Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Дипломаты. Уильям Питт младший (1759-1806)

Дипломаты. Уильям Питт младший (1759-1806)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Дипломаты. Уильям Питт младший (1759-1806)


Британский государственный и политический деятель, дипломат. Премьер-министр Великобритании (1783-1807 и в 1804-1806). Подписал Версальский мирный договор (1783) с США, заключил торговый договор с Францией (1786). После Французской революции (1789) был одним из организаторов дипломатической изоляция Франции и войны против нее.

Наиболее значительную роль в европейской политике в конце XVIII века играли две самые мощные державы - Англия и Россия.

В Англии руководителем внешней политики с декабря 1783 года был Уильям Питт Младший, сын лорда Чатама, знаменитого министра из партии вигов во времена Семилетней войны.

Уильям Питт Младший родился 28 мая 1759 года в Хэйесе, графство Кент. Его мать, леди Хестер Гренвилл, приходилась сестрой Джорджу Гренвиллу, возглавлявшему правительство Англии с 1763 по 1765 год. Из-за слабого здоровья начальное образование Уильям получил дома. Обладая несомненным талантом, он учился легко и был развит не по годам. В 14 лет Питт поступил в знаменитый Пембрук Холл в Кембридже. Во время учебы в университете он познакомился с только что вышедшей книгой экономиста Адама Смита и стал горячим сторонником его теории. По древней фамильной традиции, насчитывающей не

менее 300 лет, Питт стал юристом в Лондоне (1780). Благодаря своим выдающимся способностям, а также обширным связям и влиянию семьи Уильям, едва достигнув совершеннолетия, был избран одним из «гнилых местечек» в палату общин английского парламента. Первая же его речь, произнесенная в защиту «билля об экономической реформе» Борка, выдвинула Питта в ряды лучших ораторов палаты. Питт Младший примкнул к группе, которой руководил лорд Шельборн (Лансдаун). Уильям был сторонником парламентской реформы, проект которой дважды, правда, без успеха, вносил в парламент, сначала в качестве депутата (1782), потом министра (1785), - эмансипации католиков, свободы печати.

В отличие от Питта Старшего он не испытывал слепой ненависти к Франции, чем вызвал упреки в измене памяти отца. В ответ Уильям заявил, что, по его мнению, «было бы глупо и наивно считать, что одна нация всегда может быть извечным врагом другой».

В 1782 году Рокингэм предложил Питту должность вице-казначея Ирландии, с которой отец Уильяма начинал свою карьеру; но Питт Младший от этого предложения отказался, посчитав его для себя унизительным. В том же году он стал канцлером казначейства в министерстве лорда Шелборна. В феврале 1783 года кабинет был распущен. Питт также ушел в отставку, но уже в декабре, после неудачной и непродолжительной деятельности коалиции Фокса и Норта, сформировал свой кабинет. Новоиспеченному премьер-министру было всего 24 года!

Он находился на вершине популярности. Как и его отец, Питт Младший опирался на поддержку общественности. Король же относился к нему прохладно.

Питт поставил себе задачу вывести Англию из того кризиса, в котором она оказалась после войны с американцами. В1784 году он провел билль об управлении Индией, дела которой были поставлены под контроль правительства.

Избирательная реформа, задуманная Питтом, провалилась, но ему удалось устранить самые вопиющие недостатки старого порядка; его кабинет первым отказался от системы подкупов.

Питт твердо и решительно определил основную линию внешней политики - выйти из состояния политической изоляции. Главным противником Питт считал Францию, и, чтобы угрожать ей, надо было сблизиться с какой-нибудь из сильных держав на европейском материке. Прежде всего он обратился с предложением о союзе к Екатерине II. Питт хотел опередить Францию и заранее вступить в соглашение с Екатериной. Он также рассчитывал, что, связав Россию союзом, ему легче будет влиять на ее политику против Турции. Однако, предлагая союз Екатерине, британский премьер не пожелал распространять свои союзные обязательства на случай русско-турецкой войны, что обесценивало его предложения в глазах Екатерины, желавшей найти союзника именно против турок. Поэтому императрица отказала ему в союзе.

Потерпев неудачу в Петербурге, Питт решил вернуться к союзу с Пруссией. Здесь он имел успех. В 1786 году с Пруссией был подписан союзный договор, направленный против Франции и России. Создание англо-прусской лиги было крупным успехом дипломатии накануне французской революции 1789 года.

Политика Питта в отношении союзников заключалась в том, чтобы брать от них все, что возможно, давая в обмен возможно меньше. С противниками Питт тем более не стеснялся в выборе средств - провокации, шантаж, подкупы и вмешательство во внутренние дела других стран для осуществления своих целей были для него делом обычным. Против России Питт старался использовать Турцию и Швецию. Не без влияния его советов в 1787 году войну с Россией начал султан, а в 1788 году шведский король Густав III.

В 1787 году Питт заключил с Францией очень выгодный для Англии торговый договор, игнорируя протесты парламентской оппозиции, выступавшей против всяких компромиссов с таким заклятым и «наследственным» врагом Англии, как Франция. В силу этого договора для подданных обеих стран был введен свободный проезд из одной страны в другую, устранены некоторые торговые ограничения и уменьшены таможенные пошлины.

Питт считал, что никогда нельзя поддаваться страстям, чувству мести или гнева при определении своих врагов и друзей. Разумная политика, по его мнению, должна учитывать изменение обстоятельств. Дипломат должен защищать выгоды своего государства, не поддаваясь влиянию чувств и руководствуясь только расчетом.

Заключение торгового договора не мешало Питту везде, где возможно, подрывать французское влияние. Он подготовил низвержение в Голландии правительства «патриотов», которое заключило с Францией союз. Именно Питт склонил Пруссию к контрреволюционной интервенции в Голландии и восстановлению реакционного правления штатгальтера. Более всего он боялся, как бы Франция не завладела важными голландскими колониями - островом Цейлон и Капскою землей - и сам рассчитывал в будущем захватить эти важные пункты на морском пути в Индию.

Британская дипломатия повсюду в Европе старалась усилить свое влияние. Летом 1790 года прусский министр иностранных дел Герцберг решил заставить Австрию выйти из войны с Турцией и уступить полякам Галицию. Он надеялся добиться этого при помощи Англии. В крайнем случае Герцберг готов был пойти и на войну против Австрии.

Король Австрии Леопольд II не имел никакого желания уступать Галицию и отказываться от завоеваний в Турции. Император со своей стороны тоже готовился к войне с Пруссией и надеялся, что Англия окажется на его стороне, как держава, заинтересованная в подавлении бельгийской революции. Обе стороны стянули армии к своим границам.

Герцберг уже понял, что в Европе главенствует Пруссия, а Англия помогает ей как верный союзник.

Английские дипломаты действительно делали вид, что одобряют планы Пруссии. Герцберг не понимал, что это была лишь игра, нужная Питту, пока не исчезла угроза войны Англии с Испанией из-за земель на Тихоокеанском побережье Америки. Он не подозревал и того, что одновременно Англия признала за Леопольдом II право на присоединение части турецкой Сербии, полагая, что «турки должны заплатить за разбитые горшки», как выразился в Вене английский посол об убытках Австрии от войны. В Вене Питт через своих агентов утверждал то, что он отрицал в Берлине, и наоборот. Ничего не подозревавший Герцберг пригласил дипломатов на конференцию в силезской деревне Рейхенбах, в военном лагере, вблизи главных сил прусской армии, сосредоточенных для нападения на Австрию. Но Питт в это время уже готовил тяжелый удар для своего союзника- Пруссии. Он вовсе не хотел тратить английские субсидии на поддержку Пруссии в войне с Австрией за прусские интересы и не намеревался отдавать Австрию на съедение пруссакам, хотя ему и хотелось оторвать ее от союза с Россией и помешать завоевательным стремлениям на Востоке. Питт видел, что в 1790 году, при приблизительном равенстве сил Пруссии и Австрии, не Пруссия, а Англия стала вершительницей судеб европейского равновесия.

Во Франции все внимание было поглощено внутренней борьбой. Россия вела войну с двумя противниками - на севере и юге. Питт это учитывал: он знал, что теперь вместо этих двух держав решать споры Австрии и Пруссии будет Англия. В его планы не входило, чтобы Пруссия усиливалась на Балтийском море за счет Польши.

Прусский король, в последний момент почуяв недоброе, попытался под разными предлогами не пропустить английского и голландского послов в Рейхенбах, задержав их у Бреславля. Но после решительных протестов послы все же появились на конференции. Здесь карты Питта были открыты, и ослеплению Герцберга наступил конец. Отчасти обманутым оказался и император Леопольд II: если ранее британские дипломаты оставляли ему надежду на передачу Австрии некоторых пограничных турецких крепостей, то в Рейхенбахе от него потребовали заключения мира с Турцией на основе восстановления строгого status quo, то есть прежних границ.

К началу конференции в Рейхенбахе угроза войны с Испанией уже не стояла. Поэтому церемониться с пруссаками Питту было нечего; Англия и Голландия отказали Пруссии в военной поддержке против Австрии; они потребовали примирения обеих сторон на основе строгого status quo и соглашения их о подавлении бельгийской революции. Австрия должна была отказаться от завоеваний за счет Турции и выйти из войны с нею с пустыми руками; только при этом условии Англия, Голландия и Пруссия согласились помочь ей восстановить свою власть над Бельгией. Император Леопольд II был более равнодушен к восточной политике, чем его предшественник Иосиф II, и быстро согласился. Он был доволен возможностью вернуть себе хотя бы Бельгию. Зато австрийские дипломаты были вне себя от гнева, негодования и унижения.

По Рейхенбахским соглашениям, подписанным 27 июля 1790 года, Пруссия отказалась от плана Герцберга, а Австрия - от завоеваний за счет Турции. Австрия обязалась выйти из Восточной войны на основе status quo и не помогать больше России. Следствием этого соглашения были австро-турецкое перемирие (сентябрь 1790 года) и окончательный мир в Систове (август 1791 года) между Австрией и Турцией. Зато Англия и Пруссия обязались содействовать восстановлению австрийской власти над Бельгией. Это был полный триумф дипломатии Питта: предотвратив войну между закоренелыми вратами - Австрией и Пруссией, Питт содействовал их сближению для борьбы с влиянием французской революции в Европе; он сохранил и австрийскую Бельгию как буфер против революционной Франции.

После Рейхенбахских соглашений, уже в декабре 1790 года, австрийские войска заняли Брюссель и подавили революцию в Бельгии. В конце 1790 года конгресс представителей Англии, Австрии, Пруссии и Голландии, собравшийся в Гааге, окончательно признал и оформил восстановление власти Австрии над Бельгией.

В самом начале французской революции Питт надеялся, что она лишь ослабит главного противника и даже поможет Англии вытеснить отовсюду остатки французского влияния. К тому же в эти годы он был занят борьбой против России. В силу всего этого в первые годы революции британский премьер-министр воздерживался от вмешательства в собственно французские дела.

В дальнейшем, начиная с 1792-1793 годов, Питт стал главным вдохновителем и организатором коалиции против Франции.

Победоносное шествие революционных армий, энтузиазм встречавшего их населения, подъем революционного настроения в Англии и постоянный обмен приветственными адресами между французскими клубами и английскими демократами показали Питту, что нельзя надеяться на ослабление Франции и на разгром ее одними силами Австрии и Пруссии. Питт решил сам возглавить коалицию.

После казни Конвентом Людовика XVI (1793) французский поверенный в делах был немедленно выслан из Лондона. Жирондисты и Дантон, упоенные победами в Бельгии, смело решились на разрыв с Англией. Они считали себя достаточно сильными, чтобы попытаться взять реванш за недавние поражения монархической Франции в борьбе с английской гегемонией. Они еще верили в скорую победу английской парламентской оппозиции над Питтом. Французским войскам был отдан приказ вступить в пределы Голландии. 1 февраля 1794 года Конвент по докладу Бриссо объявил Англии войну.

Не имея значительной армии, Питт следовал старой английской традиции - покупать союзников на континенте. Он заключил договоры о совместных действиях с Россией, Пруссией, Сардинией и Неаполем, обязавшись выплачивать всем им крупные субсидии. Золото и флот Англии стали сильнейшим врагом французской революции. В марте 1794 года в коалицию входили Англия, Австрия, Пруссия, Россия, Испания, Голландия, некоторые германские княжества, Сардиния с Пьемонтом и Неаполь.

В 1796 году утомление от войны неимоверно возросло и в Англии и во Франции. Питту и Директории уже приходилось уверять население своих стран, что правительство желает мира. Осенью Питт послал в Париж лорда Малмсбери для мирных переговоров. Обе стороны прекрасно понимали, что переговоры не могут привести к соглашению. Они создавали проволочки, надеясь выиграть время для передышки и переложить ответственность за продолжение войны на своего противника. В декабре 1796 года Малмсбери ни с чем уехал в Лондон.

В 1798 году к власти во Франции пришел Наполеон Бонапарт. Он обратился к монархам Англии, Австрии и России с предложением как можно скорее прекратить военные действия, разумеется, на условиях сохранения за Францией всех ее завоеваний, то есть «естественных границ» - Бельгии, Голландии и левого берега Рейна.

Уильям Питт ответил на предложение Бонапарта знаменитой речью в палате общин. Он разгадал скрытое намерение еще больше разделить союзников по коалиции и словами Цицерона категорически отверг сделанные Англии мирные предложения: «Почему я снова отрицаю мир? Потому что он ненадежен и опасен, потому что он не может быть заключен». Австрия и Россия, со своей стороны, также не пожелали тогда принять протянутую Бонапартом руку. Питт возглавил новую коалицию против Франции (1799).

Война и связанное с ней брожение в самой Англии вызвали ряд реакционных мер. Билль против мятежных сборищ ограничил свободу публичных митингов; определения статута об измене были расширены; началось преследование свободной печати; проповеди некоторых священников-диссен-теров признавались мятежными. К этому добавились волнения в Ирландии, разразившиеся, наконец, восстанием в 1798 году.

Ирландцы не переставали бунтовать с начала 1790-х годов. Георг III, близкий к окончательному помешательству, продолжал усиливать англиканскую реакцию на острове, вопреки намерениям и желаниям Уильяма Питта. Премьер-министр знал, что французы вступили в переговоры с ирландскими патриотами, и их высадка в Ирландии угрожала безопасности английского королевства. В 1797 году в Ирландии начались вооруженные столкновения.

Питт подавил выступления с крайней суровостью, даже жестокостью. Он попытался создать свободу торговли между Англией и Ирландией, но договор с ней, одобренный английским парламентом, не прошел в ирландском. В ответ на это Питт, используя подкупы, добился унии Англии с Ирландией. Затем Питт задумал провести акт об уравнении католиков в политических правах с протестантами, но не нашел поддержки в общественном мнении.

Король Георг III ненавидел католиков и считал их врагами не только государственной религии, но и государственного устройства. В обеих английских палатах, особенно среди лордов, царили антикатолические настроения. Король заявил, что он скорее откажется от престола, нежели подпишет билль об эмансипации католиков.

К этому времени Питт уже около пяти раз заставлял английский парламент выделять королю деньги, на которые тот не имел прав, якобы для уплаты долгов, а на самом деле для королевских принцев, погрязших в кутежах и разврате. В 1801 году назрела необходимость в шестой раз просить для короля этих денег. Были и еще причины, коренившиеся уже в делах внешней политики, по которым Уильям Питт счел благоразумным на время уйти от власти. В марте 1801 года, когда он подал в отставку, дело шло к заключению мира с Наполеоном.

Историк Тарле замечает: «Питт владел политическим даром делать уступки, сохраняя свое достоинство; разъединять врагов, не показывая вида, что такова его главная цель; делать своими марионетками людей, прикидываясь ими побежденным; злодействовать чужими руками, сохраняя собственные в полной чистоплотности; наконец, никогда не смешивать капризов своего темперамента с требованиями поддерживаемого государственного принципа. Словом, у него были достаточные умственные способности, чтобы поступать так, как хотели, но не умели поступать многие другие».

Сразу же после ухода в отставку Питта - создателя второй антифранцузской коалиции - начались мирные англо-французские переговоры. Возглавивший новый британский кабинет Аддингтон заключил в марте 1802 года в Амьене мирный договор с Францией и ее союзниками - Испанией и Батавской республикой.

Вскоре амьенский мир был расторгнут (1803), и Наполеон начал деятельно готовиться к высадке на английские берега. Паника в Англии была так сильна, что без особых усилий оппозиции министерство Аддингтона пало, и Питт снова возглавил правительство (1804). Именно в это свое последнее пребывание у власти Питт и оказал неоценимую услугу своей родине, переложив путем ловких дипломатических маневров и денежных субсидий все бремя войны на плечи континентальных держав: пока Наполеон бил австрийцев и русских, разорял Австрию и расчленял Германию, Англия была в безопасности.

Разрыв дипломатических отношений между Россией и Францией и возвращение Питта Младшего на пост премьер-министра ускорили создание третьей коалиции европейских держав против наполеоновской Франции.

В 1804 году проводивший активную внешнюю политику Адександр I предложил Питту свой план достижения всеобщего мира. В нем, в частности, говорилось о необходимости введения в государствах конституционного правления. Реформированные государства откажутся от применения силы и все спорные вопросы между странами будет решать международный арбитраж.

«Питт очутился в том же положении относительно Александра, в каком примерно через сто пятьдесят лет оказался Черчилль по отношению к Сталину, - пишет Г. Киссинджер в книге «Дипломатия». - Питт отчаянно нуждался в русской поддержке против Наполеона, ибо не представлял себе, каким еще способом Наполеон может быть разбит. С другой стороны, он не более, чем позднее Черчилль, был заинтересован в том, чтобы одна гегемонистская страна сменила другую или чтобы Россия была наделена ролью арбитра Европы. Кроме всего прочего, врожденные британские предрассудки не позволили бы ни одному из премьер-министров навязать своей стране концепцию мира, основанного на политической и социальной реформах Европы. Ни одна из войн, которую вела Великобритания, не ставила перед собой подобной цели, ибо британский народ видел для себя угрозу не в социальных и политических переменах на континенте, а лишь в нарушении равновесия сил».

Для согласования с английским правительством основ будущей коалиции в сентябре 1804 года в Лондон был направлен личный представитель Александра I H.H. Новосильцев.

Британский кабинет ответил на предложения царя меморандумом, который и был передан в 1805 году Александру I. Рассматривая данный документ в свете последующей политики Англии в 1812-1813 годах и вплоть до Венского конгресса, можно получить представление о преемственности британской внешней политики.

«Не обращая внимания на призыв России к политической реформе в Европе, - продолжает Киссинджер, - он (Питт) остановился на равновесии сил, которое было бы обязательно для сохранения мира. Впервые со времени заключения полтора столетия назад Вестфальского мира ставился вопрос о генеральном переустройстве Европы. И впервые такого рода переустройство должно было безоговорочно базироваться на равновесии сил.

Главную причину нестабильности Питт видел в слабости Центральной Европы, что многократно искушало Францию совершать нападения и пытаться добиться собственного преобладания. (Он был слишком вежлив и слишком нуждался в русской помощи, чтобы подчеркнуть: Центральная Европа, имеющая силы противостоять французскому давлению, окажется в равной степени в состоянии разрушить русские экспансионистские устремления.) Европейское урегулирование следовало начать с отнятия у Франции всех ее послереволюционных завоеваний и восстановления по ходу дела независимости Нидерландов. Тем самым тактично, но твердо давалось понять, что принцип урегулирования европейских дел в наибольшей степени является заботой именно Великобритании».

Питт всячески избегал каких бы то ни было намеков на европейское правительство. Вместо этого он предложил, чтобы Англия, Пруссия, Австрия и Россия гарантировали новое территориальное устройство Европы, создав альянс против французской агрессии. Угроза, исходившая от Наполеона, заставила Питта признать то, что ранее столь решительно отвергалось его страной: необходимость постоянного участия в союзе на континенте.

Великие державы - участницы антифранцузской коалиции, Англия и Россия, еще в 1805 году интересовались переустройством Германии с точки зрения образования эффективного барьера против захватнической политики Франции. Создание в Германии оплота против французских завоевательных планов представлялось Питту делом первостепенной важности.

В меморандуме 1805 года, которым Питт и его кабинет пытались надолго определить задачи Великобритании в европейской политике, речь идет по существу именно о германской проблеме. В меморандуме ставится вопрос о том, как создать в Германии сильный оплот против французского проникновения. При этом английский кабинет хотел использовать германские государства как барьер не только против наполеоновской Франции, но и против Франции вообще, независимо от того, удастся или не удастся свергнуть Наполеона I и восстановить Бурбонов на французском престоле. Авторы британского меморандума (Питт и его сотрудники) не скрывали своего стремления так укрепить Пруссию и Австрию, чтобы они усилились не только на западе, но и на юге (например, Австрия в Италии), а также и на востоке (Пруссия в Прибалтике). В последнем случае авторы меморандума подчеркивают, что, если против такого усиления Пруссии будет возражать Россия, это можно будет обсудить особо.

В ходе переговоров между Питтом и Новосильцевым, состоявшихся в декабре 1804 года-январе 1805 года, было достигнуто согласие по всем основным вопросам и составлен проект союзного договора, который и был вручен от имени английского правительства русскому послу в Лондоне и английскому в Петербурге.

11 апреля 1805 года в Петербурге был подписан англо-русский союзный договор. Целями коалиции провозглашались полное освобождение от французских войск Италии, Ганновера, Северной Германии, Голландии и Швейцарии, возвращение Франции к границам, определяемым Рейном, Альпами и Пиренеями, восстановление в ней старых, монархических порядков.

Наполеон не стал дожидаться концентрации сил союзников, и 20 октября 1805 года его войска вынудили капитулировать австрийскую армию в Ульме, а в ноябре заняли Вену. 2 декабря около селения Аустерлиц в Моравии французские войска нанесли поражение соединенным армиям России и Австрии, заставив императора Франца немедленно просить о мире.

Победа Наполеона под Аустерлицем привела к тому, что Англия снова потеряла союзников на континенте. Даже одержанная ранее адмиралом Нельсоном победа над соединенным франко-испанским флотом под Трафальгаром (21 октября 1805 года), хотя и отводила от Англии угрозу французского десанта, ничего не меняла в общей картине сокрушительного разгрома третьей коалиции.

Уильям Питт не мог предвидеть такого страшного, такого полного разгрома коалиции, как тот, что произошел при Ульме и на полях Аустерлица, и неожиданность несчастья оказалась смертельным ударом для больного премьера.

Через семь недель после Аустерлицкого сражения, 23 января 1806 года, Уильям Питт скончался в возрасте 46 лет. Парламент похоронил его за общественный счет в Вестминстерском аббатстве и уплатил из государственной казны 40000 фунтов стерлингов его долгов.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить