуральный, средневековый  характер. Максимальный размер приусадебного участка семьи колхозника - 0, 50 га, а на поливных землях  - 0,20 га. Обрабатывать приусадебный участок члены семьи обязаны только своим трудом и, как правило, вручную. Примерным уставом колхоза 1969 г. (п. 42), именно в этих пределах колхозы и определяли конкретные размеры приусадебных участков колхозных дворов, независимо от их людности. В 30-х годах - не более 0, 12 га., так же независимо от  людности двора. Для сравнения напомню размеры землепользования крестьян по состоянию на 1905 г. То есть до  столыпинской прибавки.  В среднем на крестьянский двор приходилось надельной земли:  у бывших помещичьих крестьян - 6,7 десятины, у удельных - 9,5 десятины, у государственных - 12,5 десятины, Десятина того времени равнялась 1,092 гектара. К тому же, статистика фиксировала устойчивую тенденцию к увеличению размеров крестьянского землепользования за счёт сокращения дворянского (господа и тогда не любили работать!).
И главное,  царскому крестьянину закон не запрещал прикупать землю, обзаводиться техническими средствами, брать под её заставу кредиты, выращивать и свободно продавать любые продукты своего труда. Иными словами - на своём клочке земли он мог хозяйствовать как скромный предприниматель (потомственный дворянин Ленин называл это "кулачествованием").
Подведём итог. Приведённые выше факты свидетельствуют,  сравнивать колхозника с барскими,  с удельными, а тем более с государственными  крепостными крестьянами некорректно ни по экономическому (размеры земли, орудий труда), ни по  гражданско-правовыму положению. Правовое положение колхозников не сравнимо также  с отходниками из крепостнической общины. Возможность для внеземледельческих заработков впервые была феодалами дозволена уже в ХУ веке. В середине ХУ111 в. в некоторых губерниях  уходили на заработки от 15 до 20% деревенских мужчин. В первой половине Х1Х в. число отходников превысило один миллион человек. 
Отказ от статуса колхозника ленинское законодательство приравняло к неправоправной политической деятельности, к "подлой подрывной работе, подрывающей основы советского государства" Это официальная формулировка. Все 30-е годы увеличивались масштабы преследования, нарастала жестокость санкций, упрощались процессы (суд "тройки"),  исполнение приговора в 24 часа. Рамки статьи не позволяют полностью опубликовать проект изуверского  приказа Наркома внутренних дел СССР, Генерального комиссара государственной безопасности Н. Ежова, утверждённый постановлением Политбюро ЦК ВКП (б), подписанном Сталиным 31 июня 1937 г.  "Операцию" приказано было начать 5 августа 1937 г. и в четырёхмесячный срок строго по разнарядке, по всем республикам, по всем областям подвергнуть репрессиям сотни тысяч человек. В том числе и тех, которые  уже находился по много лет в лагерях НКВД.  Характерно, что в перечне социальной и политической принадлежности репрессируемых лиц тщательно выделены именно крестьяне - "кулаки". Поскольку к кулакам и подкулачникам власть относила любого человека, покинувшего колхоз, загнанным в него обитателям ничего не оставалось как смириться с новой участью во имя спасения своей жизни, чаще - жизни своих детей.
Повторим, юридический и нравственно-этический анализ разнообразных партийных и государственных документов с несомненностью убеждает, что сравнивать колхозников с барскими,  с удельными, а тем более с государственными  крепостными крестьянами некорректно. По экономическому и   гражданско-правовыму положению большевистская власть поставила колхозников несравнимо ниже. В самосознании советского общества, вопреки фальшивой официальной пропаганде высокого образа "колхозного крестьянства", закрепилось стойкое представление о колхозниках как людях второго сорта. Дочь Сталина пишет в своих мемуарах, что в гневе отец обзывал её и нелюбимого сына Якова - "колхозники!".  "У, колхозница!" - корил постовой милиционер горожанку, за переход улицы не по правилам.
Некорректно сравнение колхозников и с батраками. Батраки, то есть сельскохозяйственные наёмные рабочие, имевшие небольшие земельные наделы или совсем лишившиеся земли, по крайней мере, имели свободу передвижения по стране,  право поиска работы у разных хозяев,  на промышленных предприятиях в том числе. Они не были лишены права свободно искать работодателя, наниматься к нему, договариваться об условиях найма и работы. Беспаспортные колхозники были приписаны к определённым колхозам, обозначаемым, как правило, именами членов Политбюро ЦК ВКП (б)  и обязаны были работать в них не по специальности, а по принципу - "куда пошлют".
Неправомерно  сравнение колхозников и с рабами. Юридическое оформление их политического  и социально-правового статуса ни в какой мере не было связано  с пребыванием во враждебной  Отечеству армии. Они не были военнопленными вражеского государства, не совершали правонарушений уголовного характера в своей стране. Врагами народа частнособственническое крестьянство  объявлено  Лениным и его единомышленниками для создания азиатского способа производства, для экономического и политического ограждения своей монополии на тоталитарную и авторитарную власть. Морально-политическое, нравственное, духовное самочувствие колхозников оказалось для них более гнетущим, чем для рабов или уголовных преступников в Древних государствах.
Следовательно, в предварительном подходе определение социального статуса колхозников может быть коротким: колхозники - это колхозники. Это совершенно новый социальный класс полевых рабочих в большевистском тоталитарном обществе,  лишённых экономических прав и свобод и резко ограниченных в политических правах и свободах даже  в сравнении со своими соотечественниками - промышленными рабочими и государственными служащими.
Не случайно юрист по образованию и потомственный дворянин по происхождению Ленин после захвата власти  так категорически заявил о своей законодательной философии: "ничего частного мы не признаём". По юридической логике, крестьянство, равно как и другие граждане Российской республики, объявлялись большевиками вне  правовой защиты нового государства, отдавались во власть "революционной целесообразности" новых, большевистских, чиновников, прикрывавших себя именем пролетариата. Это, по их логике, открывало правовую дорогу к "воспитанию" коммунистического человека всеми средствами "вплоть до расстрелов" (слова Николая Бухарина, "ценнейшего, по аттестации Ленина, теоретика партии"). "Неограниченная никакими законами диктатура" (официальное толкование нового политического режима, сформулированное Лениным) большевистских властей распространялась на крестьянство через военно-административные механизмы коммунистического экспериментаторства в  годы Гражданской войны. Как  в стране в целом, так  и в деревне в особенности. В годы НЭПа диктатура осуществлялась через механизмы "государственного принуждения" (определение Ленина). На протяжении  всего  периода социалистического и коммунистического строительства - через тоталитарный партийно-государственный аппарат.
Наследуя ленинские традиции отношения к полевым рабочим, именуемым колхозниками, партийно-государственное руководство в странах СНГ  принимало государственные акты об официальной ликвидации колхозов также без демократического согласования с колхозниками.
Между прочим, заметим, что последнему акту в Украине бурно аплодировал весь Запад. Даже - чопорные лорды английского парламента во время визита в Великобританию бывшего премьера Украины В.А. Ющенко, доложившего, что последний украинский колхоз теперь они смогут увидеть только в музее. А бывшие колхозники, получившие виртуальные земельные паи, ныне удовлетворяются новой "свободой" -  митинговать, перекрывая движение транспорта на дорогах  и улицах. Закон о Земле нашим парламентом до сих пор ещё не принят, но распродажа идёт прежде всего в пользу тех, кто её обрабатывать своим трудом не собирается.
Первоначального капитала, как условия для предпринимательского старта,  колхозники не получили и не получат. Им дали чубайсовские ваучеры, номинальная цена на которые виртуально была определена в 650 раз меньше той фактической доли на собственность в бывшем СССР.
Нашей промышленности нужен будет не один десяток лет для ориентации на материально техническое обеспечение мелкого индивидуального (скажем, как в Японии) производства. Только с учётом хотя бы этих, кардинальных факторов, можно всерьез вести речь о поисках путей реформирования нашего сельскохозяйственного производства и обеспечении продовольственной безопасности страны.


Источники и литература

1.  Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 37, стр. 326.
2. Чего добиваются повстанцы-махновцы. Издание Штаба дивизии     повстанцев войск имени Батько-Махно. 1919 г., стр. 9 - 16.
3.  Сельское хозяйство СССР. Статистический сборник, 1960, стр. 7.      
4. Бухарин: человек, политик, учёный. М. 1990. С. 82 - 131.
5. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч.. Т. 37, с. 182; т. 38, с. 19.
6. См.: Сталин И.В. Речь на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 г. - Сочинения. М., 1952. С. 167 - 169.
7.  Из письма заместителя наркома финансов М.И. Фрумкина в Политбюро  ЦК ВКП (б) от 15 июня 1928 г. План выхода из аграрного, экономического и социального кризиса он изложил в виде одиннадцати  конкретных предложений. См.: Литературная газета. 1990. 26 декабря.  Родился Моисей Ильич Фрумкин в 1878 г., член РСДРП с 1904 г., расстрелян в 1938.
8. Правда. 1930. 17 марта.
9. СОЦДОО. Ф.4.Оп.8. Д. 54. Л. 38. Полный текст циркуляра опубликован в хрестоматии "История России. 1917 - 1940. Екатеринбург, 1993, с. 254.
10. РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 129. Д. 52. Л.59. Док. опубликован в сборнике документов "История России. 1917 - 1940. Хрестоматии". Екатеринбург, 1993, с. 262.
11.  Из инструкции всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, Суда и Прокуратуры от 8 мая 1933 г., подписанной Председателем Совета Народных Комиссаров В. Молотовым (Скрябиным) и Секретарём ЦК ВКП (б) И. Сталиным. Архивный документ со ссылкой на шифр: СОЦДОО. Ф. 4. Оп. 11. Д. 181. Л. 149, 149 оборот опубликован в сборнике "История России. 1917 - 1940. Хрестоматия" . Екатеринбург. 1993. С. 282 - 285.
12. Своевременные мысли или Пророки в своём отечестве. Л., 1989. С. 95 -  96.
13. . "Аргументы и факты" № 10, 2008. Статья Вячеслава Костикова "За что обижаешь, барин?", написанная по письмам читателей, поступающим в  редакцию.
14.  Своевременные мысли или Пророки в своём отечестве. Л., 1989. С. 95.
15.  См.: БСЭ. Изд. 3-е. Т. 12. С. 425 - 428.
16.  См. группу больших статей, посвящённых кооперации и кооперативном плану В.И. Ленина в БСЭ. Т.13.  
17. . Белянов В.А. Личное подсобное хозяйство при социализме. М., 1970;   Шмелёв Г.И. Личное подсобное хозяйство и его связи с общественным  производством. М., 1971.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить