Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Политические процессы. Генерал Власов

Политические процессы. Генерал Власов
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Политические процессы. Генерал Власов


Андрей Андреевич Власов по возрасту не подлежал воинской мобилизации в первую мировую войну и по этой причине не оказался ни в царской, ни в белой армии, что могло сказаться на дальнейшей его жизни.

Очень высокий, ладный, в очках, он больше походил на священника, нежели на студента, когда учился на агрономическом факультете Нижегородского государственного университета. Такое сходство ему придавали манеры, усвоенные, видимо, в духовном училище и семинарии. Затем последовала революция, призыв в Красную Армию и сражения на фронтах гражданской войны. Власов участвовал в походах и боях с Врангелем и против банд Махно, Маслака, Каменюка, Попова и других. Он закончил курсы комсостава, быстро выдвинулся в офицеры, командиры батальона, полка... В своей автобиографии он писал: «С июля 1937 г. командовал 215 стрелковым полком, с ноября 1937 г. командовал 133 стрелковым полком до мая 1938 г., с мая 1938 г. - начальник 2 отдела штаба Киевского особого военного округа до сентября 1938 г. С сентября 1938 г. назначен командиром 72 стрелковой дивизии Киевского особого военного округа и был отправлен в правительственную командировку по заданию партии и правительства, каковую закончил в декабре 1939 г. С января 1940 г. командую 99 стрелковой дивизией КОВО».

А секретная правительственная командировка была в Китай, на помощь правительству Чан-Кайши.

В ноябре 1941 года А.А. Власов был назначен командующим войсками 20-й армии Западного фронта. Это было критическое время в боевых действиях под Москвой - противник подошел к столице на расстояние около 25 км. Московская эпопея хорошо освещалась в печати, добавим только, что по итогам боевых действий под Москвой А.А. Власов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1942 года был награжден орденом Ленина; еще раньше, в январе, ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта, а 14 января 1942 года его фото было опубликовано во всех центральных газетах среди наиболее отличившихся военачальников при обороне Москвы.

9 марта 1942 года генерал-лейтенант А.А. Власов прибыл в распоряжение командующего войсками Волховского фронта на должность заместителя. 2-я ударная армия отделилась от основных сил советских войск и углубилась в Симовские болота. Немцы окружили ее кольцом.

Командарм боролся до конца и делил со своими солдатами все лишения. Но он не мог предотвратить крушения 2-й советской Ударной армии (на реке Волхове), которой командовал. И это для Власова - как для любого советского командующего, - по существу, был смертный приговор.

Когда не оставалось никаких сомнений в безвыходности положения, в расположении главной квартиры 2-й Ударной армии приземлилось несколько самолетов, чтобы вывезти генерала и его штаб. Власов отказался лететь: он хотел остаться со своими солдатами до конца, вместе с ними биться и погибнуть. Мысль о самоубийстве была ему чужда.

Но судьба распорядилась иначе. Он остался в живых.

Когда почти все части его армии были уничтожены, Власов, с небольшой боевой группой, отошел в дебри заболоченных лесов. Но вскоре погибла и эта группа, за исключением нескольких человек. Еще несколько недель Власов, без знаков различия на форменной одежде, скрывался в приволховских лесах, заходя по ночам в деревни и получая от крестьян немного хлеба.

Тогда же в нем, очевидно, созрело решение еще раз испытать судьбу. Ни он и никто другой не сомневался, что сталинскими подручными ему уготовано в лучшем случае место на нарах, а скорее всего - уже заготовлен смертный приговор. В те годы советская военная доктрина отрицала саму мысль о том, что советский воин может попасть в плен. Совершивший это в сознательном либо бессознательном состоянии априорно считался предателем и изменником Родины. Солдатам настойчиво внушалась мысль о правомерности и даже необходимости самоубийства в случае ранения или пленения. Отступавших с поля боя солдат ожидали пули заградотрядов. Многие из отчаявшихся солдат в отчаянии повторяли «подвиг А. Матросова» - лучше смерть, чем такая жизнь...

В июле 1942 года генерал Андрей Андреевич Власов попал в немецкий плен. Сдался он в плен не один. Мы сомневаемся, чтобы им руководила черная мысль о порабощении Родины. Скорее всего, он старался спасти своих солдат, которых в ином случае ждала неминуемая смерть либо в фашистском, либо в сталинском концлагере. В итоге так и произошло, но впереди у них было еще целых три прожитых года.

На допросе Власов объяснил немцам, что он сдался в плен по причинам некомпетентности руководства Вооруженных Сил СССР, затирания его способностей, его несогласия с методами руководства страной и сложившейся политической системой в Союзе. По мнению Власова, для того, чтобы добиться победы над Сталиным, необходимо было использовать русских военнопленных в борьбе против Красной Армии. На развалинах Советского Союза смогла бы тогда возникнуть новая русская государственность, которая в тесном союзе с Германией и под ее руководством участвовала бы в преобразовании Европы.

Власов предлагал наладить связь с высокопоставленными военачальниками Красной Армии и крупными деятелями советского правительства, которых он считал своими единомышленниками.

Создание Русской освободительной армии в войсках вермахта в годы Великой Отечественной войны не было неожиданным для представителей русской эмиграции и многих зарубежных стран.

С началом войны немцы стимулировали создание русских добровольческих частей и формирований, но в составе немецких частей и соединений.

Находясь в плену у немцев, Власов быстро разобрался в обстановке и стал настойчиво предлагать немцам создать Русскую освободительную армию на базе уже существовавших добровольческих формирований. Через некоторое время он получил добро.

Для отбора офицеров и солдат в лагерях военнопленных было создано 10 специальных комиссий, которые стали усиленно заниматься вербовкой. Власову удалось сформировать две дивизии. В Мюнхене формировалась первая дивизия, насчитывавшая до 20 тысяч человек, и офицерская школа до 1 тысячи человек. В Хойберге формировалась вторая дивизия численностью до 12 тысяч человек. Первую дивизию к концу войны удалось вооружить 100 орудиями, 12 танками «Т-34», винтовками и автоматами. 6 марта 1943 года первая дивизия покинула Мюнхен и в походном порядке двинулась на Восток.

В конце зимы 1944-1945 года РОА насчитывала примерно 50 тысяч человек.

Специальные органы РОА планировали применять диверсии против СССР. В ноябре 1944 года СД предложило Власову организовать подготовку и засылку диверсантов в советский тыл.

Части РОА густой сетью покрывали Ленинградскую область и вместе с германской армией составляли единое целое - карательные отряды. С помощью РОА осуществлялась охрана концентрационных лагерей, железных дорог, мостов, хранилищ боеприпасов. С их участием проводились расстрелы, облавы, обыски, задержание и конвоирование. Практически все подразделения РОА участвовали в борьбе с партизанами и даже сражались против регулярной армии.

В 1945 году части РОА обороняли Прагу. На самом же деле Власов отчаянно пытался связаться с союзниками и передать им власть над городом. Командование союзников сознавало необходимость занять город раньше советских войск. 5 мая над Прагой были разбросаны листовки о том, что власть переходит к американцам, которые будут в городе в течение дня. Это послужило сигналом к началу Пражского восстания. К вечеру 7 мая власовцами действительно были взяты под контроль все транспортные коммуникации, мосты, ведущие на Запад, железные дороги.

По радио также было передано сообщение о том, что делегаты Чешского национального совета вызваны во власовский штаб для переговоров. Однако это не соответствовало действительности. Совет, решительно выступив против любых переговоров с РОА, сделал специальное заявление о том, что «не имеет никаких отношений с власовцами». В середине дня 7 мая гитлеровцы ворвались в центр города. В Праге началась расправа над восставшими. Власов направил командующему I Украинского фронта Маршалу Советского Союза Коневу телеграмму: «Могу ударить в тыл немцам», но ответа не получил. Встревоженный событиями, Черчилль настаивал на быстрейшем вступлении американцев в Прагу. Но Эйзенхауэр не принял решения.

Вечером 7 мая у власовцев не оставалось ни малейших сомнений в том, что город будет занят советскими войсками. В 23 часа заместитель Власова генерал Буняченко отдал приказ об уходе первой дивизии РОА из Праги. Восставший город оставлялся фашистам на растерзание.

В ночь на 9 мая после восьмидесятикилометрового танкового броска с севера советские войска достигли города. К 10 часам утра Прага была освобождена. 10 мая Чешский национальный совет передал власть правительству Национального фронта.



Колонны власовской армии уходили на Запад, они шли под конвоем по территории, занятой союзниками. Однако многие из них (в том числе и сам Власов и несколько человек из его штаба) были выданы советскому командованию.

Суд проходил тайно под председательством небезызвестного генерал-полковника юстиции В. В. Ульриха (председателя Военной коллегии Верховного суда СССР). Длился он двое суток и в прессе не освещался.

26 августа 1946 года в центральных газетах было опубликовано сообщение Военной коллегии Верховного суда СССР:

«На днях ВКВС СССР рассмотрела дело по обвинению Власова А. А., Малышкина В. Ф., Жиленкова Г. Н., Трухина Ф. И., Закутного Д. Е., Благовещенского И. А., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д. и Шатова Н. С. в измене Родине и в том, что они, будучи агентами германской разведки, проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против Советского Союза, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1«б», 58-8, 58-9, 58-10 и 58-II УК РСФСР.

Все обвиняемые признали себя виновными в предъявленных им обвинениях.

В соответствии с пунктом 1 Указа ОГВС СССР от 19 апреля 1943 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила обвиняемых... к смертной казни через повешение.

Приговор приведен в исполнение».

В действительности ли эти люди были виновны в тех чудовищных обвинениях, которые на себя возвели, или же они оказались обычными жертвами трагического стечения обстоятельств? И не окажись они в окружении по вине бездарных сталинских генералов, а следовательно, перед лицом неминуемой смерти в случае возвращения или же невозвращения домой, то как знать, может быть, они с честью продолжали бы службу? История не знает сослагательного наклонения. И мы никогда не узнаем, какой процент из 20 миллионов погибших во второй мировой войне советских людей составляют советские военнопленные, уничтоженные по приказу Сталина.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить