Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Тираны и диктаторы. Ион Антонеску (1882-1946)

Тираны и диктаторы. Ион Антонеску (1882-1946)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тираны и диктаторы. Ион Антонеску (1882-1946)


Диктатор Румынии (1940-1944), маршал (1941). Участник подавления Крестьянского восстания (1907), интервенции против Венгерской советской республики (1919). Правительство Антонеску ввергло Румынию в войну против СССР. В 1946 году казнен по приговору трибунала.

Ион Антонеску родился 25 июня 1882 года в румынском городе Питешти. Офицером участвовал в карательных экспедициях при подавлении крестьянских восстаний 1907 и 1918 годов. После службы в армии в период Первой мировой войны и военной интервенции в Венгрии (1919) был назначен на важный дипломатический пост военного атташе сначала в Париже, а затем в Лондоне. В 1933 году Антонеску занял пост начальника Генерального штаба румынской армии.

Усиление фашизма, экономические трудности, политическая нестабильность в стране вызывали у румынских правящих кругов стремление к установлению диктатуры. Король Кароль II в преддверии выборов 1938 года хотел создать военное правительство во главе с генералом Ионом Антонеску, занимавшим видное положение в армии. Но затем отказался от этой затеи, так как опасался его связей с фашистской организацией «Железная гвардия». В правительстве национал-христианской партии, созданном 29 декабря 1937 года, Антонеску занял пост военного министра.

Однако уже 10 февраля 1938 года был обнародован декрет Кароля II, в котором сообщалось, что правительство распускается и формируется «личное правительство» короля во главе с патриархом Мироном Кристей. Таким образом, в стране установился режим неприкрытой королевской диктатуры. Генерал Ион Антонеску сохранил свой пост в новом правительстве.

Принятая 24 февраля путем «плебисцита» Конституция узаконивала тоталитарный режим, ставила министров под контроль короля и фактически превращала парламент в совещательный орган.

В Европе тем временем ширилась германская агрессия. Генерал Антонеску после расчленения Чехословакии одним из первых в Румынии открыто потребовал переориентации на державы «оси».

В ноябре 1938 года румынский король предпринял поездку во Францию, Великобританию и Германию. Он поспешил заверить фюрера в своей искренней лояльности. Еще до того, как Кароль II покинул Англию, железногвардейцы были готовы к вооруженному выступлению. В подготовке путча принимал участие и Антонеску.

Возвращаясь из Германии в Румынию, Кароль II получил сообщение о вспыхнувших беспорядках. Прибыв в Бухарест 28 ноября, он немедленно провел заседание Совета министров, на котором были выработаны меры по подавлению готовящегося мятежа. На следующий день Антонеску был смещен с должности. Затем последовал арест генерала князя Кантакузино, являвшегося номинальным главой «Железной гвардии» в период ее легальной деятельности.

Король шаг за шагом сдавал свои позиции. После длительных переговоров, завершившихся к весне 1940 года, он согласился включить в состав правительства пятерых железногвардейцев в качестве заместителей министров. Занял свой пост и новый глава «Железной гвардии» Хориа Сима. Несмотря на все уступки Кароля II, Гитлер искал возможность заменить его более надежной политической фигурой. Выбор пал на Антонеску.

Сменив пост военного министра на должность командующего военным округом, Антонеску критиковал проводившуюся новым правительством внешнюю политику Румынии, заключавшуюся в балансировании между англо-французским и германо-итальянским блоками, и требовал ориентации только на Германию.

Поводом для переворота послужило принятие правительством Кароля II условий Первого венского арбитража, по которому от Румынии в пользу Венгрии отторгалась территория Северной Трансильвании. Первыми, кого гитлеровцы проинформировали о готовящемся отторжении (части Трансильвании и открывающейся в связи с этим возможности устранить Кароля II) были Антонеску и глава железногвардейцев Хориа Сима. Сима еще в июле 1940 года вышел из состава правительства, а Антонеску тогда же послал Каролю II резкое письмо, в котором обвинял его по существу в неспособности управлять страной, за что был понижен в чине, подвергнут аресту и сослан в Быстрицкий монастырь. Тем самым и генерал, и Сима обеспечили себе «непричастность» к решению трансильванского вопроса в пользу хортистов и возможность выступить в нужный момент в роли «спасителей» страны.

Уже 30-31 августа, когда Коронный совет, созванный Каролем, обсуждал вопрос об уступке Венгрии северной части Трансильвании, в стране начались массовые демонстрации протеста. Попытка «Железной гвардии» захватить власть провалилась. Тогда гитлеровцы включили механизм, с помощью которого власть в Румынии все же перешла в руки «Железной гвардии», но уже на основе ее союза с Антонеску и его приверженцами в военных и политических кругах страны.

5 сентября король назначил Антонеску главой правительства с диктаторскими полномочиями. На следующий день Кароль II, по требованию Антонеску, подписал акт об отречении от престола в пользу своего сына Михая и затем покинул Румынию, чтобы никогда уже в нее не вернуться.

Антонеску сформировал свое правительство. В его состав вошли генералы - сторонники Антонеску, представители национал-царанисты и национал-либералы, железногвардейцы. Последние заняли ведущие посты в кабинете министров иностранных, внутренних дел, префекта полиции. Сима стал заместителем премьер-министра.

Монархия была сохранена больше из тактических соображений. Новый король, 19-летний Михай, сразу после коронации поздравил Антонеску с приходом к власти и пожелал «полного успеха» ему, а также «Железной гвардии» в «перестройке страны».

Антонеску объявил Румынию «национал-легионерским» государством, а себя, по гитлеровскому образцу, - «кондукэторулом», т. е. румынским фюрером. Отменив Конституцию 1938 года и таким образом ликвидировав последние остатки парламентаризма, он присвоил себе право управлять страной путем издания собственных декретов, имеющих силу закона и подлежащих беспрекословному исполнению. Новоиспеченный румынский диктатор направил в Берлин послание, в котором благодарил Гитлера за поддержку и уверял в своей верности.

Антонеску понимал шаткость установленной им диктатуры. В докладе, представленном Гитлеру адмиралом Канарисом, побывавшим в те дни в Румынии, подчеркивалось, что режим Антонеску может устоять лишь при поддержке Германии. Поэтому румынский диктатор просил Гитлера ввести на территорию Румынии германские механизированные и авиационные соединения.

20 сентября германское верховное командование издало директиву о вводе войск на румынскую территорию с целью «оказания помощи Румынии, нашему другу, в организации и обучении ее вооруженных сил». В октябре гитлеровские войска расположились в стране. Их численность быстро возрастала и к декабрю превысила 500 000 человек.

Спустя два месяца после своего прихода к власти Антонеску предпринял поездку в Берлин и Рим, чтобы обсудить вопросы сотрудничества Румынии с державами «оси», определить ее место в «новом порядке Европы» и заручиться поддержкой румынских захватнических планов.

В Риме Антонеску сказал Муссолини, что «понимает невозможность возвращения Северной Трансильвании сейчас и будет ждать окончания войны».

В Берлине «кондукэторулу» был оказан исключительно благожелательный прием. Гитлер пообещал все, чего пожелал румынский диктатор, в том числе и присоединения в будущем Бессарабии и других советских земель к Румынии, дав понять, таким образом, что война с СССР - дело решенное. Уже на следующий день, 23 ноября 1940 года, Антонеску подписал протокол о присоединении Румынии к Тройственному пакту.

Режим Антонеску внутри страны сразу же приобрел террористический характер. Уже в сентябре 1940 года в Румынии было создано 35 концентрационных лагерей и тюрем. В отличие от королевской диктатуры военно-фашистский режим не счел нужным сохранять даже видимость парламентаризма. Он отменил действие конституции, ликвидировав все гражданские права. Многие промышленные предприятия были милитаризированы, от рабочих и служащих там требовали военной дисциплины, а нарушителей предавали суду военного трибунала.

С провозглашением Румынии национал-легионерским государством «Железная гвардия» стала руководящей силой нового режима. Специальным правительственным распоряжением от 23 сентября 1940 года власти на местах обязывались сотрудничать с легионерским движением и предупреждались, что невыполнение указаний префектов-железногвардейцев повлечет за собой отстранение от должности и строгое наказание.

Дорвавшаяся до власти «Железная гвардия» развернула массовый террор, расправляясь бандитскими методами со своими политическими противниками. Став правящей и к тому же единственной партией, деятельность которой разрешалась режимом, она воспользовалась этим для увеличения своей численности и усиления влияния среди населения.

В результате кампаний по «румынизации» (т. е. конфискации предприятий, принадлежавших евреям и политическим противниками железногвардейцев) и созданию «руководимой экономии», принявших массовый характер, было дезорганизовано хозяйственное положение страны.

Усилившаяся нехватка продовольствия, сырья, товаров, кредитов грозила полностью парализовать экономику. Антонеску вынужден был выступить с заявлением, в котором он потребовал устранить «все плохое в администрации государства и экономики», подразумевая под этим некомпетентное и вредное вмешательство «Железной гвардии».

Кризис разразился и в политической сфере. Легионеры открыто расправлялись с теми политическими деятелями, которые в свое время по разным причинам выступали против «Железной гвардии».

Антонеску санкционировал принятие особого закона, который предусматривал смертную казнь или каторжные работы сроком от 5 до 10 лет за преступления против «общественного порядка». Затем 30 ноября 1940 года было официально объявлено о роспуске легионерской полиции, а три дня спустя издано предписание о принятии строгих мер в связи с самоуправством железногвардейцев.

Декрет о роспуске легионерской полиции фактически не был выполнен. Более того, Сима неоднократно брал на себя функции главы правительства; конфликт зашел так далеко, что в начале января 1941 года легионер Гика, являвшийся начальником полиции, отдал распоряжение не выполнять указания генерала Антонеску, а подчиняться только его собственным приказам.

В конце концов Антонеску отправился в Берлин, чтобы там добиться согласия на предоставление ему «свободы рук» в отношении железногвардейцев. Гитлер, заинтересованный в прекращении распрей среди своих ставленников в Румынии, недолго колебался, кому из них отдать предпочтение. Антонеску получил полную поддержку.

В ночь на 19 января железногвардейцы подняли вооруженный мятеж. За первые три дня мятежа были зверски убиты многие десятки жителей Бухареста, разграблено имущество более чем на сто миллионов лей. Антонеску выжидал до 22 января, не предпринимая активных ответных действий. Только когда волна путча стала распространяться по стране, он, получив поддержку Гитлера, отдал армии приказ приступить к подавлению легионерского мятежа. Уже сутки спустя «Железная гвардия» была вынуждена прекратить сопротивление. Многие легионеры, в том числе и их «капитан», были схвачены, но Антонеску не решился расправиться с ними. Симу он отправил в Германию, где тот и оставался до последних дней войны. «Железная гвардия» перестала существовать как организованная сила.

Антонеску сформировал правительство, состоявшее исключительно из его сторонников. Из 12 министерских постов 9 заняли генералы. В остальном положение страны практически не изменилось.

4 декабря 1940 года состоялось подписание румынско-германского соглашения о претворении в жизнь 10-летнего плана «экономического сотрудничества», предусмотренного договором от 25 марта 1939 года. Это соглашение ставило Румынию в положение аграрно-сырьевого придатка гитлеровской Германии. Немецкий капитал занял в экономике страны доминирующее положение. Собственность румынской национальной буржуазии напрямую захватывалась гитлеровцами. Под немецкий контроль официально перешли два из четырех крупнейших банков страны. Приглашенные Антонеску немецкие дивизии практически оккупировали Румынию. Ближайшим результатом ввода германской армии в Румынию стало резкое ухудшение финансово-экономического положения страны.

22 июня 1941 года вслед за гитлеровской Германией правительство Антонеску ввергло Румынию в войну против СССР. После первого удачного наступления гитлеровцы оставили обещанную Румынии территорию от Южного Буга до Днепра под своим управлением. Антонеску пришлось довольствоваться днестровско-бутским междуречьем. Этот обширный район был переименован в «Транснистрию» с центром в Одессе и объявлен принадлежащим Румынии.

Но Одессу еще надо было захватить. Неся огромные потери, румынские войска взяли город только 16 октября 1941 года. После захвата Одессы Антонеску объявил, что «фактически война победоносно завершена» и приступил к частичной демобилизации. Но в январе 1942 года обстановка на фронте резко изменилась, и Гитлер потребовал от Румынии новые дивизии.

Антонеску предоставил к весне 1942 года в распоряжение германского командования 26 дивизий, что удивило даже гитлеровскую верхушку. Это было почти вдвое больше того, на что рассчитывало германское командование.

Антонеску, являясь главнокомандующим румынскими вооруженными силами, еще 21 августа 1941 года произвел себя в маршалы. По указке немцев он бросил свои войска в 1942 году под Керчь, Севастополь, Харьков, Донец и Оскол.

Румынская армия несла огромные потери. К тому же ее разъедало дезертирство, принявшее уже к 1941 году массовый характер. В целях укрепления морального духа румынской армии гитлеровское командование в июне 1942 года решило, что после завершения операции за Доном немецкие и румынские войска, расположенные в районе Сталинграда и на Среднем Дону, будут объединены в группу армий под командованием Антонеску. Румынский маршал согласился занять предложенный пост, но в результате контрнаступления советских войск под Сталинградом две немецкие, одна итальянская и две румынские армии были полностью разгромлены.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом имел серьезнейшие последствия для Румынии, потерявшей на Восточном фронте всю свою армию. В стране усилились антивоенные и антифашистские выступления. В довершение всех бед фюрер фактически отстранил румынскую администрацию от хозяйничанья в Транснистрии. Все протесты Антонеску при этом не принимались во внимание.

К концу 1943 года окончательно рухнули надежды румынских руководителей как на возвращение Северной Трансильвании (на нее положила глаз Германия), так и на территориальные захваты на Востоке.

Участие в войне привело правительство Антонеску к банкротству не только в военно-политической, но и в экономической сфере. Хозяйственное положение Румынии катастрофически ухудшилось. Какое-то время положение спасали богатства, награбленные в Советском Союзе. Проводились дешевые распродажи и бесплатное распределение вывезенного из оккупированных территорий имущества. Бедствующему населению выдавались бесплатные или дешевые обеды, часть награбленных средств пошла на постройку жилых домов для рабочих, бесплатную медицинскую помощь для государственных служащих, увеличение государственных пособий на детей и др.

Свертывание ряда отраслей румынской промышленности привело к росту безработицы. На действующих предприятиях, большинство которых было военизировано, рабочий день длился 10-18 часов. Во главе их стояли военные коменданты, получившие право наказывать рабочих за малейшую провинность.

Режим маневрировал, однако вскоре стало ясно, что найти союзников внутри страны уже невозможно. Вожди «исторических» партий и лидеры «демократической оппозиции» Ю. Маниу и Д. Брэтиану отказались войти в состав правительства, не желая компрометировать себя.

В Румынии назревал государственный переворот.

Возможными кандидатами в заговорщики И. Антонеску считал и дворцовые круги во главе с королем Михаем, и значительную часть армейской верхушки, и лидеров «исторических» партий, и даже своего заместителя М. Антонеску, т. е. практически всех, на кого он до тех пор опирался. «Кондукэторул» понимал, что они не колеблясь пожертвуют им, чтобы в решающий момент отвести от себя возмущение народа, как это сделали итальянские сановники Муссолини.

Вместе с тем румынский диктатор не мог применить силу для ликвидации зреющего заговора, поскольку этим он окончательно восстановил бы против себя последних своих сторонников.

Оставалось одно - действовать не наперекор потенциальным заговорщикам, а вместе с ними, и если удастся, либо возглавить их, обеспечив себе тем самым возможность удержаться у власти после поражения в войне, либо содействовать им в формировании другого кабинета и таким образом по крайней мере приобрести политический капитал, чтобы впоследствии избежать ответственности за совершенные преступления.

С ведома и одобрения И. Антонеску его заместитель искал пути к сепаратному сговору с западными державами. Вскоре оба они подключили к этому делу также руководство «исторических» партий, рассчитывая на то, что лидеры «демократической оппозиции», официально не сотрудничавшие с Антонеску, добьются от англичан и американцев большего, чем фашистское правительство. Диктатор уже тогда заявил, что не будет цепляться за власть и готов уступить ее Ю. Маниу - лидеру национал-царанистов, - если тот сумеет добиться от западных союзников приемлемых условий мира.

Однако после поражения фашистских войск на Курской дуге стало совершенно очевидно, что заключить мир только с западными державами не удастся даже в том случае, если Румынию оккупируют англо-американские войска. Авторитет и международное влияние СССР достигли таких масштабов, что никто даже не помышлял открыто пренебрегать его интересами. Узнав о результатах Тегеранской конференции, на которой было решено открыть второй фронт не на Балканах, а в Западной Европе, И. Антонеску впал в растерянность и смятение. Отчаяние сквозило и в заявлении диктатора от 1 января 1944 года. Обращаясь к западным державам, он умолял остановить советские войска, мол, их вступление в Румынию явится «угрозой цивилизации Европы». Единственное спасение он видел в скорейшем заключении сепаратного мира с западными державами.

26 марта 1944 года соединения Второго Украинского фронта вступили на территорию Румынии. В апреле наступление было приостановлено. 12 апреля советское правительство предъявило румынскому правительству ультиматум, в котором предлагало ему порвать с немцами и начать совместную борьбу против фашистской Германии в целях восстановления независимости и суверенитета Румынии. Антонеску отказался заключить перемирие.

Король Михай решился на заговор. Дворцовые круги для свержения Антонеску вынуждены были пойти на сотрудничество с коммунистическим подпольем, чье влияние увеличивалось с каждым днем.

23 августа после заседания правительства, принявшего предложение И. Антонеску мобилизовать «все силы нации» на продолжение войны, «кондукэторул» получил приглашение посетить короля. Во второй половине дня Антонеску явился в королевский дворец.

Беседа короля с Антонеску затянулась, так как в ответ на вопрос о дальнейших намерениях правительства в связи с катастрофическим положением на фронте он начал пространно излагать свои планы дальнейшего ведения боевых действий. Михай заявил, что считает обстановку критической, и настойчиво предложил тотчас же заключить перемирие. И. Антонеску в резкой форме отказался. Тогда король заявил, что смещает его. Антонеску рассвирепел.

Король увидел, что уладить дело миром не получится. Немедленно вызванная дворцовая охрана взяла под стражу «кондукэторула» и сопровождавшего его М. Антонеску.

После того как во дворец были вызваны и арестованы другие министры, вооруженный отряд вывез диктатора и его министров на конспиративную квартиру ЦК РКП, где они содержались до передачи их советскому командованию, которое не стало держать пленников у себя, предоставив право решать судьбу бывших правителей новому режиму. Просидев два года в тюрьме, Ион Антонеску был осужден румынским коммунистическим судом и казнен 1 июня 1946 года.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить