Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Войны, изменившие карту мира. Войны эпохи Великой французской революции (1792-1815)

Войны, изменившие карту мира. Войны эпохи Великой французской революции (1792-1815)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Войны, изменившие карту мира. Войны эпохи Великой французской революции (1792-1815)


Падение абсолютизма во Франции вызвало череду войн, в которую были втянуты все европейские государства. В июне 1791 года французский король Людовик XVI попытался бежать за границу, но по дороге был опознан, возвращен в Париж и временно посажен под арест, до подписания новой Конституции (Людовик подписал ее в сентябре 1791 года). После неудачного побега король фактически лишился власти.

27 августа 1791 года австрийский император Леопольд VI, король Пруссии Фридрих Вильгельм II подписали декларацию о помощи Людовику XVI, а 7 февраля 1792 года заключили союзный договор, направленный на то, чтобы силой восстановить монархию во Франции и обеспечить безопасность всех европейских монархий. В ответ Законодательное собрание в Париже потребовало отвести австрийские войска от французской границы, а после отказа австрийцев принять условия ультиматума 20 апреля 1792 года вынудила короля объявить Австрии войну.

Руководители Франции рассчитывали, что их армии удастся вторгнуться в сопредельные страны, зажечь там пламя революционной войны и одержать легкую победу. Вожди революции надеялись, что неприятельские армии вдохновятся идеями свободы, равенства и братства и не будут сражаться против французского народа.

В свою очередь, австрийский император и прусский король объявили войну Франции. Австрийцы и пруссаки вторглись на французскую территорию и заняли несколько крепостей. В июле 1792 года Законодательное собрание обратилось к французам с призывом: «Отечество в опасности!» В стране создавалось вооруженное ополчение. Песня батальона марсельских добровольцев «Марсельеза», возникшая в те дни, стала национальным гимном.

10 августа Людовик был арестован и заключен вместе с семьей в замок Тампль. Между тем союзная армия под командованием герцога Карла-Вильгельма Брауншвейгского шла на Париж через Арагонский лес. 2 сентября она взяла Верден. Известие о падении крепости вызвало в Париже и других городах массовую резню представителей дворянства и духовенства, подозреваемых в контрреволюции или являющихся родственниками эмигрантов, сражающихся на стороне австро-прусских войск.

Под командованием герцога Брауншвейгского было около 80 тысяч человек, включая несколько тысяч эмигрантов-французов. Французская армия была почти вдвое больше по численности - 150 тысяч человек, но значительную ее часть составляли офицеры-дворяне и профессиональные солдаты - наемники, не питавшие особых симпатий к новой власти. Ополченцы-добровольцы же еще не были обучены и не представляли собой большой боевой ценности. К тому же все эти войска надо было срочно перебросить к восточной границе.

В это время на севере австрийские войска осаждали Лилль. 20 августа командовавший Северной французской армией маркиз де Лафайет, узнав о событиях в Париже и опасаясь репрессий, перешел на сторону австрийцев. Командование Северной армией принял генерал Шарль Франсуа дю Перье Дюмурье. Он двинулся от Лилля к Парижу на помощь Центральной армии генерала Франсуа Кристофа Келлермана, герцога де Вальми. 19 сентября 1792 года обе эти армии смогли соединиться у селения Вальми в провинции Шампань. Они преградили интервентам путь к Парижу.

Командование принял Дюмурье. Он располагал 53 тысячами солдат и 400 орудиями. 20 сентября к Вальми подошли основные силы герцога Брауншвейгского численностью в 45 тысяч человек. Прусские полки попытались окружить часть французской армии, располагавшуюся на господствующих высотах, но попали под сильный артиллерийский огонь. Артиллерийская перестрелка с обеих сторон продолжалась еще некоторое время, но до столкновения пехоты или кавалерии дело так и не дошло. Каждая из противоборствующих армий потеряла около 500 человек убитыми и ранеными.

Десять дней простояли союзники под Вальми, не решаясь повторить атаку. 30 сентября герцог Брауншвейгский начал отход к Рейну, так как испытывал острый недостаток снабжения. 5 октября интервенты покинули пределы Франции. Армия Дюмурье их не преследовала. Вскоре после победы у Вальми, 22 сентября, Национальный конвент, заменивший Законодательное собрание, провозгласил Францию республикой.

Вскоре французские армии перешли в наступление и перенесли боевые действия в австрийскую Бельгию и рейнские провинции Пруссии. Между тем на сторону коалиции стала Англия.

На юге французские войска вторглись в Пьемонт и захватили Савойю и Ниццу. Сменивший Келлермана генерал Адам Филипп де Кюстин взял Майнц и дошел до Франкфурта-на-Майне. Дюмурье в это время наступал во Фландрии. 13-тысячная австрийская армия отошла от Лилля и 6 ноября 1792 года потерпела поражение у Жемапа от 45-тысячной французской армии. Австрийцы потеряли 1,5 тысячи человек и 8 орудий, а французы - 2 тысячи человек.

16 ноября Дюмурье взял Брюссель и с помощью подошедшей французской эскадры осадил Антверпен. Угроза Антверпену вызвала беспокойство в Англии, и на континент была отправлена англо-ганноверская армия во главе с Фридрихом Августом, герцогом Йоркским. Тем временем в Германии 43-тысячная армия герцога Брауншвейгского оттеснила де Кюстина обратно за Рейн и 2 декабря освободила Франкфурт.

Весной 1793 года военное счастье изменило французам и в Бельгии. 18 марта Дюмурье при Неервиндене с 41-тысячным войском атаковал армию австрийского герцога Саксен-Кобургского, примерно равную французской по численности, но был разбит. Французы потеряли 4 тысячи убитыми и ранеными, а австрийцы - 3 тысячи. После этого австрийцы освободили Брюссель. Дюмурье и принц Луи-Филипп, герцог де Шартрез, не без основания опасаясь, что поражение будет стоить им головы, предпочли перейти на сторону неприятеля.

После бегства Дюмурье Северную армию возглавил генерал Пико Дампье, но уже 8 мая он был убит у города Конде. Его сменил де Кюстин, но очень скоро выяснилось, что страхи Дюмурье и Луи-Филиппа были не напрасны. После того как французская армия была разбита в трехдневном сражении 21-23 мая у Валансьена, генерала де Кюстина, отца знаменитого путешественника маркиза Астольфа де Кюстина, написавшего европейский бестселлер «Россия в 1839 году», гильотинировали.

10 июля герцог Саксен-Кобургский овладел Конде, а англо-ганноверская армия осадила Дюнкерк. Британский флот блокировал Тулон, который 21 августа 1793 года объявил о поддержке монархии во Франции. Такую же позицию заняли Лион и Марсель. В Вандее восстали поддерживавшие Бурбонов крестьяне. В войну вступила голландская армия принца Оранского, действовавшая между австрийской и англо-ганноверской армиями.

В связи с поражениями во Фландрии и переходом ряда крупных городов на сторону союзников во Франции была объявлена всеобщая мобилизация, позволившая значительно пополнить войска на фронте. В конце августа 24-тысячная французская Северная армия под командованием генерала Жана Никола Ушара атаковала 16-тысячную армию герцога Йоркского и заставила ее отступить. 13 сентября Ушар нанес поражение армии принца Оранского при Менепене, но не сумел вытеснить австрийцев из восточных провинций Франции и разделил печальную судьбу де Кюстина. Во главе Северной армии встал граф Жан Батист Журдан, а военным министром стал Лазар Никола Карно.

15-16 октября 1793 года Журдан с 45 тысячами солдат нанес поражение герцогу Саксен-Кобургскому и заставил его снять осаду Мобежа. Французы при этом потеряли 5 тысяч убитыми и ранеными, а австрийцы - 3 тысячи. Удалось также подавить восстание в Вандее. Маршал Келлерман взял Лион, а генерал Дюгомье 19 декабря 1793 года овладел Тулоном. При штурме Тулона отличился командовавший артиллерией молодой капитан Наполеон Бонапарт, организовавший эффективный обстрел порта и тулонских укреплений и лично возглавивший атаку главного форта Тулона. За этот подвиг он уже в январе 1794 года был произведен в генералы.

В конце 1793 года Центральная армия генерала Луи Лазара Гоша прогнала австро-прусские войска за Рейн и вновь овладела Майнцем. В боевых действиях наметился перелом в пользу французов. Французская армия действовала по внутренним операционным линиям, концентрируя силы там, где предпринимала очередное наступление, тогда как между союзными армиями не было должной координации.

11 мая 1794 года при Куртре Северная армия, которой теперь командовал генерал Шарль Пишегрю, разбила англо-австрийскую армию австрийского фельдмаршала герцога Франца Себастиана Карла Иосифа Клерфэ.18 мая при Туркуэне та же участь постигла 70-тысячную объединенную австро-англо-ганноверскую армию герцога Кобургского, причем французы потеряли 3 тысячи человек и 7 орудий, а союзники - 5,5 тысячи человек и 60 орудий. Однако австрийский полководец взял реванш пять дней спустя у Турна, разбив с 45 тысячами солдат 50-тысячную неприятельскую армию.

На этот раз французские потери были вдвое больше, чем у союзников, - 6 тысяч против 3 тысяч. Но 17 июня при Хугленде австрийцы потерпели поражение и отступили на север. Мозельская армия Журдана осадила Шарлеруа, который пал 25 июня. Журдан возглавил объединенные силы Мозельской и Северной армии в 75-80 тысяч человек, отразившие 26 июня атаку герцога Кобургского. Австрийский фельдмаршал, располагавший только 46 тысячами солдат, не знал о падении Шарлеруа и пытался деблокировать крепость. Обе стороны потеряли по 5 тысяч человек, но для отступивших австрийцев эти потери были гораздо более чувствительными.

10 июля французы взяли Брюссель, а 27 июля - Антверпен, английский гарнизон которого эвакуировался на Британские острова. Австрийцы ушли из Бельгии, а пруссаки с левого берега Рейна, но их армии еще не были разбиты. Тем временем во Франции 9 термидора (27 июля) 1794 года были свергнуты якобинцы во главе с Максимилианом Робеспьером. К власти пришли умеренные республиканцы, сформировавшие Директорию. Они прекратили развязанный Робеспьером террор, предварительно казнив якобинских вождей. Прекращение бессудных казней, в том числе проигравших сражения офицеров и генералов, благотворно сказалось на боеспособности французской армии.

В конце лета 1794 года Рейнско-Мозельская армия под командованием генерала Жана-Виктора Моро вторглась в Германию и в октябре вновь осадила Майнц. В октябре в Париже вспыхнул роялистский мятеж, подавленный в ночь с 4 на 5 октября генералом Бонапартом с помощью артиллерии. На испанском фронте французы овладели перевалами в Пиренеях, а на итальянском изгнали союзников из Савойи. Армия Пишегрю в конце 1794 года вошла в Голландию. Голландский флот, вмерзший в лед у острова Тексел, был в январе 1795 года захвачен французской кавалерией.



К марту вся территория Голландии была оккупирована, и страна превратилась в зависимую от Франции Батавскую республику. В апреле - июле 1795 года все участники антифранцузской коалиции, кроме Австрии, Пьемонта и Англии, испытывая серьезные финансовые трудности, заключили с Францией Базельский мир. По этому миру Испания передала Франции свою половину острова Санто-Доминго и стала союзницей Франции.

В июле в Вандее 13-тысячной армией Гоша был разгромлен 17-тысячный десант, состоящий из английских войск и французских эмигрантов. Большинство из 8200 эмигрантов попало в плен, а англичане благополучно вернулись на Британские острова. Французские потери не превышали 500 человек. В следующем году Гош с большой жестокостью окончательно подавил вандейское восстание.

После отпадения союзников Австрия продолжила борьбу с Францией один на один. Французские армии перешли в общее наступление. 100-тысячная Самбро-Маасская армия генерала Журдена двигалась к западу от Кобленца. Рейнско-Мозельская армия взяла 26 июля Люксембург, а главными силами осадила Майнц. Против Журдана стояла 100-тысячная армия австрийского фельдмаршала Клерфэ.На Верхнем Рейне находилось 85 тысяч австрийцев во главе с фельдмаршалом Сигизмундом Вурмзером. 3 сентября Журден начал вторжение в Германию, но его успехи были сведены на нет поражением, которое 29 октября нанес у Майнца Клерфэ армии Пишегрю. Последний решил не искушать судьбу и перешел на сторону австрийцев, заодно выдав им планы действий армии Журдана, которая тоже оказалась разбита. 21 декабря было заключено перемирие.

В 1796 году Карно планировал захватить главные силы австрийцев с помощью Самбро-Маасской и Рейнско-Мозельской армии, которые должны были встретиться под Веной с французскими войсками, наступавшими из Северной Италии. На Рейне армиям Журдана и сменившего Пишегрю генерала Жана Виктора Моро противостояла армия фельдмаршала эрцгерцога Карла. Путем удачного маневрирования ему удалось нейтрализовать численное превосходство противника. К тому же действия Моро и Журдана координировались военным министерством, находившимся далеко в Париже.

Армия Моро насчитывала 78 тысяч солдат и офицеров, а армия Журдана - 72 тысячи. 16 июня Журдан переправился через Рейн у Дюссельдорфа, а в июле вернулся обратно. Его задачей была только демонстрация, чтобы оттянуть войска эрцгерцога Карла и облегчить Моро переход через Рейн у Страссбурга. Карл, оставив против Журдана 36-тысячный корпус генерала Вильгельма Людвига Вартенслебена, бросился с основными силами против Моро. Журдан вновь перешел Рейн и оттеснил Вартенслебена вглубь германской территории. После нескольких столкновений, не давших перевеса ни одной из сторон, 12 августа 1796 года армия Карла была оттеснена за Дунай между Ульмом и Донаувёртом. 24 августа произошла двойная битва у Амберга и Фридберга. Получивший подкрепления Карл переправился на правый берег Дуная. 30 тысяч человек во главе с генералом Латуром против Моро, а сам с 27 тысячами постарался зайти в тыл Журдану, который в это время теснил корпус Вартенслебена. У Журдана было 34 тысячи солдат, а у Вартенслебена- только 19 тысяч. Удар Карла во фланг французов решил дело. Журдан отступил, потеряв 2 тысячи человек. Австрийские потери не превышали 500 человек.

В тот же день Моро у Фридберга атаковал и разбил Латура. Карл, однако, продолжал теснить Журдана, не обращая внимания на Моро, и 3 сентября разбил Самбро-Маасскую армию при Вюрцбурге. Французов в этом сражении участвовало 30 тысяч, а австрийцев - 44 тысячи. Австрийская кавалерия обошла войско Журдана с обоих флангов. Французы отступили, потеряв около 3 тысяч человек и несколько орудий. Австрийские потери были незначительны. После этого Карл вынудил Моро уйти за Рейн.

Неудачи французов на Рейнском фронте были компенсированы успехами генерала Бонапарта в Италии. Он командовал Итальянской армией, которая первоначально насчитывала только 30 тысяч человек при 30 орудиях. Австрийцы имели здесь более многочисленные войска, но они были разбросаны по стране. Французские войска испытывали острую нужду во всем необходимом, так как британский флот блокировал побережье Ривьеры, и снабжение морем было затруднено. Бонапарт решил сначала разбить армию австрийского союзника сардинского короля Виктора Амедея, насчитывавшую 25 тысяч солдат и 60 орудий, но сильно уступавшую австрийцам в боеспособности.

Австрийская армия под командованием генерала Болье насчитывала 35 тысяч человек. Наполеону удалось поднять дисциплину в рядах своих войск, наладить их снабжение за счет местных ресурсов и поднять численность армии до 45 тысяч человек. Он прельщал солдат и офицеров богатой добычей в предстоящем походе и одновременно выпустил демагогическое обращение к итальянцам, где выставил армию французской революции освободительницей Италии от австрийского гнета: «Народы Италии! Французская армия пришла разбить ваши цепи. Французский народ - друг всех народов!» Но французским друзьям нужно было кушать, что неизбежно вело к разорявшим Италию контрибуциям и реквизициям. Поэтому слова о дружбе и свободе остались пустым звуком.

12 апреля 1796 года французы разбили при Монтенотте отряд в 4,5 тысячи австрийцев, обеспечивавший стык между австрийцами и сардинцами, и отбросили сардинскую армию к Турину. 21 апреля у Мондови 15-тысячное пьемонтское войско во главе с бароном Колли уступило Бонапарту, располагавшему 17,5-тысячной армией. Затем Виктор Амедей уже 28 апреля подписал предварительный сепаратный мирный договор, выйдя из войны.

10 мая при Лоди французы разгромили армию австрийского фельдмаршала Болье, причем Наполеон лично возглавил атаку на мост через Адду. Поражение австрийской армии побудило Виктора Амедея 21 мая заключить мирный договор с Францией, уступив ей Савойю и Ниццу и согласившись на размещение французских гарнизонов на пьемонтской территории. 26 мая перед французами открыл ворота Милан.

30 мая Болье с 19-тысячной армией занял позиции у реки Минчино. К его фронту примыкал австрийский гарнизон Мантуи, насчитывавший 11 тысяч человек. Бонапарт с 28-тысячной армией прорвал австрийские позиции у Боргетто и вынудил неприятеля отступить в Тироль. 4 июня французы осадили Мантую - сильнейшую крепость в Италии.

Против Бонапарта была двинута 60-тысячная армия отозванного с Рейна фельдмаршала Вурмзера. Она должна была деблокировать Мантую. Вурмзер разделил свои войска на три части. 5-тысячный отряд был послан через долину Бренты. Генерал Кважданович шел западным берегом озера Гарда. Сам фельдмаршал с 24 тысячами солдат двигался долиной Адидже на соединение с 13-тысячным гарнизоном Мантуи. В этом и других случаях австрийцы и их союзники вынуждены были разделять войска отнюдь не из-за идиотизма своих полководцев. Просто крупные воинские соединения было невозможно снабжать при той системе снабжения, которая существовала в европейских армиях. Продовольствие закупалось у населения и помещалось в армейские склады - магазины, откуда поступало солдатам. Естественно, население могло продать продовольствие только в том объеме, которое не грозило недоеданием ему самому. Да и поставки из магазинов можно было осуществлять лишь на сравнительно небольшие расстояния. Поэтому войска приходилось рассредоточивать по территории, иначе их невозможно было бы снабжать всем необходимым.

Наполеон же, как и другие французские генералы, придерживался «революционного» принципа: «Война должна кормить саму себя» - и беспощадными реквизициями выбивал из местного населения последние запасы. Поэтому первоначальная радость по поводу освобождения от феодальных повинностей очень быстро сменялась ненавистью к французам, грабившим оккупированные земли. Против французских войск вспыхивали восстания практически во всех занятых ими землях - в Италии и, в частности, в Неаполитанском королевстве, в Испании, в Германии, в России. Чем больше территорий завоевывала Франция, тем меньше шансов она в конечном счете имела их удержать. Но пока Наполеон, собирая все свои силы воедино для концентрического удара, имел преимущество перед более многочисленными, но разрозненными неприятельскими войсками.

Армия Бонапарта сняла осаду Мантуи и двинулась навстречу войскам Вурмзера. Она насчитывала летом 1796 года около 47 тысяч человек. Оставив против основных сил Вурмзера дивизию генерала Пьера Франсуа Шарля Ожеро, Наполеон со всей своей армией напал на отряд Кваждановича и разбил три его колонны. Одна из колонн сдалась в плен, две другие с большими потерями отступили на север.

В генеральном сражении при Кастильоне 5 августа 1796 года Вурмзер был разбит Бонапартом. Австрийцы не выдержали атаки и, потеряв 16 тысяч убитыми, ранеными и пленными, отступили в Тироль. Часть беглецов укрылась в Мантуе, доведя численность ее гарнизона до 17 тысяч человек. 24 августа французы опять осадили Мантую.

В период со 2 по 5 сентября Бонапарт разбил 20-тысячный отряд австрийского генерала Пауля Давидовича. 8 сентября французские войска нагнали Вурмзера, у которого осталось не больше 20 тысяч человек, вблизи местечка Бассано. Одна из австрийских дивизий была окружена и капитулировала. С остатками армии Вурмзер заперся в крепости Мантуя, гарнизон которой увеличился до 28 тысяч.

На помощь ему двинулась армия фельдмаршала Николая Альвинци. Она насчитывала 27 тысяч человек. На соединение с Альвинци двигался 16-тысячный отряд Давидовича. Их встреча намечалась в Вероне. Бонапарт оставил 9 тысяч солдат для продолжения осады Мантуи, а сам с 30-тысячной армией бросился навстречу Альвинци и 12 ноября атаковал его авангард. Австрийцы отразили нападение, и французы отступили к Вероне, потеряв 2 тысячи человек. Альвинци, однако, не стал развивать успех. И поплатился за медлительность. Через несколько дней австрийцы были разбиты в трехдневной битве при Арколе 15-17 ноября.

Французская пехота дважды неудачно штурмовала Аркольский мост. Только когда дивизия Ожеро навела понтонный мост и по нему форсировала реку ниже по течению, выйдя в тыл защитникам Аркольского моста, австрийцы отступили. Затем Бонапарт отбросил к Тренто и отряд Давидовича.

Альвинци вновь собрал свою армию и 14 января 1797 года атаковал французов у Риволи, но претерпел еще более страшный разгром. Его армия насчитывала 28 тысяч человек, а армия Бонапарта - до 40 тысяч. Австрийцы потеряли 4 тысячи убитых и раненых и 8 тысяч пленных. Потери французов не превышали 3200 человек.

Тем временем ранее посланный Альвинци 9-тысячный австрийский отряд генерала Поверы 16 января дошел до пригородов Мантуи, но был окружен превосходящими силами неприятеля и сдался в плен. После этого 2 февраля капитулировала и Мантуя. Вурмзер сдался с 16 тысячами солдат и офицеров. За время осады крепости австрийский гарнизон потерял умершими от болезней около 18 тысяч человек. Всего же с начала кампании армия Бонапарта в Италии взяла 39 тысяч пленных, 1600 орудий и 24 знамени.

Гофкригсрат (дворцовый военный совет) снял армию эрцгерцога Карла с рейнского фронта и перебросил ее в Тироль для защиты Вены. После ухода основных сил австрийской армии с восточных границ Франции генерал Гош, сменивший Журдана во главе Самбро-Мааской армии, перешел Рейн между Дюссельдорфом и Кобленцем и разбил отряд австрийского генерала Франца Вернека на реке Лан. Через два дня Рейн перешла и армия Моро. Командующий австрийскими войсками генерал Латур отошел к Раштатту, где стороны узнали о заключении перемирия.

К 14 тысячам солдат, оставшихся от армии Альвинци, добавилось 10 тысяч тирольских ополченцев-добровольцев и 27 тысяч солдат Рейнской армии, приведенных Карлом. Наполеон располагал 41-тысячной армией и еще 12-тысячным отрядом генерала Жубера. Карл и Наполеон сошлись 16 марта при Тальяменто, после чего Карл отошел к реке Изонцо. 23 марта у Мальборджетто генерал Массена разбил французский отряд. 1 апреля при Неймаркте опять произошло столкновение главных сил, не имевшее решительного результата, но эрцгерцог учитывал, что неприятель стоит всего в 150 км от австрийской столицы, у местечка Леобен, и уже перешел Карнийские и Юлийские Альпы.

Отряд Жубера тем временем дошел до Линца. 18 апреля 1797 года в Лео-бене были подписаны предварительные условия мира, которые были утверждены 17 октября 1797 года мирным договором в Кампоформио. Австрия отказывалась от гегемонии в Северной Италии, предоставляя формальную независимость тамошним государствам, а фактически соглашаясь с их вассальной зависимостью от Франции. Взамен Австрийская империя получила Венецию, Зальцбург и Баварию, отдав Франции Бельгию и признав ее господство на левом берегу Рейна.

Единственным противником Франции осталась Англия. В январе 1798 года отличившийся в Италии генерал Бонапарт был назначен командующим так называемой Английской армией. Она была сосредоточена в районе Дюнкерка и готовилась к высадке на Британские острова. Однако превосходство неприятельского флота делало успех предстоящего десанта более чем сомнительным. Ведь годом раньше попытка организовать операцию против Британских островов закончилась полным провалом. Испанская эскадра адмирала Хосе де Кордова в составе 27 кораблей из Средиземного моря в феврале 1797 года взяла курс на Брест, чтобы соединиться с французской эскадрой для действий против Англии. Но эскадра британского адмирала Джервиса из 15 кораблей, базировавшаяся на Гибралтар, 14 февраля перехватила испанцев у мыса Сан-Висенти на юго-западной оконечности Пиренейского полуострова.

Кордова разделил свою эскадру на два отряда - в 18 и 9 судов. На больший отряд и напали англичане. Здесь отличился адмирал Нельсон, на корабле «Кэптэн» первым ворвавшийся в строй неприятеля и одно время сражавшийся сразу с 7 неприятельскими кораблями, пока на помощь не подоспел Джервис с основными силами. В результате 4 испанских судна были захвачены, а остальные ушли в Кадис, не делая больше попыток соединиться с французским флотом в Атлантике.

После этого на английских военно-морских базах вспыхнул мятеж, на время парализовавший деятельность флота. В апреле взбунтовались моряки в Спитхеде и других местах, возмущенные тяжелыми условиями службы и произволом офицеров. При этом матросы клялись, что они вернутся на корабли, если французский флот выйдет из портов и двинется к британским берегам. В августе волнения были жестоко подавлены, но командование вынуждено было значительно улучшить довольствие моряков и увеличить их жалованье. Офицеры стали более человечно относиться к подчиненным, хотя до идиллии тут было очень далеко.

Восстановивший свою боеспособность британский флот расправился с союзным Франции голландским флотом, который 11 октября 1797 года был разбит у Кампердейна эскадрой адмирала Адама Дункана. 16 британским линейным кораблям голландский адмирал Биллем де Винтер мог противопоставить 15,из которых 9 в ходе боя перешли в руки неприятеля. Но, несмотря на британское господство на море, французы 22 августа 1798 года все-таки высадились в Ирландии, рассчитывая поднять католическое население страны на борьбу против англичан. Однако французский отряд численностью всего в 1200 человек во главе с генералом Жаном Гумбертом сразу же был окружен превосходящими английскими силами и 8 сентября капитулировал. Подкрепления, посланные на эскадре адмирала Бомпара, безнадежно опоздали и пошли на дно вместе с французскими кораблями, потопленными 12 октября английским адмиралом Джоном Уоррелом.

Бонапарт прекрасно понимал безнадежность морской операции против Англии и задолго до неудачной экспедиции Гумберта покинул пост командующего Английской армии, не суливший громкой славы. Он смог убедить правившую в Париже Директорию в необходимости высадки в Египте. Оттуда будущий император рассчитывал завоевать весь Ближний Восток, а затем нанести удар по Индии и тем окончательно подорвать колониальное могущество «владычицы морей».

12 апреля 1798 года был подписан приказ об образовании Восточной армии, во главе которой встал Бонапарт. По пути в Египет французские войска 12 июня заняли Мальту. 1 июля армия Бонапарта высадилась в Египте и на следующий день овладела Александрией. Двигаясь к Каиру, французы разгромили в битве при Пирамидах 21 июля армию египетских мамлюков. По словам Наполеона, он располагал всего 23 тысячами солдат, тогда как неприятельское войско достигало 60 тысяч человек. Не исключено, что численность мамлюков преувеличена - вряд ли французы имели возможность их точно подсчитать, и даже командующие египетской армией братья Ибрагим-паша и Мурад-паша знали наверняка, сколько у них подчиненных. По свидетельству Наполеона, в одиночном бою всадник-мамлюк превосходил французского кавалериста. В бою нескольких всадников силы были равны, а эскадрон французских гусар уверенно громил египетский эскадрон, не имевший представления о правильных боевых порядках. Атака мамлюков при пирамидах была легко отбита, а их укрепленный лагерь взят штурмом. 22 июля французские войска захватили Каир. Ибрагим-паша с остатками армии отступил в Сирию. Там она соединилась с войсками Ахмед-паши, принявшего общее командование.

Наполеон считал кампанию выигранной, но тут в дело вмешался английский флот. Командующий Средиземноморской эскадрой адмирал Нельсон 1 августа внезапно атаковал французский флот в Абукирской бухте близ устья Нила, причем часть британских кораблей смогла незаметно встать между неприятельскими судами и берегом, а другая часть атаковала врага со стороны моря. Французские корабли попали под перекрестный огонь и почти все были потоплены или захвачены. Из 13 линейных кораблей спаслись лишь 2,из 4 фрегатов - также 2. В бою погиб и командующий флотом адмирал де Брюэс. Французы потеряли убитыми, ранеными и пленными 6 тысяч, а англичане - только 900 человек.

После Абукира участь французской армии в Египте была уже предрешена, так как, лишенная снабжения из Франции, она не могла ни предпринять успешного похода на Восток, ни просто сколько-нибудь длительное время удержаться в Египте, где мамлюки развернули против французов партизанскую борьбу. Вести борьбу приходилось в пустынной местности, где принцип самоснабжения, исповедовавшийся революционной армией, был неприменим. Наполеон тем не менее отправился в отчаянный поход в Сирию.



14-15 февраля 1799 года его армия взяла Эль-Ариш на Синайском полуострове, а 3-7 марта - Яффу, оборонявшуюся уже турецкими янычарами. Сдавшийся в плен 4-тысячный гарнизон Яффы, которому перед капитуляцией была обещана жизнь, Бонапарт приказал расстрелять. У него не было продовольствия, чтобы кормить пленных, а отпускать их французский командующий не хотел, опасаясь, что янычары усилят гарнизоны других турецких крепостей, как это сделали турки, захваченные в Эль-Арише и вновь взятые в плен Яффе.

17 марта французы осадили старую твердыню крестоносцев Аккру, которую оборонял англо-турецкий отряд во главе с британским морским офицером Уильямом Сиднеем. Осажденные, беспрепятственно получавшие снабжение морем, отбили несколько приступов. К тому времени французское войско имело в строю немногим более 10 тысяч человек - сказались потери в боях и от болезней, да и в Египте пришлось оставить часть сил. Начавшаяся в лагере чума заставила Наполеона прекратить осаду Аккры и 14 июня вернуться в Каир.

15 июля у Абукира высадилось 15-тысячное турецкое войско, базировавшееся на острове Родос. Наполеон, располагая всего лишь 6 тысячами солдат, разбил турок наголову, а 2 августа остатки турецкой экспедиционной армии капитулировали в Абукире.

Вскоре Наполеон узнал о том, что армии Директории терпят поражение от русских и австрийских войск под командованием фельдмаршала Суворова, а потому правительство стремительно теряет популярность в народе. Генерал Бонапарт решил, что пора вернуться во Францию и взять власть в свои руки. 23 августа 1799 года он отплыл из Александрии на 2 фрегатах во главе 500 солдат и 5 генералов - Жана Ланна, Александра Бертье, Иоахима Мюрата, Александра Андреосси и Огюста Мармона. Ему удалось благополучно миновать встречи с английской эскадрой и 9 октября, после остановки на родной Корсике, достичь французского побережья.

9 ноября (18 брюмера) 1799 года сторонники Бонапарта добились назначения генерала командующим войсками Парижа под предлогом подавления роялистского заговора. На следующий день, когда депутаты нижней палаты парламента, Совета пятисот, усомнились в существовании заговора, Наполеон с помощью верных ему войск разогнал парламент. На защиту Директории не выступил никто. Наполеон был провозглашен Первым консулом и получил практически неограниченную власть.

Бонапарту досталось незавидное наследство. Казна была пуста. Французские войска потерпели тяжелые поражения в Италии и в Египте. В Вандее бушевало роялистское восстание. 25 декабря новый правитель Франции обратился к союзникам с мирными предложениями. К тому времени Россия вышла из антифранцузской коалиции, однако Англия и Австрия рассчитывали, что и без русских войск им удастся добиться победы, и от мирных переговоров отказались.

Оставшуюся в Египте французскую армию возглавил генерал Жан Батист Клебер. Англичане не направляли против нее значительных сил, не без основания рассчитывая, что блокированному с моря неприятелю рано или поздно придется сдаться. Турецкие же и египетские отряды не в состоянии были самостоятельно справиться с закаленными в боях французскими гренадерами и гусарами. 21 января 1800 года Клебер договорился с турками о беспрепятственной эвакуации своей армии из Египта, но англичане воспротивились выполнению соглашения. Тогда 20 марта французы разбили турецкий отряд у Гелиополиса и вновь заняли Каир.

14 июня 1800 года Клебер погиб в стычке с разъездом мамлюков. Сменивший его генерал Жан Франсуа де Мену, принявший мусульманство и женившийся на египтянке, а потому подписывавшийся Абдалла Мену, держался еще в течение года. Наконец 20 марта 1801 года французы были разбиты при Абукире 18-тысячной англо-турецкой армией генерала Ральфа Аберкромби, павшего в этом сражении. В июле и августе союзники заняли Александрию и Каир. 31 августа 1801 года Мену капитулировал. По условиям соглашения он с 26-тысячным войском вернулся во Францию на британских судах, сохранив оружие и знамена.

Еще в 1798 году английская дипломатия создала вторую антифранцузскую коалицию из Англии, Австрии, России, Турции, Испании и Неаполитанского королевства. Появление русских войск на театре военных действий внесло перелом. Они должны были прийти на помощь австрийской армии, сражавшейся в Северной Италии. Англичане направили к итальянским берегам эскадру адмирала Г. Нельсона. Высадка Бонапарта в Египет сделала Османскую империю на время союзником России.

В июле 1798 года командующий российским Черноморским флотом вице-адмирал Ф. Ф. Ушаков получил приказ идти в Константинополь для соединения с турецким флотом. 13 июля он вышел в море с эскадрой из 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 посыльных судов, с 792 орудиями, 7406 членами экипажа и 1700 солдат десанта. 23 августа Ушаков прибыл к Босфору, а 26-го получил разрешение на свободный проход через проливы и обязательство Турции снабжать его эскадру всем необходимым. 30 августа под команду Ушакова поступила еще и турецкая эскадра.

Объединенному русско-турецкому флоту было поручено овладеть Ионическими островами, ранее захваченными французами. 28 сентября Ушаков подошел к Ионическим островам. К началу ноября ему удалось установить контроль над четырьмя небольшими островами Цериго, Занте, Кефалония и Санта-Мавра. Теперь необходимо было захватить главный остров Ионического архипелага - Корфу. На острове было две крепости с 650 орудиями и 3 тысячами солдат гарнизона. 8 ноября Корфу был блокирован русско-турецкой эскадрой. Осада продолжалась три с половиной месяца. Как осажденные, так и осаждающие несли основные потери от болезней, а не от ядер и пуль. В середине февраля 1799 года на корабли союзников был переброшен турецкий экспедиционный корпус. Главный удар решено было нанести по острову Видо, прикрывавшему главную крепость. На рассвете 18 февраля корабли начали бомбардировку французских береговых батарей. К 11 часам утра удалось подавить большинство орудий на острове Видо и был подан сигнал к высадке 2-тысячного десанта. К 2 часам дня российским и турецким солдатам удалось полностью захватить Видо. Из 800 защитников острова почти половина погибла, а 422 человека были пленены. Потери русских убитыми и ранеными составили 125 человек, а турок - 180 человек.

На Видо тотчас установили батареи, которые подвергли интенсивному обстрелу Новую и Старую крепости на Корфу. Затем туда был высажен десант, после упорного боя овладевший передовыми укреплениями новой крепости. Видя безнадежность дальнейшего сопротивления, французский комендант генерал Л. Ф. Ж. Шабо 20 февраля капитулировал.

По условиям капитуляции, французы беспрепятственно покидали Ионические острова, обязуясь в течение 18 месяцев не воевать против стран коалиции. Союзникам досталось 635 пушек и мортир, 1 линейный корабль, 1 фрегат и несколько других судов. На Ионических островах под протекторатом России и Турции была образована Республика Семи Островов.

Французы были вытеснены и с Мальты. В сентябре 1798 года на острове вспыхнуло антифранцузское восстание. Затем на Мальту высадились англичане и осадили французский гарнизон в крепости Ла-Валетта. Исчерпав все запасы, французы, которыми командовал генерал Клод Анри Вобуа, капитулировали 5 сентября 1800 года.

На Рейнском фронте Журдан в марте 1799 года вторгся в Германию с 40-тысячной армией. Противостоявший ему эрцгерцог Карл располагал 80 тысячами солдат. 25 марта 46 тысяч австрийцев сошлись с 38 тысячами французов в битве при Штоккахе. Хотя французские потери были меньше австрийских - 3,6 тысячи против 6 тысяч, Журдан вынужден был отступить перед лицом превосходящих сил неприятеля.

Успешнее стали действовать и союзные войска в Италии, ранее терпевшие неудачи. Здесь армия французского генерала Жубера в ноябре 1798 года захватила Пьемонт. Неаполитанская армия под командованием австрийского генерала Карла Макка фон Лайбериха 29 ноября 1798 года отбила у французов Рим, но уже 15 декабря была изгнана оттуда войсками французского генерала Жана Этьена де Шампионне.

Приход русской армии изменил ситуацию. Союзники располагали 300-тысячным контингентом на всех фронтах, не считая 60-тысячной неаполитанской армии. У французов было только 200 тысяч. Правда, неаполитанцы вскоре вышли из игры, подняв мятеж. Макк, опасаясь за свою жизнь, предпочел 11 января 1794 года сдаться французам при Капуе.

24 января Шампионне взял Неаполь. Королевский двор бежал на Сицилию под защиту пушек адмирала Нельсона. Ситуация изменилась в худшую для французов сторону, когда в Италию была переброшена русская армия под командованием фельдмаршала Суворова. Он возглавил объединенные русско-австрийские силы на этом театре военных действий. Им противостояли армии французских генералов Б. Л. Ж. Шерера и А. Макдональда. Планы союзников заключались в том, чтобы, разбив неприятеля в Северной Италии, осуществить вторжение во Францию.

Еще до прибытия русских, 25 марта 1799 года 46 тысяч австрийцев под командованием генерала Края фон Крайова разбили 41-тысячную армию Шерера у Маньяно. После этого Шерер на посту главнокомандующего был заменен молодым и энергичным генералом Ж. -В. Моро. Тем временем в Италию прибыл Суворов с 60-тысячной армией, из которой около половины составляли русские войска.

16 апреля союзные войска под его командованием разбили на реке Адда силы Моро и двинулись против 30-тысячной армии Макдональда. Последний попытался разбить двигавшиеся ему навстречу войска по частям. 17 июня Макдональд атаковал авангард, которым командовал австрийский генерал Отт. Австрийцы смогли продержаться до подхода главных сил, и Макдональд отступил к реке Треббия. Он надеялся, что в тылу неприятеля вскоре появится армия Моро, и рассчитывал на успех. Суворов тоже помнил о Моро и поэтому спешил.

Утром 18-го австрийские и русские войска атаковали позиции армии Макдональда. Суворов наносил главный удар против левого фланга неприятеля, рассчитывая прижать французов к реке По. Начав наступление в 10 часов утра, союзники к 2 часам дня сбили со своих позиций авангардную дивизию генерала Домбровского, но главные силы французского левого фланга под командованием Виктора удержали фронт до вечера, когда отступили к Треббии. Отряд русского генерала Розенберга смог форсировать реку. Утром 19-го французы попытались охватить правое крыло неприятеля. Осуществлявшая обход дивизия Домбровского попала под удар войск русского генерала П. И. Багратиона и отступила. Однако при этом между дивизиями Багратиона и Швейковского образовался разрыв, в который Макдональд бросил дивизию Виктора. Суворову с большим трудом удалось остановить отступавшие русские войска.

Подошедшие резервы помогли союзникам отбросить французов на исходные позиции. Вечером в тылу войск Суворова были замечены разъезды армии Моро. Понимая, что у него осталось очень мало времени, русский полководец приказал утром 20-го перейти в наступление по всему фронту и любой ценой форсировать Треббию. Однако раненый в сражении накануне Макдональд ночью отвел свою понесшую большие потери армию к Тоскане. Из 35 тысяч солдат он потерял 16 тысяч убитыми и ранеными.

После победы при Треббии Суворов обратился против Моро, который поспешно отступил в Генуэзскую Ривьеру. Австрийское командование настояло, чтобы армия Суворова, прежде чем осуществить вторжение во Францию, овладела крепостями Северной Италии, где остались французские гарнизоны. Это было ошибкой, так как данные гарнизоны не представляли большой опасности. Будучи изолированы друг от друга и испытывая недостаток снабжения, они не могли представлять угрозы тылу союзных войск. Но Суворов был вынужден подчиниться требованию австрийцев. Сильнейшая из этих крепостей, Мантуя, была взята австрийским генералом Краем фон Крайова только 28 июля.

Моро получил время для усиления своей армии, но Директория заменила его генералом Б. Жубером. Новый главнокомандующий решил перейти в наступление. Это наступление вполне отвечало планам Суворова, предполагавшего выманить неприятеля с гор на равнину. 14 августа французы заняли город Нови и приблизились к позициям союзной армии. Австро-русские войска насчитывали 65 тысяч человек, а французские - всего 38 тысяч. Жу-бер не знал, что неприятель имеет столь значительный перевес, и предполагал добиться победы путем стремительного наступления. Однако первыми в атаку перешли союзники.

В 5 часов утра австрийские войска под командованием австрийского генерала П. Края потеснили французскую дивизию левого фланга и заняли деревню Пастурано. Прибывший к месту боя Жубер восстановил положение, но был смертельно ранен. «Наступайте, всегда наступайте!» - были его последние слова. В командование вновь вступил Моро, который, усилив свой левый фланг, приказал перейти к жесткой обороне.

Край продолжал безуспешные атаки, чем отвлек на себя до половины всех французских сил. В 9 часов утра Суворов приказал стоявшим в центре дивизиям Багратиона и Милорадовича атаковать Нови. Два раза русские войска доходили до каменной стены, окружавшей город, и два раза французы отбрасывали их штыковыми атаками. Суворов бросил на помощь Багратиону и Милорадовичу дивизию Дерфельдена, но и эта атака была отбита. В полдень наступило затишье.

Французы удерживали свои позиции вплоть до 3 часов дня, когда в атаку двинулся левый фланг союзников под командованием австрийского фельдмаршала-лейтенанта барона М. Меласа. Одновременно возобновили наступление Край и русские дивизии центра. Резервов у Моро не было, и он не смог подкрепить противостоявшую Меласу немногочисленную дивизию генерала Л. Г. Сен-Сира. Она была разбита, и Мелас обошел Нови с тыла. После этого французы начали покидать город, и на его улицы ворвались дивизии Багратиона и Дерфельдена.

В 6 часов вечера Моро отдал сильно запоздавший приказ об отступлении. К тому времени французы уже обратились в беспорядочное бегство. Левое крыло, отходившее через Пастурано, оказалось под перекрестным огнем войск Края и занявших Нови русских дивизий. Большинство французских солдат в панике разбежалось. Генерал Э.Груши пытался с одним батальоном удержать деревню, но был ранен и взят в плен. К 8 часам вечера, с наступлением темноты, союзные войска прекратили преследование. Французы потеряли 7 тысяч убитыми и 3 тысячи пленными и лишились 37 пушек. В рядах союзников было убито и ранено около 7 тысяч человек.

Кампания 1799 года в Италии была проиграна французами из-за того, что они так и не смогли соединиться под единым командованием. В результате австро-русские войска получили возможность бить армии Макдональда и Моро поодиночке и во всех сражениях имели значительный численный перевес. В последнем сражении при Нови сыграла свою роль и ошибка Моро, не имевшего ясного представления о силах противника и не воспользовавшегося паузой в боевых действиях для организованного отвода войск.

В Неаполитанском королевстве вспыхнуло восстание против французов. 30-тысячная повстанческая армия, возглавляемая кардиналом Руффо, при помощи английского флота в сентябре освободила Неаполь. Тогда же русский десант с эскадры Ушакова вступил в Рим. Французы были изгнаны из всей Италии, за исключением Генуи, где засел сильный гарнизон.

После побед в Италии австрийское командование настояло на том, чтобы русские войска под командованием Суворова направились в Швейцарию на помощь союзной армии под командованием русского генерала Римского-Корсакова и австрийского генерала Готце, а затем, соединившись, вторглись бы во Францию. Австрийская армия фельдмаршала Меласа в Италии должна была овладеть французскими крепостями, а потом также идти во Францию. Армия эрцгерцога Карла должна была двигаться на Нижний Рейн для соединения с высадившейся в Голландии англо-русской армией герцога Йоркского, а затем вторгнуться во Францию с востока. Однако все эти планы полностью провалились.

В Швейцарии французская армия генерала Массены, насчитывавшая 45 тысяч человек, в мае 1799 года вынуждена была отступить к Цюриху, преследуемая 50-тысячной австрийской армией эрцгерцога Карла и генерала Фридриха Готце. 7 июля французам пришлось оставить Цюрих. Затем Мас-сене удалось потеснить неприятеля, и 14 августа он атаковал Цюрих, но неудачно. Часть австрийских войск из Швейцарии была переброшена с армией эрцгерцога Карла к Майнцу для похода в Нидерланды. Оставшийся 20-тысячный русско-австрийский корпус под командованием Римского-Корсакова был наголову разбит Массеной 25 сентября 1799 года у Цюриха. Генерал Готце в этом сражении погиб. Русские и австрийцы потеряли 8 тысяч убитыми, ранеными и пленными и 100 орудий, потери французов не превышали 4 тысяч человек.

8-тысячный отряд французского генерала Лекурба смог удержать перевал Сен-Готард против 20-тысячной армии Суворова до тех пор, пока Массена не разбил Римского-Корсакова. Сбивший в конце концов французов с Сен-Готарда, Суворов оказался в очень опасном положении против вдвое превосходящей неприятельской армии. Однако русский полководец смог нанести ряд поражений отдельным французским отрядам и пробиться в Италию, выйдя 7 октября к городу Иланц. Он потерял при этом только 5 тысяч из 20 тысяч своих солдат. За успехи в Италии и Швейцарии Суворов был удостоен звания генералиссимуса, однако в целом швейцарская кампания была союзниками проиграна.

Неудачно для коалиции сложилась и экспедиция в Голландию, хотя сначала ее ожидал большой успех. 30 августа 1799 года голландский флот сдался британской эскадре. 16 сентября у Бергена сошлись 35-тысячная англо-русская армия герцога Йоркского и 22- тысячная франко-голландская армия под командованием французского генерала Гийома Мари Анна Брюна. Французские потери составили 3 тысячи человек, а потери союзников - 4 тысячи. Второе сражение у Бергена произошло 2 октября. На этот раз обе стороны потеряли по 2 тысячи солдат и офицеров, и союзникам удалось потеснить французов и голландцев. Однако следующее сражение при Кастрикуме 6 октября закончилось победой получивших подкрепление французов. Союзники потеряли 3,5 тысячи, а франко-голландская армия - 2,5 тысячи человек.

Герцог Йоркский отступил на север. Он понял, что сил для завоевания Голландии у него недостаточно. Основная же задача по нейтрализации голландского флота была уже выполнена. Поэтому 18 октября 1799 года был заключен Алкмаарский договор с Батавской республикой, по которому союзники покинули территорию Голландии.

В тот же день император Павел I, считавший, что англичане и австрийцы намереваются заставить русских таскать каштаны из огня, вышел из 2-й антифранцузской коалиции. Более того, через год, в декабре 1800 года, был фактически заключен русско-французский союз против Англии, и император Павел в январе 1801 года предписал корпусу донских казаков отправиться на завоевание британских владений в Индии. Наполеон обещал русскому императору Мальту (Павел являлся гроссмейстером Мальтийского ордена), но для этого еще нужно было изгнать с острова англичан.

Индийский поход изначально был авантюрой, обреченной на провал. При движении через среднеазиатские пустыни подавляющая часть армии неминуемо погибло бы от голода, жажды и лихорадки. До Индии не добрался бы никто. Это подтвердили и позднейшие экспедиции русских войск в Хиву. Но главной причиной убийства Павла группой заговорщиков в ночь с 23 на 24 марта 1801 года стало опасение, что сближение с Францией приведет к прекращению русско-английской торговли, от которой очень зависела экономика России. Ведь на Британские острова шла значительная часть вывозившегося из России продовольствия и сельскохозяйственного сырья, а оттуда поступали промышленные товары. Да и морская торговля с другими странами осуществлялась в значительной мере на английских судах. После гибели Павла планы франко-русского союза были похоронены.

В Италии союзникам и после ухода армии Суворова первое время сопутствовали успехи. Положение изменилось, когда на Апеннинском полуострове со свежими силами появился Первый консул. Наполеон решил нанести главный удар в Италии, где он сам встал во главе армии. Одновременно он распустил слухи, что генеральное наступление предпримет в прирейнских областях другая армия, под командованием Моро. Новую армию для Италии Бонапарт тайно формировал в Дижоне вблизи швейцарской границы.

8 мая 1800 года Первый консул прибыл в Женеву. 14 мая он повел армию через Альпы. Бонапарт рассчитывал пройти через Сен-Готардский перевал и ударить в тыл австрийской армии генерала Меласа, действовавшей в Италии. 24 мая французский авангард под командованием генерала Ж. Ланна разбил австрийский заслон у Ивре. 2 июня армия Бонапарта без боя вошла в Милан. Мелас решил дать генеральное сражение французам. 14 июня 45-тысячная австрийская армия атаковала неприятеля у деревни Маренго, накануне занятой французами. Корпус генерала Виктора занимал сильную позицию у ручья Фантаноне и успешно отражал натиск австрийцев. Наконец, австрийская дивизия генерала Отта форсировала ручей и ворвалась в Маренго. В этот момент подошел Бонапарт с резервными частями и остановил дальнейшее продвижение неприятеля. Первый консул ввел в бой 800 солдат своей гвардии, которые стойко сопротивлялись атакам австрийской пехоты и кавалерии. В три часа французские войска не выдержали натиска превосходящих сил противника и стали отходить под прикрытием корпуса Ланна и Консульской гвардии. Против гвардии австрийцы выставили 24 орудия. Ядра пробивали бреши во французских каре, но гвардейцы сохраняли строй и медленно отходили. За З часа войска Ланна отступили только на 4 км.

Мелас был уверен в победе и послал в Вену бодрую реляцию. Австрийцы стали устраивать лагерь на оставшемся за ними поле боя, когда сюда вернулась французская дивизия Л. Дезе, ранее посланная Бонапартом на разведку к Нови. Она атаковала не ожидавшего нападения неприятеля. Сам Дезе пал в первые же минуты возобновившегося сражения, но пример его дивизии воодушевил остальные французские войска. Кавалеристы Келлермана смяли французских драгун, а корпус Ланна опрокинул австрийскую пехоту в центре. К 5 часам вечера австрийцы в беспорядке отступили за реку Бормида. Они потеряли 12 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными и значительную часть артиллерии. Мелас, потрясенный тем, как казавшаяся уже достигнутой победа обернулась сокрушительным поражением, начал переговоры о перемирии.

9 февраля 1801 года между Францией и Австрией был заключен Люневильский мир. Австрийцы уступили французам всю Северную Италию вплоть до реки Минчино. Оставшись в одиночестве, Англия 25 марта 1802 года заключила с Бонапартом Амьенский мир, оказавшийся на деле лишь коротким перемирием.

В мае 1803 года англичане, рассчитывая на поддержку со стороны России, Австрии и Пруссии, вновь объявили Франции войну. В декабре 1804 года на сторону Франции встала Испания. В том же месяце Наполеон Бонапарт принял титул императора, но лишь четыре года спустя объявил Францию империей, до этого оставаясь «императором республики». Он решил попытаться разбить английский флот и высадиться на Британских островах.



В Булони на Атлантическом побережье император сосредоточил большую армию для будущего десанта. Наполеон надеялся, что соединенный франко-испанский флот, насчитывавший 85 линейных кораблей, сможет если не разгромить, то хотя бы нейтрализовать 105 кораблей британского флота. Однако французские и испанские корабли были рассредоточены на двух театрах - в Средиземноморье и Атлантике. Англия, контролируя Гибралтарский пролив, могла без труда предотвратить соединение неприятельских военно-морских сил. Британский флот блокировал главные французские и испанские базы на атлантическом и средиземноморском побережье. Когда к концу августа стало ясно, что перебросить корабли из Средиземного моря к Ла-Маншу не удастся, Наполеон двинул войска из Булонского лагеря в Германию, чтобы разгромить австрийские и русские войска. Тем не менее он приказал франко-испанской эскадре французского адмирала Вильнёва, блокированной в Кадисе, идти к блокированной англичанами Картахене и постараться разбить британский флот, а затем высадить 10-тысячный экспедиционный корпус для усиления корпуса Сен-Сира в Калабрии.

Вильнёв располагал 18 французскими и 15 испанскими линейными кораблями, а в противостоявшей ему английской эскадре адмирала Нельсона было 27 кораблей. Англичане построились в две колонны. Главный удар наносили 15 кораблей младшего флагмана Коллингвуда. Они должны были прорезать неприятельский строй между 12-м и 13-м кораблем с конца кильватерной колонны и окружить арьергард противника. Одновременно 12 кораблей самого Нельсона должны были атаковать франко-испанский центр. Британский адмирал рассчитывал, что авангард Вильнёва не успеет вернуться на помощь своим главным силам, и не стал отряжать против него корабли.

Оба флота встретились 21 октября 1805 года у мыса Трафальгар, в 10 милях от Кадиса. Вильнёв, сознавая, что его моряки подготовлены гораздо хуже английских, увидев английскую эскадру, повернул к Кадису. Он хотел дать сражение как можно ближе к этому порту, чтобы в случае поражения укрыться в его гавани. Неуверенность Вильнёва в своих силах облегчила реализацию плана Нельсона. Поворот союзной эскадры на обратный курс занял около двух часов. Из-за слабого ветра и неумелых действий экипажей кильватерный строй при повороте нарушился. Нельсон сразу же стал сближаться с противником. Его эскадра шла по океанской волне, имея в парусах слабый вест-норд-вест. Испано-французская эскадра вынуждена была принимать волну бортом, что затрудняло ход и прицельную стрельбу, а в парусах почти не было ветра. Правда, в период сближения англичане могли использовать лишь незначительную часть своей артиллерии, тогда как их флагманским кораблям пришлось выдержать сосредоточенный огонь почти всего неприятельского флота. Однако скверная подготовка испанских и французских комендоров не позволила Вильнёву воспользоваться уязвимым положением англичан в период сближения. «Виктори», на котором находился Нельсон, и «Ройал-Соверен» Коллингвуда не получили повреждений.

В половине первого пополудни Коллингвуд прорезал неприятельский строй, но по ошибке отсек не 12,как планировалось, а 16 кораблей союзников. При прорезании строя английские корабли давали мощные залпы обоими бортами с дистанции в несколько десятков метров, причиняя противнику тяжелые потери в людях и нанося повреждения судам союзников. Английская артиллерия стреляла втрое быстрее, чем испанская и французская, что решило исход боя.

В час дня колонна Нельсона прорезала вражеский центр. «Виктори» дал продольный залп по флагманскому кораблю Вильнёва «Бюсантор», но вскоре оказался под огнем сразу нескольких неприятельских судов. Нельсон был смертельно ранен и умер еще до окончания сражения. Но на его исход смерть адмирала не повлияла.

Как и предполагал Нельсон, авангард союзников прибыл к месту боя с большим опозданием. Правда, его появление отвлекло на себя основные силы Коллингвуда, что позволило 11 судам испано-французского арьергарда оторваться от противника и уйти в Кадис. К половине шестого вечера сражение завершилось полным разгромом союзного флота. Англичане потопили один и захватили 17 неприятельских кораблей, не потеряв ни одного. Потери англичан составили 2 тысячи убитыми и ранеными, а испанцы и французы потеряли 7 тысяч убитыми, ранеными и пленными. В плен попал и адмирал Вильнёв, чей флагман «Буцентавр» в бою лишился всех мачт.

Поражение при Трафальгаре было вызвано, прежде всего, низким уровнем подготовки испанских и французских моряков. Ошибочным было требование Наполеона к своему флоту искать победы над противником в генеральном сражении. Дело усугубилось нерешительностью и просчетами Вильнёва, затеявшего рискованный и ненужный поворот всего флота в виду неприятеля и не сумевшего сконцентрировать свои силы для отражения атаки британского флота. На Святой Елене, подводя итоги своей жизни, Наполеон с горечью, но совершенно справедливо отметил: «В 1805 году у меня имелось 80 линейных кораблей, но не было ни настоящих матросов, ни офицеров; мои адмиралы играли в прятки с англичанами... »

После победы при Трафальгаре англичане безраздельно господствовали на море вплоть до окончания войн с Францией в 1815 году. Наполеону оставалось взять реванш за Трафальгарскую катастрофу на суше, что ему блестяще удалось в кампании 1805 года под Аустерлицем.

Британский премьер-министр Уильям Питт к осени 1805 года создал новую антифранцузскую коалицию из Австрии и России. Англичане оплачивали полмиллиона австрийских и русских солдат из расчета 1250 тысяч фунтов стерлингов за каждые 100 тысяч человек. Предполагалось, что против союзной Наполеону Дании выступит 100-тысячная англо-русская армия. Союзную французам Баварию должна была сокрушить 85-тысячная армия австрийского генерала К. Макка, которую должна была поддержать 46-тысячная русская армия под командованием генерала М. И. Кутузова. 100-тысячная австрийская армия эрцгерцога Карла предназначалась для изгнания французов из Северной Италии. Между армиями Карла и Макка располагалась 25-тысячная армия эрцгерцога Иосифа, которая, в зависимости от обстановки, должна была действовать либо в Баварии, либо в Италии. Одновременно в Неаполитанском королевстве должен был высадиться русско-английский экспедиционный корпус, чтобы, соединившись с армией местных роялистов, изгнать из страны французские гарнизоны. В случае осуществления этого плана силы Наполеона оказались бы разбросанными по многим фронтам, и он нигде не смог бы создать значительного перевеса над союзниками. Однако на севере и юге англичане не смогли организовать десанты. Поэтому боевые действия развернулись только в Германии и Северной Италии, причем Наполеон упредил союзников в развертывании.

8 сентября 1805 года армия Макка вторглась в Баварию. В ответ Наполеон быстро перебросил туда свои войска из Булонского лагеря. Они стали именоваться Великой армией. Австрийцы тем временем укрепились в городе Ульм на реке Лех, дожидаясь там армии Кутузова, только начавшей марш из пределов России. Французы успели окружить Макка и заставили его капитулировать еще до подхода русских подкреплений. Кутузов, будучи не в силах противостоять превосходящим силам Наполеона, стал отступать под прикрытием сильных арьергардов, которые нанесли французам значительные потери в боях у Шенграбена и Кремса. 22 ноября в Ольмюце в Чехии Кутузов смог соединиться с главными силами русских и австрийских войск. Их привели туда императоры Александр I и Франц II. Последний едва успел бежать из Вены, занятой 15 ноября французскими войсками.

Наполеон расположился на Праценских высотах, господствовавших над деревней Аустерлиц. Чтобы вызвать союзников на бой, он приказал маршалу Н. Сульту с демонстративной поспешностью оставить эту казавшуюся сильной позицию. Французы распускали слухи о своем намерении отступать и дальше. 1 декабря австро-русские войска заняли Праценские высоты.

Наполеон стремился как можно скорее дать противнику генеральное сражение. В любой момент к коалиции могла присоединиться Пруссия со 180-тысячной армией. В этом случае положение французских войск в Богемии стало бы очень опасным.

Союзники решили, что имеют достаточный перевес в силах, чтобы разбить Наполеона. Главный удар они собирались наносить своим левым крылом, чтобы прорвать неприятельский фронт между деревнями Тельниц и Сокольниц и затем разгромить французскую армию фланговым ударом. Правое крыло и центр австро-русских войск должны были сковать силы французов. Наполеон, в свою очередь, готовил удар по центру неприятельской позиции на Праценских высотах, чтобы расколоть вражескую армию надвое.

Левым флангом союзных войск командовал русский генерал Буксгевден. Русско-австрийские войска под командованием Кутузова составили центр. Правым флангом командовал князь П. И. Багратион. Кутузов формально являлся главнокомандующим, но в присутствии двух союзных монархов он не был свободен в своих решениях. Левым крылом французской армии командовали маршалы Ланн и Ж. Б. Бернадот, центром - маршал Сульт, а правым крылом - маршал Л. Н. Даву. 2 декабря в начале 8-го часа утра союзные войска начали наступление на своем левом фланге и к 9 часам взяли деревни Тельниц и Сокольниц. После этого двинулись вперед войска, расположенные на Праценских высотах. Внезапно они подверглись атаке корпуса Сульта. Французы взошли на гребень высот на плечах бегущей союзной пехоты. Кутузов двинул в контратаку на Працен резервы. Французы подпустили русские полки на дистанцию 100 м и открыли убийственный огонь.

Наполеон бросил в стык между центром и правым флангом корпус Ланна и кавалерию маршала И. Мюрата. После упорного боя войска Багратиона отступили. В центре после часа дня успех, напротив, склонился в пользу союзников. 3 тысячи русской гвардейской пехоты при поддержке двух эскадронов конной гвардии оттеснили французов к Праценским высотам. Лишь введя в дело 5 эскадронов египетских мамлюков, Наполеон смог отразить атаку русских гвардейцев.

В 2 часа дня французская императорская гвардия и корпус маршала Н.-Ш. Удино двинулись к Тельницу, чтобы сокрушить левый фланг союзников. Наступление поддерживала конница Даву. Буксгевден не успел вовремя отвести свои войска и оказался в окружении. С большими потерями русские прорвались из вражеского кольца по льду озера Сачан. Под пушечными ядрами и тяжестью людей лед трескался, многие утонули. К половине пятого вечера битва завершилась. Союзники потеряли убитыми и ранеными 15тысяч человек и пленными - 20 тысяч, в том числе 8 русских генералов. Французские потери убитыми и ранеными составили несколько более 8 тысяч человек. В качестве трофеев армии Наполеона достались 158 орудий и 30 знамен.

Поражение союзников было обусловлено прежде всего плохим управлением войсками на поле боя. В то время как все французские войска, послушные приказам Наполеона, действовали слаженно, три группировки русско-австрийских войск дрались изолированно, без всякой связи друг с другом. Французы получили возможность свободно маневрировать войсками на поле боя, создавая местное превосходство в силах. Поэтому свое общее превосходство в численности войск и в артиллерии (86 тысяч человек, из них 70 тысяч - русских, и 350 орудий против 75 тысяч человек и 250 орудий) австрийцы и русские так и не смогли реализовать. Вплоть до самого конца сражения Кутузов не сумел сообщить Буксгевдену о поражении союзных войск на Праценских высотах и о необходимости оттянуть левый фланг в исходное положение. В результате именно левое крыло союзников понесло наибольшие потери.

После Аустерлица Австрия вышла из коалиции, заключив 26 декабря 1805 года Пресбургский мир с Наполеоном. К Франции отошли Венеция, Истрия, Далмация, Каттаро и Фриуль. 6 августа 1806 года по требованию Наполеона была упразднена Священная Римская империя, и Франц I стал просто императором Австрии. Наполеон образовал Рейнский союз пятнадцати германских государств и стал его протектором. В том же году брат французском императора Жозеф Бонапарт был провозглашен королем Неаполя.

В декабре 1805 года был заключен союз Франции и Пруссии. Прусский король в качестве платы за этот союз получил от французов занятый ими Ганновер. Наполеон стремился заключить мир и с Россией. 20 июля 1806 года уполномоченный Александра I П. Я. Убри подписал в Париже договор с Францией «о мире и дружбе на вечные времена». Уже через четыре дня этот документ превратился в клочок бумаги. 24 июля Александр в Петербурге подписал секретную конвенцию о союзе России с Пруссией против Франции и отказался ратифицировать русско-французский договор. Когда 3 сентября Наполеон узнал об этом отказе, он отменил отданный несколькими днями раньше приказ о возвращении армии во Францию.

15 сентября Россия, Англия и Пруссия оформили новую коалицию, к которой потом присоединилась Швеция. 1 октября Пруссия предъявила Франции ультиматум, потребовав за неделю вывести из Германии все французские войска. 6 октября Наполеон объявил войну Пруссии.

Прусские вооруженные силы насчитывали 175-180 тысяч солдат в двух армиях. Более многочисленной армией командовал фельдмаршал герцог К. Брауншвейгский, который был также главнокомандующим. Второй армией, в которую входили и саксонские войска, командовал фельдмаршал князь Ф.-Л. Гогенлоэ. Прусские генералы собирались наступать, но Наполеон их опередил.

8 октября французские войска численностью в 195 тысяч человек вторглись в Саксонию. После неудачных стычек с французами прусских авангардов армия герцога Брауншвейгского отступила к Веймару, а армия Гогенлоэ - к Вене. Наполеон послал корпус Даву к Наумбургу, чтобы отрезать пруссакам путь отступления на Берлин. Герцог Брауншвейгский, в свою очередь, стал отступать к Мерзебургу, рассчитывая сразиться с Наполеоном в междуречье Заале и Эльба. Гогенлоэ он приказал оставаться у Иены, чтобы прикрыть отступление главных сил, а затем двигаться на соединение с ними, избегая столкновений с неприятелем.

Между тем Наполеон 13 октября занял Иену и на следующий день атаковал Гогенлоэ.Тот ошибочно полагал, что перед ним лишь меньшая часть французской армии, и принял сражение. Наполеон столь же ошибочно полагал, что перед ним находятся главные силы пруссаков. В 6 часов утра 14 октября корпус Ланна отбросил 8-тысячный прусский авангард под командованием генерала Б. Тауэнцина. Видя поражение своего авангарда, Гогенлоэ послал гонца к 15-тысячному отряду генерала Э. Рюхеля, стоявшему в Веймаре. Сам же с основной частью армии двинулся к деревне Фирценгейлиген навстречу неприятелю. В это время корпус Сульта завязал бой с отрядом генерала Гольцендорфа на прусском левом фланге. В течение двух часов пруссаки здесь удерживали свои позиции, но затем вынуждены были отступить.

У Фирценгейлигена армию Гогенлоэ в течение часа сдерживал 3-тысячный отряд Нея. Пруссаки придерживались линейной тактики и вели массированный ружейный огонь без прицеливания. Французы же были обучены прицельно стрелять в рассыпном строю. Поэтому прусские потери были гораздо больше французских.

На помощь Нею Наполеон двинул корпус Ланна, а в час дня в атаку пошли французская кавалерия и основные силы корпуса Нея, а с флангов на пруссаков обрушились колонны Сульта и Ожеро. Пруссаки и саксонцы обратились в паническое бегство. В 2 часа дня на поле боя появился 15-тысячный отряд Рюхеля. В течение получаса он был разбит и присоединился к общей массе беглецов. Конница Мюрата преследовала пруссаков до Веймара и на их плечах ворвалась в город. Гогенлоэ с частью армии отступил к Наумбургу, надеясь соединиться с войсками герцога Брауншвейгского. Однако под Буттельштадтом он неожиданно встретил толпы солдат из армии герцога, бежавших после разгрома при Ауэрштадте. Там решительное поражение главным силам пруссаков в тот же день нанес корпус Даву. Всего в двойном сражении под Иеной и Ауэрштадтом прусская армия потеряла 20 тысяч убитыми и ранеными и 18 тысяч пленными, а также 200 орудий. Было убито, ранено или пленено 20 прусских генералов. Потери французов убитыми и ранеными составили 13 тысяч человек.

27 октября Наполеон вступил в Берлин. 8 ноября французы взяли саксонскую крепость Магдебург. 21 ноября в Берлине Наполеон подписал декрет о континентальной блокаде, запрещавший всем подвластным ему странам торговать с Англией. Французские войска вторглись в Восточную Пруссию и в прусскую часть Польши и заняли Варшаву.

На помощь Пруссии пришла русская армия. 3 ноября на помощь пруссакам был отправлен 60-тысячный корпус Л. Л. Беннигсена, а немного позже - 40-тысячный корпус Буксгевдена. Главнокомандующим русской армией был назначен фельдмаршал М. Ф. Каменский. 7 декабря начались стычки с французскими авангардами. Основная часть русских войск сосредоточилась у Пултуска. 14 декабря Каменский внезапно сложил с себя обязанности командующего и удалился от армии в свое имение. Армию возглавил Беннигсен, сдержавший 26 декабря под Пултуском корпус Ланна.

8 февраля 1807 года у города Прейсиш-Эйлау произошло генеральное сражение. Армия Беннигсена стремилась не допустить французов к Кенигсбергу, где находились крупные военные склады. Она насчитывала 70 тысяч человек при 400 орудиях. Наполеон имел примерно столько же солдат и 450 орудий.

Главный удар по левому флангу русских должен был нанести корпус Даву. Сражение началось с артиллерийской перестрелки. Затем маршал Сульт атаковал правое крыло русских, чтобы отвлечь внимание противника от направления главного удара. Русские отразили его наступление и перешли в контратаку. Тогда Наполеон приказал маршалу Ожеро начать наступление в центре. Однако войска Ожеро и Сент-Илера были встречены огнем в упор 70-орудийной батареи генерала К. Ф. Левенштерна. Затем русские ударили в штыки. Корпус Ожеро отступил с большими потерями. В ходе его преследования русская кавалерия дошла до ставки Наполеона на городском кладбище. Но тут ее контратаковали 90 эскадронов Мюрата и гвардейская кавалерия маршала Ж. -Б. Бессьера. Бой стоил больших потерь обеим сторонам, но в итоге русская атака была остановлена.

В полдень перешел в наступление корпус Даву. Его поддержала дивизия Сент-Илера. Русский левый фланг был оттеснен настолько, что оказался почти под прямым углом к фронту остальной русской армии. В этот момент начальник артиллерии правого крыла русской армии генерал А. И. Кутайсов перебросил на левый фланг 36-орудийную батарею под командованием подполковника А. П. Ермолова. Она остановила продвижение неприятеля и позволила русской пехоте вновь овладеть только что оставленной деревней Ауклаппен.

В 5 часов вечера к месту сражения подошел 14-тысячный прусский корпус генерала А. -В. Лестока. Его атака позволила почти полностью восстановить положение на русском левом фланге. Артиллерийская перестрелка продолжалась до 9 часов вечера, но атаки с обеих сторон прекратились. Потери французов составили 18 тысяч убитых и раненых, а потери русских - 25 тысяч.

На Святой Елене Наполеон утверждал, что битва при Прейсиш-Эйлау «дорого стоила обеим сторонам и отнюдь не имела решающего исхода. Это было одним из тех неопределенных сражений, когда отстаивают каждую пядь земли: войска схватились врукопашную, действуя большей частью по собственной инициативе...»

После сражения при Прейсиш-Эйлау наступила пауза. Французская армия за это время увеличилась до 200 тысяч человек, а русская - до 105 тысяч. 23 мая войска Беннигсена перешли в наступление и потрепали части корпусов Сульта и Нея. 10 июня 1807 года произошло сражение у города Гейльсберга, в котором обе стороны потеряли по 10 тысяч человек убитыми и ранеными, но не достигли решительного результата. Потом Наполеон предпринял обходный маневр по кенигсбергской дороге, чем вынудил Беннигсена также повернуть к Кенигсбергу.

13 июня русские войска, только что занявшие город Фридланд на восточном берегу реки Алле, готовились к переправе на ее западный берег, чтобы начать марш к столице Восточной Пруссии. В этот момент к расположению армии Беннигсена вышел 13-тысячный корпус Ланна, открывший по русским колоннам сильный артиллерийский огонь. Беннигсен ошибочно решил, что перед ним - главные силы Наполеона. На западный берег Алле была переправлена вся русская армия. Беннигсен начал атаку в 7 часов утра. К тому времени силы французов увеличились до 33 тысяч человек. Наполеон, получив донесение Ланна о местонахождении русских, стал перебрасывать к Фридланду всю свою армию. Невыгоды позиции Беннигсена заключались в том, что русские войска были сосредоточены в узкой лощине в излучине Алле и в случае неудачи должены были отступать только по одному мосту.

Русский арьергард был атакован французской кавалерией и пехотой, вышедшей из леса, но Александрийский гусарский полк и несколько русских батальонов быстро загнали неприятеля обратно в лес. К 9 часам силы сторон уравнялись, Ланн уже с трудом сдерживал русские атаки, когда в полдень к полю боя прибыл Наполеон. Он подкрепил корпуса Ланна и Мортье, оборонявшие деревню Герихсдорф и возвышенность Постенен. Император дожидался корпусов Нея и Виктора и гвардии, чтобы атаковать левый фланг русских и отрезать армию Беннигсена от моста через Алле.

В 5 часов вечера корпус Нея вышел из леса и под прикрытием 40-пушечной батареи атаковал корпус Багратиона, после тяжелого боя опрокинув его. Осознав, наконец, опасность окружения, Беннигсен отдал приказ отступать. Но фридландский мост и наведенные понтонные переправы оказались под огнем французской артиллерии.

К 8 часам вечера Ней захватил Фридланд. Русские войска, отступая, подожгли переправы. Тем временем начали отступление правофланговые части русских под командованием генерала А. И. Горчакова, но мосты уже были уничтожены. Им пришлось переходить реку по бродам под огнем неприятеля. В 9 часов вечера Ланн и Мортье сбросили части Горчакова в реку. Часть русских солдат погибла, часть была взята в плен. Французы потеряли убитыми и ранеными 7 тысяч человек, русские - 15 тысяч убитых, раненых и пленных и почти всю артиллерию. Уцелевшие русские части были деморализованы и небоеспособны. Беннигсен настаивал на заключении перемирия.

22 июня Александр послал своего представителя с просьбой о прекращении боевых действий. 7 июля 1807 года в городе Тильзите вблизи русской границы был заключен мирный договор. Восточная Пруссия и отделенное от Пруссии герцогство Варшавское оставались под контролем французских войск. Россия вступала в союз с Францией и присоединялась к континентальной блокаде. Наполеон предоставил Александру свободу рук против Швеции, оставшейся союзником Англии.



В результате войны 1808-1809 годов русские войска нанесли шведам поражение. К России была присоединена Финляндия.

В мае 1808 года Наполеон заманил испанскую королевскую семью во французский город Байонна и арестовал ее. Император Франции провозгласил испанским королем своего брата Жозефа. Французские войска вторглись в Испанию. Наполеон рассчитывал на легкую военную прогулку, так как боеспособность испанской армии расценивал невысоко. Однако его маршалы не смогли ее уничтожить, хотя и нанесли испанцам ряд поражений. Испанские войска, пользуясь поддержкой местного населения, смогли восполнить потери и при помощи партизанских отрядов 23 июля вынудили к капитуляции окруженный у города Байлен в Андалузии 18-тысячный корпус французского генерала П. Дюпона. В августе в Португалии высадилась английская армия генерала Артура Уэлсли - будущего фельдмаршала герцога Веллингтона. Она изгнала из страны французский корпус генерала Ж. А. Жюно, который подписал в сентябре капитуляцию в Синтре. Французским солдатам было позволено вернуться на родину.

5 ноября 1808 года Наполеон вторгся в Испанию во главе 180-тысячной армии. В течение месяца он нанес тяжелые поражение испанским войскам, взял Мадрид и оттеснил Веллингтона в Португалию. 4 декабря французский император объявил программу реформ для Испании, отменявшую феодальные привилегии. Упразднялись внутренние таможни, ликвидировалась инквизиция. Но реформы, принесенные на штыках завоевателей, не встретили поддержки в Испании. После ухода из страны Наполеона с основной частью армии партизанская борьба («герилья») возобновилась.

В 1809 году папа римский, лишенный Наполеоном светской власти и помещенный под арест, специальной буллой отлучил французского императора от церкви. Для глубоко религиозных испанских крестьян борьба с армией Наполеона стала богоугодным делом, и они истребляли «слуг антихриста» - французов - особенно жестоко. На острове Святой Елены сосланный император жаловался: «В массе своей испанский народ дик, невежествен и жесток: в то время как я приказывал обращаться с пленниками... по-человечески, моих солдат убивали, обрекали на пытки и мученическую смерть». В действительности жестокости в ходе «герильи» совершали обе стороны.

Причины, почему на борьбу с французами поднялись испанские крестьяне, как ранее это сделали крестьяне неаполитанские, а позднее - русские, лежали прежде всего в тех широкомасштабных реквизициях, которые осуществляли французские войска. Наполеон следовал принципу: «Война должна кормить саму себя». Благодаря этому достигалась высокая маневренность войск, не зависящих от снабжения с родины, и французская казна оказалась в состоянии вынести почти четверть века непрерывных войн. Испания, Неаполь и Россия были беднейшими странами Европы. Здесь реквизиции, производимые французами, изымали у крестьян последнее и ставили их на грань голодной смерти. У них не оставалось выбора, кроме как начать партизанскую войну против завоевателей, оказывая помощь своим регулярным войскам. В более богатых землях Германии, Австрии и Северной Италии реквизиции и контрибуции не ставили все же местное население на грань выживания, поэтому широкомасштабного партизанского движения там не возникло. Войска же коалиции, субсидировавшиеся и снабжавшиеся Англией, представляли все же меньшее бедствие для населения, чем армия Наполеона.

Испанским партизанам помогали английская армия и флот. Испанские войска смогли удержать порт Кадис. Но и на остальной территории страны французы постоянно подвергались нападениям со стороны небольших отрядов, скрывавшихся в горах и пользовавшихся горячей поддержкой населения. Наполеон вынужден был постоянно держать в Испании армию в 300-400 тысяч солдат, что ослабляло его возможности на других театрах военных действий.

Увидев, что французы увязли в Испании, Австрия попыталась взять реванш за Аустерлиц. Англия предоставила австрийцам 4-миллионную субсидию. 8 февраля был заключен англо-австрийский союз. К весне 1809 года Австрия поставила под ружье 310 тысяч человек. 10 апреля 150-тысячная армия во главе с генералиссимусом эрцгерцогом Карлом вторглась в Баварию и разбила баварские войска. На помощь своим союзникам поспешил Наполеон. Его армия вышла на пути сообщения австрийцев. 19-23 апреля в пятидневном сражении под Регенсбургом армия эрцгерцога была разбита по частям и, потеряв более 40 тысяч убитыми, ранеными и пленными, отошла на левый берег Дуная.

13 мая Наполеон вступил в Вену. Но австрийский император отказался заключить мир. Тогда Наполеон решил форсировать Дунай. 17 мая французы захватили остров Лобау, а в ночь на 21 мая по понтонному мосту на левый берег переправились 33 тысячи солдат во главе с маршалами Ланном и Массеной. Они овладели деревнями Асперн и Эсслинг.

В 4 часа дня французские войска на левом берегу были атакованы 88 тысячами австрийцев. Корпуса Ланна и Массены, получив подкрепления, увеличившие их силы до 60 тысяч, смогли удержать плацдарм, куда прибыл сам Наполеон. Но понтонный мост оказался разрушен австрийской артиллерией. Французы, оставшиеся у Асперна и Эсслинга, израсходовали все боеприпасы и к вечеру 22 мая стали отступать к реке, неся большие потери от артиллерийского огня противника. Ланн был смертельно ранен ядром, а Массене удалось ночью починить мост и отвести остатки своих войск на Лобау.

Поражение не сломило Наполеона. Он продолжал подготовку к форсированию Дуная, сосредоточив на Лобау значительные силы. Всего Наполеон имел от 150 до 170 тысяч солдат при 550-584 орудиях. Эрцгерцог Карл мог противопоставить ему 110-тысячную армию при 450 орудиях. Вечером 4 июля французы начали переправу. Корпус Удино сбил австрийские заслоны и захватил плацдарм у деревни Энцерсдорф. К утру 5 июля 100-тысячная французская армия была на левом берегу Дуная. В 9 часов войска Даву взяли Энцерсдорф. К этому времени сюда переправилась вся наполеоновская армия.

Эрцгерцог Карл встретил неприятеля на хорошо укрепленной Русбахской позиции. Он ожидал подхода армии эрцгерцога Иоанна, что уравняло бы австрийские силы с французскими. Однако в 8 часов вечера 5 июля корпуса Даву, Удино и Бернадота атаковали австрийские позиции у селений Нейзидель, Баумерсдорф и Ваграм. Атаки оказались неудачны. Войска Удино были отброшены за реку Русбах с большими потерями. Корпус Макдональда контратакой австрийских резервов во главе с Карлом был приведен в полное расстройство, причем его саксонская и итальянская дивизии, приняв друг друга за неприятеля, вели между собой жестокий бой. Только помощь французской кавалерии спасла армию Макдональда от разгрома.

На следующий день Карл попытался атаковать левый фланг французов и отрезать неприятеля от Дуная. Одновременно левое крыло австрийцев должно было соединиться с армией эрцгерцога Иоанна и охватить правый фланг неприятеля. Наполеон, в свою очередь, наносил главный удар в центре, чтобы овладеть Ваграмом и Нейзиделем, прорвать фронт армии Карла и отрезать ее от армии Иоанна. В 4 часа утра левофланговые колонны австрийцев, пользуясь туманом, неожиданно атаковали корпус Даву. Наполеон ошибочно решил, что это подошли войска Иоанна, и бросил в контратаку два полка кирасир с конной артиллерией. Австрийцы были отброшены в исходное положение.

В 7 часов утра австрийцы начали основную атаку на своем правом фланге и заняли деревню Адерклаа, накануне покинутую корпусом Бернадота. Тот пытался контратаковать, но попал под перекрестный огонь и отступил с большими потерями. В 10 часов австрийцы сбили с позиции дивизию генерала Ж. Буде и были уже близки к тому, чтобы отрезать противника от переправ.

Наполеон тем временем сосредоточил в центре ударный 45-тысячный корпус с 104 орудиями под командованием Макдональда. Его поддерживали кирасиры и гвардейская кавалерия. В час дня Даву взял Нейзидельские высоты. Увидев французский флаг на Нейзидельской башне, Наполеон приказал Макдональду перейти в наступление. Однако эта атака была отражена с большими потерями. Но поражения австрийцев на обоих флангах предопределили исход сражения.

Потеряв Ваграм и Нейзидель и опасаясь новой атаки в центре, Карл начал отступление. В 4 часа вечера к месту боя подошла армия Иоанна, но, увидев общее отступление австрийских войск, повернула обратно. В битве при Ваграме каждая из сторон потеряла по 25 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Французы лишились 12 знамен и 11 орудий, австрийцы - одного знамени и 9 орудий.

Ваграмское поражение вынудило Австрию подписать 14 октября 1809 года Шенбруннский мирный договор. Она вынуждена была, по требованию Наполеона, уступить России Тарнопольский уезд в Галиции, основную же часть этой провинции отдать союзному Франции Варшавскому герцогству; присоединиться к континентальной блокаде, уплатить большую контрибуцию и сократить свою армию до 150 тысяч человек. После неудачи, постигшей Австрию, Александр I, сознавая гибельные последствия для России континентальной блокады и необходимость сокрушить Наполеона, попытался осенью 1811 года склонить к совместному выступлению против Франции прусского короля Фридриха Вильгельма III. 17 октября уже была подписана конвенция о военном союзе, согласно которой 200-тысячная русская и 80-тысячная прусская армии должны были дойти до Вислы раньше, чем там укрепятся французские войска. Русский император уже отдал распоряжение о сосредоточении 5 корпусов на западной границе. Однако прусский король в последний момент испугался новой войны с «врагом рода человечества», отказался ратифицировать конвенцию, а потом даже вступил в союз с Наполеоном. По этому поводу Александр написал Фридриху Вильгельму 1 марта 1812 года: «Лучше все-таки славный конец, чем жизнь в рабстве!»



Наполеон не знал о плане нападения на него, составлявшегося осенью 1811 года, но не сомневался, что для утверждения своего господства на континенте и создания эффективной блокады против Англии необходимо сокрушить Россию, сделав ее послушным сателитом, вроде Австрии или Пруссии. И лето 1812 года французский император счел самым подходящим временем для вторжения на русскую территорию.

12 июня 1812 года Наполеон во главе 448-тысячной Великой армии перешел Неман и вторгся в пределы России. Позднее, вплоть до ноября 1812 года, к ней присоединились еще 199 тысяч человек, включая прусский и австрийский вспомогательные корпуса. Собственно французов в составе Великой армии было чуть менее половины, а из союзников французским войскам по боеспособности не уступал лишь польский корпус военного министра Варшавского герцогства князя Юзефа Понятовского. Неплохо сражались также итальянцы из корпуса Евгения Богарне. Ненадежны были войска из немецких княжеств. Австрийцы и пруссаки также не слишком усердствовали в войне против вчерашнего союзника.

Первоначально 448 тысячам французских и союзных с ними войск противостояло 317 тысяч русских солдат и офицеров, разделенных на три армии и три отдельных корпуса. Все они были рассредоточены на большом пространстве, что давало главным силам Наполеона, двигавшимся компактно, еще более значительный численный перевес. 1-я Западная армия во главе с военным министром генералом М. Б. Барклаем-де-Толли насчитывала 120 тысяч человек при 550 орудиях и располагалась между Вильно и верхним течением Немана. Во 2-й Западной армии под командованием генерала Багратиона было 45 тысяч солдат и 200 орудий. Она располагалась к югу от 1-й армии и прикрывала дорогу на Москву и Киев. 3-я Западная армия генерала А. П. Тормасова имела 45 тысяч солдат при 170 орудиях и стояла на Волыни, в 200 км к югу от армии Багратиона. Кроме того, под Ригой находился 38-тысячный корпус генерала И. Н. Эссена, у Торопца- 27-тысячный 1-й резервный корпус генерала Е. И. Меллера-Закомельского, а у Мозыря - 2-й резервный корпус генерала Ф. Ф. Эртеля численностью в 37,5 тысячи человек.

Фланги развертывания русских войск на Западе прикрывали 19-тысячный корпус генерала Ф. Ф. Штейнгейля в Финляндии и Дунайская армия адмирала П. В. Чичагова, насчитывавшая 57,5 тысяч человек. Войска Чичагова и Штейнгеля вступили в бой лишь на втором этапе кампании, уже после ухода неприятеля из Москвы, так что в начале кампании общий перевес на стороне Наполеона был почти двукратным. Фактическим главнокомандующим русской армии являлся военный министр Барклай-де-Толли, однако Багратион, имевший старшинство в чине, считал, что не обязан безоговорочно выполнять все распоряжения Барклая.

25 июня, узнав накануне о том, что 22-го числа Франция объявила России войну, император Александр I издал манифест, где заявил: «Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве моем!» Нападение Наполеона не стало для русского императора неожиданностью. Еще с начала мая Александр находился при армии, которая готовилась к обороне. Недавно заключенные Францией союзы с Австрией и Пруссией не оставляли сомнения, в каком направлении в самое ближайшее время двинется Наполеон. В день издания манифеста о войне Александр направил к Наполеону министра полиции генерала А. Д. Балашова с письмом, где предлагал мировую: «Если вы согласны вывести свои войска с русской территории, я буду считать, что все происшедшее не имело места, и достижение договоренности между нами будет еще возможно». Это был всего лишь красивый жест, призванный продемонстрировать миролюбие России. Александр прекрасно понимал, что не для того Наполеон сосредоточил у российских границ самую большую доселе армию, чтобы так просто уйти восвояси, сведя дело к военным маневрам.

Наполеон предложил договориться в уже оккупированном Великой армией Вильно, пообещав сразу по подписании мира уйти за Неман. Естественно, царь отверг это унизительное предложение.

План боевых действий, разработанный Барклаем и утвержденный императором, предусматривал «продлить войну по возможности» и «при отступлении нашем всегда оставлять за собою опустошенный край». Наученные горьким опытом Аустерлица и Фридланда Барклай, а вслед за ним Александр поняли, что единственный способ справиться с «узурпатором» - это не вступать с ним в генеральные сражения, где военный гений Наполеона проявляется в полной мере и где равняться с ним невозможно. Надо просто отступать вглубь страны, благо обширная территория позволяла это сделать. Тем самым французская армия вынуждена будет растянуть свои коммуникации и тратить массу войск на их охрану. Эти коммуникации и отряды фуражиров, отряжаемые для добычи фуража и продовольствия в окрестные селения, были уязвимы для действий небольших русских конных отрядов и партизан из числа местных жителей, страдавших от французских реквизиций.

Уже 10 июля французы без боя заняли Вильно. Наполеон стремился не допустить соединения 1-й и 2-й русской армии и пытался нанести поражение слабейшей армии Багратиона. Во фланг ему должен был ударить корпус Даву. Армия Барклая-де-Толли 11 июля достигла Дрисского лагеря, где получила 10-тысячное пополнение. Багратиону военный министр приказал отступать через Минск.

В ночь на 19 июля царь покинул 1-ю армию и отбыл в Москву, а затем в Петербург. Войска Багратиона с тяжелыми арьергардными боями 26 июля переправились через Днепр. Минск оказался занят корпусом Даву, а с юга наперерез 2-й русской армии шел вестфальский король Жером Бонапарт со своим корпусом, который должен был замкнуть кольцо окружения у Несвижа. Однако он на три дня задержался в Гродно, и Багратион успел уйти из приготовленного ему капкана.

1-я армия в это время отступала к Витебску, отражая атаки конницы Мюрата. 27 июля к этому городу подошел Наполеон. Однако Барклаю-де-Толли удалось оторваться от противника и 3 августа соединиться в Смоленске с Багратионом. Наполеону же пришлось постепенно рассредоточивать свои силы по всему обширному русскому театру боевых действий.

Корпус Макдональда двинулся к Риге против корпуса Эссена. Против армии Тормасова на Волыни Наполеон отрядил саксонский корпус Ренье и австрийский корпус Карла Фридриха Шварценберга. Против 1-го корпуса генерала Петра Витгенштейна, защищавшего подступы к Петербургу, пришлось выделить корпус Удино, а затем подкрепить его еще и корпусом Сен-Сира, так как Удино 31 июля потерпел поражение в бою у Клястиц, потеряв до тысячи пленных.

Наполеон попытался дать генеральное сражение русской армии у Смоленска. 16 августа французские войска пошли на штурм города и в ходе трехдневных боев овладели им. Однако Барклай доверил оборонять Смоленск лишь арьергардным корпусам Дохтурова и Раевского, которые затем смогли оторваться от противника и присоединиться к главным силам, отходившим к Москве. Первоначально у Наполеона явилась мысль зимовать в Смоленске, но от нее очень быстро пришлось отказаться. Имевшихся здесь запасов продовольствия не могло хватить на более чем 200-тысячную армию, а организовать его подвоз из Европы в требуемом объеме и в нужные сроки не представлялось возможным.

Еще во время отступления по инициативе Барклая-де-Толли начали создаваться партизанские отряды из казаков и регулярной кавалерии, к которым присоединялись сотни и тысячи крестьян, жестоко страдавших от французских реквизиций. Сам участник русско-шведской войны 1808-1809 годов, Барклай учел шведский опыт. В Финляндии русская армия жестоко страдала от действий мелких шведских регулярных отрядов, к которым присоединялись шведские и финские крестьяне. Тогда партизаны нападали на разъезды и команды фуражиров, а порой наносили серьезные потери и более крупным русским отрядам. Теперь в России партизанская война приобрела, соответственно численности населения и территории, гораздо больший масштаб, и пути сообщения Великой армии с Западной Европой оказались под угрозой.

25 августа Наполеон начал движение к Москве, рассчитывая вынудить русских все-таки дать генеральное сражение для защиты своей древней столицы. К тому времени, еще 20 августа, главнокомандующим русской армией был назначен генерал Михаил Кутузов. Общественное мнение ставило в вину Барклаю-де-Толли сдачу Смоленска и нерусскую фамилию. В то же время ярому поборнику немедленного сражения с Наполеоном Багратиону кавказское происхождение в вину не ставилось. Кутузов сознавал, что стратегия, проводимая Барклаем, правильная, но понимал также, что сдачу Москвы без боя ему не простят ни общество, ни государь. 7 сентября у селения Бородино под Москвой произошло крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года. Кутузов, вступивший в командование объединенной русской армией 29 августа, счел свои силы достаточными, чтобы противостоять сильно уменьшившейся в численности в результате трехмесячного марша от Немана Великой армии. Наполеон же, с первого дня кампании искавший генерального сражения, надеялся на этот раз одним ударом покончить с основными силами русских войск и принудить императора Александра к миру.

3 сентября армия Кутузова подошла к Бородину и начала возводить фортификационные сооружения. У Наполеона было 134 тысячи человек и 587 орудий, у Кутузова - 155 тысяч человек и 640 орудий. Численное превосходство русской армии надо считать довольно относительным, поскольку в ее составе было 28 тысяч ополченцев Московской и Смоленской губерний и 11 тысяч иррегулярных казаков, которые значительно уступали в боеспособности неприятельским регулярным войскам. В артиллерии, напротив, Кутузов имел не только количественное, но и качественное превосходство, так как французская артиллерия лишь на 10 процентов состояла из орудий крупных калибров, тогда как русская артиллерия на четверть состояла из тяжелых орудий. Однако полководческий гений Наполеона позволил ему создавать во всех пунктах, где он предпринимал атаки, превосходство в людях и в пушках в 2-3 раза. У Кутузова же 200 орудий простояли в резерве без дела до конца сражения. Император гораздо лучше, чем Кутузов, маневрировал силами и средствами на поле боя. Однако французам так и не удалось одержать при Бородине безусловной победы.

Кутузов, помня об Аустерлице, не надеялся одержать победы над Бонапартом. Самым лучшим из возможных вариантов исхода Бородинского сражения он считал ничейный. Наиболее сильную 1-ю армию Барклая-де-Толли главнокомандующий расположил на правом фланге, прикрывавшем Новую Смоленскую дорогу - главный путь отступления на Москву. Главный же удар Наполеон в действительности нанес против русского левого фланга, против более слабой 2-й армии Багратиона, покрытой легкими полевыми укреплениями - флешами у деревни Семеновское, и батареей из 18 орудий на господствующей над местностью Курганной высоте, которую оборонял корпус Раевского. Напрасно Барклай-де-Толли и начальник штаба Беннигсен предлагали Кутузову еще до начала сражения, когда стало очевидным построение французских войск, передвинуть 1-ю армию к флешам, а 2-ю армию разместить за ней уступом. Таким образом был бы создан более глубокий боевой порядок, с выделением резерва и реальной возможностью последующей контратаки. Однако Кутузов предпочел в крайнем случае пожертвовать частью армии, но не рисковать потерей ее главных сил.

Русский главнокомандующий опасался, что в маневренном бою Наполеон получит преимущество, и придерживался тактики пассивной обороны. Войска неатакованного правого фланга занимали позиции, удобные для обороны, но никак не подходящие для наступления против ослабленного неприятельского левого фланга, так как перед ними находилась сильно пересеченная местность. Вдобавок ко всему, армия Кутузова оказалась выстроена так, что резервы и не участвовавшие в бою части оказались слишком близко от неприятельского расположения и понесли большие потери от артиллерийского огня.

Курганная батарея и флеши несколько раз переходили из рук в руки и в конце концов остались за французами. Багратион был смертельно ранен. На правом же фланге русской армии французы ограничились занятием деревни Бородино, где установили орудия, обстреливавшие батарею Раевского. Затем моряки гвардейского экипажа разрушили мост через Колочу, и больше на правом фланге против Барклая неприятель не наступал. В конце концов, вопреки общей диспозиции Кутузова, Барклай самовольно пришел на помощь 2-й армии, направив на левый фланг 2-й корпус генерала Карла Багговута, который, пока шел к флешам, принял участие в отражении одной из атак на батарею Раевского.

Через полтора часа после прибытия корпуса Багговута на помощь Багратиону и Кутузов послал три гвардейских полка из резерва, но они прибыли уже после того, как командующий 2-й армией был смертельно ранен в одной из контратак. Основные же силы резерва и правого фланга по инициативе Барклая подошли на помощь гибнущей 2-й армии лишь во втором часу дня, когда войска Багратиона уже пришли в полное расстройство.

Зато казаки донского атамана генерала Матвея Платова, прежде уволенного из армии за пьянство в военное время, но возвращенного Кутузовым, и уланские полки генерала Федора Уварова свершили рейд мимо слабо охраняемого левого фланга неприятеля во французский тыл. Высказывалось мнение, что эти генералы провели этот рейд просто от безделья, поскольку начальство забыло о существовании их войск. Больших потерь неприятелю Уваров и Платов не нанесли, но для их отражения была задействована часть сил, собиравшихся атаковать батарею Раевского и с французского левого фланга. Это дало русским двухчасовую передышку для подтягивания свежих сил к Курганной высоте. Генерал Петр Дохтуров, возглавивший левый фланг, успел тем временем привести его в относительный порядок.

К трем часам дня французы окончательно овладели батареей Раевского, захватив 20 орудий. Барклай возглавил контратаку на Курганную высоту двух конных корпусов, но она окончилась неудачей. Под командующим 1-й армией было убито пять лошадей, а сам он едва не был захвачен в плен польскими уланами.

Русская армия, потерявшая почти все свои позиции, собралась у деревни Горки. Здесь Барклай, только что вернувшийся после кавалерийской атаки, получил приказ Кутузова восстановить боевой порядок войск. Солдаты собирались у цепочки костров, зажженной возле деревни. По приказу Барклая у Горок стали возводить редут. Кутузов объявил, что утром он вернется на свой командный пункт, чтобы продолжить сражение. Барклай уже приказал отправить на Курганную высоту несколько батальонов, чтобы прогнать оттуда немногочисленных французов, занимавшихся сбором оружия (свои основные силы Наполеон также отвел с поля битвы). Но внезапно ночью от Кутузова поступил приказ отступить.

Русская армия была слишком утомлена и понесла слишком большие потери, чтобы, не имея резервов, рассчитывать на успех в новом сражении. У Наполеона ведь еще оставалась в запасе гвардия, насчитывавшая 32 батальона и 31 эскадрон. У Кутузова же нетронутыми были лишь 8 батальонов егерей, забытых на правом фланге в сумятице боя, да еще 200 так и не использованных в бою орудий. Причина такого небрежения к пушкам - гибель в самом начале сражения начальника артиллерии генерала Александра Кутайсова. Преемника ему до конца сражения Кутузов так и не назначил, поэтому некому было распорядиться о переброске бездействующих орудий на атакованные участки русских позиций. В результате в ходе сражения французская артиллерия выпустила в полтора раз больше снарядов, чем русская. Неудивительно, что примерно в той же пропорции соотносились и потери сторон.

К концу сражения Наполеон захватил все основные русские позиции: Бородино, Курганную батарею, Семеновские флеши и деревни Семеновская и Утица. Соотношение потерь тоже было в его пользу. Французы в битве под Москвой (так они называют то сражение, которое в России именуется Бородинским) потеряли убитыми, ранеными и пленными 28 тысяч человек, в том числе 6,5 тысяч убитыми а русские - 45,6 тысячи человек, включая 13 тысяч убитых. Русские захватили 1000 пленных и 13 орудий, французы - 1000 пленных и 15 орудий. Однако армия Кутузова так и не была разбита, и после сражения по-прежнему закрывала Старую Смоленскую дорогу на Москву. В ссылке на острове Святой Елены Наполеон говорил, что при Бородине «французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть 2-й свой оставшийся 18-тысячный резерв и на исходе дня атаковать центр русской позиции. Может быть, 1-я армия была бы расстроена более значительно, чем это оказалось в действительности, но вряд ли бы русские войска утратили способность к сопротивлению и к действиям в качестве организованной силы. А вот потери, неизбежно понесенные гвардией, уменьшили бы шансы самого Наполеона на спасение после Березины.

Кутузов не рискнул дать нового генерального сражения на пути к Москве и 13 сентября на военном совете в Филях принял решение оставить столицу. «Доколе будет существовать армия, с потерянием Москвы не потеряна еще Россия, - заявил он. - Но когда уничтожится армия, погибнут и Москва, и Россия».

Наполеон вступил в Москву 3 сентября. В тот же день в столице начался гигантский пожар. Его организация - отчасти плод «коллективного творчества» Кутузова, Барклая-де-Толли и московского генерал-губернатора Федора Ростопчина, но в большей степени он был вызван стихийными поджогами. Из Москвы был вывезен весь пожарный инструмент, зато брошены на произвол судьбы в обреченном на сожжение городе 22,5 тысячи раненых. Почти все они погибли в огне. Лошадей предпочли использовать для вывоза пожарных труб (хотя кто мешал их просто привести в негодность?). Бросили при отступлении и большой арсенал - 156 пушек, 75 тысяч ружей и 40 тысяч сабель. Сами войска при отступлении зажгли оставляемые склады, а многие жители, покидая город, подпаливали свои дома и имущество, которое не могли увезти - чтобы не досталось врагу. В результате было уничтожено свыше двух третей деревянных строений города и почти все запасы продовольствия и фуража. Великая армия лишилась зимних квартир и была обречена на голодную смерть.

Александр I после оставления Москвы писал сестре великой княгине Екатерине: «Вспомните, как часто в наших с Вами беседах мы предвидели эти неудачи, допускали даже возможность потери обеих столиц, и что единственным средством против бедствий этого жестокого времени мы признали только твердость. Я далек от того, чтобы упасть духом под гнетом сыплющихся на меня ударов. Напротив, более, чем когда-либо, я полон решимости упорствовать в борьбе, и к этой цели направлены все мои заботы».

Наполеон 36 дней оставался в сожженной Москве, тщетно ожидая посланников от русского императора с предложением мира. Царь не принял наполеоновского посла генерала Лористона и не ответил на письмо Бонапарта, а Кутузов так объяснил ему причины московского пожара: «Я сам приказал сжечь магазины: но по прибытии французов русские сами истребили только каретные ряды, которыми вы овладели, и начали делить между собой кареты. Жители причинили очень мало пожаров. Вы разрушили столицу по своей методе: определили для пожара дни и назначили части города, которые надлежало зажигать в известные часы... Доказательством, что не жители разрушили Москву, служит то, что разбивали пушками дома и другие здания, которые были слишком крепки, стреляя в них посреди огня». Лористон, как и другие французы, как и прочие иностранцы, Кутузову не поверили. Слишком уж нелепо выглядели солдаты Великой армии, уничтожающие дома и хранящиеся в домах запасы, которые только и могли дать им шанс пережить зиму.

В Москве французские войска вскоре почти полностью утратили дисциплину. Ограниченные запасы продовольствия, оставшиеся у немногих оставшихся жителей и уцелевшие в огне пожара, стали предметом не каких-либо упорядоченных реквизиций, а самого ординарного грабежа. Заодно забирали и все мало-мальски ценное - серебряные оклады, подсвечники, ковры, посуду... Русская же армия после оставления Москвы двигалась сначала по Рязанской дороге, а затем перешла на Калужскую и 3 октября встала лагерем у селения Тарутино, прикрывая Тулу и Калугу и имея надежное снабжение за счет губерний, еще не разоренных войной. Здесь Кутузов собрал 240-тысячную армию против 116 тысяч, которыми располагал Наполеон в Москве.

Вскоре после прибытия в Тарутино Барклай из-за постоянных конфликтов с Кутузовым покинул армию и вернулся в нее только в феврале 1813 года, во время заграничного похода, получив назначение командующим 3-й армией вместо заболевшего Тормасова.

К уходу из Москвы Наполеона подтолкнуло как полное разложение его армии, так и поражение, которое потерпел корпус Мюрата в столкновении с русскими войсками 18 октября у Тарутина. 19 октября французские войска начали покидать русскую столицу. Наполеон приказал взорвать Кремль. К счастью, взрыв не состоялся. Ливень подмочил запальные фитили, и часть зарядов было обезврежено жителями и подоспевшими казачьими разъездами. От нескольких небольших взрывов пострадали Кремлевский дворец, Грановитая палата, колокольня Ивана Великого, несколько башен и часть Кремлевской стены.

24 октября французская армия попыталась захватить Малоярославец, чтобы выйти на Калужскую дорогу и обеспечить себе отступление по еще не разоренным войной губерниям. Город восемь раз переходил из рук в руки и в конце дня остался за французами. Однако армия Кутузова, отступив от Малоярославца, по-прежнему преграждала неприятелю путь на Калугу. Наполеон понял, что на юг ему не пробиться, и повернул на Старую Смоленскую дорогу.

Теперь Великой армии пришлось отступать по тем губерниям, которые она уже основательно опустошила во время похода на Москву. Французов постоянно тревожили партизанские отряды, казаки и регулярная русская кавалерия. Несколько раз главные силы русской армии настигали крупные соединения неприятеля и громили их - под Вязьмой 3 ноября и под Красным 18 ноября. Параллельно на севере корпус Витгенштейна разбил 31 октября корпус Удино в сражении при Чашниках в Белоруссии.

Русский император и Кутузов собирались полностью окружить и уничтожить Великую армию на Березине. Армия Кутузова к тому времени вдвое превышала армию Наполеона. С севера к Березине должен был также подойти корпус Витгенштейна, а с юга - 3-я армия под командованием адмирала П. В. Чичагова. Адмирал первым вышел к Березине - уже 9 ноября и занял переправу в городе Борисове. Оттепель мешала французам строить мосты. Однако Наполеон воспользовался тем, что Кутузов отстал от него на три перехода и оставил открытой значительную часть берега реки. Французские саперы имитировали наведение переправы у села Ухолоды. Когда Чичагов перебросил сюда свои основные силы, Наполеон быстро навел переправу в другом месте - у деревни Студенице (Студянки). Переправа Великой армии через Березину началась 27 ноября, а уже на следующий день к реке подошли войска корпуса Витгенштейна и авангарды армии Кутузова. Бои завязались на обоих берегах Березины. Русские войска взяли трофеи и пленных, но упустили французского императора. Всего на Березине Великая армия лишилась до 50 тысяч своих солдат. Французский император с гвардией был 29 ноября уже за пределами кольца, на подходе к Зембину.

Главную вину за то, что упустили Наполеона, Кутузов, совершенно несправедливо, возложил на Чичагова. Сам же французский император в сопровождении небольшой свиты и конного эскорта 5 декабря 1812 года в Сморгони покинул остатки армии и отправился в Париж, куда прибыл 18 декабря. Он собирался сформировать новую армию и попытаться продолжить борьбу в Европе.

Если бы с Наполеоном было покончено на Березине, то война с Францией наверняка закончилась бы в несколько месяцев. Но Бонапарту удалось ускользнуть, и агония его империи затянулась на два с лишним года.

При отступлении солдаты «Великой армии» из-за страшного голода порой не брезговали каннибализмом. Кутузов 10 ноября 1812 года бесстрастно сообщал жене: «Вчерась нашли в лесу двух, которые жарят и едят третьего своего товарища». Невозможность наладить снабжение 600-тысячной армии в условиях больших пространств и сравнительной бедности и гораздо меньшей, чем в Западной Европе, плотности населения, стала для Наполеона неразрешимой задачей. Это привело Великую армию к гибели.

Из 647 тысяч человек, участвовавших в русском походе, обратно через Неман перешли примерно 30 тысяч французов, поляков, итальянцев и немцев. В более или менее полном виде уцелели лишь действовавшие на флангах 20-тысячные корпуса австрийцев, пруссаков и саксонцев. Из попавших в русский плен также мало кто пережил суровую зиму 1812/13 года.

Всего за Неманом в начале 1813 года было сосредоточено около 70 тысяч французских и союзных им войск - корпуса Макдональда, Понятовс-кого, Ренье, Шварценберга и Йорка. Еще несколько тысяч солдат и офицеров Наполеон отвел во Францию и Германию для формирования новых войск. Кутузов так писал в донесении царю об итогах кампании 1812 года: «Наполеон вошел с 480 тысячами, а вывел около 20 тысяч, оставив не менее 150 тысяч пленными и 850 пушек». Фельдмаршал предлагал императору Александру, учитывая потери, понесенные армией (она также пострадала от холода и болезней, хотя и в меньшей степени, чем армия Наполеона), ограничиться изгнанием врага из российских пределов и закончить войну: «Ваш обет исполнен - ни одного вооруженного неприятеля не осталось на русской земле. Теперь остается исполнить вторую половину обета: положить оружие».

Не питавший симпатий к «Туманному Альбиону», Кутузов полагал, что продолжение войны будет лишь в британских интересах. Он допускал возможность договориться с наполеоновской Францией и на этой основе построить новую систему европейского равновесия. Однако Александр I, воодушевленный разгромом Великой армии, всерьез рассчитывал покончить с Наполеоном раз и навсегда и утвердить гегемонию России в новом союзе европейских государств. Царь согласился только на двухнедельный отдых армии в Вильно, иначе, по словам Кутузова, из-за истощенности людей и нехватки запасов, она рисковала в самом ближайшем будущем подвергнуться «совершенному уничтожению».

Гибель Великой армии нанесла решающий удар могуществу Наполеона. Теперь уничтожение наполеоновской империи становилось только вопросом времени.

В декабре 1812 года 20-тысячный прусский корпус генерала Г. Йорка перешел на сторону русских. 3 января 1813 года Кутузов обратился к армии: «Не останавливаясь среди геройских подвигов, мы идем теперь далее. Перейдем границы и потщимся завершить поражение неприятеля на собственных полях его». 14 января русская армия переправилась через Неман. Тогда же австрийский корпус Шварценберга вышел из борьбы, открыв русской армии путь на Варшаву.

27 февраля 1813 года между Кутузовым и бароном К. Гарденбергом был подписан русско-прусский союзный договор, а 4 марта русские вошли в Берлин. Пруссия присоединилась к шестой антифранцузской коалиции, в которую ранее, в 1812 году, вошли Россия, Англия, Испания и Швеция. Наполеону удалось собрать 200-тысячную армию.

Тем временем 28 апреля скончался Кутузов. Находившийся теперь неотлучно при армии Александр назначил командующим объединенной русско-прусской армией Витгенштейна, ранее удостоенного почетного титула «Спасителя Петербурга». Но в первом же сражении при Лютцене 2 мая 1813 года с новой наполеоновской армией союзники, несмотря на примерное равенство в численности личного состава (примерно по 90 тысяч человек) и обладая почти двойным превосходством в артиллерии (650 орудий против 350), потерпели поражение. Потери русских и пруссаков достигали 20 тысяч человек, потери французов не превышали 15 тысяч.

Следующую победу Наполеон одержал при Бауцене 20-21 мая. Здесь французские потери составили около 12 тысяч человек, а потери союзников - около 18 тысяч человек. После двух неудачных сражений Витгенштейн сам попросил освободить его от должности главнокомандующего. Главнокомандующим стал Барклай-де-Толли.

Россия и Пруссия вынуждены были 4 июня заключить с Францией двухмесячное перемирие в Плейсвице. Впоследствии, уже на Святой Елене, Наполеон считал это перемирие своей большой ошибкой, поскольку упустил возможность развить свой успех и дал неприятелю время оправиться от поражений. Но ведь и французская армия сама остро нуждалась в передышке - хотя бы для того, чтобы мало-мальски обучить военной науке и сколотить в роты и батальоны новобранцев, чей черед призываться должен был наступить еще только в 1814-1815 годах и которые теперь составляли большинство в армии.

28 июня австрийский канцлер граф Меттерних прибыл к Наполеону в Дрезден и предъявил ему требования, которые Австрия согласовала с Пруссией и Россией. Мир с Францией был возможен только при условии раздела зависимого от нее Варшавского герцогства между тремя союзными державами, возвращения Австрии Далмации, присоединения Данцига к Пруссии, ухода французов из всех прусских крепостей и восстановления независимости ганзейских городов. В случае отказа Австрия объявляла войну Наполеону и на первых порах выставляла 150-тысячную армию. Наполеон компромиссный мир отверг и издевательски заявил Меттерниху: «Хорошо, пусть будет война! До свидания в Вене!» Но больше Бонапарту не довелось побывать в австрийской столице.

Между тем положение Франции резко ухудшилось. На театр войны прибыла шведская армия во главе со сменившим знамена бывшим французским маршалом Бернадотом. Сторону коалиции приняли также Баден, Вюртемберг, Бавария и Нассау. Главнокомандующим союзными войсками стал фельдмаршал Шварценберг, а Барклай-де-Толли возглавил резервную армию, состоявшую из русских и прусских корпусов.

Начальником штаба у Александра I стал французский перебежчик - генерал Моро. К нему присоединился и бывший начальник штаба у маршала Нея швейцарец Жомини. Они, равно как и Бернадот, советовали союзным монархам придерживаться стратегии измора, избегать столкновений с Наполеоном, но стараться громить поодиночке корпуса его маршалов. Этими советами не успели воспользоваться до того, как французский император 26 августа атаковал войска коалиции под Дрезденом. У него было 165 тысяч солдат против 227 тысяч у неприятеля. Исход сражения решился на следующий день, 27 августа, когда французская кавалерия под командованием Мюрата прорвала союзный центр. Австрийцы, русские и пруссаки потеряли до 30 тысяч человек, в том числе смертельно раненного генерала Моро (Александр распорядился похоронить его с фельдмаршальскими почестями), и отошли к Богемским горам.

Французы лишились вдвое меньшего числа солдат и офицеров. Но тяжелая простуда на несколько недель приковала Наполеона к постели. Его маршалы не смогли должным образом организовать преследование. Под Кульмом 29-30 августа русско-прусскими войсками под командованием Барклая был окружен и принужден к капитуляции вырвавшийся вперед корпус Вандама. В плен попало 12 тысяч французов с 84 орудиями. Были разбиты также корпуса Нея (при Денневице), Макдональда (при Кацбахе) и Удино (при Гроссберене). К началу октября 1813 года союзники уже располагали почти миллионом солдат. Непосредственно против Наполеона действовали четыре армии. Богемская армия под командованием Шварценберга насчитывала 134 тысячи австрийцев, русских и пруссаков. В рядах Силезской армии фельдмаршала Блюхера было 60 тысяч пруссаков и русских. 58 тысяч солдат Северной армии Бернадота составляли шведы, русские и пруссаки. Наконец, Польская армия Беннигсена состояла из 54 тысяч русских и пруссаков.

Всего в составе четырех основных армий насчитывалось 306 тысяч человек и 1385 орудий. Главнокомандующим был Шварценберг, но он подчинялся совету трех монархов - прусского короля и русского и австрийского императоров. Войска коалиции должны были окружить и уничтожить в районе Лейпцига армию Наполеона в 180 тысяч солдат и 600-700 орудий. Французский император, в свою очередь, рассчитывал разбить армии Шварценберга и Блюхера прежде, чем им помогут войска Беннигсена и Бернадота.

16 октября 1813 года под Лейпцигом состоялось крупнейшее по числу участников сражение всего периода революционных и наполеоновских войн, названное «битвой народов». Союзная армия насчитывала 220 тысяч солдат и 893 орудия, французская - 175 тысяч солдат и 717 орудий. В 10 часов утра русские войска Богемской армии под командованием Барклая-де-Толли неудачно атаковали селение Вашау. Также и центральные части Богемской армии не смогли форсировать реку Плейсу. Наполеон отбил неприятельское наступление и в 3 часа дня начал атаку с целью прорыва армии Шварценберга. После артиллерийской подготовки из 160 орудий вперед пошли 100 эскадронов Мюрата, которые смяли русскую и прусскую пехоту и опрокинули русскую гвардейскую кавалерийскую дивизию. Француские всадники оказались в 800 шагах от ставки союзных монархов. Наполеону казалось, что битва выиграна, и он уже велел в Лейпциге звонить во все колокола. Однако навстречу коннице Мюрата и следовавшей за ней французской пехоты двинулись русская дивизия Н. Н. Раевского и прусская бригада Ф. Клейста, поддержанные 100-орудийной батареей И. О. Сухозанета. Наполеон в ответ ввел в сражение гвардейскую пехоту и кавалерию. Однако австрийцы внезапно атаковали французский правый фланг, где стояли поляки князя Ю. Понятовского, и Наполеону пришлось бросить туда часть своей гвардии. Атака была отбита, а австрийский генерал граф М. Мервельд взят в плен, однако это не могло компенсировать упущенную возможность развить успех в центре.

В это время Силезская армия Блюхера атаковала 24-тысячный корпус Мармона, оборонявший деревни Мекерн и Видериц. Эти деревни несколько раз переходили из рук в руки.

Первый день битвы не выявил победителя. В ночь на 17 октября к Лейпцигу подошли армии Беннигсена и Бернадота. 17 октября битва не возобновилась: французы и союзники подбирали раненых и хоронили убитых. Осознав сложность своего положения и воспользовавшись паузой, Наполеон отправил к союзным монархам пленного генерала Мервельда с предложениями мира. Ответа не последовало. К вечеру Наполеон отвел свои войска к Лейпцигу.

В 8 часов утра 18 октября союзники начали атаку по всему фронту. Французы дрались упорно. Когда в 3 часа дня корпуса Горчакова и Клейста ворвались в деревню Пробстейд в центре французской позиции, Наполеон повел в атаку Старую гвардию. Она не только выбила русских и пруссаков из Пробстейда, но и атаковала во фланг основные силы австрийцев. Однако в этот момент вся саксонская армия, насчитывавшая до 14 тысяч человек, перешла на сторону союзников и открыла огонь по французам. Старая гвардия вынуждена была повернуть назад, чтобы закрыть образовавшуюся брешь.

К вечеру 18-го армия Наполеона удержала все ключевые позиции. В ночь на 19 октября французский император приказал отступать через Лейпциг за реку Эльстер. На рассвете союзники начали преследование. Отход прикрывали корпуса Понятовского, только что произведенного в маршалы, и Макдональда. На улицах Лейпцига кипели рукопашные схватки. Единственный мост через Эльстер был взорван раньше времени, когда саперы увидели приближавшихся к нему русских и прусских солдат. В Лейпциге в этот момент еще оставался 28-тысячный арьергард Понятовского и Макдональда. Лишь немногим, включая Макдональда, удалось переплыть реку. Понятовский бросился в воду на коне, был ранен и утонул в Эльстере. Почти все солдаты французского арьергарда погибли или попали в плен.

В результате Лейпцигского сражения Наполеон потерял 65 тысяч убитыми и ранеными, 20 тысяч пленными и 325 орудий. Потери союзников составили 54 тысячи человек.

Наполеоновская армия отступала к границам Франции. Ей попыталась преградить путь 50-тысячная баварская армия фельдмаршала К. Ф. Вреде, усиленная русскими и австрийскими отрядами, но была отброшена в сражении при Ганау 30 октября, потеряв 9 тысяч человек.

После битвы при Лейпциге Наполеон лишился всех своих германских союзников, а также бельгийской и голландской армий, и мог теперь полагаться только на французские войска. 15 ноября союзники предложили мир на условиях Люневильского договора 1801 года. Император Франции в течение двух месяцев не отвечал на них.

Тем временем в январе 1814 года войска коалиции перешли французские границы. С Рейна шли русские, австрийцы, пруссаки, шведы и их немецкие союзники, с Пиренеев - испанцы и англичане. В этих условиях союзные монархи переформулировали свои предложения, настаивая теперь уже на границах 1792 года. Наполеон их отверг и 25 января выехал из Парижа к армии.

Имея первоначально только 47 тысяч солдат, он нанес союзникам ряд чувствительных ударов. 27 января у Сен-Дизье был разбит авангард союзных войск под командованием генерала С. Н. Ланского, через три дня потерпели поражение корпуса Блюхера и Остен-Сакена. 1 февраля при Ла-Ротьере Наполеон с 30 тысячами устоял против 122-тысячной Богемской армии Шварценберга, а затем в нескольких сражениях серьезно потрепал Силезскую армию. Превосходя своих противников в искусстве маневра, Бонапарт умел сосредотачивать равные или даже превосходящие силы против тех отрядов неприятеля, которые он в данный момент собирался атаковать. Но везение не могло продолжаться вечно.

7 марта ему не удалось разбить корпус графа Воронцова при Краоне. 9 и 10 марта французы безуспешно атаковали армию Блюхера в Лоане. 21 марта при Арсисюр-Об главные силы Шварценберга отбили атаки Наполеона. Правда, 26 марта французы смогли разбить при Сен-Дизье корпус Ф. Ф. Винценгероде. Но это была Пиррова победа. От пленных Наполеон узнал, что главные силы союзников, оставив в тылу армию французского императора, двинулись на Париж. Это решение было принято по настоянию Александра I, получившего тайное письмо из французской столицы от министра иностранных дел Франции Талейрана, сообщавшего, что в Париже союзников ждут сторонники реставрации Бурбонов. 23 марта казаки перехватили письмо Наполеона своей жене императрице Марии Луизе, дочери Франца I, где сообщалось о его движении к Сен-Дизье и Марне. Бонапарт хотел установить связь с находившимся в Лионе 40-тысячным корпусом маршала Ожеро, чтобы затянуть борьбу. Но оказалось, что, удалившись от столицы, французский император только приблизил развязку.

Союзная армия численностью в 100 тысяч человек двинулась на Париж. 25 марта под руководством Барклая-де-Толли она разбила корпуса Мармона и Мортье. Французские маршалы отступили к Парижу, где вместе с гарнизоном и национальной гвардией имели в своем распоряжении до 40 тысяч солдат. 30 марта союзники начали атаку Парижа. К 5 часам вечера Мармон и Мортье капитулировали, поддавшись на уговоры Талейрана. Утром 31 марта союзники вступили во французскую столицу. Барклаю, командовавшему войсками, штурмовавшими Париж, было присвоено звание фельдмаршала.

Наполеон в этот момент находился в Фонтенбло с 30-тысячной армией. 5 апреля он рассчитывал собрать 70 тысяч человек и идти отбивать Париж. Но маршалы, сознавая безнадежность борьбы, потребовали от императора отречения. Тот вынужден был подчиниться и составил отречение в пользу сына при регентстве Марии Луизы, дочери императора Франца. Наполеон рассчитывал, что союзные монархи согласятся с такой формулировкой. Но к тому времени на сторону Бурбонов перешли войска, капитулировавшие в Париже, и союзники потребовали от Бонапарта полного отречения от престола за себя и за своих потомков. 6 апреля Наполеон подчинился этому требованию и отправился в почетную ссылку на остров Эльбу вблизи Корсики, ставший как бы его пожизненным владением.

Во Франции воцарился Людовик XVIII Желанный. Роялисты начали изгонять из армии офицеров, выдвинувшихся при Бонапарте, и заменять их эмигрантами-дворянами. Это вызывало недовольство офицерского корпуса и создавало очаг брожения, поскольку большинство в войсках все равно составляли офицеры революционной эпохи. У Бурбонов просто не было достаточного числа надежных офицеров, чтобы быстро произвести необходимую замену командного состава. Через своих агентов Наполеон знал о волнениях в армии. Мармон, Ней, Даву и другие наполеоновские маршалы, в последние дни и даже часы царствования Бонапарта перешедшие на сторону короля, остались в армии, но в душе многие из них, в частности Ней, первым требовавший отречения императора, сохранили уважение и даже любовь к прежнему кумиру.

До Эльбы дошли слухи и о разногласиях между союзниками, собравшимися в сентябре 1814 года на Венский конгресс. Победители никак не могли поделить Европу. В начале 1815 года дело дошло до заключения тайного антирусского союза между Англией, Францией и Австрией. Наполеону, разумеется, такие детали не были известны. Но что внутри коалиции начались раздоры, он не сомневался. И изгнанник решил рискнуть, рассчитывая, что недовольные Бурбонами офицеры приведут на его сторону свои полки, а отсутствие единства между союзниками не позволит им начать новую войну с бонапартистской Францией и заставит признать возвращение императора. Но Наполеон трагически ошибся.

1 марта 1815 года Наполеон с небольшим отрядом высадился во Франции в бухте Жуан. Войска отказывались стрелять в императора и переходили на сторону Наполеона. 20 марта он вступил в Париж, откуда накануне бежал в Брюссель король Людовик XVIII.

Император Франции обратился с предложением мира к участникам Венского конгресса. Однако возвращение Бонапарта заставило их преодолеть разногласия и сплотиться в борьбе против «узурпатора». В кабинете Людовика Наполеон нашел проект секретной конвенции о союзе Англии, Австрии и Франции против России и Пруссии и тотчас отослал этот документ Александру I в Вену. Русский император предъявил этот документ австрийскому канцлеру Меттерниху, а затем бросил бумагу в огонь и заверил собеседника, что после возвращения Наполеона «наш союз должен быть крепче, чем когда-либо». 13 марта Россия, Англия, Австрия, Пруссия, Испания, Португалия, Швеция и Франция Бурбонов своей декларацией объявили Бонапарта вне закона как «врага рода человеческого».

Наполеон имел 130 тысяч солдат и 344 орудия, тогда как войска коалиции только в первом эшелоне имели 700 тысяч человек, к которым к концу лета должны были присоединиться еще 300 тысяч. Союзники собирались вторгнуться во Францию со всех сторон и уничтожить ее армию. Наполеон попытался упредить противника и разбить его войска по частям. 11 июня он выехал к армии, которой предстояло вторгнуться в Бельгию. Там император Франции надеялся по очереди разбить англо-голландскую армию Веллингтона и прусскую армию Блюхера, а затем обрушиться на двигающиеся к французским границам русские и австрийские войска Барклая-де-Толли и Шварценберга.

15 июня Наполеон вторгся на бельгийскую территорию у Шарлеруа, стремясь разъединить армии Веллингтона и Блюхера. На следующий день Ней с двумя корпусами атаковал англичан у Катр-Бра и отбросил их на Брюссельское шоссе, а Наполеон с 68-тысячной армией нанес тяжелое поражение пруссакам у Линьи. Из 84 тысяч солдат Блюхер потерял 25 тысяч и сам едва не погиб, будучи сбит с лошади. Отрядив 33-тысячный корпус Груши преследовать Блюхера, Наполеон, присоединив к себе войско Нея, пошел на Веллингтона. Британский фельдмаршал занял сильную позицию на холме Мон-Сен-Жан у деревни Ватерлоо. Он располагал 70 тысячами солдат и 170 орудиями. У Наполеона, развернувшего свою армию на соседнем плато Бель-Альянс, было 74 тысячи солдат и 250 орудий. Из-за дождя, шедшего всю ночь с 17 на 18 июня, почва настолько размокла, что французы смогли начать атаку только за полчаса до полудня, когда земля стала пригодна для движения артиллерии и конницы.

Вспомогательный удар Наполеон наносил своим левым флангом на поместье Угумон. Однако англичане оборонялись очень упорно и заставили неприятеля потратить для овладения этой позицией гораздо больше сил, чем он первоначально планировал. На правом фланге, где Наполеон планировал главный удар, французская 80-орудийная батарея открыла интенсивный огонь по английским укреплениям. В этот момент у Сен-Ламбертского леса в тылу левого фланга французов появились колонны войск. Наполеон не знал точно, пришел ли это Блюхер или Груши, но все равно в 2 часа пополудни скомандовал Нею наступление на Мон-Сен-Жан, где стояло левое крыло Веллингтона. Четыре дивизии французского генерала д'Эрлона взошли на холм, но там были изрублены шотландской кавалерией.

Тогда Наполеон перенес основные усилия в центр и на левый фланг. В это время уже было известно, что к месту сражения выдвигается армия Блюхера, навстречу которой к Сен-Ламбертскому лесу пришлось послать 10 батальонов Молодой гвардии. Император надеялся, что вслед за Блюхером вскоре придет корпус Груши, что и решит исход сражения.

В половине 4-го пополудни д'Эрлон занял ферму Ла-Хе-Сент, оборонявшуюся ганноверской пехотой. Оттуда французская батарея смогла поливать картечью центр Веллингтона. Ней во главе 40 эскадронов кирасир, улан и конных егерей ворвался на Мон-Сен-Жан. Ему удалось захватить неприятельскую артиллерию, но не удалось прорвать каре английской пехоты, расстреливавшей всадников почти в упор.

К 5 часам вечера Веллингтон был сбит почти со всех своих позиций и не имел больше резервов. У Наполеона же оставались нетронутыми восемь батальонов Старой гвардии. Его тревожило только то, что пруссаки теснили Молодую гвардию и уже правый фланг французской армии.

В 5 часов Наполеон бросил два батальона гвардии против пруссаков у деревни Плансенуа, а с оставшимися гвардейскими батальонами двинулся по Брюссельской дороге на центр англичан. Несмотря на опустошительный огонь вражеской артиллерии, два батальона дошли до вершины холма Мон-Сен-Жан, но здесь их расстреляли в упор каре английской гвардии. Французы отхлынули от холма. В этот момент кавалерия Блюхера опрокинула правый фланг французов. Гвардия Наполеона в беспорядке отступала от Мон-Сен-Жана, а корпус д'Эрлона бежал под натиском прусских гусаров и драгун.

Веллингтон скомандовал общее наступление. Наполеон попытался прикрыть отступление тремя оставшимися батальонами Старой гвардии, построив их в каре и двинув навстречу наседающему неприятелю. Ней тщетно старался придать бегущим войскам хоть какой-то порядок. Одно из трех каре было окружено противником. Англичане предложили гвардейцам сдаться. «Гвардия погибает, но не сдается, дерьмо!»- ответил командующий гвардией генерал П. Камбронн. Ему посчастливилось остаться в живых, но почти весь его батальон погиб под английскими пулями и ядрами. Основная же часть французской армии обратилась в беспорядочное бегство.

В сражении при Ватерлоо французы потеряли 25 тысяч убитых и раненых, а армии Веллингтона и Блюхера - 22 тысячи. Наполеон лишился всей артиллерии, и 32 тысячи его солдат оказались в плену. Оставшиеся в живых просто разбежались.

Союзные войска вторглись во Францию и, почти не встречая сопротивления, шли к Парижу. Единственным боеспособным соединением французской армии остался корпус Груши. В день Ватерлоо он разбил 20-тысячный арьергард армии Блюхера у Вавра, что было, конечно же, слабым утешением за разгром главных сил Наполеона. Груши сумел вернуться во Францию, избежав столкновений с союзными войсками. У Груши осталось 25 тысяч солдат и 100 орудий. Они поступили под командование маршала Даву, который добавил к солдатам Груши несколько тысяч срочно набранных ополченцев. Для обороны Парижа этого было явно недостаточно.

Для того чтобы набрать новую армию, у Наполеона не было ни времени, ни сил, ни средств, ни человеческого материала. Людские ресурсы Франции были предельно истощены за четверть века войн. Осознав безнадежность положения, Наполеон 22 июня отрекся от престола в пользу сына и попытался бежать в Америку. Однако, узнав, что порт Рошфор, откуда он собирался отплыть, блокирован английской эскадрой, Наполеон отдал себя в руки англичан.

15 июля бывший император вступил на борт британского флагмана «Беллерофон». Как «пленника Европы», Наполеона, по предложению Веллингтона, навечно сослали на остров Святой Елены, лежащий в 2 тысячах километров от побережья Африки.

Завершившийся в июне 1815 года Венский конгресс подвел итоги войнам эпохи Великой Французской революции, а три месяца спустя, 26 сентября, в Париже был создан Священный союз монархов, призванный не допустить новых революций. Фактически он просуществовал лишь 15 лет - до новой революции во Франции. Территориальные перемены в Европе оказались более устойчивыми. Россия приобрела герцогство Варшавское. Пруссия в качестве компенсации получила половину Саксонии и рейнские провинции. Австрия получила взамен Бельгии Ломбардию и Венецию, Дании отошел Шлезвиг и Гольштейн, Норвегия, в свою очередь, от Дании перешла к Швеции, в качестве компенсации за ранее уступленную России Финляндию. Бельгия была присоединена к Нидерландам, но уже через 15 лет обрела независимость.

В целом территориальные размежевания, произведенные Венским конгрессом, сохранялись до второй половины XIX века, когда объединились Германия и Италия. В результате войн 1792-1815 годов в Европе утвердилась гегемония России - самого сильного в военном отношении государства. Такое положение, несмотря на неуклонное ослабление России из-за экономической стагнации крепостного хозяйства, сохранялось до Крымской войны 1853-1856 годов. В то же время система великих держав, созданная на Венском конгрессе и включавшая в себя Россию, Англию, Францию, Австрию и Пруссию, сохранилась фактически вплоть до Первой мировой войны. Правда, к тому времени Австрия превратилась в Австро-Венгрию, Пруссия в Германию, а на правах младшего партнера в клуб «великих держав» добавилась Италия.

Точные потери сторон в ходе военных кампаний 1792-1815 годов определить не представляется возможным, особенно если учесть то обстоятельство, что армии ряда германских и итальянских государств, а также Голландии и Бельгии сражались как на стороне Франции, так и против нее. По оценке Б. Ц. Урланиса, в ходе собственно революционных войн, т. е. с 1792 по 1800 год, в боях погибло около 380 тысяч человек, из которых около 90 тысяч он относит за счет подавления восстаний в Вандее. Во время наполеоновских войн 1801-1815 годов общие потери убитыми и умершими от ран Урланис определяет в 560 тысяч убитых, из которых 226 тысяч составляли французы. С учетом умерших от ран общее число погибших составит около 740 тысяч человек, в том числе около 300 тысяч французов. Общие потери Европы убитыми и умершими от ран в ходе войн, вызванных Великой Французской революцией, можно оценить примерно в миллион человек, из которых не менее 400 тысяч приходится на Францию, а около 130 тысяч - на Россию. С учетом потерь французских союзников (немцев, итальянцев, поляков и др. ) можно сделать вывод, что боевые потери сторон были примерно равны между собой. Слишком большая приблизительность в оценке потерь сторон не позволяет говорить, кто понес большие военные потери - Франция или противостоявшая ей коалиция. Также нет и суммарных данных о числе пленных, взятых каждой из сторон.

Потери умершими от болезней были не менее значительными, чем число погибших в боях и скончавшихся от ран. По оценке Урланиса, в 1792-1800 годах от разного рода эпидемий и других болезней скончалось примерно 600 тысяч солдат всех армий. В ходе наполеоновских войн общее число умерших от болезней он определяет в 2 350 тысяч человек, в том числе 1 200 тысяч - во французской армии и войсках союзников Наполеона. Особенно велики были потери французов от болезней во время экспедиции на Гаити в 1802 году, когда от эпидемии желтой лихорадки умерло 50 270 человек из 58 845 солдат армии генерала Леклерка, и в период похода в Россию.

С падением Наполеона закончилась эпоха «революционных» войн. В этих войнах Франция объективно не имела никаких шансов победить, так как возбудила против себя враждебность основных европейских государств. Войска Французской республики и империи не раз наносили тяжелейшие поражения Австрии, Пруссии и России, принуждали их к выгодному для Франции миру. Однако мир неизменно превращался в короткое перемирие. Сил же для эффективной оккупации враждебных государств у Франции не было. Пример Испании показал, что даже половины всей французской армии далеко не достаточно для контроля над территорией не самой большой и могущественной европейской страны.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить