Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Тираны и диктаторы. Ирод I Великий (73-4 до н. э.)

Тираны и диктаторы. Ирод I Великий (73-4 до н. э.)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тираны и диктаторы. Ирод I Великий (73-4 до н. э.)


Царь Иудеи с 40 года (фактически с 37-го), овладел троном с помощью римских войск. Мнительный и властолюбивый, уничтожал всех, в ком видел соперников; в христианской мифологии ему приписывается «избиение младенцев» при известии о рождении Христа (отсюда нарицательное значение имени Ирод - злодей).

В 63 году до н. э. римский полководец Помпей включил Иудею в состав римской провинции Сирия на правах автономной области, однако сильно урезал ее территорию. Первосвященником и этнархом был назначен один из последних Хасмонеев, Гиркан II, но фактическая власть находилась в руках иудаизированного эдомитянина Антипатра и его сыновей. Умело использовав сложную обстановку гражданских войн в Риме, самый энергичный и коварный из сыновей Антипатра - Ирод стал правителем Иудеи в качестве «союзника и друга римского народа».

Этот царь всегда был в высшей степени привязан к своим благодетелям как в силу природной хитрости, так и в силу искренней признательности. Когда же между Антонием и Октавианом разразилась война, он принял сторону Антония. Увы, Октавиан оказался победителем, и Ирод поспешил к нему, но не пал до низкой мольбы и просьб, а напротив, желая в выгодном свете представить свое поведение, повел речь в очень серьезном тоне, высказав при этом много искренности и душевного благородства.

Знакомство Ирода с Марком Антонием состоялось в 43 году до н. э., в годы изгнания из Иудеи. В 41 году Ирод прибывает в Рим. «Я любил Марка Антония, - сказал он Октавиану, - и делал все от меня зависящее, чтобы помочь ему сохранить верховную власть: именно я снабжал его войско деньгами и всеми необходимыми припасами, а теперь, не будь я занят войной с арабами, охотно посвятил бы все свое время и все мои богатства, а также и свою жизнь служению вашему сопернику. Итак, не считайте, что я предал его в годину несчастий. Когда же мне стало совершенно ясно, что страсть влечет его к гибели, я советовал Антонию либо избавиться от Клеопатры, либо даже погубить ее любой ценой и таким образом, вновь овладев собой и став хозяином положения, заключить с вами выгодный и почетный мир. И последуй он моему совету, его гибель никогда не омрачила бы небосклона Великой империи. Увы, он не воспользовался им, и вы ныне пожали плоды его неосторожности. Итак, из всего, что я вам говорю, вы можете заключить, сколь искренней и верной была и остается моя дружба с этим человеком, отошедшим уже в царство теней. И если сегодня вы сочтете меня достойным вашей дружбы, подвергните ее самым суровым испытаниям».

Разумеется, Август не мог устоять перед подобной речью, и поэтому сразу объявил себя покровителем Ирода, повелев тому вновь надеть на голову царский венец и утвердив его царем иудейским особым для сего случая принятым декретом сената.

Но в то время, как правитель иудеев вызывал удивление и восхищение у иноземцев, его соотечественники и подданные горели к нему непримиримой враждой. И правда, чего только не принуждены были переносить люди под властью алчного, скупого, подозрительного и жестокого царя. Таким был, а скорее таким стал Ирод, прозванный Иродом Великим, получивший титул, нередко даруемый историей самым дурным правителям.

Если во внешней политике Ирод был ограничен указаниями и контролем Рима, то во внутренней ему была предоставлена почти полная свобода, которой он воспользовался для превращения граждан в безмолвных и безропотных подданных. Ирод отменил наследственное первосвященство, истребил Хасмонеев и другие знатные роды, а конфискацией их имущества пополнил казну. Эти мероприятия сопровождались перераспределением земли: большую часть земли Ирод сконцентрировал в собственных руках, наделяя ею своих родственников и приближенных, что создавало новую, зависимую от царя и угодливо служившую ему верхушку.

В то же время Ирод вошел в историю как один из крупнейших градостроителей. При нем были построены новые города-полисы (Себастея, Кесария и др.), крепости и многочисленные дворцы. Города украшались цирками, термами (античными банями), театрами и иными общественными сооружениями. Особенно прославился Ирод начатой им реставрацией Иерусалимского храма, который по иронии судьбы стал впоследствии важным очагом борьбы против Рима. Ирод часто посылал щедрые дары Афинам, Спарте, другим эллинистическим городам. Постоянно нуждаясь в больших средствах, царь резко увеличил налоговое обложение населения. Даже при преемниках Ирода, правивших значительно урезанной территорией, ежегодные поступления в казну достигали 1000-1200 талантов. Многочисленные налоги и поборы крайне обременяли страну и вызывали массовое недовольство, усиленное несовместимыми с иудаизмом нововведениями царя. Так, например, все подданные должны были присягать римскому императору и лично Ироду. При всем том Ирод продолжал считать себя приверженцем иудейской религии.

На беспрерывные народные выступления и восстания Ирод отвечал массовыми кровавыми репрессиями, не щадя даже членов собственной семьи. Он никогда не испытывал покоя, вечно терзаясь страхами и опасениями за свою жизнь и власть. Его семья, члены которой как никто другой должны дать ему успокоение и утешение от государственных забот, служила основным источником его смертельных страхов. В 37 году до н. э. он взял в жены принцессу царской крови, столь добродетельную, сколь и прекрасную, - знаменитую Мариамну, внучку первосвященника Гиркана II.

К 35 году он казнил отца и брата Мариамны. От природы гордая и обладавшая умом сильным и незаурядным, она не могла спокойно переносить издевательства ревнивого царя.

Однажды Мариамна отказалась разделить с ним ложе и стала укорять за убийство ее отца и брата. Царь с трудом снес это оскорбление и готов был сразу решиться на крайние меры, но в это время услышавшая шум ссоры сестра царя Саломея послала к нему виночерпия, которому было приказано сказать, будто Мариамна просила снабдить ее каким-то любовным питьем для царя. Ирод очень испугался и спросил его, что это за питье, и виночерпий отвечал, что Мариамна дала ему нечто такое, содержание чего он и сам не знает. Услышав это, Ирод велел пытать одного из евнухов, наиболее преданного прислужника царицы.

Начался судебный процесс, в результате которого несколько царедворцев поплатились головой за сочувствие жене тирана, а судьи, словно угадав настроение царя, приговорили и Мариамну к смерти, хотя, кроме явной ненависти к своему супругу и так и не найденного зелья, ей ничего нельзя было поставить в вину. По вынесению приговора как сам царь, так и некоторые из судей решили не сразу приводить его в исполнение, а временно посадить царицу в одну из темниц при дворце. Однако настойчивые просьбы Саломеи и на этот раз решили дело - вскоре под предлогом возможности народных волнений, если станет известно, что царица жива, пленницу тайно отвели на казнь.

После казни Мариамны любовь царя к ней разгорелась еще больше. Дело в том, что любовь эта вовсе не была сиюминутной или ослабела вследствие привычки, - нет, напротив, с самого начала она была страстным порывом и не угасла впоследствии, даже при длительном сожительстве. Теперь же казалось, что в виде наказания за смерть Мариамны любовь к ней, мертвой, охватила его еще с большей силой, так что теперь он часто громко призывал ее по имени к себе, предаваясь несдержанным слезам, и кончил тем, что, не имея сил забыть несчастную, утопил горе в бесконечных попойках и кутежах. Впрочем, и это отнюдь не помогало, так что Ирод запустил даже государственные дела, а ближайшим слугам велел все время громко звать Мариамну по имени, как будто она была жива и могла услышать их и явиться.

В то время, когда царь находился в таком состоянии, в стране распространилась чума, погубившая не только массу простого люда, но даже многих из друзей царя; и все в один голос утверждали, что это кара ему и всей Иудее за Мариамну. Все это так сильно расстраивало его, что он под предлогом охоты удалился в пустынное, дикое и безлюдное место. Но и здесь ему не довелось насладиться покоем, ибо через несколько дней он впал в опасную болезнь. Страшные боли поразили его затылочную часть головы, за которыми последовало и полное расстройство умственных способностей. Лекари, вызванные к нему, оказались бессильны. И так как все попытки излечить его лекарствами оказались тщетными, врачи согласились более не мучить несчастного снадобьями и диетами, а решили давать ему все, чего бы он ни пожелал, предоставив случаю его выздоровление, на которое, к сожалению, было мало надежды.

А между тем как подобные трагические события будоражили Иудею и повсюду распространялся слух о скорой кончине царя Ирода, в Риме проживали и получали образование два сына трагически погибшей царицы Мариамны: Александр и Аристобул. Раскаявшийся в содеянном царь, горько переживавший все преступления, просил их вернуться на родину. Юношей встречали с необычайным ликованием. Отметим, что Ирод имел от Мариамны троих детей мужского пола и двух девочек. Кроме того, у Ирода от первой его жены Дориды был сын по имени Антипатр. Тщеславие и непомерное честолюбие были подлинными страстями молодого царевича, способного ради них на любое, даже самое тяжкое, преступление.

Ирод объявил порядок наследования каждого после его смерти: первым должен был вступить на престол Антипатр, за ним Александр и только потом Аристобул. Он посоветовал им жить в полном и нерушимом согласии, но вскоре в царском семействе вновь ожили старые распри. Антипатру с помощью интриг удалось убедить царя, что Александр и Аристобул замыслили убить его.

Все знакомые Александра были подвержены страшным пыткам. Их заставили испытать неслыханные страдания, и большая часть несчастных приняла мучительную смерть, так ни в чем и не признавшись. Но молчание их, на взгляд Антипатра, было не столько верным признаком их невиновности, сколько служило доказательством любви и приверженности мятежным царевичам. При дворе Ирода все пребывали в постоянной тревоге: каждый боялся бросить на себя тень подозрения.

Наконец, Александр был арестован и помещен в тюрьму, однако этот царевич, по натуре гордый и открытый, не пал духом и вовсе не думал защищаться и, словно желая еще больнее уязвить царя, писал ему из своей камеры письма приблизительно следующего содержания: «Я злоумышлял против вас, ничего нет надежнее этого честного и прямого утверждения. Так что бесполезно пытать стольких людей, чтобы у них вырвать признание в том, в чем я сам охотно сознаюсь. Ваш брат Ферора, ваша сестра Саломея, все ваши доверенные лица и верные слуги, все ваши друзья и даже друзья ваших друзей вступили в этот заговор. Нет среди ваших многочисленных подданных ни одного, кто бы не желал скорейшего избавления от вас в надежде обрести со смертью тирана спокойную жизнь».

Подобное письмо не могло не встревожить Ирода. Теперь он не решался доверять никому. Постоянно, даже во сне, виделся ему сын, извлекающий меч из ножен и готовый поразить им своего отца, и от этого все чаще случались с ним приступы ярости и безумия, подобные тем, что случались после казни Мариамны. Доносы, пытки, толпы влекомых в тюрьму людей - все это наполняло Иудею ужасом и скорбью. Новое примирение царя с сыновьями было невозможно.

Ирод, страшившийся постоянно за свою корону и жизнь, решил принести в жертву двух несчастных, которых теперь вне всякого сомнения считал способными на цареубийство. Он велел арестовать Аристобула и вынудить его написать письменное признание о готовящемся перевороте. Однако и в этом случае его ждало разочарование - вот как звучало это признание: «Никогда не было у нас в мыслях покушаться на жизнь царя; но если подозрения отца нашего лишают нас возможности жить с ним в мире и согласии, и даже свет белого дня из-за этого сделался для наших глаз ненавистен, мы решили бежать, когда к тому представится удобный случай».

В городе Берите (совр. Бейрут) был собран совет, которому надлежало судить мнимых преступников. Ирод во второй раз выступил обвинителем своих детей с таким жаром, что слушатели невольно поверили ему. Судьи с позорной услужливостью почти единогласно вынесли смертный приговор, по произнесении которого в 6 году до н. э. Александр и Аристобул были задушены в городе Себасте, в котором содержались во все время процесса, даже не получив разрешения прибыть в Верит и там лично защищать себя. Кажется в высшей степени сомнительным, чтобы несчастные царевичи были и в самом деле виновны в том, в чем их так определенно обвиняли.

Теперь у Антипатра больше не было соперников, хотя и раньше порядок установленного Иродом наследования должен был всецело удовлетворять его. Оставалось лишь уповать на скорую кончину злополучного царя, старость и болезни которого в самом непродолжительном времени обещали очистить царский престол для его преемников.

Антипатр день ото дня все сильнее горел желанием править и оттого решил как можно скорее преодолеть последнее препятствие, лежащее на пути его честолюбивых замыслов. Именно им был составлен заговор против царя. Всего лишь одно-единственное обстоятельство мешало преступному сыну в немедленном исполнении задуманного - его ненавидел простой народ и воины, а именно их расположение в первую очередь необходимо всякому намеревающемуся узурпировать верховную власть.

Но Ироду стали известны все подробности заговора Антипатра. Он созвал многолюдное собрание, на котором председательствовал Квин, родственники царя, обвинители преступника Антипатра и некоторые из слуг, взятых с поличным, захваченные с письмами, способными служить доказательством их преступления. Выслушав обе стороны, судья велел принести яд, о котором так много говорилось на этом процессе, чтобы испробовать его силу в действии. Яд дали одному из приговоренных к смерти, и тот тотчас же пал мертвым. Антипатра отвели в тюрьму.

При таком состоянии дел и настроении вполне понятен тот ужас, с которым Ирод выслушал от восточных волхвов весть о том, что родился истинный царь иудейский, поклониться которому они и пришли с далекого Востока. Первой мыслью Ирода было умертвить новорожденного царя (Иисуса Христа), а когда ему не удалось найти его, то он не остановился перед поголовным избиением грудных младенцев в Вифлееме (Евангелие от Матфея).

Вскорости Ирод был сражен одним из самых тяжких приступов болезни. Его мучил нестерпимый голод, который никакая еда не могла унять. Желудок и другие внутренние органы были изъязвлены и изъедены. Ему было трудно дышать, и дыхание несчастного стало столь зловонно, что никто не отваживался приблизиться к нему. Находясь в таком горестном и ужасном положении, он принужден был страдать от невыносимых болей. Видя, что болезнь его неизлечима, царь раздал деньги из своей казны воинам, сановникам, вельможам и друзьям. Но за этим актом подлинного великодушия последовал другой - ужасный, на который едва ли отваживался кто-либо другой прежде Ирода.

Царь повелел самым знатным иудеям под страхом смертной казни ехать в Иерихон. Когда же они прибыли туда, им велели собраться на ипподроме. Затем он призвал к себе Саломею и Алексаса, супруга Саломеи, и приказал сразу после его смерти окружить ипподром воинами и умертвить всех, кто будет там находиться. «Таким образом, - сказал он, - вы принесете достойную жертву в мою честь, столь необыкновенную, которой никогда не бывало на похоронах других царей».

Ирод заклинал Саломею и Алексаса выполнить его варварскую волю, позволившую стать достойным завершением его безумного царствования, однако воля его не была исполнена. Саломея и ее супруг не решились на поступок, который мог стоить жизни. Между тем болезнь Ирода становилась все ужасней, от боли он хватался за меч, желая лишить себя жизни. Распространился слух, что Ирод покончил с собой, и слух этот достиг ушей Антипатра. Тогда царевич задумал выбраться из темницы и даже взойти на трон. Он постарался подкупить охрану царя, но тот, уже обо всем извещенный, приказал немедленно умертвить злодея, что и была исполнено.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить