Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Бунтари и революционеры. Тупак Амару II (Кондорканки Хосе Габриэль Ногера) (около 1740-1781)

Бунтари и революционеры. Тупак Амару II (Кондорканки Хосе Габриэль Ногера) (около 1740-1781)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Бунтари и революционеры. Тупак Амару II (Кондорканки Хосе Габриэль Ногера) (около 1740-1781)


Начало завоеваниям испанскими конкистадорами Перу положил Франсиско Писарро в первой половине XVI века, и с этого времени вплоть до начала XIX века на территории вице-королевства Перу и других колониальных владений Испании не прекращались большие и малые восстания индейцев против колонизаторов. Их не могли остановить ни сожжение селений мятежников, ни карательные рейды и истребление целых племен, ни жестокие казни вождей восставших. Испанские завоеватели даже выстроили целую систему военных гарнизонов - «королевских крепостей», но и она себя не оправдала. Борьба за независимость не прекращалась.

С начала 40-х годов XVI века в Восточных Андах развернулась длительная партизанская война, которую возглавили представители инкской бывшей правящей династии. Они образовали Новоинкское государство с центром в горном районе Вилькапампа. Во главе нового государства стал Сай-ри Тупак - сын Манко Инки, первым начавшим вооруженную борьбу с испанцами. В его правление границы государства расширились до верховий Амазонки, а население увеличилось до 80 тысяч человек. В 1555 году Сайри Тупак развернул военные действия против испанцев. В Вилькапампу испанцы неоднократно засылали посольства для ведения дипломатических переговоров и выработки почетных условий, на которых наследники инкской династии могли сложить оружие. Эти условия, а среди них высокая годовая рента, богатые пожалования и другие, имели частичный успех. Сайри Тупак посетил Лиму, где в 1558 году принял крещение вместе с многочисленной свитой. Свою резиденцию он перенес в более теплый климат долины Юкай. Но его политика «мирных отношений» с колонизаторами пришлась не по нраву многим инкским аристократам, и Сайри Тупак был отравлен своими же приближенными. После его кончины власть унаследовал его брат Титу Куси Юпанки, который возобновил войну. Всякие попытки конкистадоров покорить независимых индейцев были напрасны. В 1565 году Диего Родригес побывал в цитадели инков в Вилькапампе с целью выманить правителя из укрытия, но его миссия не имела успеха. На следующий год другой миссионер повторил подобную попытку, но в ходе переговоров Титу Куси заболел и умер. Впоследствии индейцы убили еще нескольких испанских послов. Но все-таки соглашение о «вечном мире» было подписано. Титу Куси признал себя вассалом испанского короля в обмен на признание его законным наследником инкской династии. Этим он пытался избежать военной конфронтации и новых многочисленных жертв среди индейцев. Соглашение было отправлено на утверждение королю Филиппу II, но смерть помешала Титу Куси дождаться плодов своей деятельности.

В 1570 году к власти пришел младший из сыновей Манко Инки - Тупак Амару I. Став наследником власти инков, он отказался признать перемирие и продолжил борьбу, начатую еще его отцом. Все посланцы вице-короля Толедо находили смерть в Вилькапампе, что дало повод к новой войне. К маю 1572 года в Куско собралась мощная экспедиция, в состав которой вошли как испанцы, так и индейские племена, традиционные противники инков. Были обещаны большие награды и тщательно проведена разведка. Первый бой произошел у моста Чукичако, и тогда уже стало ясно, что силы явно не равны. Но инки продолжали мужественно сопротивляться. Крепость Вилькапампу находилась на вершине отвесного каньона и выглядела неприступной. Возможно, испанцам не удалось бы овладеть крепостью, но дорогу к ней выдали перебежчики. Проделав бреши в стенах, карательные отряды ворвались в крепость и после ожесточенной битвы взяли ее. Тупаку Амару удалось уйти в сельву вместе с семьей и некоторыми сподвижниками. Но долго ему скрываться не удалось. Выданный одним из родственников, он вскоре попал в руки испанцев. Их добычей стали и священные реликвии инкской династии, в том числе золотой идол Пунчау, в полости которого хранился пепел сожженных сердец предшествующих правителей инков. Тупак Амару и его военачальники, скованные ошейниками, были доставлены в Куско. Здесь в 1572 году на главной городской площади при стечении большого количества народа они были обезглавлены. Казнь была совершена в присутствии жен и двух малолетних дочерей Тупака Амару.

С падением Вилькапампе и казнью последнего верховного инки испанцам удалось (на время) водворить в Перу относительное спокойствие. Возможно, тогда и родилась индейская легенда об Инкарри - Инке-царе. Согласно ей, испанцы казнили некогда законного правителя инков. Отрубленную голову они захоронили то ли в Куско, то ли в Лиме. Однако голова и после смерти продолжает жить. У нее отрастает новое тело. Как только Инкарри возродится, он поднимется и прогонит всех чужеземцев. Древнее царство инков восстанет из пепла и руин. На земле воцарятся мир, справедливость и благоденствие.

Колониальные власти сохранили некоторые административные формы инкской империи, приспособив их для собственных нужд. Испанские власти, подобно инкским, практиковали массовые переселения общин и систему трудовых повинностей, а также сформировали из индейцев особый класс прислуги и ремесленников. Колониальная администрация управляла индейцами через посредников и не вмешивалась в повседневную жизнь. Особая роль в деле приспособления индейцев к новым колониальным условиям отводилась касикам - местным правителям. Испанская корона давала покровительство представителям древней индейской аристократии - потомкам инкской династии. Они имели право одеваться на испанский манер, пользоваться холодным оружием «для защиты и украшения своей персоны», ездить верхом, заниматься торговлей, обращаться с прошениями непосредственно к испанскому королю. За ними закреплялись земли, которые можно было передавать по наследству, они могли иметь слуг и получать ежегодную подать с общин. Как представители властей, так и отличавшиеся непомерной жадностью многие местные аристократы создавали невыносимые условия для индейцев, что приводило к новым восстаниям.

Имя Тупак Амару стало символом борьбы за независимость. Многие руководители последующих восстаний стали называть себя его именем. Но среди них был и тот, кто стал носить это имя законно, по праву родства.

Около 1740 года в селении Суринама, расположенном в 120 километрах к югу от Куско, в семье потомственного касика Мигеля Кондорканки-и-дель-Камино появился на свет мальчик, получивший при рождении имя Хосе Габриэль. Матерью его была Роза Ногера, и по материнской линии он происходил непосредственно от Хуаны Пильковако, дочери Тупак Амару, последнего правителя Новоинкского царства, казненного испанцами в 1572 году. В 1609 году Хуана Пильковако, ставшая женой индейского касика Диего Кондорканки, прошла процедуру подтверждения своей принадлежности к инкской династии. Спустя 90 лет ее потомок Бартоломе был официально признан потомком Тупак Амару по прямой линии. Хосе Габриэлю Бартоломе приходился родным дедом. Прадед же Хосе Габриэля, Блас Кондорканки, женившись на креолке, добавил потомкам к индейской еще и испанскую кровь.

Хосе Габриэль носил два имени: одно родовое по отцовской линии - Кондорканки (по названию гигантской птицы - кондора, обитающего в Андах); другое, династическое, принятое им позднее - Тупак Амару (что в переводе с языка кечуа означает «блистающая змея»).

Лишившись рано родителей, Хосе Габриэль был взят на попечение родственниками, которые постарались дать мальчику хорошее образование. Его первым учителем стал местный священник Карлос Родригес, а в 15 лет Хосе Габриэль был отправлен в Куско, в училище для знатных индейцев и касиков Сан-Франсиско-де-Борха, основанное иезуитами в 1630 году. Учеба давалась ему легко, поведение было примерным. Наставники отмечали необыкновенные способности и прилежание молодого аристократа. В 1759 году Хосе Габриэль покинул стены училища весьма образованным молодым человеком. Он бегло читал по-латыни, прекрасно изъяснялся на испанском языке, хорошо знал историю и особенно преуспел в теологии и праве. Изучение хитросплетений испанского законодательства помогло Хосе Габриэлю в работе в качестве адвоката по жалобам вверенных его заботам индейцев. Знание законов давало ему возможность успешно штурмовать колониальные инстанции.

Молодой аристократ жил не бедно. Одевался он очень элегантно, сочетая испанский камзол с традиционной индейской туникой - унку, на которой золотом был вышит герб его предков. Волосы он носил длинные, до плеч, что являлось признаком знатности. Он был вежлив, любезен и почтителен и пользовался всеобщим уважением.

Получив в наследство 350 мулов, что считалось большим состоянием, Хосе Габриэль занялся погонным промыслом. Перевозя вино, ткани, зерно и сахар, он исходил со своим караваном сотни километров по горным дорогам и перевалам. Он воочию видел положение индейцев и других угнетенных сословий, остро ощущал состояние всеобщего недовольства, охватившее колониальное общество. Все это, естественно, сыграло роль в формировании его политических взглядов.

В 1766 году Хосе Габриэль стал касиком селений Суринама, Пампамарка и Тунгасука. Он претендовал также на титул маркиза Оропесы, некогда пожалованный испанской короной потомкам правящей династии инков, но не получил его. В возрасте 21 года Хосе Габриэль Кондорканки женился на Микаэле Бастидас Пуюкава. Эта красавица, смелая, умная и решительная, станет верной подругой Тупак Амару и разделит с ним его трагическую судьбу.

Став касиком, Кондорканки решил отстаивать права вверенного его заботам населения в рамках закона и в поисках правосудия дошел до столицы вице-королевства - города Лимы, где ему было приказано возвращаться домой и ждать ответа. Многолетняя практика хождения по инстанциям показала Хосе Габриэлю всю бесперспективность легальной борьбы за права индейцев. Во время поездок в Лиму он узнал о революционных событиях, происходящих в Европе и Северной Америке. Все это приводит Кондорканки к мысли, что надо браться за оружие.

К вооруженному выступлению шла тщательная подготовка. Были установлены связи с индейскими лидерами в Боливии и Южном Перу, получены заверения о поддержке со стороны оппозиционно настроенных креольских деятелей, составлены воззвания и определены методы борьбы.

Восстание началось в субботу 4 ноября 1780 года. В этот день Кондор-канки, начавший носить династическое имя Тупак Амару II, и его сторонники арестовали ничего не подозревавшего коррехидора (исправника) испанца Антонио де Арриагу и тайно доставили его в Тунгасуку в дом индейского вождя. Хосе Габриэль действовал смело и быстро. Он вынудил коррехидора подписать несколько указов. Один из них, адресованный казначею города Тинта, требовал незамедлительно доставить в Тунгасуку всю имевшуюся в наличии казну, 75 мушкетов, а также мулов. Казначей, ничего не зная о происшедшем, выполнил все в точности. Кроме того, коррехидор повелевал жителям окрестных селений срочно прибыть в Тунгасуку. Утром 10 ноября 1780 года на главной площади Тунгасуки был установлен эшафот, вокруг которого двумя рядами выстроились люди, вооруженные пращами, дубинками и мушкетами. Вышел глашатай и прочитал на испанском и языке кечуа королевский указ, согласно которому Арриага за свои многочисленные преступления, злоупотребления и насилия над индейцами объявлялся врагом королевства и приговаривался к смертной казни через повешение. В следующем указе, подписанном также якобы испанским монархом, объявлялось об упразднении миты - одной из каторжных повинностей индейцев. Через несколько минут негр, бывший раб Арриаги, привел приговор в исполнение.

Заметим, что Кондорканки ранее отправил испанскому королю Карлу III предложение об управлении Перу, надеясь прийти к соглашению без насилия и на взаимовыгодных условиях. Он писал: «Имею представить Вашему Величеству мое назначение и обязуюсь платить столько же, сколько должна платить эта шайка воров в королевстве; и пусть Ваша Милость будет уверена, что я буду соблюдать мир и спокойствие; Богу будет отдаваться должное поклонение и не будет многочисленных божков - коррехидоров и министров, которые, прикрываясь Вашим именем, наносят большой вред несчастным. Вот чего я добиваюсь, и это мой долг, как последнего потомка последнего правителя Перу и его наследников».

Последующие воззвания и распоряжения Кондорканки подписывал так: «Дон Хосе Габриэль Тупак Амару, индеец королевской крови инков и главного рода, Инка». Его многочисленные манифесты и обращения, размножавшиеся специальным штатом секретарей и писарей и доходившие до самых глухих уголков сьерры, имели цель сделать максимально понятным для всех слоев населения страны задачи начатого им движения.

К 19 ноября 1780 года повстанцы Тупака Амару II овладели родной провинцией предводителя, заняли ряд городов, взяли королевскую казну и склады. В районах, охваченных восстанием, от имени короля отменялись наиболее жесткие порядки и непомерные налоги, проводились казни королевских чиновников. А в селении Сангарара повстанцы полностью разгромили полуторатысячный карательный отряд, высланный из Куско. Эта победа вдохновила восставших, а известие о первой победе привело на сторону повстанцев еще 8 провинций.

Испанская знать и королевские чиновники стали в панике покидать города, оставляя не только имущество, но и документацию. Тупак Амару II, занимая города и селения, уничтожал все, особенно налоговые, документы и вместо бежавшей королевской назначал индейскую администрацию.

Восстание ширилось, армия Тупака Амару достигла 90 тысяч человек, на его сторону переходило все большее число округов. Цитадель колониальной Сьерры Куско готовилась к обороне. Колониальные власти боялись, что вице-королевство Перу может прекратить свое существование.

В конце декабря Тупак Амару осадил Куско. Он обратился к властям с предложением сдать город без боя, вероятно, не желая подвергать разрушению древнюю столицу инков. Однако испанцы сумели к тому времени организовать оборону, и штурм не удался. После двух недель боев повстанцы, численность которых более чем в три раза превышала количество осажденных, неожиданно сняли осаду и ушли в провинцию Тинта. Очевидно, Тупак Амару полагал вновь вернуться к осаде Куско, использовав временное отступление как передышку для накопления сил.

В Лиме ускоренными темпами шла подготовка к войне с Тупак Амару. Вице-король Хуареги опубликовал указ, по которому Тупак Амару лишался титула касика. Он объявлялся «мятежником, который обманным путем привлек на свою сторону людей», и за его голову была объявлена большая награда. Вице-король обещал прощение всем, кто немедленно покинет лагерь повстанцев. Он также отменил наиболее ненавистные индейцам повинности, в частности репарто- насильственное распределение ненужных товаров. Епископ Москосо призвал всех священников собирать оружие и деньги на войну с повстанцами. Он предал анафеме и отлучил от церкви всех, кто поддерживал мятежника. Против Тупак Амару активно выступил знатный индеец Матео Пумакава, а также некоторые влиятельные соотечественники. Они помогали испанцам людьми и средствами.

Вскоре в Куско прибыло долгожданное подкрепление, и испанские войска перешли в наступление. В феврале 1781 года отряды повстанцев были вынуждены оставить районы, прикрывавшие Куско с запада, севера и востока, стратегически важную крепость Паукартамбо и мост через реку Апу-римак, по которому проходила связь с побережьем. Положение повстанцев еще более ухудшилось, когда к испанским войскам подошла 16-тысячная карательная армия во главе с фельдмаршалом Хосе дель Валье. Тупак Амару все больше терял инициативу, и повстанцы потерпели ряд сокрушительных поражений. Вся провинция Тинта была окружена королевскими войсками. После ожесточенных сражений сопротивление повстанцев было подавлено. Тупак Амару в результате предательства попал в плен. Он сам, его родственники и ближайшие соратники были выданы теми, кто надеялся получить прощение за участие в восстании.

Расправа с индейцами была жестокой: 67 сторонников Тупак Амару были повешены, а их отрубленные головы выставлены вдоль дорог, ведущих в Тинту.

18 мая 1781 года на главной площади Куско, там, где 200 лет назад был казнен его предок, состоялась казнь Тупак Амару. Вместе с ним на площади были казнены его жена Микаэла, сын Иполито, шурин Антонио Бастидас и еще несколько родственников и сподвижников.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить