Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Дипломаты. Жан Луи Барту (1862-1934)

Дипломаты. Жан Луи Барту (1862-1934)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Дипломаты. Жан Луи Барту (1862-1934)


Французский государственный деятель и дипломат. Депутат парламента (1889-1922). Премьер-министр (1913). Возглавлял французскую делегацию на Генуэзской конференции (1922), являлся членом комиссии по репарациям. Министр иностранных дел Франции (1934), выдвинул идею «Восточного пакта». Убит террористом.

Жан Луи Барту родился 25 августа 1862 года в городке Олорон-Сент-Мари, на юго-западе Франции. Его отец был мелким торговцем скобяными товарами.

В 13 лет Луи поступил в лицей провинциального городка По, где изучал латынь и римских классиков. После его окончания Барту продолжил образование на юридическом факультете университета. В 1884 году он становится адвокатом в административном центре департамента Атлантические Пиренеи - городке По. Через четыре года его избирали в городской муниципальный совет.

На парламентских выборах, назначенных на 27 января 1889 года, Барту получил депутатский мандат, который сохранял в течение последующих 33 лет, до избрания в сенат. Он примкнул к политической группировке республиканцев, провозгласивших себя прогрессистами.

30 мая 1894 года Барту занял пост министра общественных работ в правительстве Дюпюи. Произошли перемены и в его личной жизни. 32-летний Жан-Луи женился на дочери богатого негоцианта. Его избранница интересовалась политической жизнью страны, проблемами французской литературы, театра, музыки, живописи. В следующем году у них родился сын Макс...

29 апреля 1896 года в качестве вице-премьера и министра внутренних дел Барту вошел в состав правительства республиканца Мелина. После отставки кабинета 15 июня 1898 года Луи занялся литературным трудом и пополнением библиотеки, впоследствии получившей всеевропейскую известность.

Барту вернулся к министерской деятельности в марте 1906 года. В часто сменявшихся правительствах он занимал посты министра общественных работ, министра почт и телеграфа, вице-премьера и министра юстиции.

20 марта 1913 года Р. Пуанкаре назначил Барту премьер-министром. Кабинет внес на рассмотрение палаты проект об увеличении численности французской армии в мирное время путем продолжения срока службы призывников и одновременного снижения призывного возраста с 21 до 20 лет. 19 июля 1913 года палата депутатов приняла этот проект, что Барту расценил как свой крупный политический успех.

В то же время предложение о внутреннем правительственном займе встретило сильное сопротивление радикалов. В результате палата депутатов 4 декабря 1913 года отказала кабинету Барту в доверии. Вечером того же дня премьер вручил Р. Пуанкаре заявление об отставке кабинета.

Первая мировая война, длившаяся более четырех лет, охватила 24 государства. Погиб 19-летний сын Барту Макс. Госпожа Барту так и не смогла оправиться от удара. Ее муж на время отошел от активной парламентской деятельности. До осени 1917 года он не появлялся на министерской сцене, занимался литературным трудом, из-под его пера вышли две книги: «Ламартин» и «По пути права».

12 сентября 1917 года Луи Барту получил в правительстве радикала Пен-леве пост государственного министра (министра без портфеля), а 25 октября он возглавил министерство иностранных дел. Главной своей задачей Барту считал возвращение Эльзаса и Лотарингии: эти территории могли бы стать крупным приобретением в стратегическом плане, создав для Франции сильный оборонительный рубеж. Но для этого надо было разгромить Германию.

11 ноября 1918 года подписанием перемирия закончились боевые действия на фронтах Первой мировой войны. Антанта, а значит, и Франция одержали трудную победу. Луи Барту в составе французской делегации принял активное участие в работе Парижской мирной конференции и стал одним из «творцов» французской победы в мировой войне. Однако он сознавал, что угроза германского реванша не исчерпана. «Мир - это мир бдительности», - предупреждал он.

В январе 1920 года Барту, возобновивший свой депутатский мандат по списку Демократического союза, был избран председателем Комиссии по иностранным делам палаты депутатов. На одном из первых заседаний комиссии он заявил, что является противником тайной дипломатии, политики «королевских секретов». Внешнеполитическая деятельность, по его мнению, должна быть взята под парламентский контроль «ничем не стесняемой гласности». Барту считал полную и безоговорочную реализацию Версальского договора, вступившего в силу 10 января 1920 года, основной внешнеполитической задачей Франции.

15 января 1922 года Р. Пуанкаре сформировал новое правительство Третьей республики. Барту получил пост министра юстиции и одновременно министра по делам Эльзаса и Лотарингии. Он был назначен главой французской делегации на конференции в Генуе.

На международной экономической конференции в Генуе в апреле 1922 года французская делегация сразу же попыталась взять инициативу в свои руки. Барту заявил: «Мы явились сюда, чтобы действовать, мы не наблюдатели, а сотрудники, готовые принять участие в общей работе и взять на себя свою долю общей ответственности».

В ходе переговоров с делегацией советской России Барту показал себя образованным и лояльным собеседником, о котором М.М. Литвинов позднее вспоминал: «Его публичные выступления отличались прямотой, серьезностью и убедительностью. Он не прибегал к дипломатическим фразам в ущерб смыслу и ясности своих выступлений... Благодаря его уму, остроумию и всестороннему образованию беседы с ним доставляли всегда истинно эстетическое наслаждение».

В качестве предварительного обязательного условия нормализации отношений с Советским государством Барту потребовал погасить царские долги. Советская сторона выдвинула свои контрпретензии к державам-интервентам. На пленарном заседании конференции Барту прибег к ультиматуму. Барту рассчитывал на единую позицию всех кредиторов. Однако Германия неожиданно подписала договор с Советским государством. Чичерин сразу заверил Барту, что Рапалльский договор никоим образом не имеет антифранцузской направленности. 1 мая 1922 года Барту писал советскому наркому, что «не сомневается в искренности намерений, продиктованных в письме российской делегации», и тут же отметил громадную историческую значимость для Франции ее боевого сотрудничества с Россией в годы Первой мировой войны. «Некоторых политических деятелей, - объяснял свою позицию Барту, - обвиняют в том, что они, как флюгеры, всегда повернуты по ветру. Но как раз и нужно повертываться по ветру. Слабость политических деятелей состоит в том, что они, если можно так выразиться, поворачиваются против ветра».

В июле 1922 года Луи Барту был избран в сенат. А в октябре он стал председателем репарационной комиссии, на которую было возложено проведение в жизнь репарационных статей Версальского договора. 9 января 1924 года репарационная комиссия под председательством Барту тремя голосами (Франции, Бельгии, Италии) против одного голоса британского делегата констатировала, что Германия не выполняет репарационных обязательств по Версальскому договору. 11 января французские и бельгийские войска перешли германскую границу и вступили в Эссен, Гельзенкирхен и Буе.

Как председатель репарационной комиссии Луи Барту оказался в центре острой дипломатической борьбы. На французские финансы легло тяжелое бремя оккупационных расходов. Сопротивление французской оккупации со стороны Германии нарастало. В поисках компромисса Барту согласился на учреждение «комитета экспертов», на чем настаивали Англия и США. 9 апреля чикагский банкир Чарлз Дауэс в письме на имя Барту изложил свое видение решения проблемы. Пуанкаре хотел отклонить американский план, исключительно выгодный для Германии, методом внесения поправок. Однако Барту занял, как он сам писал, более «политическую» позицию, склоняясь к принятию предложенного плана, получившего поддержку англичан.

Барту подчеркивал, что в сложившейся политической ситуации одной из важных задач французской дипломатии является опровержение «распространенной клеветы», что Франция, оккупируя Рур, якобы стремится к «аннексии» германских территорий. Барту своей позицией стремился показать, что согласием на принятие плана Дауэса, как писал он сам, «ни права Франции, ни права ее правительства не были принесены в жертву».

15 января 1930 года его постиг тяжелый удар: скончалась мадам Барту. После потери жены Барту совершил поездку в Норвегию, побывал в Швейцарии, в Альпах.

На рубеже 1920-1930-х годов укрепились связи Барту с руководящими военными кругами Третьей республики. Этому способствовало его пребывание на посту военного министра в кабинете «большого меньшинства», сформированном 13 декабря 1930 года сенатором правой ориентации Стейгом.

8 февраля 1934 года Барту получил портфель министра иностранных дел в «правительстве национального единства». Цель, которую поставил новый глава Кэ д'Орсэ, заключалась в том, чтобы обеспечить международный мир на основе сложившегося после Первой мировой войны в Европе положения, путем укрепления позиций Франции в отношении Германии. Барту решительно отклонил давление британской дипломатии, добивавшейся «компромисса» с Германией ценой французских уступок. Глава Кэ д'Орсэ известил председателя женевской Конференции по разоружению британца Гендерсо-на о непризнании за Германией «равенства» в вооружениях. Бескомпромиссное определение французской позиции в отношении гитлеровского реваншизма, с точки зрения Барту, предполагало укрепление всей договорной системы, на которую опиралась политика Третьей республики в Европе как на западе, так и на востоке, прежде всего «тыловых союзов».

В апреле 1934 года Барту выехал в Варшаву и Прагу. То была своего рода инспекционная поездка, проверка состояния важнейших «тыловых союзов» Третьей республики.

По возвращении министр иностранных дел Франции предложил советским дипломатам вариант проекта «Восточного Локарно» (или «Восточного пакта»). Этот проект сводился к распространению на Восточную Европу тех «гарантийных принципов», которые составляли международно-правовой механизм разработанного в Локарно в октябре 1925 года Рейнского пакта.

В феврале 1934 года образовалась Балканская Антанта в составе Югославии, Румынии, Греции и Турции, тяготевшая к Франции. Отправившись с визитом в Бухарест и Белград, Барту стремился укрепить французское влияние в этих странах, вовлечь, как он говорил, «во французскую орбиту» тех политиков, которые проявили колебания в выборе внешнеполитического курса.

К 27 июня 1934 года французский МИД подготовил развернутый проект «Восточного пакта». Проект предполагал заключение двух связанных в единую систему коллективной безопасности договоров: «Восточного пакта» о взаимопомощи между СССР, Германией, Польшей, Чехословакией, странами Прибалтики и франко-советского договора, по которому Франция брала на себя обязательства по «Восточному пакту», как если бы она была его участницей, а СССР в отношении Франции брал обязательства, как если бы он был участником Локарнских соглашений 1925 года. В качестве условия подписания этих пактов предполагалось вступление СССР в Лигу Наций. В начале июля французский проект был представлен для ознакомления правительствам СССР, Англии, Польши, Чехословакии, Италии, Германии. НКИД СССР согласился принять этот проект за основу для дальнейших переговоров. Советская дипломатия настойчиво советовала Барту оказать давление на Польшу, позиция которой становилась главным препятствием для заключения соглашения.

Мощным средством воздействия на Польшу Барту считал достижение франко-британского единства в подходе к проблемам «Восточного пакта». В переговорах с британскими руководителями он соблюдал дипломатический такт, но в то же время действовал энергично. Барту заявил, что «Восточный пакт» не является «исключительно франко-русской комбинацией», но вместе с тем отметил, что в случае его провала «не исключен двусторонний франко-советский союз». Подобная альтернатива стала решающим аргументом.

Согласившись поддержать проект «Восточного пакта», британское правительство настаивало на участии в нем Германии на базе признания за ней «равенства прав в вооружениях». Барту не устраивал такой «баланс». Он сразу понял, что британская дипломатия пытается связать заключение «Восточного пакта» с «послаблением в пользу Германии в вопросе о довооружении», и «категорически возражал» против такой связи.

В итоговом коммюнике франко-английское разногласие по вопросу о ремилитаризации Германии было затушевано. 12 июля британский МИД через послов Англии в Риме, Берлине и Варшаве сообщил о своей поддержке французского проекта «Восточного пакта».

Барту добился также поддержания вступления СССР в Лигу Наций со стороны Англии, Чехословакии, Румынии, Югославии и ряда других стран. 15 сентября СССР получил приглашение вступить в Лигу Наций, подписанное представителями 30 государств. Луи Барту считал это большим успехом своей дипломатической деятельности. Он полагал, что тем самым сделан важный шаг на пути налаживания франко-советского сотрудничества и укрепления «тыловых союзов». «Моя главная задача достигнута, - говорил Барту, - правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

Дипломатия Муссолини не исключала поисков временных и частичных соглашений с Францией. Эти поиски усилились с весны 1933 года по мере выявления и обострения итало-германских противоречий. Основным в расчетах Барту, нацеленных на вовлечение Италии в орбиту французской политики, стал план создания договорного комплекса, призванного охватить Балканы и Средиземноморье и который французский МИД именовал Средиземноморской Антантой. Учитывая то, что 2 сентября 1933 года в Риме был подписан Договор о дружбе, ненападении и нейтралитете между СССР и Италией, Барту надеялся в будущем перебросить дипломатический мост между Средиземноморской Антантой и «Восточным пактом».

К концу сентября Барту подготовил проект комплексного договора, по которому Франция, Италия и страны Малой Антанты - Югославия, Чехословакия и Румыния должны были коллективно гарантировать независимость Австрии. Участие в соглашении стран Малой Антанты должно было парализовать расчеты Муссолини на реставрацию монархии австрийских Габсбургов. Проектируемое соглашение стало бы дипломатическим мостом между Балканской Антантой и участниками «Римских протоколов». Вместе с тем через посредство Чехословакии и Румынии эта задуманная Барту договорная «гарантийная» комбинация связывалась с «Восточным пактом», становясь звеном системы европейской коллективной безопасности.

Важная роль в реализации замысла Барту отводилась визиту югославского короля Александра I Карагеоргиевича в Париж. «Барту должен был убедить югославского короля в необходимости переговоров с Италией», - записал 9 октября в дневнике П. Алоизи. Посольство США в Берлине оказалось лучше осведомленным. «Визит короля имел целью создать коалицию Франции, Италии и Югославии против Германии и Польши». «На этот раз, - говорил Барту в беседе с журналисткой Ж. Табуи за день до прибытия югославского короля во Францию, - я действительно сделаю кое-что для моей страны. Этот визит Александра будет иметь важное значение и позволит мне поехать затем в Рим, имея уверенность в успехе».

9 октября 1934 года Барту встретил короля в Старом порту Марселя. Кортеж уже достиг площади Биржи, когда королевская машина была обстреляна террористом. Александр I Карагеоргиевич был убит. Барту получил тяжелое ранение и скончался в тот же день. Террористический акт против короля и Барту был подготовлен при активном участии Г. Геринга. План операции известен под названием «Тевтонский меч».

13 октября Париж проводил Луи Барту в последний путь на кладбище Пер-Лашез. По словам Эдуарда Эррио, Барту «умел быть любезным даже во время полемики и был блестящим образцом изысканной учтивости своей нации».


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить