Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Политические убийства. Убийство Садата (Египет, 1981)

Политические убийства. Убийство Садата (Египет, 1981)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Политические убийства.  Убийство Садата (Египет, 1981)


В утренней сводке погоды говорилось, что день 6 октября 1981 года в египетской столице ожидается теплым, без осадков. Президент Египта Анвар Садат поднялся рано. Возможно, у него были какие-то предчувствия; позвонившему ему вице-президенту Хосни Мубараку он сказал, что с большим удовольствием остался бы дома. Разумеется, Садат знал, что это невозможно: на вторник был назначен военный парад в честь годовщины начала четвертой израильско-арабской войны 6 октября 1973 года.

Для Египта день 6 октября стал Днем победы: с тех пор ежегодно по площади в Мадинет Наср, расположенной на окраине Каира, парадным маршем проходят войска, демонстрируя мощь египетской армии.

Парад начался ровно в одиннадцать часов по местному времени. Лучшие части египетской армии не одну неделю готовились к нему. Органы безопасности тщательно следили за тем, чтобы в руках военнослужащих, принимавших участие в параде, не было ни одного заряженного боевыми патронами пистолета или автомата. Даже приглашенные на трибуну почетные гости подверглись досмотру: все они прошли через специальные детекторы.

Садат занял на трибуне центральное место в первом ряду. Справа от него расположился вице-президент Мубарак, слева - военный министр Абу Газаль. Все шло по заранее намеченному распорядку: дикторы на двух языках - арабском и английском - комментировали ход парада.

Парад подходил к концу, часы показывали без двадцати двенадцать. На площадь выехали автомобили со 130-миллиметровыми пушками на прицепах. Взгляды сидящих на трибуне были обращены в тот момент к небу. Из громкоговорителей звучали английские слова: «Сейчас вы увидите истребители-бомбардировщики типа «Мираж», пилоты которых продемонстрируют свое мастерство». Под рев самолетов в небе на земле раздались выстрелы, взрывы гранат и автоматные очереди. Послышались выкрики: «Слава Египту! Вперед!» Эти слова доносились с площади, а из громкоговорителя уже неслось: «Предатели! Предатели!»

Основная официальная версия была такой: покушение совершено группой из четырех лиц. Непосредственными исполнителями были старший лейтенант аль-Исламбули, командир артиллерийской установки, и три солдата, которые были членами одной из организаций исламских фундаменталистов и дали согласие на участие в акции. Старший лейтенант подписал увольнительную трем солдатам из обслуживания артустановки и заменил их заговорщиками. Последние получили не только полное обмундирование, но сумели завладеть и оружием ушедших в увольнительную солдат. Боевые патроны, ручные гранаты и дымовые шашки были получены из «внеармейских» источников.

Когда грузовик поравнялся с трибуной, старший лейтенант, сидевший в кабине рядом с шофером, дал команду остановиться. Шофер замешкался, но аль-Исламбули с помощью ручного тормоза остановил машину и выскочил из кабины. Его сообщники выпрыгнули из кузова. Сначала всем показалось, что они хотят подтолкнуть вышедшую из строя машину. Но заговорщики сразу же открыли огонь по трибуне и начали бросать гранаты. По донесениям можно сделать вывод, что один из участников покушения оставался в машине и стрелял издалека, вероятно, он-то и ранил Садата (хотя позднее об этом факте умалчивалось).

Президент, видимо, предполагал, что солдаты хотят поприветствовать его, поскольку приподнялся и тем самым превратился в открытую мишень. Он был ранен в живот и грудь, а осколок гранаты разорвал ему левое плечо. Телохранитель попытался прикрыть президента своим телом, но было уже поздно. Получив смертельное ранение, он усугубил положение тем, что повалил Садата на землю и упал на него.

Трибуна являла собой страшное зрелище. Истекающие кровью раненые, мечущиеся охранники, старающиеся подняться почетные гости, перевернутые стулья. Вице-президент был легко ранен. К ногам военного министра была брошена граната, которая не взорвалась. Еще одна граната разорвалась рядом с генералом и нанесла ему смертельную рану. Среди убитых оказались старший камердинер президента Хассан Аллам, фотограф Мохаммед Рашван и коптский епископ Самуэль. Получили ранения послы Кубы и Бельгии, первый секретарь австралийской дипломатической миссии, доверенный человек президента Сайед Марей и три американских военных советника, которые находились в Египте для переговоров относительно запланированных военных учений. Каждый из них представлял различные рода войск: подполковник сухопутных войск Чарльз Ломи, майор военно-морских сил Джеральд Агенброд, капитан ВВС Христофер Риян.

Лишь через сорок пять секунд в бой вступили телохранители, которые либо убили, либо захватили раненых участников покушения.

Кто и почему совершил покушение? Еще, пожалуй, был жив Садат, когда один из английских журналистов, очевидно, по чьей-то подсказке, упомянув «неофициальные источники», обвинил в покушении палестинцев. Появились намеки и на «руку Ливии», поскольку отношения между Каиром и Триполи достигли горячей точки. Эта версия была подхвачена несколькими американскими радиостанциями и телевидением.

Но вскоре появляется официальное заявление, в котором отрицается любое вмешательство из-за рубежа. Многие журналисты отмечали, что власти стремятся сузить круг возможных участников покушения. Они стараются пресечь все слухи о том, что заговор носил широкий характер и, возможно, был элементом планируемого государственного переворота, подготовленного вооруженными силами. Каирские газеты писали, что последние слова Садата, обращенные к Мубараку, были следующие: «Я решил повысить в звании тех офицеров, которые приняли участие в октябрьском поражении». Подобные сообщения свидетельствовали о стремлении поддержать версию: покушение организовали всего лишь один офицер и три солдата. Причин для беспокойства нет.

Однако не было недостатка и в других версиях. Говорили, что в покушении участвовали не четыре, а шесть или восемь человек. Вблизи от площади, где проходили парады, в Мадинет Наср, представляющем нагромождение строительного материала и отбросов, заговорщики якобы построили из мешков с песком копию трибуны и отрепетировали акцию с точностью до секунды. Все это, однако, нельзя представить себе как действия одиночек. Впрочем, уже вскоре выплыла на свет нелегальная правоэкстремистская религиозная организация «Ат-Такфир валь-Хиджра» («Искупление и исход»), к которой принадлежали заговорщики. Она представляла направление в исламском фундаментализме, которое проповедует необходимость следовать законам Корана, придерживаясь буквального толкования этих законов. На деле это означает запрет на любое отклонение от учения, отказ от всего, чуждого исламу.

Открытый вызов был брошен Садату в 1977 году после похищения министра по делам вакуфов шейха Мухаммеда ад-Дахаби, приближенного к президенту человека. Он был убит по всем правилам ритуальной казни: пуля проникла в мозг через левый глаз. Когда в начале осени 1981 года Садат подписал приказ об аресте неугодных ему лиц, среди них было немало членов «Ат-Такфир валь-Хиджра». Из 1536 арестованных 467 принадлежало к этой организации. После покушения власти арестовали еще 553 членов секты. Учитывая общее количество арестованных, нельзя поверить официальным данным, которые говорят о том, что «Ат-Такфир валь-Хиджра» насчитывает всего лишь около 500 членов. По неофициальным данным, ядро организации состоит из 4000 человек, из них тысяча восемьсот готовы идти на самые отчаянные операции. Сочувствующие составляют около десяти тысяч. Их основная задача - сбор пожертвований, особенно в молельные дни по пятницам около мечетей. Из официальных заявлений можно сделать вывод, что были обнаружены нелегальные склады оружия и крупные денежные суммы, в том числе в американских долларах и риалах Саудовской Аравии.

Египетские власти были озабочены тем, что секта, провозгласившая первоначально отказ от «земных дел», пыталась внедрить своих людей в государственный аппарат, в армию, в службу безопасности. Более тридцати офицеров считались членами этой организации, среди них самый высокий пост занимал подполковник контрразведки Аббуд Абдель Латиф Хасан эз-Зумр, служивший в районе Асьюта.

Вскоре после начала расследования дела об убийстве президента на смену версии об «индивидуальной акции» пришла версия о заговоре под знаменем «хомейнистской революции». Суть этой версии такова: 6 октября террористы хотели уничтожить всех политических и военных руководителей Египта, но это не удалось. (Предполагалось, что готовится новое покушение, которое должно произойти во время похорон Садата, но предпринятые меры безопасности и аресты якобы помешали выполнению задуманного.)

Если бы такая акция совершилась, то вооруженные члены секты должны были бы ворваться в здание радио- и телецентра, где находились их доверенные люди, в частности диктор, который заранее записал на пленку сообщение о перевороте, и инженер, в задачу которого входило прервать передачу и передать сообщение по всем программам. «Ат-Такфир валь-Хиджра» собиралась создать Совет улемов (исламских ученых), Совет сур, который бы занимался толкованием Корана, и хорошо вооруженную «исламскую гвардию». Все это осталось лишь в виде плана. В стране, за исключением некоторых мест, царило спокойствие. Наиболее серьезное положение создалось в Асьюте, где в ходе уличных перестрелок было убито и ранено 154 человека. Небольшие столкновения были в некоторых провинциальных городах и районах Каира, например на шоссе, ведущем к пирамидам. Все выступления такого рода были подавлены.

Мировая пресса подхватила вышеприведенную версию. В Каире официально она не была ни подтверждена, ни опровергнута.

Пресса цитировала и другие высказывания, которые намекали на иной характер заговора против Садата. Приводились, например, слова главнокомандующего национальной гвардией Саудовской Аравии принца Абдаллы, который при встрече с одним из высокопоставленных арабских гостей за неделю до покушения на Садата заявил: «Мы считаем, что Садат скоро сойдет с арены...» Это заявление можно толковать по-всякому. Западногерманский журнал «Шпигель» информировал своих читателей о том, что палестинские руководители через посредников известили египетского президента о готовящемся покушении, после чего Садат отказался от намеченного очередного визита в Европу. Эти слухи обратили на себя внимание прежде всего потому, что отношения между главой Египта и палестинцами были отнюдь не теплыми, учитывая переговоры в Кэмп-Дэвиде о так называемой автономии для палестинцев. Один из египетских министров вспоминает слова Садата, сказанные им в тот момент, когда его предупредили о маневрах исламских фундаменталистов: «Все до единого мои знакомые, их имена известны. В конечном итоге это мои дети...» Вскоре он дал приказ арестовать многих из своих «детей». Но большинство осталось на свободе.

Обозреватели до сих пор указывают на множество «белых пятен» в деле об убийстве Садата. Напрашивается невольное сравнение с Далласом: чем больше занимались расследованием убийства Джона Кеннеди, тем туманнее становилась картина покушения. Вот лишь некоторые моменты того каирского вторника.

Группой заговорщиков руководил старший лейтенант аль-Исламбули, брата которого арестовали 3 сентября как члена экстремистской исламской организации. В связи с арестом брата и самого старшего лейтенанта подвергли «строжайшей проверке», но не нашли ничего компрометирующего. Действительно ли было проведено следствие? И если да, то каким образом ему удалось избежать разоблачения?

Каким образом удалось заговорщикам, обойдя многократные проверки, пронести боеприпасы и гранаты на площадь, где шел парад?

Согласно уставу египетской армии, за день до парада солдаты не имеют права покидать казарму даже в случае внезапной болезни. Каким образом удалось дать увольнительные солдатам, заменив их неизвестными резервистами? Как проникла эта группа через кордон усиленного контроля и вышла на парад?

Военный министр издал в свое время приказ, согласно которому во время парада запрещено останавливаться перед главной трибуной любому виду транспорта. В случае остановки по машине должен быть открыт огонь, не дожидаясь особой команды. Почему не был выполнен этот приказ?

Телохранители занимали выгодные позиции по краям трибуны. Однако по показаниям свидетелей установлено, что они покинули свои посты за шестьдесят-тридцать секунд до того, как раздались первые выстрелы. Почему?

Как могло произойти, что при отличной организации покушения не сработали некоторые гранаты и, таким образом, только президент был смертельно ранен? Можно ли объяснить это случайностью?

Имели ли под собой почву распространяемые в Каире слухи о том, что заговорщики поддерживали связь с некоторыми лицами из контрразведки?

Все эти вопросы легче поставить, нежели найти на них ответ.

Можно ли после этого назвать покушение случайностью? Вероятно, в любом случае антисадатовские выступления вылились бы наружу, поставив под угрозу если не физическое, то политическое существование президента.

В то время, когда раздались выстрелы, рядом с Садатом сидели два человека: Хосни Мубарак и Абу Газаль. В первом варианте официального сообщения говорилось, что террористическая группа исламских фундаменталистов намеревалась уничтожить все высшее руководство Египта. Главный подсудимый - старший лейтенант аль-Исламбули через своего адвоката просил пригласить Мубарака на заседание суда в качестве свидетеля. Судья отклонил просьбу защиты. Офицер указывал, что они могли убить и вице-президента и военного министра, но им нужен был лишь президент. Дальше в показаниях говорится, что когда аль-Исламбули подбежал к трибуне, то крикнул Абу Газалю: «Отойдите в сторону, мне нужна эта собака!» В дальнейшем подчеркивалось, что участники заговора покушались исключительно на жизнь Садата, остальные были невинными жертвами.

Говорят, что тайные встречи аль-Исламбули и его сообщников, состоявшиеся 21, 24 и 26 сентября, были прослушаны и даже запечатлены на кинопленку. На этих совещаниях было решено раздобыть оружие и убить Садата. Вроде бы эти материалы были положены на стол президента, но он не обратил на них никакого внимания. Вероятно, египетский президент не верил подобным документам, ведь они были реальным опровержением слов Садата, что «сыновья» обожают его.

Однако эти документы не попали в руки Мубарака. Вице-президент яснее видел создавшееся положение, более того, отдавал себе отчет в опасности экстремистских выступлений исламских фанатиков. В Каире считали, что окончательный вид многим импровизациям Садата придавали Хосни Мубарак и министр иностранных дел Бутрос Гали, но, видимо, далеко не все документы попадали непосредственно к ним.

На одной из каирских военных баз состоялся процесс по делу участвовавших в покушении на Садата. Обвинительное заключение в 450 страниц было написано довольно быстро, можно было начать суд, но он откладывался из-за сорокадневного траура. Двадцать четыре обвиняемых заняли места за стальной решеткой на скамье подсудимых.

Хроника этого процесса полна пробелов. Поскольку речь шла о национальных интересах, суд заседал при закрытых дверях, публика туда не допускалась. Процесс был полон театральных жестов, обвиняемые гордо сознавались в убийстве президента, из-за решеток раздавалось: «Аллах акбар!» («аллах велик!»). Выяснилось, что заговорщики хотели создать в Египте исламскую республику. Участники заговора не были едины в том, нужно ли убивать одного только Садата или же следует уничтожить все египетское руководство.

После смерти Садата Мубарак взял в свои руки управление государством, а через неделю был официально избран на пост президента. Мубарак воспользовался сделанными в прессе разоблачениями, чтобы сменить всю «экономическую команду Садата» - министров экономики, промышленности, финансов, планирования и туризма.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить