Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Тираны и диктаторы. Рубен Фульхенсио Батиста-и-Сальдивар (1901-1973)

Тираны и диктаторы. Рубен Фульхенсио Батиста-и-Сальдивар (1901-1973)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тираны и диктаторы. Рубен Фульхенсио Батиста-и-Сальдивар (1901-1973)


Диктатор Кубы в 1934-1944 и 1952-1958 годах, официально занимал пост президента в 1940-1944 и 1954-1958 годах. Свергнут в ходе Кубинской революции. Умер в эмиграции.

Рубен Фульхенсио Батиста-и-Сальдивар родился 16 января 1901 года в местечке Вегитас, муниципии Банес, на севере кубинской провинции Ориенте. По происхождению мулат (с примесью китайской крови по деду), выходец из бедной крестьянской семьи. Шести лет пошел в начальную школу, потом учился в вечернем классе квакерской школы. С раннего детства трудился на плантации сахарного тростника, помогая семье зарабатывать на жизнь. В 14 лет устроился учетчиком, затем работал тормозным кондуктором на железной дороге.

В 1921 году Фульхенсио попадает в казармы 4-го пехотного полка на окраине Гаваны. Армия Кубы в то время была наемной, и скромное жалованье солдата обеспечивало безбедное существование. В середине двадцатых годов Батиста служил в сельской гвардии, выполнявшей полицейские функции, затем был переведен в столичные форты Атарес и Кастильо-де-ла-Фуэрса. Его служебное рвение было замечено начальством, оценившим также его знания стенографии. Батиста был прикомандирован к генеральному инспектору армии, произведен в капралы, затем в сержанты. С 1928 года он служил стенографистом военного суда в форт Ла Кабанья.

Вместе с сержантом Пабло Родригесом Батиста возглавлял конспиративную организацию Военный союз Колумбии (по названию военного городка в Гаване). Союз сыграл определенную роль в отстранении от власти диктатора Мачадо в августе 1933 года. Кубинцы ликовали: пала 8-летняя диктатура «президента тысячи убийств» Херардо Мачадо. Режим «антильского Муссолини», как именовал себя диктатор, рухнул в разгар всеобщей забастовки, когда безработица, нищета и голод привели к бурному росту народного движения. В восточных провинциях весной 1933 года появились партизанские отряды.

После путча правительство возглавил временный президент Мануэль де Сеспедес, протеже США.

Тем не менее революция пошла по восходящей. На сахарных заводах и плантациях создавались фабзавкомы, происходили вооруженные столкновения с полицией и войсками. Все чаще наблюдалось братание солдат с населением. К концу августа новый режим де Сеспедеса оказался перед лицом очередного взрыва под лозунгом «Куба для кубинцев!». Солдаты отказались стрелять в забастовщиков. В воинских частях распространился слух о будущих правилах, затрудняющих продвижение в чинах для сержантов, снижающих жалованье и предусматривающих массовое увольнение рядовых. Это усилило недовольство. Им воспользовалась группа сержантов, промышлявших политикой.

Ведущую роль в готовившемся восстании играл Батиста. С группой столь же честолюбивых сержантов, объединенных в Военный союз Колумбии, он готовил свержение президента. В ночь на 5 сентября на собрании сержантов и капралов в солдатском клубе военного городка Колумбия Батиста и прочие ораторы подвергли критике американское хозяйничанье в стране и марионеточное правительство де Сеспедеса. Для его низвержения была образована Революционная хунта. Заговорщики заменили охрану президентского дворца и правительственных зданий, арестовали часть офицеров, других сместили с занимаемых ими постов, третьи перешли на сторону восставших. Потом радио оповестило остров о победе «подлинной, свободной от иностранного влияния, основанной на принципах патриотизма революции».

Сержанты захватили власть и в провинции. Сразу же хунта отвергла слухи о том, что она как-то связана с «коммунистами». У зданий иностранных банков и посольств была выставлена охрана. Батиста лично посетил посла США Уэллеса, чтобы заверить его, что будут приняты все меры для обеспечения порядка.

Для Уэллеса восстание оказалось настолько неожиданным, что привело его в панику. Он послал в Вашингтон 5 сентября 11 телеграмм. Новое правительство, сообщал он в одной из них, состоит из крайних радикалов, «чьи теории являются открыто коммунистическими», а некий «сержант по имени Батиста назначен начальником Генерального штаба»; было бы «предосудительным даже обсуждать вопрос об официальном признании Соединенными Штатами этого режима». Уэллес потребовал отправки на Кубу эсминцев и крейсера с морскими пехотинцами, чтобы вернуть де Сеспедеса к власти.

К острову были направлены 30 кораблей США, в том числе два крейсера и линкор. Это вызвало на Кубе бурю возмущения, и Рузвельт предпочел сделать ставку на внутренние силы, дав указание Уэллесу действовать чужими руками. Хотя сообщения газет о хунте становились все более успокаивающими и было объявлено о назначении временным президентом профессора Гаванского университета Р. Грау Сан-Мартина, который обещал уважать все «иностранные интересы» на острове (Батиста стал полковником), Уэллес продолжал в своих донесениях характеризовать новое правительство как крайне радикальное. Поэтому Вашингтон отказывал ему в официальном признании и оказывал на него непрекращавшийся нажим.

В это время забастовочная волна охватила почти все сахарные заводы, 37 из них уже управлялись рабочими. Развернулись вооруженные схватки с сельской гвардией и войсками, появились народные советы. Это напугало Временное революционное правительство, правое крыло которого стало ассоциироваться с Батистой, а левое - с министром внутренних дел А. Гитерасом. Именно под его влиянием были провозглашены декреты о 8-часовом рабочем дне и 44-часовой рабочей неделе, признании профсоюзов и заключении коллективных договоров, образовании министерства труда, повышении зарплаты, помощи безработным, отмене продиктованной Вашингтоном конституции 1901 года; были распущены прежние партии, конфискована собственность сторонников Мачадо и созданы трибуналы для суда над ними.

Одновременно правительство пыталось поставить рабочее движение под свой контроль. Уже в конце сентября войска начали разгонять митинги, вытеснять рабочих с занятых ими предприятий и возвращать их прежним владельцам.

Местная крупная буржуазия перешла к открытому саботажу, уклоняясь от налогов. Государственным служащим нечем было выплачивать жалованье, росла безработица. Бастовали десятки тысяч рабочих, железнодорожники, связисты, учителя, служащие предприятий. Чтобы сохранить свою популярность, правительство Грау пошло на ограничение интересов американского капитала.

14 января Батиста под угрозой ареста заставил Грау Сан-Мартина уйти в отставку. Войска заняли все полицейские посты, правительственные учреждения, электро- и радиостанции. Революционная хунта распалась. 18 января Карлос Менуэта-и-Монтефур, лидер партии «Националистический союз», владелец газеты и сахарозаводчик, связанный с американским капиталом, принял присягу в качестве временного президента. 23 января новое правительство было официально признано Вашингтоном, а спустя три дня Кэффери назначили послом на Кубе. Однако рабочее движение не утихало, и когда в марте 1934 года вспыхнула всеобщая забастовка, Батиста ввел военное положение. Были распущены профсоюзы, на крупные предприятия направлены штрейкбрехеры под охраной солдат.

Главной фигурой в правительстве почти разу же оказался Батиста, а подлинным правителем в Гаване - Кэффери, который для Батисты стал другом и хозяином в одном лице. Кубинцы называли их «сиамскими близнецами».

29 мая между США и Кубой был подписан новый Постоянный договор, сохранявший военно-морскую базу США в Гуантанамо, но смягчивший формы американского диктата.

В марте 1935 года обстановка в стране вновь накалилась. 12 марта началась всеобщая забастовка, в которой приняли участие около 700 000 человек, но она смогла продлиться лишь несколько дней. Батиста принял крайние меры: правительство наводнило войсками железные дороги, основные города страны, под предлогом самообороны штрейкбрехеры получили разрешение безнаказанно убивать забастовщиков. Забастовка была подавлена.

В мае убили Антонио Гитераса. Видя тщетность своих надежд на образование единого революционного фронта, Гитерас решил эмигрировать в Мексику. О его планах стало известно Батисте. Подчиненные Батисты окружили Гитераса, ожидавшего на побережье яхту, которая должна была взять его на борт. В результате завязавшейся перестрелки Гитерас погиб.

Только в начале 1936 года на Кубе состоялись неоднократно откладывавшиеся выборы нового конгресса и президента. Они принесли победу М. Гомесу, поддержанному Батистой и Кэффери, которым он показался сговорчивым человеком. Однако честолюбивый начальник штаба армии сам подумывал о президентском кресле и готовил почву для выдвижения своей кандидатуры на предстоящих в 1940 году выборах. Заигрывая с массами, Батиста объявил о существующих у него планах реформ, строительстве школ для сельских детей, предоставлении пенсий старикам, осуществлении общественных работ для борьбы с безработицей.

В декабре 1936 года он добился смещения конгрессом Гомеса; а вице-президент Ф. Ларедо Бру, ставший новым главой государства, столь безоговорочно подчинялся Батисте, что даже в американском пособии для колледжей был назван «марионеточным президентом». Конгресс Кубы принял закон о введении с 1940 года новой конституции и созыве Учредительного собрания.

В июле 1937 года Батиста объявил о принятии 3-летнего плана «экономической и социальной реконструкции» Кубы, включавшего установление контроля правительства над сахарной, табачной и горнодобывающей промышленностями, реформу налоговой системы, распределение государственных земель между бедными крестьянами и предоставление им кредита, социальное страхование для рабочих, введение оплачиваемых отпусков, расширение строительства больниц и др.

Полковник сделал поворот в сторону демократизации политической жизни на острове и во время Мюнхенского кризиса 1938 года заявил, что в случае войны Куба окажется на стороне США.

Вашингтон подчеркнул свое доверие бывшему сержанту и поддержал его замыслы в отношении президентского поста. Теперь Батиста в своих выступлениях говорил, что стремится к прогрессивной демократии, критиковал политику фашистских держав, осуждал расовую дискриминацию, провозгласил союз рабочих, крестьян и солдат основой свободы Кубы, легализовал ряд оппозиционных партий, включая компартию. Государственная власть на острове приобретала более цивилизованный вид. Были образованы Конфедерация трудящихся Кубы и Национальная крестьянская федерация.

6 декабря 1939 года Батиста, уйдя в отставку с поста начальника штаба армии, выставил свою кандидатуру в президенты. Оппозиционный блок назвал кандидатом Грау Сан-Мартина. Предвыборная платформа Батисты включала почти все пункты выдвинутого им еще в 1937 году, но затем отложенного 3-летнего плана и обещала различные социальные реформы, укрепление суверенитета страны. «Капитал, - заявил он, - не должен бояться какого-либо уничтожения собственности, но если он не желает уважать права и требования народа, результатом этого явятся беспорядки, которые нанесут ущерб ему же».

На состоявшихся в июле 1940 года выборах Батиста одержал победу, а 10 октября принес присягу в качестве президента. В тот же день вступила в силу принятая 1 июля 1940 года наиболее прогрессивная в то время во всем Западном полушарии конституция Кубы. Она предусматривала ограничение латифундизма и засилия монополий и иностранного капитала в стране. За государством сохранялись все права на недра; право на конфискацию собственности, не приносящей пользы обществу; предусматривалось равное избирательное право для всех граждан республики - мужчин и женщин старше двадцати лет.

Созыв Учредительного собрания и принятие демократической конституции, закреплявшей завоевания трудящихся, стали крупным поражением реакции и победой народа.

7 декабря 1941 года, после нападения японцев на Перл-Харбор, США вступили во Вторую мировую войну, и 9 декабря Куба объявила войну Японии, а 11 декабря - Германии и Италии. Островная экономика в годы войны переживала подъем. В несколько раз выросла добыча никелевой, марганцевой и хромовой руд, вывозимых в США, увеличился и спрос на кубинский сахар, причем система импортных квот на него в США была отменена. Созданное Батистой коалиционное правительство соблюдало элементарные буржуазно-демократические свободы, проводило либеральную политику, приняло ряд законов в развитие статей конституции о правах трудящихся и более прогрессивное положение о выборах. В стране окрепло профсоюзное и в целом демократическое движение, коммунисты получили посты вице-премьера и министра без портфеля.

Попытка реакционных, профашистских элементов организовать военный переворот и свергнуть коалиционное правительство была подавлена Батистой. В то же время он не стеснялся использовать свое положение для обогащения и сам произвел себя в генералы. Это припомнила ему в политической борьбе оппозиция, и прежде всего возглавляемая Грау Кубинская революционная партия (КРП). В месяцы подготовки к выборам 1944 года она возглавила оппозиционный блок. Кандидатом от правительственного блока в президенты был премьер-министр Карлос Саладригас. Батиста согласно конституции 1940 года мог выдвинуть свою кандидатуру в президенты лишь спустя 8 лет. Он предпочел покинуть Кубу, обосновавшись во Флориде с новой супругой.

На выборах 1 июня 1944 года оппозиционный блок получил большинство голосов. Грау Сан-Мартина избрали президентом. Американская пресса объявила выборы 1944 года самыми честными в истории Кубы и открыто писала, что это целиком заслуга Батисты, «уважающего волю народа и выполнившего свое обещание не вмешиваться в ход выборов».

Правительство Грау в 1945 году приняло ряд декретов, отвечавших интересам трудящихся. Но с началом «холодной войны» правительство КРП резко поправело и развернуло репрессии против демократических сил. В результате накануне президентских и парламентских выборов летом 1948 года произошел раскол КРП: ее левое крыло - «ортодоксы» во главе с Э. Чибасом - основало Партию кубинского народа (ПКН). Тем не менее президентом стал кандидат от КРП К. Прио Сокаррас. По списку либеральной партии в сенат был избран Батиста, а его брата Панчина избрали губернатором провинции Гавана.

Ранее Грау Сан-Мартин делал буквально все, чтобы помешать Батисте вернуться на Кубу, и пытался даже возбудить уголовное дело против него. Теперь, став сенатором, Батиста смог вернуться и начал активную деятельность, восстановил старые связи и вскоре основал партию Объединенное прогрессивное действие (ОПД). Он объявил себя сторонником движения в защиту мира и даже заявил члену Всемирного совета мира П. Неруде о тяжелых обидах, нанесенных ему, о личных оскорблениях со стороны власть имущих североамериканцев.

В конце 40-х годов экономика Кубы вновь оказалась в кризисном состоянии, что в первую очередь отразилось на положении трудящихся. Правительство Прио Сокарраса продолжало репрессии. В то же время оно в ноябре 1951 года, вопреки нажиму Вашингтона, отказалось от посылки кубинских войск для участия в Корейской войне.

Усиление позиций левых сил заставило искать «сильную личность». Генерал Батиста как раз вернулся из США. На его выбор повлияли два обстоятельства; генерал был безоговорочно предан Вашингтону, а также пользовался заметным авторитетом в армии, несмотря на то что его ставленников при Сан-Мартине вынудили уйти в отставку.

Приступая к осуществлению государственного переворота, генерал довольно четко взвесил все «за» и «против». Момент оказался вполне подходящим: правительство Прио Соккараса окончательно дискредитировало себя, важнейшие военные и полицейские центры страны готовы были поддержать мятежников. Батиста добился роста влияния ОПД. Но стало ясно, что он не сумеет соперничать с кандидатом Партии кубинского народа на очередных выборах и с помощью определенных кругов в Вашингтоне, а также старых связей в армии начал готовиться к захвату власти в Гаване.

Правда, правительство Прио Сокарраса приняло некоторые меры предосторожности, но дни его были сочтены. 7 марта 1952 года после отставки ряда министров было объявлено, что новое правительство будет сформировано 10 марта. Тем временем 9 марта участвовавшие в заговоре офицеры в военном городке Колумбия получили условное сообщение: «Четыре Колумбия десятое марта», означавшее место и время переворота. За час до его начала в военном городке появились автомашины. Из них вышла группа лиц во главе с Батистой. Он обратился к солдатам с призывом подняться на «революцию ради спасения родины от политиканов и жуликов». Заговорщики быстро овладели военным городком, фортом Ла Кабанья, полицейским управлением и приступили к захвату почты, телеграфа, административных учреждений, аэропорта. Отряд солдат был послан в провинцию Камагуэй.

Большинство гражданских и военных властей на местах сохраняли верность правительству. Но ни Прио Сокаррас, бежавший из президентского дворца, ни лидеры буржуазных партий не попытались организовать сопротивление, и вскоре почти все вооруженные силы перешли на сторону заговорщиков. А сам президент, нашедший убежище в мексиканском посольстве, повел переговоры с Батистой о возвращении ему сейфа с деньгами и драгоценностями, брошенного во дворце.

Получив сейф со всем содержимым, он тотчас покинул Кубу. Народ помнил, что дал им в годы войны «президент-демократ» Батиста, и спокойно отнесся к перевороту. Был удовлетворен и Вашингтон.

Сформировав правительство и приняв на себя функции его главы, Батиста обратился к народу с заявлением, в котором говорилось: «Вместо бойни я предлагаю мир, вместо крови - любовь, вместо лжи - искренность». Он обещал «безопасность», «справедливые и честные выборы», соблюдение всех заключенных Кубой договоров, защиту иностранных капиталовложений.

После второго прихода к власти генерал повел себя намного жестче и бесцеремоннее, чем в первый период своего правления. Он перечеркнул многие собственные начинания: отменил Конституцию 1940 года, порвал дипломатические отношения с Советским Союзом. Батиста произносил речи, в которых показывал свою ненависть к коммунизму.

В первый же год правления Батисты в стране начали деятельность около 100 новых американских компаний. В руках кубинских филиалов американских банков оказалась четвертая часть всех вкладов в стране. За годы режима Батисты американские компании вывезли с Кубы не менее 800 миллионов долларов чистой прибыли. В результате «ножниц цен» на кубинские и американские товары Куба потеряла только за пятидесятые годы не менее одного миллиарда долларов. Будучи аграрной страной, она во все расширяющихся масштабах продолжала ввозить из США продовольствие.

Фактически Куба превращалась не только в экономическую, но и идеологическую колонию США. При этом Батиста не забывал о личных интересах. Он и его приближенные заметно обогатились в результате развернутого ими широкого строительства дорог, отелей, увеселительных заведений. Для финансирования этого строительства диктатор учредил специальный Банк экономического и социального развития Кубы.

Процветали коррупция и казнокрадство, спекуляция, общество все заметнее разделялось на очень богатых и очень бедных.

Наряду с демагогическими ходами, Батиста в качестве главного аргумента в пользу своей власти использовал репрессии. В первую очередь диктатор, объявивший себя ярым противником коммунизма, обрушился на Народно-социалистическую партию. Власти задерживали многих видных коммунистов и отдавали их под суд чрезвычайного трибунала. Обыденным явлением стали налеты на помещения партии, аресты и избиения партийных активистов.

Под предлогом борьбы с «коммунистическим проникновением» правительство жестоко расправлялось со всеми противниками диктатуры. Разгонялись любые манифестации, организованные оппозицией. Стало практиковаться увольнение с работы по политическим мотивам.

Несмотря на заявления Батисты, что совершенный им переворот вызван стремлением навести порядок, обеспечить деятельность политических и профессиональных организаций, в стране был установлен режим неприкрытого произвола. Диктатор распустил Национальный конгресс, лидеры и активисты политических партий на 30 лет лишились права участвовать в политической жизни Кубы. Президент окружил себя всевозможными гангстерскими элементами. Выборы, намечавшиеся на ноябрь 1953 года, были отложены на неопределенный срок.

В апреле того же года был опубликован конституционный статут, заменивший Конституцию 1940 года. Изобиловавшие в нем оговорки практически сводили на нет права личности и политических партий. Изменения в статуте могли быть оформлены путем утверждения Советом министров, что открывало широкую возможность для произвола со стороны диктатора.

Государственный переворот вызвал кризис во всех партиях как правого, так и левого толка. Одни партии самораспустились, другие распались на фракции.

В начале пятидесятых годов, когда многие оппозиционные деятели начали говорить о бесперспективности борьбы с Батистой, развернул революционную деятельность Фидель Кастро, будущий руководитель кубинского социалистического государства. Два года он партизанил в труднодоступных районах Кубы, а в 1953 году молодые революционеры решились на вооруженное выступление. Штурм казармы Монкада в Сантьяго и казармы в городе Баяло был приурочен ко дню карнавала - 26 июля. Восставшие потерпели поражение. После более чем двухчасового боя в Сантьяго большинство нападавших погибли, оставшиеся в живых отступили в горы, где вскоре были схвачены.

Батиста испугался не на шутку, затем его страх перешел в ярость. Вечером того же дня он направил на военном самолете своего эмиссара в Сантьяго с инструкцией расстрелять 10 пленников за каждого убитого солдата. Началась зверская расправа с революционерами: их закапывали по грудь в землю, использовали в качестве мишеней, сбрасывали с крыш высоких зданий, раненых волокли по лестницам, пока они не умирали, вешали, у них вырывали глаза, вводили им в вены воздух, выпускали якобы на свободу, а затем стреляли в спину.

Правительство развернуло ничем не прикрытый террор. На 90 дней отменило конституционные гарантии, провело массовые аресты среди руководителей оппозиционных партий (доказать их причастность к событиям 25 июля батистовцам не удалось, и они были отпущены на свободу), издало один за другим репрессивные законы. Даже после восстановления конституционных гарантий продолжались аресты, обыски, облавы, из тюрем не выпускали политзаключенных.

Вместе с тем Батиста понимал, что необходимо срочно придать режиму хотя бы видимость законности. Поэтому было объявлено о проведении 1 ноября 1954 года выборов, на которых коалиция проправительственных партий выдвинула кандидатом в президенты Батисту. Единственным кандидатом от оппозиции являлся Грау Сан-Мартин, но его партия так и не сформулировала четкой предвыборной программы.

По мере приближения выборов на Кубе усиливался террор. Казалось, что страна находится в состоянии войны. По всем городам двигались войска, которые брали под свой контроль избирательные участки. Широко практиковался подкуп сотрудников радио, газет, миллионы песо были выброшены на правительственную предвыборную рекламу. Верховный избирательный трибунал, состоявший из сторонников Батисты, не разрешил людям Грау наблюдать за подсчетом голосов после окончания голосования. 31 октября, когда этот шаг уже мало что менял, Грау снял свою кандидатуру «из-за отсутствия гарантий справедливых выборов».

И хотя в выборах единственного кандидата - Батисты - участвовало лишь 30 процентов избирателей, он становится президентом. Новый посол США в Гаване А. Гарднер объявил выборы «действительными и честными» и поздравил Батисту с победой. Вновь избранный конгресс, состоявший в основном из сторонников Батисты, 2 феврали 1955 года выразил готовность поддерживать президента.

В феврале 1955 года Батиста заявил о восстановлении конституции 1940 года, в мае - о всеобщей амнистии и освободил, в частности, участников штурма Монкады.

Но напуганный заметным ростом влияния Народно-социалистической партии на народные массы Батиста издал закон «О запрещении коммунистической деятельности». В мае 1955 года на Кубе начало функционировать так называемое Бюро по подавлению коммунистической деятельности.

В стране стали обычным делом политические убийства. Все чаще жители кубинских городов и поселков обнаруживали на улицах трупы со следами пыток. За воротами предприятий оказывались тысячи «неблагонадежных» рабочих и служащих.

В декабре 1955 года началась забастовка на сахарных заводах. В знак солидарности ее поддержали рабочие-табачники, железнодорожники, студенты, мелкие лавочники. Вооруженные столкновения с полицией произошли во многих населенных пунктах, имелись убитые и раненые.

Батиста на время перебрался в военный городок Колумбию под охрану войск, а посол США прервал свой отпуск и срочно вернулся на Кубу. В борьбу с Батистой включались все новые и новые силы. Недовольство ощущалось даже в офицерском корпусе. В апреле 1955 года был раскрыт заговор офицеров во главе с полковником Р. Баркином. Заговор не был политическим, а носил чисто кастовый характер.

Спустя три недели группа молодежи попыталась захватить казармы Гойкурия в Матансасе. От полицейского агента власти заранее узнали о готовящемся нападении. Подъехавшие к казарме студенты сразу же попали под кинжальный пулеметный огонь и почти все погибли.

Но, как и в годы войны, Батиста не забывал о своем кармане. За предоставление концессий или разрешение на создание новых компаний он получал 50 процентов акций и сам стал акционером 40 компаний. За повышение тарифов телефонной компании ему преподнесли 3 миллиона долларов и в подарок литой из золота телефонный аппарат. Другая фирма подарила ему серебряный ночной горшок. Проценты от различных сделок рекой текли в его сейфы. Диктатор стал столь богатым, что даже некоторые миллионеры, бывая у него в гостях, чувствовали себя смущенными при виде окружавшей его роскоши. Точная цифра его состояния неизвестна по сей день. Тем не менее местная белая элита презирала его как выходца из народа и в частных беседах именовала нового президента «этот негр».

Батиста правил, опираясь на кастовую армию, руководимую реакционным офицерством, и на полицейский аппарат, а в числе его личных телохранителей был небезызвестный гаванский гангстер Э. Венерео. Репрессии на острове приняли такие масштабы, что, по выражению одной из газет, Куба напоминала «тюремный лагерь, где штыки приставлены к горлу граждан». Список замученных насмерть за годы его правления насчитывал около 20 000 человек.

Весной 1957 года отряд Ф. Кастро превратился в настоящую партизанскую армию. Бои между партизанами и правительственными войсками шли с переменным успехом.

Сопротивление диктатуре в стране нарастало. Еще в январе 1957 года в Сантьяго прошла внушительная демонстрация женщин под лозунгом «Прекратите убивать наших сыновей!». С протестом против террора выступали рабочие сахарных заводов. 13 марта 1957 года повстанческая организация Революционный директорат совершила нападение на президентский дворец в Гаване. Ставилась цель расправиться с Батистой, а затем по радио обратиться к жителям столицы с призывом поднять восстание.

Отряд из 50 человек ворвался во дворец, но операция не увенчалась успехом: Батиста сумел укрыться на верхнем этаже, многочисленная охрана вместе с подоспевшими войсками расправилась с восставшими.

Предчувствуя незавидный финал, Батиста объявил о «демократических» выборах, назначенных на 3 ноября 1958 года. Он рассчитывал, что президентские выборы спасут его режим. Правда, он выставил на них не свою кандидатуру, а кандидатуру Андреаса Риверо - своего личного секретаря, занимавшего в течение года пост премьер-министра. Последний недвусмысленно заявил: «После моей победы на выборах я хотел бы чтобы Фульхенсио Батиста был рядом со мной». Народ на выборы не пошел. В Гаване в них приняли участие только 25 процентов избирателей, в Сантьяго-де-Куба - 2 процента. 20 ноября Ривера был провозглашен президентом. Вскоре после выборов командование повстанческой армии приняло решение о начале генерального наступления на всех фронтах.

Критика действий посла США Гарднера привела к замене его в мае 1957 года Э. Смитом, получившим инструкции, воздерживаясь от открытой поддержки Батисты, попытаться спасти его от краха либо вовремя найти ему замену. С помощью американского оружия в сентябре 1957 года Батисте удалось быстро подавить восстание гарнизона военно-морской базы в Сьенфуэгосе. А в мае 1958 года он бросил против повстанцев в горах Сьерра-Маэстра 11 000 солдат, однако потерпел поражение, которое ускорило складывание единого фронта сил, оппозиционных Батисте. Расчеты добиться передышки и переломить ход событий организацией в ноябре 1958 года очередных выборов тоже не принесли политического успеха, поскольку повстанческие отряды продолжали активно действовать в четырех из шести провинций острова. В армии Батисты началось разложение, тысячи ее солдат дезертировали или переходили на сторону повстанцев. Смит и прибывший в Гавану американский дипломат

У. Паули убеждали Батисту добровольно покинуть Кубу. Он и сам готовился к этому: основная часть его капиталов и ценностей уже была переведена в швейцарские банки, а на аэродроме военного городка Колумбия второй месяц стоял наготове самолет «дакота».

Между тем отряды повстанцев подходили к столице. В ночь под Новый 1959 год Батиста с женой и ближайшими приспешниками улетел в Доминиканскую Республику, бросив почти все личные вещи. Утром Нового года несколько самолетов из Кубы приземлились также в Новом Орлеане и во Флориде. В них находилось несколько сот высокопоставленных беженцев из Гаваны, включая старшего сына диктатора. 2 января передовые части Повстанческой армии вступили в Гавану.

У хозяина Доминиканской Республики Р. Трухильо вместе с Батистой укрылись более ста его приспешников. Затем он перебрался в Португалию, под защиту диктаторов Салазара, и с сентября 1959 года жил на острова Мадейра, а затем - близ Лиссабона. Конец жизни он провел в Испании. Награбленное у страны богатство позволило не знать забот. Батиста после бегства с острова поселился в Испании, где его приютил диктатор Франсиско Франко. Умер он 6 августа 1973 года.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить