Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Дипломаты. Роберт Артур Толбот Солсбери (1830-1903)

Дипломаты. Роберт Артур Толбот Солсбери (1830-1903)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Дипломаты. Роберт Артур Толбот Солсбери (1830-1903)


Маркиз, британский государственный деятель и дипломат. Министрпо делам Индии (1866-1867 и 1874-1878). Участвовал в работе Константинопольской конференции (1876-1877). Министр иностранных дел Великобритании (1878-1880). Премьер-министр (1885-1886, 1886-1892 и 1895-1902), одновременно министр иностранных дел Великобритании (1895-1900). Приверженец политики «блестящей изоляции».

Роберт Артур Толбот Сесил, третий сын маркиза Солсбери, родился в поместье Хэтфилд в Хертфордшире 3 февраля 1830 года. Роберт рос болезненным ребенком. Окончив школу, он поступил в колледж Итона (1843), где увлекся теологией, историей, иностранными языками. Но сверстники часто унижали Роберта, поэтому отец забрал его из колледжа, и Сесил обучался дома. В январе 1848 года Роберт поступил в Оксфордский университет, где стал приверженцем тори.

В 1851-1853 годах по настоянию врачей Сесил совершил длительное путешествие. Он побывал в Южной Африке, Австралии и Новой Зеландии. По возвращении домой глава другой ветви рода Сесилов маркиз Эксетер предложил Роберту баллотироваться в палату общин от его «карманного местечка» Стэмфорда. Выборы были чистой формальностью, и уже в апреле 1854 года состоялся парламентский дебют Сесила, когда он раскритиковал университетскую реформу, предлагавшуюся либералами. Эту речь высоко оценили Дизраэли и Гладстон.

Рано потеряв мать, Роберт никогда не был близок с отцом. Окончательный разрыв между ними наступил в 1857 году, когда Роберт, невзирая на возражения отца, женился на Джорджине Алдерсон, старшей дочери нор-фолкского судьи. Вплоть до смерти в 1899 году жена была самым надежным его «советником и доверенным лицом». Однако разрыв с отцом отразился на финансовом положении молодой семьи. Сесил обратился к журналистике как к источнику дополнительных доходов.

В июне 1866 года граф Дерби сформировал правительство консервативного меньшинства. Сесил, теперь уже лорд Крэнборн (титул перешел к нему после смерти старшего брата в июне 1865 года), занял в кабинете пост министра по делам Индии.

После смерти отца (1868) Роберт, унаследовав поместья и титул, стал третьим маркизом Солсбери. Хэтфилд было первым имением в Англии, где провели электрическое освещение, и одним из первых, где установили телефоны. К давним увлечениям маркиза - ботанике и фотографии - добавились химия, спектрография, магнетизм; иногда он играл на бильярде и в теннис.

7 мая 1868 года Солсбери стал пэром. В первой речи в палате лордов он выступил против планов Гладстона ликвидировать господство англиканской церкви в Ирландии.

Жизнь Солсбери круто изменилась в 1874 году, когда на выборах консерваторы одержали победу. Дизраэли стал премьер-министром, а Сесил вновь возглавил Индиа оффис.

С 1875 года внимание европейской дипломатии было приковано к Балканскому кризису. Осенью 1876 года Солсбери принимает участие в Константинопольской конференции. В отличие от Дизраэли, он считал, что не следует углублять конфронтацию с Россией, ибо видел в ней противовес растущему сопернику Англии в Европе - Германии. Однако попытки умеренной группировки в лице Дерби и Солсбери договориться с Россией потерпели неудачу. Второй посол Эллиот, выполняя указание Дизраэли, всячески поощрял турок. 20 января 1877 года султан формально отверг проект реформ, после чего представители держав покинули турецкую столицу.

28 марта 1878 года Солсбери получил портфель министра иностранных дел. В нем видели преемника лорда Биконсфилда. Сам Дизраэли говорил, что Солсбери - «это единственный по-настоящему смелый человек, с которым ему когда-либо суждено было работать».

В мае- июне 1878 года Солсбери готовился к конгрессу в Берлине. 30 мая было заключено секретное англо-русское соглашение. Русские согласились отказаться от Большой Болгарии. 4 июня была подписана конвенция с Турцией, по которой Англия давала гарантию против нападения России на Азиатскую Турцию и получала взамен остров Кипр. Наконец 6 июня между Англией и Австро-Венгрией было достигнуто соглашение о координации действий на конгрессе. Солсбери поддержал притязания Габсбургской мо нархии на Боснию и Герцеговину, Австро-Венгрия согласилась на раздел Болгарии. Эта серия соглашений, обеспечившая относительно спокойную атмосферу в Берлине, была весьма удачным дебютом Солсбери в роли министра иностранных дел.

На Берлинском конгрессе Дизраэли поручил Солсбери уточнить и согласовать все детали. Конгресс завершил работу 13 июля, а двумя днями позже британские уполномоченные прибыли в Лондон, восторженно ветреченные толпами джингоистов. Успех был явным: Россия связана, Австро-Венгрия превращена в союзника, Турция восстановлена и ее существование гарантировано, Великобритания получила Кипр. Королева удостоила министра иностранных дел ордена Подвязки.

После победы либералов кабинет министров снова возглавил Гладстон. В апреле 1881 года скончался давно болевший Дизраэли. Солсбери стал лидером консерваторов в палате лордов.

Весной 1885 года Солсбери сформировал правительство меньшинства, причем пошел на беспрецедентный шаг - оставил за собой портфель министра иностранных дел. Солсбери признавался Карнарвону, что «испытывает отвращение» к функциям премьер-министра, но «любит Форин оффис».

Летом и осенью 1885 года Солсбери пытался привлечь на свою сторону Бисмарка. Англичане просили посредничества Германии в разрешении среднеазиатского пограничного конфликта и предлагали совместно гарантировать территориальную целостность Ирана. Бисмарк не принял эти предложения. Впрочем, вскоре необходимость в его посредничестве отпала, так как в начале сентября был подписан англо-русский протокол о границе. Одновременно Солсбери пытался добиться улучшения отношений с Францией и Турцией.

В 1885 году Восточная Румелия воссоединилась с Болгарским княжеством. Принимая во внимание заявление болгарского князя Баттенберга о своей независимости от России, Солсбери выступил в роли поборника прав болгарского народа. Он требовал узаконить воссоединение страны личной унией в лице Баттенберга. Этой цели была подчинена деятельность английской дипломатии на конференции держав в Стамбуле.

В январе 1886 года тори ушли в отставку, но уже в июле 1886 года Солсбери вновь возглавил кабинет министров.

Англичане нуждались в дипломатической поддержке против французов как в Египте, так и в Марокко. 17 января 1887 года Солсбери заявил итальянскому послу, что он хотел бы сделать отношения «более тесными и полезными». Итальянцы хотели заключить конкретное соглашение со взаимными обязательствами о поддержании status quo в Средиземноморье. Солсбери не собирался заходить так далеко. В результате англо-итальянское соглашение от 12 февраля 1887 года было настолько расплывчатым, насколько Солсбери удалось это сделать. Туманные фразы должны были помочь избежать разоблачений в палате общин. Солсбери писал Виктории: «Это настолько близко к союзу, насколько позволит парламентский характер наших институтов».

Соглашения Англии и Германии с Италией гарантировали status quo в Средиземноморье против Франции; но существовала еще угроза со стороны России. 19 февраля Солсбери предложил Австро-Венгрии «примкнуть» к англо-итальянскому соглашению. Однако, как и в случае с Италией, в нотах, которыми английское и австрийское правительства обменялись 24 марта 1887 года, говорилось только о дипломатическом сотрудничестве и не содержалось никаких обязательств. Для Солсбери островное положение Англии означало, что идеальной политикой была бы активность на морских просторах и отсутствие прочных и обязывающих связей с континентальными державами. «Мы рыбы», - как-то заявил он.

Тем не менее ноты от февраля и марта 1887 года создали первую Средиземноморскую антанту трех держав, защищавшую английские интересы в Египте, итальянские интересы в Триполи и интересы всех трех держав в Стамбуле.

Солсбери объяснил королеве Виктории, что Средиземноморское соглашение - лучшее средство предотвратить образование континентального союза, который угрожал бы разделом Британской империи. Практической же целью Солсбери было заручиться дипломатической поддержкой Центральных держав в египетском вопросе, и поскольку он не мог заключить с Германией непосредственного соглашения, ему приходилось довольствоваться косвенным союзом через двух ее партнеров. Дипломатическое сотрудничество, не подкрепленное обязательством действовать, было большим успехом английской политики. Отныне французам в Египте противостояло твердое большинство.

Тем временем Бисмарк, заключив «перестраховочный» договор с Россией, начал оказывать давление на Англию, настаивая на подписании нового англо-итало-австрийского соглашения, с гораздо более определенными договорными обязательствами. Бисмарк не исключал, что Россия вмешается в балканские события, и надеялся втянуть в конфликт англичан. Солсбери разгадал игру канцлера: «Если ему удастся затеять маленькую приятную драку между ней (Россией) и тремя державами, он будет иметь удовольствие сделать Францию безвредным соседом в будущем». Но необходимость опираться на помощь держав Антанты против России на Балканах и в Турции и против Франции в Африке не позволяла Солсбери с ходу отвергнуть эти авансы. Он потребовал, чтобы Германия официально известила о своей поддержке нового соглашения трех держав. Бисмарк охотно дал такое заверение.

12 декабря Солсбери заключил новое соглашение с Италией и Австро-Венгрией. Три державы объединились, чтобы поддерживать мир и status quo на Ближнем Востоке, или, конкретнее, свободу Проливов, власть Турции в Малой Азии и ее сюзеренитет в Болгарии. Второе Средиземноморское соглашение, подобно первому, сохранялось в тайне. Солсбери скептически оценивал новый Тройственный союз: «Это - все равно что подложить грубое сито под тонкое», - писал он и добавлял, что «соглашение не гарантирует ничего сверх того, что было обеспечено ранее другими договорами».

Все больше внимания отнимали у Солсбери колониальные проблемы. «Когда я покинул Форин оффис в 1880 году, - говорил он, - никто не думал об Африке. Когда я вернулся туда в 1885 году, нации Европы почти ссорились друг с другом из-за различных ее кусков». Впрочем, борьба за Восточную Африку была тесно связана с проблемой Египта. К лету 1889 года Солсбери окончательно взял на вооружение доктрину «Египет есть Нил, а Нил есть Египет», означавшую твердое намерение распространить британское господство по всей долине Нила.

В январе 1889 года Бисмарк предложил Англии заключить формальный союз. Солсбери ответил вежливым отказом. Тогда Бисмарк прибег к тактике колониальных «щипков»: в последующие месяцы немцы укрепляют свои позиции на Занзибаре и Сомалийском побережье, проникают в сердце Африки - Уганду. Но в 1890 году Солсбери переходит в контрнаступление. Используя ухудшение русско-германских отношений после отставки Бисмарка и притязания Германии на остров Гельголанд, он добивается соглашения, которое можно считать триумфом британской дипломатии. 1 июля Германия признала английский протекторат над Занзибаром и отказалась в пользу Англии от притязаний на Кению, Уганду и территории в верховьях Нила. Было четко зафиксировано, что английская сфера простирается от озера Виктория до «рубежей Египта», а на запад - до водораздела Нила и Конго.

24 марта и 15 апреля 1891 года были подписаны англо-итальянские протоколы о разграничении сфер влияния в Восточной Африке. Подписание этих протоколов принесло Англии двоякую выгоду. Во-первых, пресекались попытки итальянского внедрения в долину Нила. Во-вторых, в Лондоне рассчитывали, что итальянцы установят контроль над Эфиопией и прикроют Нил с востока от возможной экспансии французов. Таким образом, в течение 1890-1891 годов дипломатия Солсбери временно обеспечила безопасность долины Нила с юга и востока.

В августе 1892 года консерваторы передали власть либералам. Солсбери в письме новому главе Форин оффис графу Розбери сделал обзор дипломатического положения Англии. «Ключом нынешней ситуации в Европе является наша позиция по отношению к Италии, а через Италию и к Тройственному союзу... я всегда делал все, что мог, чтобы продемонстрировать нашу дружественность к Италии».

После выборов 1892 года Солсбери охотно ушел в отставку, так как очень устал за шесть лет непрерывной напряженной деятельности в двух амплуа.

О последних двадцати-тридцати годах XIX столетия принято говорить как о периоде «блестящей изоляции» в английской внешней политике; но это верно лишь отчасти. Солсбери, которому принадлежит выражение «блестящая изоляция», употребил его для описания недостижимого для Англии положения: только если бы англичане жили в условиях «блестящей изоляции», они могли бы основывать свою политику на принципах морали.

Летом 1895 года либералы подали в отставку. Солсбери вновь стал премьер-министром. В отношениях с Францией он по-прежнему ублажал французов за Египет небольшими уступками в других спорных зонах (соглашение о нейтрализации Сиама, признание Лаоса французской сферой влияния). В экваториальной Африке, однако, с Францией назревал новый конфликт. Считая главным обосноваться в Судане, Солсбери готов был проявить умеренность в вопросе о разграничении в бассейне Нигера. Однако министр колоний Чемберлен собирался даже пригрозить французам войной. Англо-французское соглашение 14 июня 1898 года учитывало почти все пожелания группировки Чемберлена. Обеспечивалось британское господство на судоходной части Нигера, пресекалось французское проникновение в Северную Нигерию - наиболее перспективную для колониалистов зону Западного Судана.

В начале 1898 года Солсбери предложил России разделить Китай и Турцию на сферы влияния при номинальном сохранении территориальной целостности и независимости обеих империй. Однако Петербург предпочел овладеть Порт-Артуром и таким образом укрепить свои позиции на Дальнем Востоке.

Чемберлен требовал решительных контрдействий. Однако Солсбери, опасаясь войны на два фронта, признал занятие Порт-Артура Россией. Войны удалось избежать, но это отступление многие расценили как личное поражение Солсбери.

Ему удалось вновь поднять свой авторитет твердым поведением во время Фашодского кризиса в отношениях с Францией, произошедшего в конце 1898 года. Париж принужден был отказаться от всяких претензий на верхний Нил.

Солсбери все чаще уступал напористым сторонникам «нового курса». Прежняя политика балансирования между группировками континентальных держав оказывалась неэффективной. В большинстве случаев курс Солсбери сводился к цепочке отдельных соглашений с той или иной державой по конкретным вопросам. Проницательный современник усматривал в нем компромисс между «старым принципом избегать связывающих союзов... и превалирующей тенденцией к великим союзам».

В октябре 1899 года умерла леди Солсбери. Ее смерть явилась тяжелейшим ударом для мужа, он стал еще более замкнутым, безразличным даже к проблемам внешней политики.

В начале сентября 1900 года в обстановке патриотического подъема, связанного с англо-бурской войной, Солсбери распустил парламент и провел новые выборы, которые практически сохранили прежнюю расстановку сил в парламенте. По настоянию семьи и врачей он уступил Форин оффис Лэнсдауну. Его здоровье продолжало ухудшаться, прогрессировала близорукость, которая и ранее часто ставила его в смешное положение. Однажды он долгое время оживленно обсуждал военные проблемы с одним из пэров, пребывая в полной уверенности, что беседует с фельдмаршалом Робертсом.

Лишь изредка премьер вмешивался в дела мировой политики. Так было, например, в мае 1901 года, когда Лэнсдаун начал склоняться к союзу с Германией. В особом меморандуме Солсбери подчеркивал: «Обязательство защищать германские и австрийские границы против России тяжелее, чем обязательство защищать Британские острова против Франции». Солсбери напоминал, что лишь во времена Наполеона I Англия оказалась в непосредственной опасности, и продолжал: «Поэтому мы не можем судить, содержит ли в себе «изоляция», от которой мы, как предполагается, страдаем, какие-либо элементы опасности. Едва ли было бы мудрым взять на себя новые и обременительнейшие обязательства, чтобы защищаться от опасности, в существовании которой у нас нет исторического основания верить». В результате англо-германские переговоры в очередной раз закончились ничем.

В начале июля 1902 года последовала отставка Солсбери, а спустя год с небольшим, 22 августа 1903 года, он скончался в Хэтфилде.

Солсбери был премьером трижды, в общей сложности более 13 лет. Примерно столько же времени он руководил Министерством иностранных дел. При нем Британская империя достигла апогея своего могущества - Англия при завершении раздела мира захватила территорию площадью более 2678000 квадратных миль с населением свыше 44420000 человек. В то же время при Солсбери лондонская дипломатия предпринимала усилия, чтобы Англия не втянулась в европейскую войну. Однажды Солсбери сказал: «В успехах дипломата нет ничего драматического. Его победы складываются из серии микроскопических преимуществ: из толкового предложения здесь, из своевременной вежливости там, из разумной уступки в один момент и дальновидного упорства в другой; из постоянного такта, непоколебимого хладнокровия и терпения, которые никакая глупость, никакие грубости не могут поколебать!»


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить