Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Главы государств. Франклин Делано Рузвельт (1882-1945)

Главы государств. Франклин Делано Рузвельт (1882-1945)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Главы государств. Франклин Делано Рузвельт (1882-1945)


Государственный деятель США. Президент США (1933-1945). Внес крупный вклад в создание и укрепление антигитлеровской коалиции. Участвовал в выработке Атлантической хартии (1941), в работе Квебекских конференций (1943 и 1944). Представлял США на Тегеранской (1943) и Крымской (Ялтинской) (1945) конференциях.

Франклин Делано Рузвельт родился 30 января 1882 года в имении Гайд-Парк на берегу реки Гудзон между Нью-Йорком и Олбани. Его отец, Джеймс Рузвельт, был вице-президентом ряда корпораций. Сара Делано, родившая ему сына Франклина, была его второй женой. Она происходила из семьи, принадлежавшей к высшим слоям общества. Когда они поженились, Саре было 26 лет, а Джеймсу - 52.

У Франклина были гувернантки и домашние учителя, собственный пони и небольшая яхта. С 14 лет он посещал школу для местной элиты преподобного Эндикотта Пибоди в Гротоне. Затем Рузвельт поступил в Гарвард. Здесь у него было много друзей, он состоял членом десятка студенческих клубов, сотрудничал в университетской газете. В 1904 году Франклин продолжил обучение в школе права Колумбийского университета. На следующий год Рузвельт женился на своей дальней родственнице Элеоноре, с которой был втайне от всех помолвлен. Молодожены переехали в Нью-Йорк.

К юридической науке душа у Рузвельта не лежала: он не сдал несколько экзаменов и закончил школу, не получив положенной степени. Однако, пройдя испытания, Рузвельт был принят в коллегию адвокатов и устроился в известную нью-йоркскую фирму «Картер, Ледиярд энд Милберн» на должность старшего клерка.

В 1910 году Рузвельт был избран делегатом на съезд демократов штата Нью-Йорк. Он провел свою кампанию энергично и нетрадиционно, всюду разъезжая на автомобиле. Вскоре Франклин стал одним из лидеров демократов. Являясь убежденным сторонником Вильсона, он немало сделал для его победы на президентских выборах 1912 года, за что был назначен помощником министра военно-морского флота.

В 1920 году Рузвельта выдвинули на пост вице-президента в паре с Джеймсом Коксом, баллотировавшимся на пост президента. Он проехал всю страну, произнес около тысячи речей, выступая по основному вопросу кампании- о Лиге Наций. «Лига Наций, может быть, и не положит конец войнам, - признавал он,- но народы мира настаивают на такой попытке».

Демократы на выборах проиграли, и Рузвельт вернулся к адвокатской практике. Но уже в августе 1921 года он оказался прикованным к постели полиомиелитом - страшной болезнью, которая парализовала всю нижнюю часть его тела. Рузвельт не сдался и к весне 1922 года уже передвигался на костылях.

В 20-е годы он не только сражался с недугом, но и пытался помирить стороны в изнуренной фракционной борьбой Демократической партии. В 1928 году Рузвельт был избран губернатором штата Нью-Йорк. На этом посту его отличала прежде всего честность. Он был силен в вопросах социальной справедливости и гуманизации общества и слаб в экономике.

Подобно большинству американцев Рузвельт не предвидел резкого экономического спада (депрессии), заставшего его на посту губернатора. За шесть месяцев до кризиса он утверждал, что промышленность штата находится в «состоянии устойчивости и расцвета». Судя по его выступлениям, он явно недооценивал характер депрессии вплоть до того момента, когда ее последствия приобрели драматический характер.

Когда Рузвельт был избран кандидатом от Демократической партии на президентских выборах 1932 года, у него еще не сложилась концепция «нового курса», затем прославившего его. Тем не менее граждане Америки, уставшие от катастрофических последствий «великой депрессии», поверили, что Рузвельт может изменить их жизнь к лучшему. В ноябре 1932 года он выиграл президентские выборы.

Проводимый Рузвельтом «новый курс» действительно принес облегчение, избавив людей от последствий депрессии, оздоровил экономику и оживил американский либерализм.

В 1933 году произошел прорыв в отношениях между СССР и США. По инициативе Рузвельта между странами были установлены дипломатические отношения. 16 ноября он сказал советскому послу: «Мой дорогой господин Литвинов, я весьма счастлив известить Вас, что в результате наших с Вами бесед правительство США решило установить нормальные дипломатические отношения с правительством СССР и обменяться с ним послами. Надеюсь, что отношения, ныне устанавливаемые между нашими народами, смогут навсегда оставаться нормальными и дружественными и что наши народы впредь смогут сотрудничать ради своей взаимной пользы и ради сохранения мира во всем мире».

После блестящей победы на выборах 1936 года Рузвельт с тревогой следил за обстановкой в Европе. В Чикаго 5 октября 1937 года он произнес так называемую «карантинную речь». «Мир, свобода и безопасность для девяноста процентов населения земного шара находятся под угрозой со стороны остальных десяти процентов, которые угрожают разрушением всех международных законов и установлений... Похоже, к несчастью, верно, что эпидемия всемирных беззаконий распространяется вширь. Когда эпидемия заразной болезни начинает распространяться в разные стороны, общество объединенными усилиями устраивает карантин для больных, с тем чтобы защитить здоровье остальных и предотвратить распространение заразы».

Неудивительно, что «карантинная речь» подверглась нападкам изоляционистов, которые потребовали разъяснений намерений президента. Через много лет историк Чарлз Берд опубликовал запись, свидетельствующую о том, что Рузвельт говорил уклончиво, уходил от вопросов, но никогда не отрицал того, что «карантинная речь» знаменует новый подход в международных отношениях, хотя и отказывался рассказать, в чем этот новый подход заключается.

Но, похоже, Мюнхенские соглашения (1938) стали решающим фактором, заставившим Рузвельта объединиться с европейскими демократиями. Отныне приверженность президента политике сокрушения диктаторов станет неизменной, через три года венцом этой политики будет вступление Америки во Вторую мировую войну.

В начале 1939 года в послании «О положении в стране» Рузвельт назвал нации-агрессоры поименно, указав, что это Италия, Германия и Япония. Он подчеркнул, что «имеется много методов, не военных, но более сильных и эффективных, чем простые слова, чтобы довести до сознания агрессивных правительств чувства, охватившие наш народ».

В апреле 1939 года, в течение месяца с момента нацистской оккупации Праги, Рузвельт впервые назвал агрессию против малых стран тотальной угрозой американской безопасности. На пресс-конференции 8 апреля 1939 года Рузвельт заявил репортерам, что «сохранение политической, экономической и социальной независимости любой малой нации положительно воздействует на нашу национальную безопасность и благополучие. Если же любая из них исчезает, то это ослабляет нашу национальную безопасность и уменьшает наше благополучие». В речи на заседании Панамериканского союза 14 апреля он пошел еще дальше, заявив, что интересы безопасности Соединенных Штатов не могут более сводиться к «доктрине Монро».

В течение апреля 1939 года ему удалось сделать шаг к военному сотрудничеству с Великобританией. Соглашение между двумя странами позволило Королевскому военно-морскому флоту сосредоточить все свои силы в Атлантическом океане.

Однако когда 3 сентября 1939 года Англия объявила войну Германии, Рузвельту ничего не оставалось, как заявить о нейтралитете США. В то же время он стал добиваться пересмотра законодательства, с тем чтобы позволить Великобритании и Франции закупать американское оружие.

Еще в начале 1939 года Рузвельт призвал к пересмотру «законов о нейтралитете». Конгресс трижды отвергал его предложения, что лишний раз свидетельствует о царивших в Америке изоляционистских настроениях. И только с началом Второй мировой войны положение изменилось. 21 сентября специальная сессия Конгресса, созванная Рузвельтом, приняла «Четвертый закон о нейтралитете», по которому воюющим странам позволялось закупать оружие и военное снаряжение в США при условии, что оплата будет производиться наличными, а купленный товар перевозиться на собственных или нейтральных судах. Из-за английской блокады такими странами являлись лишь Великобритания и Франция.

Во время так называемой «странной войны» американские лидеры полагали, что от них потребуется только материальная помощь. Считалось, что французская армия, находясь за «линией Мажино» и поддерживаемая Королевским военно-морским флотом, нанесет Германии сокрушительный удар.

10 июня 1940 года, когда Франция начала сдавать позиции, Рузвельт отказался от формального нейтралитета и выступил с заявлением в поддержку Великобритании. В своей энергичной речи, произнесенной в Шарлотте-вилле, штат Вирджиния, он заклеймил Муссолини, чьи войска в тот день напали на Францию, и провозгласил обязательство Америки оказывать всестороннюю материальную помощь любой из стран, противостоящей германской агрессии. Президент также заявил, что Америка будет наращивать свои вооруженные силы.

Появившаяся надежда на то, что США станет союзником Великобритании, явилась одним из решающих факторов, повлиявших на решение Черчилля продолжать войну в одиночку: «Мы пойдем до конца... И даже, во что я ни на миг не верю, если этот остров или значительная его часть будут покорены и доведены до изнеможения, наша империя за морями, огражденная и защищенная британским флотом, продолжит борьбу до тех пор, пока Новый Свет, со всей своей силой и мощью, не выступит ради спасения и освобождения Старого».

Г. Киссинджер в книге «Дипломатия» пишет: «Методы Рузвельта были сложными и изощренными: возвышенная постановки целей, хитроумная тактика, конкретное определение задач и не слишком откровенное освещение подоплеки отдельных событий. Многие из действий Рузвельта были на грани конституционности. Ни один из президентов того времени не смог бы, пользуясь методами Рузвельта, надеяться на то, что останется у власти. Но Рузвельт четко представлял себе, что запал прочности Америки почти исчерпан, а победа держав «оси» сведет фактор безопасности государства на нет. И самое главное, он обнаружил, что Гитлер - олицетворенное отрицание всех исторических американских ценностей».

В течение многих месяцев Рузвельт действовал, исходя из вероятности вступления США в войну. Он резко увеличил американский военный бюджет и в 1940 году призвал Конгресс ввести всеобщую воинскую обязанность в мирное время. Но изоляционистские настроения были настолько сильны, что летом 1941 года всеобщая воинская обязанность была восстановлена палатой представителей большинством всего в один голос.

Рузвельт предпринял шаги по изменению условия «Четвертого закона о нейтралитете», обязывающего закупать американские военные материалы только за наличные. В «беседе у очага» - термин Рузвельт позаимствовал у Вильсона - он призвал Соединенные Штаты стать «арсеналом демократии». Юридическим инструментом, обеспечившим это мероприятие, стал закон о займе и аренде (ленд-лизе), который давал президенту полномочия по собственному усмотрению отдавать взаймы, в аренду, продавать или поставлять на основе бартерных сделок, заключенных на любых приемлемых для него условиях, любые изделия оборонного назначения правительству любой страны, оборону которой президент полагает жизненно важной для защиты Соединенных Штатов.

Рузвельт стремился к тому, чтобы мировое сообщество обладало демократическими и социальными идеалами, соотносимыми с американскими, что и являлось бы лучшей гарантией мира. В августе 1941 года Рузвельт и Черчилль встретились на борту крейсера у побережья Ньюфаундленда. Положение Великобритании несколько улучшилось, когда в июне Гитлер вторгся в Советский Союз. Лидеры двух стран приняли Атлантическую хартию, провозгласившую ряд «общих принципов», с которыми президент и премьер-министр связывали «свои надежды на лучшее будущее для всего мира».

В хартии говорилось, что «после окончательного уничтожения нацистской тирании» свободные нации откажутся от применения силы, а нации, «которые угрожают... агрессией», будут разоружены. Государства разделялись на две группы: «страны-агрессоры» (Германия, Япония и Италия), которые будут принудительно разоружены на бессрочной основе, и «миролюбивые страны», которым будет позволено сохранить вооруженные силы, правда, со значительными сокращениями. Национальное самоопределение послужит краеугольным камнем нового мирового порядка.

Когда провозглашалась Атлантическая хартия, германские армии приближались к Москве, а японские силы готовились к вторжению в Юго-Восточную Азию. Черчилль не терял надежды, что США вступят в войну.

В ответ на оккупацию Японией Индокитая в июле 1941 года Рузвельт разорвал торговый договор с Японией, прекратил продажу ей металла и поддержал голландское правительство в изгнании, которое запретило экспорт нефти в Японию из Голландской Ост-Индии. Этот нажим привел к переговорам с Японией в октябре 1941 года. Рузвельт потребовал возвращения всех захваченных территорий, включая Маньчжурию, ссылаясь на прежний отказ США «признать» подобные акты.

7 декабря 1941 года Япония напала на Пёрл-Харбор и уничтожила значительную часть американского Тихоокеанского флота. 11 декабря Гитлер,верный союзническому долгу, объявил войну Соединенным Штатам. Вступление США в войну- кульминация исключительных дипломатических усилий Рузвельта. Менее чем за три года президент сумел вовлечь свой изо ляционистский народ в глобальную войну в Европе. В действительности для Рузвельта вступление в войну не было самоцелью, а средством для разгрома фашистских режимов.

8 США по-разному рассматривали перспективы союза с Россией. Рузвельт и Хэлл склонялись к тому, что для победы над Гитлером необходимысовместные усилия всех антифашистских сил. Противники президента предлагали не спешить с помощью Москве. Они утверждали, что американо-советский союз невозможен из-за полной несовместимости идеологий и политических систем; США не следует доверять Сталину, поскольку он в любой момент способен пойти на очередной сепаратный сговор с Гитлером, как это уже имело место в августе 1939 года, поэтому любая помощь СССР лишена смысла.

Рузвельт не мог оставить без внимания эти доводы. 24 июня 1941 года на пресс-конференции президент заявил, что он рассматривает вопрос о помощи СССР. Когда же его прямо спросили: эта помощь необходима для обеспечения безопасности США, он уклонился от прямого ответа: «О, спросите меня о чем-нибудь другом. Вы же знаете, что я никогда не отвечу на этот вопрос». Возможно, в данном случае Рузвельт действительно не располагал достоверной информацией. Во всяком случае, он с готовностью поддержал предложение Гопкинса, вызвавшегося отправиться в Москву и на месте прояснить ситуацию.

Сталин три раза отклонял предложение Рузвельта о личной встрече «большой тройки». Черчилль и Рузвельт встретились снова в январе 1943 года в Касабланке для дальнейшего стратегического планирования и представили прессе условия «безоговорочной капитуляции» Германии, Японии и Италии.

При жизни Рузвельта мало что предвещало, что после войны в американо-советских отношениях возникнет напряженность. В феврале 1940 года, во время русско-финской войны, Рузвельт сказал: «Россия, как известно каждому, у кого есть смелость смотреть фактам в лицо, управляется диктатурой, такой же абсолютной, как и любая другая диктатура в мире». Но когда Рузвельт встретил «абсолютного диктатора» в Тегеране, тот произвел на него «достаточно глубокое впечатление». «Я уверен, мы с ним поладим», - сказал он. А позже заметил, что ему нравится работать со Сталиным, поскольку тот «абсолютно не хитрит» в разговоре. Вероятно, по его мнению, он сумел убедить Сталина в отсутствии единого блока в лице США и Великобритании против Советского Союза. «Если я смогу убедить его, - сказал он вице-адмиралу Макинтайру, - что наше предложение о сотрудничестве делается на справедливых условиях, и мы хотим быть скорее товарищами, чем врагами, могу поспорить - он пойдет на это».

А каким был Франклин Рузвельт на переговорах? А. А. Громыко вспоминал: «Открытый взгляд. Приветливость и уважительность в общении. Всегда он находил доброе слово по адресу собеседника и его страны. Если разговор происходил в его кабинете, то он вел себя непринужденно, мог обратить внимание на портреты на стенах, правда, их было немного. Конечно, с начала и до конца беседы из-за своего недуга он сидел. Но в то же время умел вести себя так, что окружающие даже забывали о его физической скованности. Сидя за столом, он был подвижен, поворачивался, иногда что-то чертил или брал нужную бумагу».

В январе 1945 года Рузвельт сказал в Конгрессе, что нельзя больше злоупотреблять силой в качестве сдерживающего фактора на мировой арене. «Сила должна соединяться с ответственностью и служить для защиты всеобщего блага, и только это может оправдать ее применение». Он говорил о «мире для народов», основанном на независимости и самоопределении, выражая пожелание, чтобы Объединенные Нации «имели бы право быстрых и решительных действий по поддержанию мира, если необходимо - с помощью силы».

Возвратившись из Ялты незадолго до смерти, он с удовлетворением говорил о своих отношениях с Черчиллем и Сталиным: «Мы достигли единомыслия и нашли способ ладить друг с другом». Он надеялся, что послевоенным миром будет руководить Организация Объединенных Наций.

С. Крэбб подметил, что, начиная с Рузвельта, внешняя политика США обычно строилась одновременно на двух этажах. Верхний ее этаж занимал громко декларированные принципы и цели (применительно к эпохе Рузвельта - это Атлантическая хартия, концепция «четырех свобод», ялтинская Декларация об освобожденной Европе). Нижний уровень составляли оперативные внешнеполитические акции, часто плохо увязывавшиеся с официальными декларациями. Разрыв между этими уровнями нередко вызывал растерянность у американских и зарубежных наблюдателей, пытавшихся понять подлинные дипломатические намерения США.

Франклин Делано Рузвельт умер 12 апреля 1945 года от кровоизлияния в мозг. В траур погрузилась не только Америка. В Лондоне и Москве люди ощущали утрату, и даже в Токио государственное радио отметило «смерть великого человека». Над гробом Рузвельта в Белом доме прозвучали слова, сказанные им тринадцать лет назад: «Мы не должны ничего бояться, кроме страха».


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить