Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Тираны и диктаторы. Угарте Аугусто Пиночет (род. в 1915)

Тираны и диктаторы. Угарте Аугусто Пиночет (род. в 1915)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тираны и диктаторы. Угарте Аугусто Пиночет (род. в 1915)


Президент Чили (1974-1989), генерал. В 1973-1974 годах председатель военной хунты, захватившей власть в 1973 году в результате военного переворота; установил диктаторский режим. Главнокомандующий сухопутными силами.

Аугусто Пиночет родился в одном из крупнейших портовых городов Чили Вальпараисо 25 ноября 1915 года. Он был старшим из шести детей в семье служащего порта.

Прадед Аугусто Пиночета, бретонец по происхождению, перебрался в Латинскую Америку из Франции. В наследство последующим поколениям семьи он оставил немалые сбережения. Для юноши из среднебуржуазной семьи, каковым являлся Аугусто, наиболее успешной могла быть военная карьера.

С 1933 по 1937 год он учится в военном училище. После его окончания пехотный лейтенант Пиночет направляется для несения службы в полк, расположенный в Чакабуко. Так начало пути будущего диктатора роковым образом совпало с местом, где в 1973 году расположился один из самых мрачных застенков диктатуры - концлагерь «Чакабуко».

Служба в полку сменяется в том же году службой во втором пехотном полку в Майпо. Пиночет проходит переподготовку в военных училищах. Затем два года Пиночет служит в провинциальных гарнизонах. Вырваться оттуда ему помогает поступление в Военную академию (1949). В 1954 году он становится преподавателем той же академии, по окончании которой получил воинские специальности: «офицер генерального штаба» и «преподаватель военной географии и логики».

В 1956 году Аугусто Пиночет получает исключительно лестное назначение - в военную миссию Чили в США. Исключительно лестное, если учесть, что среди чилийских офицеров, по признанию самих военных, царило «немыслимое раболепство» перед всем американским. В этой ситуации загадочным кажется быстрое «исчезновение» Пиночета из состава чилийской военной миссии и «передислокация» его в качестве преподавателя в Военную академию Кито в Эквадоре.

В 1959 году Пиночет возвращается в Чили, где впервые примеряет генеральские погоны. Он возглавляет на родине штаб 1-й дивизии. Последующие назначения: командир полка «Эсмеральда» (1961), вице-директор военной академии (1964).

С 1968 года он занимает различные командные должности в армии, пока не получает приказ возглавить командование гарнизоном «Сантьяго» (1971). Это было его первое назначение в период правления президента Альенде. Генерал Пиночет вызывал доверие у правительства Народного единства как дисциплинированный офицер, верный своему воинскому долгу, квалифицированный специалист, казалось бы, весьма далекий от политических интриг.

В начале ноября 1972 года Пиночет, будучи заместителем генерала Пратса, назначенного президентом Сальвадором Альенде министром внутренних дел, стал исполняющим обязанности главнокомандующего сухопутными войсками, что облегчило подготовку путча. В марте 1973 года на выборах в конгресс количество голосов, поданных за Народное единство, увеличилось с 36 (в 1970 году) до 44 процентов. В то же время росли силы оппозиции правительству Альенде.

В августе 1973 года заговорщики организовали провокацию против главнокомандующего сухопутными силами Чили генерала Пратса, который, сохраняя верность правительству Народного единства, не выдержав травли, подал в отставку со всех своих постов. Приняв отставку Пратса, Альенде назначил на его место генерала Пиночета. Карлос Пратс писал в своем дневнике 23 августа 1973 года: «Моя карьера окончилась. Не преувеличивая свою роль, я считаю, что мой уход в отставку - прелюдия государственного переворота и величайшего предательства... Теперь осталось лишь назначить день переворота».

В стране все труднее становилось с продуктами питания. Рост инфляции свел на нет результаты перераспределения доходов. В мае 1973 года в президентском послании конгрессу Альенде писал: «Мы должны признать, что оказались неспособными создать соответствующие новым условиям руководство экономикой, что нас захватил бюрократический смерч, что у нас нет необходимых инструментов для изъятия прибылей буржуазии и что политика перераспределения доходов проводилась в отрыве от реальных возможностей экономики».

Страна переживала тяжелый политический кризис. Альенде стоял перед выбором: либо последовательная, в рамках конституции, реализация программы правительства, которая в целом не была чужда и Христианско-демократической партии (ХДП), основной оппозиционной силе, либо полный отказ от нее, что сопровождалось бы нарушением законодательства, противостоянием с конгрессом, в котором сторонники президента имели явное меньшинство.

В результате Народное единство и президент Альенде отдали предпочтение второму варианту и таким образом обрели себе серьезных противников, прежде всего, в лице Национального конгресса и Конституционного трибунала. Первый принял «Соглашение палаты», резолюцию, объявившую правительство вне закона, и обвиняло Альенде в нарушении конституции. Самым опасным было то, что «Соглашение» практически призывало вооруженные силы к неподчинению властям, пока они «не встанут на путь законности».

Вечером 10 сентября Альенде принимает решение объявить на митинге о проведении плебисцита. Но было поздно. 11 сентября 1973 года в Чили произошел военный переворот. Это был не обычный мятеж гарнизонного типа, а отлично спланированная военная операция, в центре которой была осуществлена комбинированная атака с применением авиации, артиллерии и пехоты. Истребители-бомбардировщики выпустили по президентскому дворцу ракеты. За этими действиями чувствовалась рука квалифицированного военного специалиста, хладнокровно и методично осуществившего подготовительные шаги. Военными формированиями сразу же были заняты все государственные и правительственные учреждения. Были приняты меры к тому, чтобы воспрепятствовать выступлению любых регулярных воинских частей в защиту законного правительства. Все офицеры, отказавшиеся поддержать путч, были расстреляны.

В ходе боевых действий был убит конституционный президент Чили Сальвадор Альенде, который не принял предложение о капитуляции. К власти в Чили пришла военная хунта, возглавляемая генералом Аугусто Пиночетом Угарте.

Чуть ли не на следующий после переворота день Аугусто Пиночет заявил, что вооруженные силы остаются верными своему профессиональному долгу, что только чувство патриотизма, а также «марксисты и обстановка в стране» вынудили их взять власть в свои руки, что, «как только спокойствие будет восстановлено, а экономика выведена из состояния коллапса, армия вернется в казармы». Генерал даже установил срок для реализации этих целей: около 20 лет, после чего Чили вернется к демократии, но не к той, что была при Альенде, а подлинной. При этом он руководствовался в основном тем, что за этот период вырастет поколение, которое либо не будет знать периода Народного единства, либо будет иметь о нем смутные воспоминания.

Со временем генерал Пиночет сумел сосредоточить в своих руках всю полноту власти. Он превращается в национального вождя, «отца нации». Генерал Пиночет устранил всех реальных конкурентов. Генерал Густаво Ли получил отставку. Адмирал Мерино со временем был лишен всякой реальной власти. Министр внутренних дел генерал Оскар Бонилья погиб в авиакатастрофе при невыясненных обстоятельствах.

Летом 1974 года был принят декрет-закон «О юридическом статусе правящей хунты», в котором генерал Пиночет провозглашался верховным носителем власти. Он был наделен широкими полномочиями, в том числе правом единолично объявлять осадное положение, одобрять или отменять любые законы, назначать или смещать судей. В Чили устанавливается военно-авторитарный режим с внешней атрибутикой президентской республики, где власть главы государства не ограничивалась ни парламентом, ни политическими партиями.

Идеологи режима утверждали, что демократия - это роскошь, которую страна с таким уровнем развития, как Чили, не может себе позволить. Необходимо сначала подготовить экономические, социальные и культурные предпосылки для демократии. Отныне во главу угла ставился отказ от принципа социальной справедливости и утверждение принципов свободы выбора и равенства возможностей. Была ликвидирована система представительной демократии. 21 сентября 1973 года согласно декрету-закону распускается национальный конгресс, как было заявлено, вследствие невозможности «соблюдать в настоящее время законодательные требования, предъявляемые к установленной процедуре принятия законов». По выражению Пиночета, в стране формируется новая демократия - «без плюрализма и политических партий».

Военный режим сразу же объявил состояние «внутренней войны». Генерал Пиночет заявил: «Из всех наших врагов главным и наиболее опасным является коммунистическая партия. Мы должны разрушить ее сейчас, пока она реорганизуется по всей стране. Если нам это не удастся, она рано или поздно уничтожит нас». Ведущую роль в репрессиях играла армия. Были учреждены военные трибуналы, заменившие гражданские суды. Создается несколько концентрационных лагерей для политзаключенных, в том числе в Нисагуа и Чакабуко в пустыне Атакама на севере страны. Значительную роль в первые месяцы репрессий играли военные разведслужбы: армейская разведка, военно-морская разведка, разведка военно-воздушных сил и разведка корпуса карабинеров. Позднее специальная рабочая группа Комиссии ООН по правам человека установила, что сотрудники этих органов активно применяли физические пытки и психологическое давление к политзаключенным: лишали их еды, сна, имитировали расстрелы и пр. Однако вскоре для вождей режима становится ясно, что органы военной разведки не справляются с поставленными перед ними задачами.

В начале 1974 года начинает создаваться единый национальный разведывательный орган. Вначале был образован Национальный исполнительный секретариат по делам заключенных, а летом того же года - Управление национальной разведки (ДИНА). В число ее задач входил сбор и анализ информации, необходимой для обеспечения национальной безопасности, но вместе с тем ДИНА получила право осуществлять репрессивные акции. Руководителем ДИНА стал полковник Мануэль Контрерас Сепульведа, заместителем - Хорхе Эспиноса. К середине 70-х годов ДИНА насчитывала до пятнадцати тысяч сотрудников, многие из которых прошли подготовку в «Школе Америк» в Форт-Гулике.

Мишенью секретной службы генерала Пиночета становятся находившиеся в эмиграции противники военного правительства. По некоторым сведениям, был разработан специальный план под кодовым названием «Проект Андреа», предусматривавший убийство политических противников режима, находившихся в эмиграции. Первой жертвой стал генерал Карлос Пратс, проживавший в Аргентине. 30 сентября 1974 года вместе с женой он был взорван в собственном автомобиле прямо в центре Буэнос-Айреса.

Затем началась охота за бывшим министром обороны в правительстве Альенде, социалистом Орландо Летельером, который открыто из-за рубежа критиковал политику военного режима. 11 сентября 1976 года он был объявлен «врагом нации» и лишен чилийского гражданства, а ровно через десять дней убит агентами ДИНА в Вашингтоне. «Подвиги» ДИНА, видимо, превратили ее в одиозную организацию, и генерал Пиночет в августе 1977 года издает указ о ее роспуске. Вместо ДИНА создается Национальный информационный центр (СПИ). Первые три месяца председателем его являлся все тот же полковник Контрерас, затем его сменил генерал Одланьер Мена. Как и ДИНА, новый орган подчинялся непосредственно Аугусто Пиночету.

В 1978 году генерал Пиночет провел референдум и получил 75 процентов голосов в свою поддержку. Объективные обозреватели назвали это крупной политической победой Пиночета, чья пропаганда умело использовала антиамериканизм чилийцев, их приверженность таким ценностям, как достоинство нации и суверенитет. Впрочем, не исключалась и возможность фальсификации со стороны режима.

В августе 1980 года состоялся плебисцит по проекту конституции. «За» было подано 67 процентов голосов, «против» - 30 процентов. С марта 1981 года Конституция вступила в силу. Однако осуществление ее основных статей - о выборах, конгрессе и партиях - откладывалось на восемь лет. До тех пор полномочия конгресса осуществляла военная хунта. Аугусто Пиночет без выборов был объявлен «конституционным президентом на 8 лет с правом переизбрания на последующие 8 лет».

В 1985-м - начале 1986 годов после кратковременного подъема зкономическая ситуация в стране вновь ухудшилась. Тогда же генерал Пиночет отказался рассматривать «Национальное соглашение о переходе к демократии». Два эти обстоятельства породили новый всплеск оппозиционного движения. В начале июля 1986 года в Чили прошла всеобщая забастовка. А 7 сентября все мировые телеграфные агентства передали из Чили сообщение о покушении на диктатора. Пропустив эскорт мотоциклистов, боевики перекрыли дорогу лимузину президента грузовиком с прицепом и открыли огонь. Пиночета, похоже, спасло чудо - террористов подвело оружие. Вначале гранатомет дал осечку, затем после второго выстрела граната пробила стекло, но не взорвалась.

В ходе нападения погибли пятеро охранников генерала. Сам он назвал «перстом всевышнего» то, что ему удалось невредимым вырваться из рук террористов. «Бог спас меня, - заявил Пиночет, - чтобы я мог и дальше бороться во имя отечества». По его приказу разбитые и обгоревшие автомашины президентского кортежа были выставлены на всеобщее обозрение. Генерал подтвердил: «Твердая рука - вот единственное средство, годное в нынешней ситуации. Те, кто рассуждает о правах человека, будут выдворены из страны или отправлены за решетку».

В области экономики Пиночет выбрал наиболее жесткий и радикальный путь «чистой» транснационализации. «Чили - страна собственников, а не пролетариев», - повторял диктатор. Вокруг генерала Аугусто Пиночета сложилась группа чилийских экономистов, многие из которых учились в Чикагском университете под руководством Нобелевского лауреата профессора Милтона Фридмэна и профессора А. Харбергера. «Чикаго бойз» («Чикагские мальчики») разработали применительно к Чили программу перехода к свободной рыночной экономике. Сам Фридмэн придавал большое значение чилийскому эксперименту и несколько раз посещал страну.

Модель свободной экономики, разработанная на основе неомонетаристских идей «чикагцев», базировалась на отказе от всех форм государственного регулирования, предоставлении свободы действий частному национальному и иностранному капиталу, либерализации импорта и активном привлечении внешнего финансирования. Реализовывать рекомендации «Чикаго бойз» начал министр экономики Ф. Ленис, бывший до этого генеральным директором газеты «Меркурио».

В марте 1987 года принимается закон о политических партиях, что еще более улучшило имидж военного режима за рубежом. После этого часть оппозиции перешла на сторону режима.

На 5 октября 1988 года был назначен промежуточный плебисцит, предусмотренный Конституцией 1980 года.

После объявления о предстоящем плебисците глава хунты заверил будущих избирателей, что все политические силы, включая оппозиционные, получат право контролировать ход голосования. Власти отменили чрезвычайное положение, разрешили возвратиться в страну бывшим депутатам и сенаторам, руководителям некоторых левых партий, вожакам профсоюзов, объявленным ранее «государственными преступниками». Было разрешено возвратиться на родину и Ортенсии Бусси - вдове последнего законного президента Чили Сальвадора Альенде.

30 августа члены хунты после недолгих дебатов единогласно назвали кандидатом на пост президента страны Аугусто Пиночета. Самому Пиночету осталось лишь согласиться. «Править этой страной - удел, уготованный мне свыше» - эту точку зрения диктатора чилийцы не раз слышали в предвыборных выступлениях Пиночета в радио и телепрограммах.

Назначение главаря хунты единственным кандидатом, хотя и ожидавшееся, вызвало взрыв возмущения в самых широких кругах Чили. По всей стране прокатились стихийные манифестации и митинги. В столкновениях с карабинерами три человека погибли, 25 - получили ранения, 1150 демонстрантов подверглись аресту. Выдвижение кандидатуры диктатора отметили и его сторонники, которые собрались на площади у дворца «Ла Монеда».

Оппозиционные силы страны к моменту проведения плебисцита консолидировались, действовали более решительно и организованно. На заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек - это была самая массовая манифестация за всю историю Чили. 16 оппозиционных партий призвали сказать «нет» Пиночету.

Предвыборная кампания ни в чем не изменила характер генерала: поездки по стране, встречи с толпами поддерживающих его кандидатуру. «Чили не есть и никогда не будет страной пролетариев!» Поддерживающие Пиночета владельцы поместий и предприятий ставили в известность своих рабочих о том, что, если Пиночет не пройдет на выборах, трудящиеся окажутся на улице.

Когда же опросы общественного мнения стали предсказывать победу оппозиции с преимуществом в 30 процентов, Пиночет стал проявлять явные признаки беспокойства. В ход пошли подачки и громкие обещания. Он объявил о повышении зарплаты служащим и пенсий по старости, снизил цены на хлеб и сахар. Выступая в Тальке, на юге страны, пообещал раздать крестьянам те земли, которые пока еще принадлежат государству.

5 октября 1988 года, как показали подсчеты, около 55 процентов избирателей подали свои голоса против диктатора. За предоставление возможности Пиночету находиться во главе Чили еще восемь лет высказалось тоже немалое количество избирателей - свыше 43%. Однако этот в другой ситуации отрадный факт (поддержка со стороны более чем 3 миллионов чилийцев!) на этот раз не удовлетворил диктатора. Уже ночью с 5 на 6 октября во дворце «Ла Монеда», приостановив тревожную информацию о ходе плебисцита, члены хунты провели двухчасовое совещание по обсуждению случившегося. Но не признать перевеса голосов в пользу оппозиции уже было нельзя.

Через две недели после плебисцита был смещен со своего поста близкий друг и соратник Пиночета - Фернандес. Теперь уже Серхио Фернандеса считают чуть ли не главным виновником потери победы. Вместе с Фернандесом глава хунты сместил еще восемь министров, проведя, таким образом, крупную «чистку» в правительственном кабинете. По мнению диктатора, эти люди были во многом «виноваты» в неблагоприятном исходе голосования. Выступая по радио и телевидению, Пиночет оценил итоги голосования как «ошибку чилийцев», однако заявил, что признает вердикт избирателей и будет уважать результаты голосования. Важно подчеркнуть, что, формируя новый кабинет министров, Пиночет не ввел в него ни одного представителя военно-воздушных сил и карабинеров.

В конце 1989 года в Чили состоялись президентские и парламентские выборы. В преддверии их была создана коалиция «Согласие во имя демократии», в которую вошли 17 оппозиционных партий от социалистов до консерваторов. Кандидатом в президенты от коалиции стал председатель ХДП Патрисио Эйлвин. От сил, поддерживающих генерала Пиночета, был выдвинут Эрнан Буччи, бывший министр финансов, именно ему в заслугу ставили быстрый экономический рост последних лет. Буччи набрал на президентских выборах 29,4 процента голосов, что говорило о достаточно серьезной поддержке. Возможно, он смог бы и победить, однако часть голосов отошла к независимому кандидату Франсиско Хавьеру Эррасурису (15,4 процента). Президентом стал Патрисио Эйлвин, который набрал 55,2 процента голосов.

11 марта 1990 года к власти пришло демократическое правительство во главе с 72-летним Патрисио Эйлвином. Генерал Пиночет ушел с поста президента, однако остался командующим сухопутными войсками и сохранил свое влияние в политической жизни страны.

Под давлением общественности президент создал Комиссию правды и примирения, получившую название по имени ее председателя «комиссии Реттига», которая приступила к расследованию нарушений прав человека в период военной диктатуры. Данные о жертвах были крайне противоречивы. Во многих публикациях говорилось, что число погибших за 16 лет правления хунты достигало 40 000, без вести пропало - 3000. Но данным «Эмнисти интернэшнл», погибло 30 000 человек. В марте 1991 года Комиссия Рауля Реттига обнародовала доклад, содержащий официальную оценку и описание всех выявленных случаев нарушений прав человека в 1973-1989 годах. По данным комиссии, за период правления военной хунты в Чили погибло 2279 человек, в том числе 164 человека стали жертвами насилия во время разгона манифестаций и при облавах, а 2115 человек погибли при различных обстоятельствах от рук агентов спецслужб и военных. Комиссия также сообщила, что президент Сальвадор Альенде покончил с собой.

Авторитет Пиночета продолжал падать. Опрос общественного мнения, проведенный в 1992 году, показал, что ему отдали свои голоса только 20 процентов опрошенных, Эйлвин же получил 70 процентов голосов. Были у генерала Пиночета проблемы и за рубежом. В 1991 году сорвалось его европейское турне, поскольку уже в самом начале, когда Пиночет находился в Великобритании, ни один из официальных представителей его не принял.

Между тем правительство Эйлвина продолжало курс Пиночета на неолиберальную модернизацию страны. Новый президент не раз отмечал, что военная диктатура оставила его правительству не лучшее экономическое наследство: высокий бюджетный дефицит, инфляция, безработица, низкий уровень жизни широких слоев населения. Он говорил о необходимости смены приоритетов в экономической политике, которая должна сделать акцент на решении социальных проблем. Вместе с тем отдавалось должное экономическим сдвигам к лучшему, которых сумел добиться режим Пиночета. Экономический рост только в одном 1989 году составил 10 процентов. Были заложены реальные предпосылки для прорыва Чили в группу среднеразвитых стран.

Правда, у самого правительства были более жесткие оценки. «Пиночет оставил векселя, оплачивать которые приходится нам, - говорил министр финансов Алехандро Фоксли. - Нынешнее процветание фактически обеспечено валютными кредитами, которые не сегодня-завтра ударят бумерангом финансового кризиса и экономического спада. Ведь у Чили очень большой внешний долг по отношению к валовому национальному продукту - 75 процентов! И разорительнейшие обязательства по ежегодным процентным отчислениям - 8 процентов ВНП, в то время как у Аргентины - 5,6, а у Мексики - 5 процентов.

Главной заслугой Патрисио Эйлвина можно назвать то, что он продолжил экономическую модернизацию Пиночета и утвердил курс на гражданское согласие.

В марте 1994 года в должность президента вступил христианский демократ Эдуардо Фрей, победивший на выборах.

Военные и сам Пиночет по-прежнему пользовались немалым влиянием. Один из министров правительства Эдуардо Фрея говорил корреспонденту «Чикаго трибюн»: «К Пиночету и военным прислушиваются. Они очень могущественны и играют важную роль».

В начале 1998 года генерал Пиночет ушел в отставку с поста командующего сухопутными силами, однако остался, в соответствии с конституцией, пожизненным сенатором в верхней палате парламента.

Он много времени проводил в кругу семьи. Жена Аугусто Пиночета Угарте - Лусия Ириарт Родригес так же, как и муж, происходит из семьи выходцев из Франции. Дед Лусии - баск.

Супруги имеют пятерых детей: двух сыновей и трех дочерей. Старший сын, любимец отца, названный по имени отца и деда Аугуст III Освальдо, выбрал для себя военную карьеру, Инес Лусия - преподаватель, Мария Вероника проявила склонности к биологии, младшие - Марко Антонио и Жаклин Мари пошли по медицинской линии. Уже к моменту прихода диктатора к власти Пиночет имел шестеро внуков.

Осенью 1998 года Аугусто Пиночет, совершенно неожиданно для себя, вновь оказался в центре внимания мировой общественности. 17 октября он был арестован в Лондоне, куда прибыл на лечение. Было объявлено, что генерал должен быть допрошен по делу об исчезнувших в годы его правления в Чили гражданах Испании. Позднее в Лондон поступило досье из 366 страниц, составленное испанским судьей Балтазаром Гарзоном, где содержались данные по 90 случаям убийств и пыток в Чили при Пиночете. Сам генерал заявил: «С помощью Всевышнего я вернусь домой в Чили, где надеюсь закончить свои дни в мире и спокойствии. Граждане моей страны пришли к согласию по поводу прошлого, и только они могут быть моими истинными судьями. Более четверти века я живу в согласии со своей памятью и совестью. Не надо открывать старые раны».

Окончательного решения ждать пришлось больше года. Диктатор оказался прав: учитывая его ухудшающееся здоровье, было вынесено решение отпустить престарелого диктатора на родину в Чили.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить