Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Тираны и диктаторы. Николае Чаушеску (1918-1989)

Тираны и диктаторы. Николае Чаушеску (1918-1989)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тираны и диктаторы. Николае Чаушеску (1918-1989)


Президент Румынии с 1974 года, генеральный секретарь Румынской компартии с 1965 года. В 1967-1974 годах председатель Государственного совета. С 1955 года - в руководстве компартии. Свергнут в ходе народного восстания и расстрелян (1989).

Николае Чаушеску родился 26 января 1918 года в небольшом селе Скорничешти уезда Олт и был одним из десяти детей крестьянина Андруцэ. Семья жила бедно, однако отец сумел дать сыну начальное образование. Позднее Чаушеску так писал о своем детстве: «Будучи крестьянским сыном, я изведал гнет помещиков, а с одиннадцати лет и капиталистическую эксплуатацию». Видимо, в последнем случае он имел в виду свою работу подмастерьем в небольшой сапожной мастерской уже в Бухаресте, куда перебрался в поисках работы.

В 1933 году Николае был вовлечен в Коммунистический союз молодежи (КСМ), в том же году его приняли в члены коммунистической партии. Он не раз арестовывался, отбывал заключение в разных тюрьмах, в том числе в Дофтане, известной своими тяжелыми условиями.

Политические взгляды Чаушеску начали формироваться именно в те годы под влиянием товарищей по партии. Наибольшее влияние на него оказал «первый коммунист» страны Г. Георгиу-Деж, благоволивший к молодому коммунисту, что сказалось на дальнейшей судьбе Николае.

Многие румынские коммунисты, в том числе и Чаушеску, в годы войны сидели в концлагерях. Официальные биографы позже напишут, что молодой Чаушеску уже тогда был чуть ли не главной фигурой в революционном движении Румынии.

Быстрое продвижение Чаушеску начинается после 23 августа 1944 года: он - секретарь ЦК КСМ, член ЦК компартии, начальник Высшего политического управления армии и заместитель министра обороны, генерал. Движение к вершинам власти происходило на фоне крупных перемен в политической жизни страны. Покончив с режимом Антонеску, Румыния повернула оружие против Германии и сражалась до полной победы над фашизмом вместе с Советской Армией.

30 декабря 1947 года монархия была низложена, а страна провозглашена народной республикой. Компартия, сосредоточившая власть в своих руках, объявила о строительстве в стране социалистического общества.

Работая в армейских политорганах, а затем секретарем ЦК РКП, Чаушеску стал проявлять одну из своих самых отрицательных черт - жестокость, нетерпимость к инакомыслию, решимость любыми средствами добиваться повиновения и исполнения его приказов. Он не колебался, когда отдал приказ стрелять в крестьян одного села в уезде Дымбовица, выступивших против насильственной коллективизации.

Утверждение Георгиу-Дежа в качестве главного партийного руководителя в итоге привело к тому, что основным критерием кадровой политики стал принцип старой связи по подполью и личной преданности. На этой основе укрепились позиции Чаушеску, Маурера, Дрэгича.

Линия руководителей РКП на отход от Советского Союза, их особые взгляды на политические и экономические отношения в рамках СЭВ и Организации Варшавского Договора стали проявляться лишь после того, как в стране была создана прочная экономическая база, утвердилась монополия компартии в обществе, а советские войска к осени 1958 года были выведены с территории Румынии. Подчеркнутое стремление Румынии к «независимости» и «самостоятельности» проявилось на фоне успехов, достигнутых в экономическом развитии страны. Из отсталой аграрной она превратилась в индустриально-аграрную страну.

В апреле 1964 года руководство РКП открыто изложило свой «особый» курс в заявлении пленума ЦК компартии «О позиции РКП по вопросам международного коммунистического движения». К этому времени в руководстве партией и страной при молчаливом согласии Георгиу-Дежа довольно прочно укрепилась группа националистически настроенных деятелей во главе с Чаушеску и Маурером. Особую роль в сплочении этой группы сыграл Чаушеску. Все его шаги к утверждению своей личности в качестве преемника Дежа (о его болезни было известно уже с 1961 года) представляли собой настойчивую борьбу, которая выглядела как защита Дежа от «нападок» Хрущева или как действия волевого человека, отстаивавшего интересы страны в условиях усилившегося нажима на Румынию со стороны СССР и других социалистических стран, якобы пытавшихся удержать ее на положении аграрно-сырьевого придатка в рамках СЭВ. В это поверили многие румыны, что вызвало у них негативную и болезненную реакцию. Западная пропаганда восхваляла процессы так называемого «национального возрождения» и «дерусификации» в Румынии. Чаушеску широко использовал свое положение секретаря ЦК по организационным вопросам для того, чтобы расставить своих сторонников в партийном и государственном аппарате.

22 марта 1965 года пленум ЦК РКП избрал первым секретарем ЦК Николае Чаушеску. После IX съезда РКП (июль 1965 года) стали усиливаться позиции группировки Чаушеску. На ключевые посты в партийном и государственном аппарате были поставлены верные ему люди. В целях повышения популярности и авторитета Чаушеску его стиль работы услужливая пропаганда противопоставляла «негодным методам» Дежа. В частности, были реабилитированы пострадавшие от прежнего режима люди.

Чаушеску критиковал прошлые ошибки Георгиу-Дежа, проводил косметические меры по либерализации в области экономики и культуры, спекулировал на вопросах независимости и суверенитета. Новый лидер, используя национальные чувства румын, призвал создать процветающее государство, независимое во внешней политике от Советского Союза, стран Варшавского Договора, чем снискал симпатии как внутри страны, так и на Западе. Румынии предоставляли кредиты, статус наибольшего благоприятствования. Чаушеску принимали с почетом в Великобритании, Франции, с ним охотно общались президенты США - Никсон, Форд и Картер.

Чаушеску продолжал осуществлять в стране кадровые перестановки, «закручивать гайки», особенно в связи с тем, что отдельные мероприятия ЦК РКП в области внутренней и внешней политики не всегда встречали одобрение со стороны старых руководителей.

Национальная конференция компартии в декабре 1967 года приняла решение совместить в одних руках партийные и государственные посты. Генеральный секретарь ЦК РКП Чаушеску был избран и председателем Государственного совета республики. Все общественные организации трудящихся Румынии были объединены во Фронт социалистического единства (позже переименованный во Фронт демократии и социалистического единства) во главе опять же с Чаушеску.

Линия Чаушеску на постепенное обеспечение себе особого положения в партии и стране отчетливо проявилась на Х съезде РКП 1969 года. Именно с этой целью в устав было внесено изменение, в соответствии с которым генеральный секретарь РКП избирался не пленумом ЦК, а непосредственно съездом партии. Тем самым подчеркивалась неподотчетность его не только Постоянному президиуму и Исполкому, но, по сути дела, и Центральному Комитету партии.

Одновременно Чаушеску провел «чистку» партийных рядов, в первую очередь среди «старой гвардии». В частности, он расправился с видным партийцем Г. Апостолом, обвинив его в «моральном разложении», «демагогических методах». Апостол не был избран в ЦК, а позже его удалили из Румынии, направив послом в Аргентину. Оклеветали, обвинив в «аморальном поведении», и другого представителя «старой гвардии» - К. Стойку. Позднее он покончил жизнь самоубийством.

Чаушеску проводил в строгой секретности непрерывные перестройки партийных и государственных органов, а также кадровые перестановки в высшем и среднем руководящем звене. Чтобы обеспечить лояльность партийных лидеров, диктатор хранил у себя досье с «компроматом» на каждого из них, использовал собранные данные для оказания давления на непокорных. Им был выдвинут принцип ротации кадров. Так, из 21 члена Исполкома ЦК, избранных на Х съезде РКП (1969), к следующему съезду практически ни один не остался на прежних должностях. Руководящие работники находились в состоянии неуверенности в своем будущем, в постоянном напряжении.

Ликвидировав Постоянный президиум ЦК, Чаушеску добился еще большего снижения роли и значения других руководящих деятелей компартии. Роль Политисполкома ЦК РКП практически сводилась лишь к формальному одобрению предложений и указаний Чаушеску без обсуждения. Такая же роль отводилась и Постоянному бюро Политисполкома ЦК, учрежденному XI съездом РКП в 1974 году. Были введены присяги на верность и преданность как по партийной, так и по государственной линиям, приняты многочисленные законы и административные меры по обеспечению государственной безопасности, секретности, ограничения контактов с иностранцами. Для защиты своего режима Чаушеску создал мощный аппарат репрессий и всеобъемлющего контроля за мыслями и жизнью людей. Органы безопасности Секуритате стали главной опорой диктаторского режима. Всякие проявления оппозиционных настроений, нежелательного вольнодумства пресекались в самом зародыше. Аппарат госбезопасности с каждым годом увеличивался, росло количество тайных агентов, осведомителей в учреждениях, на предприятиях; были созданы центры по прослушиванию телефонных разговоров, перлюстрации почты. Велась слежка за всеми членами Политисполкома ЦК РКП, их женами. Очень многие инакомыслящие сидели в тюрьмах или находились под домашним арестом, за другими велось повседневное наблюдение. Народ находился в постоянном страхе перед всемогуществом и беспощадностью Секуритате.

Особые меры безопасности принимались для охраны диктатора, его жены, других членов клана. В учреждениях, гостиницах, жилых домах, расположенных вдоль трасс, по которым передвигался обычно кортеж машин бывшего диктатора, были оборудованы специальные помещения, где сидели в засаде вооруженные секуристы. «Дворец весны» семьи Чаушеску на берегу озера Херэстрэу с его безвкусным нагромождением богатств, с противоатомным бункером был связан подземными тоннелями с другими зданиями и двумя тайными аэродромами в окрестностях Бухареста. В центре города под зданиями ЦК партии, Госсовета и главной площадью тоже были созданы подземные ходы, целые лабиринты с многочисленными складами оружия.

Нарастал «культ вождя». Любые мероприятия связывались угодливой пропагандой не с деятельностью народа, даже компартии, а с личностью диктатора. Ему приписывались все действительные и мнимые успехи в социалистическом строительстве, подчеркивались его «особые» заслуги в поднятии международного авторитета Румынии. Большая пропагандистская шумиха поднималась вокруг издания за рубежом биографий, сборников речей и выступлений Чаушеску. Сам диктатор настолько привык к проявлениям культа, почестям, верил в свою «исключительность», что на вопрос американского корреспондента, как он относится к культу его личности, ответил: «В каждой стране есть деятели, которые своими делами на благо народа заслуживают всеобщее уважение!»

Важным этапом на пути установления Чаушеску личной власти стали события августа 1968 года, когда войска социалистических стран оккупировали Чехословакию и положили конец «пражской весне». Румынский генсек резко выступил против этой акции. 21 августа на Дворцовой площади в Бухаресте он заявил, что вторжение в Чехословакию - это «колоссальная ошибка, серьезная угроза делу мира в Европе и судьбе социализма, постыдное пятно в истории революционного движения».

Начавшийся еще в 1965 году процесс концентрации всей полноты власти в руках диктатора нашел свое завершение и конституционное оформление в избрании в 1974 году Чаушеску на пост президента республики.

Захватив в свои руки командные посты в партии и государстве, Чаушеску все больше опирался на своих близких и дальних родственников. Они заняли высокие посты в партии, армии, МВД, профсоюзах, молодежной организации, госплане, средствах информации. Недаром в народе говорили, что страной правит клан Чаушеску, состоящий из 40 человек. Главным и единственным советником Чаушеску во всех государственных и партийных делах являлась его жена Елена Чаушеску. Эта чрезмерно честолюбивая женщина возглавила центральный институт химических исследований, а затем была избрана академиком, для чего пришлось заменить тайное голосование на открытое. Она являлась членом Политисполкома ЦК РКП, первым заместителем премьер-министра, председателем Национального совета по науке и образованию, была вторым по значению лицом в партии и государстве. Ее работы «ученого с мировым именем», написанные сотрудниками института, которым она руководила, издавались во многих странах мира. На самом деле Елена Чаушеску, вспоминает академик Илие Мургулеску, не могла прочитать простейшие химические формулы, писала со многими грамматическими ошибками. Ее знания соответствовали уровню начальной школы, да и то на многие элементарные вопросы она не смогла бы ответить.

И Николае, и Елена Чаушеску прочили младшего сына Нику, прозванного в народе принцем, в преемники отцу. Развратный, прославившийся своими скандальными кутежами, пьяными оргиями и дорожными происшествиями, Нику стал первым секретарем ЦК Союза коммунистической молодежи, затем кандидатом в члены Политисполкома ЦК, секретарем уездного комитета РКП Сибиу. На него возлагал надежды диктатор, так как старший сын Валентин, физик-атомщик, был далек от политики и конфликтовал с родителями, а дочь Зоя прославилась больше амурными похождениями.

Чаушеску призывал народ беречь общественную собственность, а сам имел 21 роскошный дворец, 41 резиденцию в уездах, 20 охотничьих домиков, прекрасно оборудованные специально для него лечебные корпуса на курортах Ковасна, Олэнешть, Нептун.

Чаушеску был вспыльчив, неуравновешен, болезненно реагировал на любое замечание, иногда принимал самые неожиданные решения, в том числе по важнейшим экономическим и международным вопросам, пытался поучать всех присутствовавших. Он кричал не только на своих официантов, охрану, но и на советников, секретарей ЦК. Не удивительно, что в окружении Чаушеску оставались только работники, беспрекословно выполнявшие любые его указания, люди, обязанные своим выдвижением лично диктатору, заслужившие его благоволение своим усердием в отстаивании и пропаганде «особого» политического курса и в раздувании культа личности диктатора.

Его мнительность не имела границ. Садясь за стол, он дезинфицировал руки спиртом; во время визитов в Москву ему подавали блюда, приготовленные только из продуктов, доставленных самолетом из Бухареста, и обязательно предварительно продегустированные врачом. Чаушеску играл в бильярд, шахматы, но не любил проигрывать, и это хорошо усвоили его румынские партнеры. Он не терпел и не воспринимал классическую музыку.

Услужливые придворные величали его «самым великим сыном румынского народа», а годы его правления назвали «золотой эрой Румынии», «блистательной эпохой Чаушеску». До последнего момента Чаушеску верил в незыблемость своего режима, надеялся, изолировавшись от внешних влияний и расправившись с несогласными, править страной еще долгие годы.

Однако в восьмидесятых годах возрастание концентрации власти в руках Чаушеску уже не приводит к упрочению стабильности режима. Недовольство существующими порядками в стране, плохим продовольственным снабжением растет. В городах появляются антиправительственные листовки с призывами свергнуть Чаушеску и его клан, а в ноябре 1987 года происходит «хлебный бунт» в Брашове, жестоко подавленный диктаторским режимом.

В апреле 1989 года в западной печати появилось получившее широкий отклик «Письмо шести». Его авторы - ветераны компартии, занимавшие в разные годы ключевые государственные и партийные посты. В этом письме режим Чаушеску обвинялся, в частности, в использовании госбезопасности для подавления выступлений рабочих, преследовании старых членов партии, представителей интеллигенции. Авторы письма требовали восстановления конституционных прав граждан, соблюдения решений Венской конференции по правам человека.

Экономика страны на протяжении восьмидесятых годов находилась в состоянии стагнации. Провалились амбициозные программы модернизации и интенсификации производства, повышения качества и конкурентоспособности продукции. Страдая гигантоманией, Чаушеску любыми средствами стремился вывести Румынию в число передовых индустриальных держав. Это привело к созданию потенциала, который превышал реальные возможности страны.

В марте 1989 года Чаушеску торжественно объявил, что внешняя задолженность погашена досрочно и Румыния, таким образом, «является единственной страной в мире, полностью выплатившей свой внешний долг». Всего зарубежным кредиторам за период с 1975 по март 1989 года было выплачено около 21 миллиардов долларов, в том числе свыше 7 миллиардов - в счет процентов. Сказалось стремление Чаушеску проводить эффектные мероприятия, которые повышали бы его авторитет и, кроме того, служили оправданием политики «затягивания поясов», введения жестких ограничений в снабжении населения энергией, газом, отоплении жилых и служебных помещений. Все это, особенно перебои в продовольственном снабжении (мясо и другие продовольственные товары также экспортировались), вызывало растущее недовольство населения.

Президент принял ряд непопулярных декретов, таких как рационирование основных продуктов питания, ограничение цен на рынке, запрещение абортов. Негативную реакцию среди кадровых офицеров вызывало использование армии на стройках «эпохи Чаушеску» (строительство ирригационных систем, железнодорожных и шоссейных магистралей). У крестьян-кооператоров отбиралась почти вся произведенная продукция, были урезаны приусадебные участки.

У Чаушеску в последние годы сложились напряженные отношения как с западными странами, так и с Венгрией, Болгарией, Югославией, Польшей и Советским Союзом. Противясь всему новому, он долгое время замалчивал перемены в Советском Союзе, других восточноевропейских странах, а затем откровенно выступил против перестройки и гласности. Даже во второй половине 1989 года он пытался удержать страну в стороне от преобразований, происходивших в соседних странах. ХIV съезд компартии, состоявшийся за месяц до восстания, был назван пропагандой «съездом великих побед, торжества социализма, полного проявления независимости и суверенитета Румынии» и прошел в атмосфере безудержного восхваления «героя из героев», «любимого сына нации», «титана мысли» Чаушеску. В докладе диктатора на съезде практически не упоминалось о реальных проблемах и трудностях страны. Но зато, указав, что во многих социалистических странах «говорится о совершенствовании, обновлении, перестройке», он категорически отверг необходимость и возможность аналогичных преобразований в Румынии. Чаушеску хвастливо заявил, что его страна не нуждается в перестройке, так как РКП уже давно «создала широкую систему революционной рабочей демократии», обеспечивающую непосредственное участие всех категорий трудящихся, всего народа в управлении всеми сферами деятельности.

Но вот наступил декабрь 1989 года, и в Румынии - стране, где, по словам корреспондента английской газеты «Гардиан», остановилось время, произошел революционный взрыв. Первым сигналом грядущей катастрофы стали волнения в трансильванском городе Тимишоаре, где проживало немало этнических венгров.

Чаушеску пытался любыми средствами сохранить власть в руках клана. На заседании Политисполкома ЦК РКП 17 декабря 1989 года он требовал стрелять в безоружных демонстрантов, перебросить в Тимишоару дополнительные войска, танки, отряды «патриотической гвардии». Елена Чаушеску при этом кричала: «Стреляйте! Раненых сносите в подвал, чтобы они оттуда больше не вышли!» Диктатор заявил, что следует освободить от занимаемых должностей министров национальной обороны, внутренних дел и командующего органами госбезопасности, а все руководство армией он берет на себя.

21 декабря по указанию Чаушеску в Бухаресте был созван митинг. На Дворцовой площади собрались манифестанты с лозунгами в защиту социализма в стране, с портретами супругов Чаушеску. В полдень с балкона здания ЦК партии Чаушеску начал свою речь. Вначале все шло как обычно и ничто, казалось, не предвещало неприятностей. Вдруг прямо в толпе раздался взрыв, что вызвало панику среди манифестантов. Позже станет известно, что кто-то взорвал петарду. Чаушеску застыл с открытым ртом и поднятой рукой. На несколько минут телетрансляция была прервана, а когда возобновилась, обстановка на площади уже изменилась. Отовсюду слышались крики «Долой тирана!», «Долой коммунизм!». Люди разрывали лозунги, топтали портреты диктатора и его жены. Приближенные увели потрясенного Чаушеску с балкона, а тот силился понять, что же происходит.

К вечеру на Дворцовой площади появились танки, затем послышалась стрельба. Однако, несмотря на вмешательство войск, восстановить порядок не удалось. Днем 22 декабря на крышу здания ЦК сел личный вертолет диктатора, на котором и сбежали супруги Чаушеску. Вскоре после этого обезумевшая толпа ворвалась в здание. Тогда же стало известно о смерти генерала Василе Миля. По официальной версии, он покончил с собой. Однако его смерть сразу же приписали диктатору, что вызвало взрыв негодования в войсках. Вскоре армия начала переходить на сторону восставших.

После бегства из Бухареста чета Чаушеску добралась до города Тырговиште. Вечером 22 декабря их задержали и доставили в уездный комиссариат полиции.

25 декабря состоялся скоротечный суд над диктатором и его женой. Весь ход процесса передавался по телевидению. После вынесения приговора осужденных вывели во двор и подвели к стене здания. Николае Чаушеску неожиданно запел «Интернационал», а потом чуть слышно сказал: «Долой предателей». Раздалась автоматная очередь. Чаушеску погиб мгновенно. Его жена, упав, несколько секунд билась в агонии.

Расстрел Николае и Елены Чаушеску, транслирующийся по телевидению, вызвал настоящий шок во всем мире. Пытаясь хоть как-то устранить неприятный осадок от поспешной казни супругов Чаушеску, Совет Фронта национального спасения (СФНС) оправдывался тем, что драматизм политического момента диктовал стремительность народного приговора диктатору, который живым еще сохранял большую силу, а секуристы, стремясь его освободить, пролили бы много крови. Спустя некоторое время обвинитель Джеку Попа покончил с собой. В 1994 году организатор процесса Войкан Войкулеску признал: «Расстрел четы Чаушеску - это преступление, и этот грех - на мне»...

Созданный в первые часы восстания Совет Фронта национального спасения объявил о роспуске всех государственных структур, существовавших при диктаторе, в том числе и компартии, дискредитированной и деморализованной политикой клана Чаушеску. Председателем СФНС был избран Ион Илиеску, известный политический деятель, один из тех, кто не соглашался с насаждавшимся режимом Чаушеску курсом на утверждение культа вождя и строительство социализма феодального образца. Премьер-министром был назначен доктор технических наук Петре Роман. Были образованы исполнительные бюро СФНС, местные советы фронта и органы самоуправления в уездах, муниципиях, городах и коммунах. С 29 декабря 1989 года декретом СФНС Социалистическая Республика Румыния именуется просто Румыния.

Прошедшие десять лет после революции в Румынии не прояснили события конца декабря 1989 года. Народ этой страны до сих пор задается вопросами: кто стрелял в население? Кому и зачем понадобилась быстрая ликвидация четы Чаушеску? Почему Илиеску все сразу признали лидером революции? Не было ли сговора между ним и руководством Секуритате? Но, пожалуй, самый главный из них: что произошло тогда - народное восстание или государственный переворот?

Прежнего президента страны Иона Илиеску обвиняли в течение почти семи лет в сокрытии правды о декабрьской революции. Но и сменивший его на посту президента Эмиль Константинеску не торопится пролить больше ясности на исторические события.

Опрос общественного мнения, состоявшийся в 1999 году, поставил Николае Чаушеску на первое место над другими руководителями страны в вопросе, кто сделал больше всего хорошего румынам за последние 100 лет. Впрочем, ничего в этом удивительного нет: экономика Румынии продолжает свое падение. За десять лет стране новой власти не удалось достичь даже показателей 1989 года...


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить