Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Тираны и диктаторы. Ким Ир Сен (1912-1994)

Тираны и диктаторы. Ким Ир Сен (1912-1994)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тираны и диктаторы. Ким Ир Сен (1912-1994)


Генеральный секретарь ЦК Трудовой партии Кореи (ТПК), с 1966 года (в 1949-1966 годах председатель ЦК ТПК), президент КНДР с 1972 года. В 1948-1972 годах председатель кабинета министров КНДР. В условиях однопартийного режима в КНДР Ким Ир Сен почитается как создатель общества, называемого «рай на земле» («социализм корейского типа»).

О семье Ким Ир Сена и его детстве известно немного. Родился Ким Ир Сен 15 апреля 1912 года (дата иногда ставится под сомнение) в Мангендэ - небольшой деревне под Пхеньяном. Чем занимался его отец, Ким Хен Чжик, сказать трудно. Чаще всего его называют сельским учителем, и не без оснований - временами он действительно преподавал в начальных школах. Надо полагать, что Ким Хен Чжик относился к той низовой корейской интеллигенции, которая то учительствовала, то находила себе какую-нибудь конторскую службу, то каким-то иным способом зарабатывала на жизнь. Известно, что Ким Хен Чжик занимался траволечением и время от времени работал в христианских миссиях. Разумеется, тот факт, что отец Ким Ир Сена был не просто верующим протестантом, но и христианским активистом, всячески замалчивается, а его связи с религиозными организациями объясняются лишь стремлением найти легальное прикрытие для революционной деятельности. Мать Ким Ир Сена, Кан Ван Сок, была дочерью местного учителя. Кроме Ким Ир Сена, которого в детстве звали Ким Сон Чжу, в семье было еще двое сыновей.

Как и большинство семей низовой корейской интеллигенции, Ким Хен Чжик и Кан Ван Сок жили небогато, временами просто нуждаясь. Северокорейская историография утверждает, что родители Ким Ир Сена были в числе руководителей национально-освободительного движения. Судя по всему, они вовсе в этом движении не участвовали, а уж тем более им не руководили, но отношение к японскому колониальному режиму было в этой семье, безусловно, враждебным. По-видимому, желание уехать из оккупированной захватчиками страны, равно как и стремление избавиться от нужды, заставило родителей Ким Ир Сена, подобно многим другим корейцам, в начале 20-х годов переехать в Манчжурию, где маленький Ким Сон Чжу получил образование в китайской школе (в результате он в совершенстве овладел китайским, на котором свободно говорил). На несколько лет он возвратился в дом деда, но уже в 1925 году покинул родные места, чтобы вновь вернуться туда через два десятилетия. В 1926 году в возрасте 32 лет умер Ким Хен Чжик, и 14-летний Ким Сон Чжу осиротел.

В Пекине в старших классах школы Ким Сон Чжу вступает в подпольный марксистский кружок, созданный местной нелегальной организацией китайского комсомола. Кружок был раскрыт властями, и в 1929 году 17-летний Ким Сон Чжу оказался в тюрьме, где провел около полугода. Вскоре он вышел на свободу, но с этого момента его жизненный путь круто изменился: не окончив, по-видимому, даже школьного курса, Ким Ир Сен вступил в один из многочисленных партизанских отрядов Китайской компартии, членом которой он стал вскоре после 1932 года. Партизаны сражались с японскими оккупантами и их приспешниками.

Мы мало знаем о тех боях, в которых сражался молодой партизан, но, по-видимому, он неплохо себя зарекомендовал, так как быстро продвигался по службе. Когда в 1934 году ряд партизанских отрядов, действовавших близ корейско-китайской границы, были объединены во Вторую партизанскую армию, входившую в состав Объединенной северо-восточной антияпонской армии, Ким Ир Сен был командиром 1-го взвода 3-й роты 2-й отдельной дивизии, а уже через два года 24-летний партизан занимает пост командира 6-й дивизии, которую называли «дивизией Ким Ир Сена». Название «дивизия» не должно вводить в заблуждение: в данном случае это сравнительно небольшой партизанский отряд в сотню-другую бойцов.

Самой известной из операций 6-й дивизии стал рейд на Почхонбо, после удачного проведения которого имя Ким Ир Сена получило известность. Японские власти пообещали награду за любую информацию, касающуюся его местонахождения, а контролируемая ими официальная корейская пресса начала активно печатать статьи, в которых «разоблачала» самого Ким Ир Сена и его партизан.

В конце 30-х годов Ким Ир Сен встретил свою жену - Ким Чжон Сук, дочь батрака из Северной Кореи, которая в 16 лет вступила в партизанский отряд. Правда, похоже, что в действительности Ким Чжон Сук была не первой, а второй женой Ким Ир Сена. Его первая жена, Ким Хе Сун, тоже воевала в его отряде, но в 1940 году попала в плен. О пленении жены одного из самых известных партизанских командиров с большим триумфом сообщила японская печать. По слухам, впоследствии Ким Хе Сук жила в КНДР и занимала различные ответственные посты среднего уровня.

К концу 30-х годов положение маньчжурских партизан резко ухудшилось. Японские оккупационные власти решили покончить с партизанским движением и с этой целью в 1939-1940 годах сосредоточили в Манчжурии значительные силы. Под натиском японцев партизаны несли тяжелые потери. К тому времени Ким Ир Сен был уже командиром 2-го оперативного района, ему подчинялись все партизанские части в провинции Цзяндао. В этой обстановке в декабре 1940 года Ким Ир Сен вместе с группой своих бойцов (около 13 человек) прорывается на север, переходит Амур и оказывается в Советском Союзе. Начинается период его эмигрантской жизни в СССР.

Подобно другим перебежчикам, Ким Ир Сен некоторое время содержался в специальном проверочном лагере. Через несколько месяцев 28-летний партизанский командир становится слушателем курсов при Хабаровском пехотном училище, на которых учится до весны 1942 года. Личная жизнь его складывалась удачно. В феврале 1942 года Ким Чжон Сук родила сына, которого назвали русским именем Юра.

Весной - летом 1942 года советское командование сформировало из перешедших на советскую территорию маньчжурских партизан отдельную стрелковую бригаду, которая располагалась в поселке Вятск (Вятское) близ Хабаровска. Именно в эту бригаду летом 1942 года получил назначение молодой капитан Советской Армии Ким Ир Сен, которого тогда чаще называли по китайскому чтению его именных иероглифов - Цзинь Жичэн. Немногочисленные корейцы, большая часть которых еще в 30-е годы воевала под командованием Ким Ир Сена или вместе с ним, входили в первый батальон, командиром которого и стал Ким Ир Сен.

За время жизни в Вятске у Ким Ир Сена и Ким Чжон Сук родились еще двое детей: сын и дочь. Детей называли русскими именами, и это, пожалуй, говорит о том, что в те годы для Ким Ир Сена возвращение на родину представлялось по меньшей мере проблематичным. Однако жизнь повернулась иначе.

В быстротечной войне с Японией 88-я бригада не принимала участия. Вскоре после окончания боевых действий бригада была расформирована, а ее солдаты и офицеры получили новые назначения. В большинстве своем они должны были ехать в освобожденные города Манчжурии и Кореи, чтобы стать там помощниками советских комендантов и обеспечить взаимодействие советских военных властей с местным населением. Самым крупным из занятых советскими войсками городов был Пхеньян, а самым высокопоставленным из корейцев-офицеров 83-й бригады - Ким Ир Сен, так что нет ничего удивительного в том, что именно он был назначен помощником коменданта будущей северокорейской столицы. Вместе с рядом бойцов своего батальона в конце сентября или начале октября 1945 года Ким Ир Сен приехал в Пхеньян.

14 октября на пхеньянском стадионе в честь армии-освободительницы выступил командующий 25-й армией генерал И.М. Чистяков, который и представил собравшимся Ким Ир Сена как «национального героя» и «знаменитого партизанского вождя». После этого Ким Ир Сен произнес в честь Советской Армии речь. Так началось восхождение Ким Ир Сена к вершинам власти.

Следующим шагом стало назначение Ким Ир Сена в декабре 1945 года председателем Северокорейского оргбюро Компартии Кореи, а в феврале по решению советских военных властей он возглавил Временный народный комитет Северной Кореи - своего рода временное правительство страны. Таким образом, уже на рубеже 1945 и 1946 годов Ким Ир Сен формально стал высшим руководителем Северной Кореи.

Впрочем, едва ли Ким Ир Сена в 1946-м и даже в 1949 году можно назвать правителем Кореи в точном смысле слова. Определяющее влияние на жизнь страны оказывали тогда советские военные власти и аппарат советников. Сохранилось это положение и после 1948 года, когда на севере Корейского полуострова была провозглашена Корейская Народно-Демократическая Республика.

Как и большинство высших руководителей Северной Кореи, Ким Ир Сен вместе с женой и детьми поселился в центре Пхеньяна, в одном из небольших особняков, которые раньше принадлежали высокопоставленным японским офицерам и чиновникам. Однако жизнь Ким Ир Сена в этом доме в первые годы после возвращения в Корею едва ли можно было назвать счастливой, ибо она была омрачена двумя трагедиями: летом 1947 года утонул его второй сын, Шура, а в сентябре 1949 года во время родов умерла его жена Ким Чжон Сук, с которой он прожил десять самых тяжелых лет своей жизни и теплое отношение к которой он сохранил навсегда.

По решению Потсдамской конференции Корея оказалась разделенной по 38-й параллели на советскую и американскую зоны оккупации. В результате на Юге к власти пришел Ли Сын Ман. И Пхеньян, и Сеул выдвигали претензии на то, что именно их режим является единственно законной властью на полуострове. Дело явно шло к войне.

Окончательное решение начать войну было принято, по-видимому, весной 1950 года во время визита Ким Ир Сена в Москву и его бесед со Сталиным. Однако этому визиту предшествовали долгие обсуждения, которые шли как в Москве, так и в Пхеньяне.

Тем не менее Ким Ир Сен принял самое активное участие в подготовке войны с Югом, которая началась внезапным ударом северокорейских войск ранним утром 25 июня 1950 года. На следующий день, 26 июня, Ким Ир Сен выступил по радио с обращением к народу. В нем он обвинил правительство Южной Кореи в агрессии, призвал к отпору и сообщил, что северокорейские войска начали успешное контрнаступление. Ким Ир Сен с первых дней войны занял пост Верховного Главнокомандующего.

Война шла с переменным успехом, и позиции, которые с весны 1951 года занимали войска противостоящих сторон, оказались в итоге почти такими же, как те, с которых они начинали войну.

К тому времени Ким Ир Сен уже, видимо, полностью освоился со своей новой ролью и постепенно превратился в опытного политика. Говоря об особенностях индивидуального политического стиля Ким Ир Сена, следует отметить неоднократно проявлявшееся им умение лавировать, использовать противоречия как противников, так и союзников. Он не раз показывал себя неплохим мастером политической интриги. Слабости же Ким Ир Сена связаны в первую очередь с его недостаточной общей подготовкой: он не только никогда не учился в вузе, но и не имел возможности заняться самообразованием, а все основные представления о социальной и экономической жизни были почерпнуты им частично из традиционных воззрений корейских низов, частично из политзанятий в партизанских отрядах и 88-й бригаде.

Однако задача, стоявшая перед Ким Ир Сеном в начале пятидесятых годов, как раз требовала именно искусства лавирования, которым он обладал в полной мере. Речь шла о ликвидации фракций, существовавших с самого основания КНДР в северокорейском руководстве. Дело в том, что в северокорейскую элиту входили четыре группировки: «советская группировка», состоявшая из советских корейцев, направленных для работы в государственных, партийных и военных органах КНДР советскими властями; «внутренняя группировка», в которую входили бывшие подпольщики, действовавшие на территории Кореи еще до Освобождения; «яньаньская группировка», членами которой были вернувшиеся из эмиграции в Китай корейские коммунисты; «партизанская группировка», в которую входил сам Ким Ир Сен и другие участники партизанского движения тридцатых годов в Манчжурии. Группировки эти с самого начала относились друг к другу без особой симпатии, хотя в условиях жесткого советского контроля фракционная борьба открыто проявиться не могла. Единственный путь к полновластию для Ким Ир Сена лежал через уничтожение всех группировок, кроме его собственной, партизанской, и избавление от советского и китайского контроля. Решению этой задачи он и посвятил свои основные усилия в пятидесятые годы.

Первой жертвой стали бывшие подпольщики из «внутренней группировки», расправа над которыми состоялась в 1953-1955 годах при активной поддержке или благожелательном нейтралитете двух других фракций. В 1957-1958 годах удар был нанесен по яньаньцам, но они оказались более крепким орешком. Им удалось бежать в Китай, и вскоре оттуда прибыла совместная советско-китайская делегация во главе с А.И. Микояном и Пэн Дэхуаем. Эта делегация не только потребовала восстановить в партии репрессированных яньаньцев, но и пригрозила отстранить самого Ким Ир Сена от руководства страной. Корейский лидер вынужден был пойти на уступки. Но его вовсе не устраивало положение марионетки, поэтому с середины пятидесятых годов он начинает дистанцироваться от своих недавних покровителей.

Первые годы после подписания перемирия ознаменовались серьезными успехами северокорейской экономики, которая при активной поддержке СССР и Китая не только очень быстро ликвидировала ущерб, нанесенный войной, но и стала стремительно продвигаться вперед. В то же время внешнеполитическая ситуация, в которой приходилось действовать Ким Ир Сену, серьезно изменилась из-за начала советско-китайского конфликта.

Северная Корея экономически чрезвычайно зависела как от Советского Союза, так и от Китая. Поэтому перед Ким Ир Сеном стояла сложная задача. С одной стороны, он должен был, искусно лавируя между Москвой и Пекином, создать возможности для проведения независимого политического курса, а с другой - сделать это так, чтобы ни Москва, ни Пекин не прекратили жизненно важную для КНДР экономическую и военную помощь.

На первых порах Ким Ир Сен склонялся к союзу с Китаем. Этому способствовали и культурная близость двух стран, и тесные связи корейских революционеров с китайским руководством в прошлом, и недовольство Ким Ир Сена критикой Сталина и его методов управления, развернувшейся в СССР. Ориентация на Китай вызвала серьезные осложнения: Советский Союз резко сократил помощь, что поставило некоторые отрасли корейской экономики на грань краха. Кроме того, начавшаяся в Китае «культурная революция» также заставила северокорейское руководство дистанцироваться от КНР, и с середины шестидесятых годов руководство КНДР стало проводить политику последовательного нейтралитета в советско-китайском конфликте. Порою эта линия вызывала немалое неудовольствие и в Москве, и в Пекине, но Ким Ир Сену удавалось вести дело так, что это недовольство ни разу не приводило к прекращению экономической и военной помощи.

Тем не менее именно краткий период прокитайской ориентации ознаменовался окончательным уничтожением последней соперничающей фракции: в конце 50-х годов Ким Ир Сен изгнал или физически уничтожил подавляющее большинство членов «советской группировки». С этого момента все высшие посты оказались в руках старых соратников Ким Ир Сена по партизанской борьбе, а сам Ким Ир Сен наконец-то обрел всю полноту власти в стране.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что как раз на рубеже пятидесятых-шестидесятых годов в жизни Северной Кореи приходит утверждение своих методов организации производства, своих культурных и моральных ценностей. Начинается пропаганда идей «чучхе» («самобытности»), подчеркивание превосходства всего корейского над всем зарубежным.

В промышленности с начала шестидесятых годов утверждается «тзанская система работы», полностью отрицающая любые формы хозрасчета и материальной заинтересованности. Экономика военизируется, централизованное планирование становится всепроникающим, целые отрасли реорганизуются по военному образцу (у горняков, например, даже вводится деление на взводы, роты и батальоны, устанавливаются звания, аналогичные воинским). Приусадебные участки, равно как и рыночная торговля, объявляются буржуазно-феодальным пережитком и ликвидируются. Основой экономической политики объявляются автаркии, дореволюционный дух опоры на собственные силы, а идеалом - полностью самообеспечивающаяся, жестко контролируемая производственная единица.

Однако система, которая установилась в КНДР после того, как Ким Ир Сен получил вожделенную полноту власти, оказалась в итоге существенно менее эффективной, чем старая, навязанная извне в конце сороковых годов. Проявилось одно из важнейших свойств Ким Ир Сена, о котором уже говорилось: он был силен в борьбе за власть, но не в управлении страной. С семидесятых годов экономика КНДР оказывается в состоянии жесткой стагнации, рост прекращается, жизненный уровень большинства населения, и без того достаточно скромный, начинает быстро снижаться. В этих условиях стабильность северокорейского общества обеспечивается только жестким контролем над населением в сочетании с массированной идеологической обработкой. И по размаху деятельности репрессивных органов, и по массированности идеологического воздействия режим Ким Ир Сена, пожалуй, не имел себе равных в мире.

Все население страны было разбито на группы в несколько десятков семей, проживающих в одном квартале или доме. Члены этих групп связаны круговой порукой, причем глава каждой группы имел над подчиненными ему людьми немалую власть. В частности, без согласия этого местного «старосты» кореец не мог провести ночь вне дома или пригласить к себе человека из другого уезда. Свободное передвижение по стране категорически запрещалось, даже поездки в соседний уезд осуществлялись только по приглашению, надлежащим образом оформленному в службе безопасности. Сколько в Северной Корее было политзаключенных, неизвестно. Существующие оценки основаны на данных аэрофотосъемки концлагерей из космоса и с высотных самолетов-разведчиков. По результатам анализов этих снимков, численность заключенных составляла 100-120 тысяч человек. С конца пятидесятых годов в стране широко практиковались публичные казни - расстрелы на стадионах.

Упрочение режима своей единоличной власти Ким Ир Сен сопровождал интенсивной кампанией самовосхваления. С шестидесятых годов культ Ким Ир Сена в Корее приобрел невиданные формы. С особой силой восхваление «Великого Вождя, Солнца Нации, Железного Всепобеждающего Полководца, Маршала Могучей Республики, Залога Освобождения Человечества» начиналось с 1972 года, в день его 60-летия. Ким Ир Сен стал, безусловно, самым прославляемым руководителем современного мира. Все достигшие совершеннолетия корейцы были обязаны носить значки с портретом Ким Ир Сена, эти же портреты помещались в каждом жилом и служебном помещении, в вагонах метро и поездов. Склоны прекрасных корейских гор были испещрены здравицами в честь Вождя, которые высекаются в скалах многометровыми буквами. По всей стране ставились памятники только Ким Ир Сену и его родным. В день рождения вождя, главный государственный праздник страны, каждый кореец считал своим долгом возложить к подножию одного из этих памятников букет цветов. Изучение биографии Ким Ир Сена начиналось в детском саду и продолжалось в школах и вузах, а труды его заучивались корейцами наизусть на специальных собраниях.

Все места, где побывал Ким Ир Сен, отмечены специальными мемориальными досками, даже скамеечка, на которую он как-то присел в парке, являлась национальной реликвией и тщательно оберегалась. Дети в детских садах перед обедом хором благодарили вождя за свое счастливое детство. Имя Ким Ир Сена упоминалось практически в любой корейской песне, а герои фильмов совершали невероятные подвиги, вдохновляемые своей любовью к нему. Пхеньянские обществоведы даже разработали специальную философскую дисциплину - сурёнгван (в несколько вольном переводе - «вождеведение»), которая специализируется на изучении особой роли вождя во всемирно-историческом процессе.

По образу своей жизни Ким Ир Сен существенно отличался от большинства диктаторов «третьего мира». Хотя и у него был дворец на окраине столицы, равно как и множество великолепных резиденций по всей стране, он все же часто ездил по стране. Роскошный поезд Вождя (он не любил самолетов и предпочитал железную дорогу даже при поездках за границу), сопровождаемый, разумеется, многочисленной и надежной охраной, появляется то там, то здесь. Ким Ир Сен приезжал на предприятия, в деревни, посещал учреждения и школы.

Еще в начале шестидесятых годов, через полтора десятилетия после смерти Ким Чжон Сук, Ким Ир Сен снова вступил в брак. Его женой стала Ким Сон Э. По слухам, она была секретаршей начальника личной охраны Ким Ир Сена. Однако ее влияние на политическую жизнь было минимальным.

Особая роль была уготована единственному оставшемуся в живых сыну Ким Ир Сена и Ким Чжон Сук родившемуся в 1942 году в Хабаровске Юрию, который получил корейское имя Ким Чен Ир. Примерно с начала семидесятых годов у Ким Ир Сена возникла мысль сделать сына своим наследником, установив в КНДР нечто вроде монархии. С этого времени начинается стремительное продвижение Ким Чен Ира по служебной лестнице. Слабые протесты против этого, раздававшиеся в середине семидесятых годов среди высшего чиновничества, окончились, как и следовало ожидать, исчезновением недовольных. В 1980 году на VI съезде коммунистической партии Ким Чен Ир был провозглашен наследником своего отца, пропаганда начала восхвалять его сверхчеловеческую мудрость с той силой, с какой раньше она воспевала только деяния его отца.

После смерти Ким Ир Сена в 1994 году и последовавшим за ним 3-летним трауром власть перешла к его сыну - «Любимому Руководителю, Великому Продолжателю Бессмертного Чучхейского Революционного Дела, Славе Корейской Природы, Непобедимому Вечному Вождю Ким Чен Иру».


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить