Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Главы государств. Петр I Великий (1672-1725)

Главы государств. Петр I Великий (1672-1725)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Главы государств.  Петр I Великий (1672-1725)


Российский царь с 1682 года (правил с 1689 года). Первый российский император (с 1721 года). Будучи создателем могущественного абсолютистского государства, добился признания за Россией странами Западной Европы авторитета великой державы.

Петр родился 30 мая 1672 года от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной. Здоровьем и живостью он резко отличался от своих старших братьев Федора и Ивана, рожденных от первого брака с Милославской, и ходили слухи, что его отцом был не царь Алексей.

Петру не было и четырех лет, когда он лишился отца. С этого времени он жил в обстановке придворной борьбы за власть, которая особенно обострилась после смерти 27 апреля 1682 года царя Федора Алексеевича. По старшинству его преемником должен был стать царевич Иван, болезненный юноша, на которого возлагали надежды Милославские, родственники первой жены царя Алексея. Десятилетний же Петр был опорой Нарышкиных, родни и сторонников царицы Натальи. Царем был провозглашен Петр.

Милославские, среди которых выделялась умная и энергичная царевна Софья, не могли смириться с потерей власти. Воспользовавшись недовольством московских стрельцов против их начальников, приверженцы Софьи распустили по городу молву о боярах-изменниках, которые якобы задушили царевича Ивана. 15 мая стрельцы с оружием ворвались в Кремль. Царица Наталья вынуждена была вывести на крыльцо царя Петра и царевича Ивана. Но успокоить стрельцов не удалось. Разъяренная толпа на глазах у Петра растерзала Артамона Матвеева, старого воспитателя царицы Натальи, ее брата Афанасия Кирилловича, боярина Долгорукого. Ужас от увиденных жестокостей, вероятно, стал причиной того, что в минуты нервного напряжения с Петром случались припадки: непроизвольно кривился рот, дергались щека, шея и нога, появлялись конвульсии, и он терял самообладание.

Царями были объявлены Иван и Петр. Фактически же с мая 1682-го и вплоть до осени 1689 года государственными делами заправляла царевна Софья.

Петра и царицу Наталью отправили в подмосковное село Преображенское. Подьячий Никита Зотов, выбранный в наставники Петру еще царем Федором и патриархом Иоакимом, учил царевича грамоте по Часослову и Псалтири. Петр всю жизнь писал с ужасающими орфографическими ошибками, но Зотову (в чем его несомненная заслуга) удалось увлечь ученика историей России.

Многие детские и юношеские увлечения Петра со временем оказали важнейшее влияние на развитие Российского государства. Поселившись в Преображенском, царевич со временем сформировал два батальона «потешных» войск (позднее развернутых в Преображенский и Семеновский полки), бомбардирскую роту. Под руководством иноземных офицеров, живших неподалеку в Немецкой слободе, он проходил воинское обучение, начав «службу» с барабанщика.

В 1688 году в селе Измайлово Петр нашел старый английский бот и заинтересовался кораблестроением. По его приказу в Немецкой слободе отыскали корабельного мастера. В 1691 году Петр спустил на Яузу построенную им самим яхту. Вообще, море, флот сделались его страстью на всю жизнь.

Третьим большим увлечением Петра (после моря и военного дела) было изучение ремесел: ему нравилось мастерить. По его признанию, уже в молодости он знал 14 ремесел; больше всего любил работать на токарном станке, плотничать. Петр сам всю жизнь трудился без устали и заставлял других следовать его примеру.

В 1689-1690 годах сложился узкий круг близких друзей Петра. Среди них: сын придворного конюха А. Меншиков, иноземец капитан Ф. Лефорт и стольник князь Ф. Ромодановский. В компанию царевича входили также представители старой знати (Ф. Апраксин и другие), наполовину или вполне обрусевшие иностранцы (генерал П. Гордон, Я. Брюс) и русские - сослуживцы Петра по потешному войску.

Проходя службу в потешном войске, работая на верфях, веселясь в компании, Петр продолжал учиться осаде крепостей и постройке кораблей. Осенью 1694 года Петр участвовал в большой военной игре в Кожухове, под Москвой. Три недели длился штурм крепости, были задействованы до 30 000 солдат и стрельцов, 24 человека убиты и 50 ранены. Некоторые исследователи считают, что это были первые в Европе военные маневры; объективно это так, но сам Петр впоследствии писал, что он относился к этому, как к игре.

Кроме военного дела и судостроения большое развитие получила еще одна игра - «сумасброднейший, всешутейший и всепьянейший собор». В октябре 1691 года Петр сочинил для него устав. Во главе его 1 января 1692 года поставил своего бывшего учителя Никиту Зотова с титулом «святейший кир Ианикита, архиепископ Пресбурхский и всея Яузы и всего Кукуя патриарх» и «князь-папа» (Пресбургом называлась крепость на Яузе, которую штурмовало потешное войско, Кукуй - ручей, протекавший по Немецкой слободе, которая по нему тоже называлась «Кукуй»). Конклав «собора» состоял из 12 кардиналов. Сам Петр исполнял обязанности протодиакона. Каждый член собора имел кличку. У Петра она была - Пахом Пихай. Первой заповедью членов «собора» было ежедневное пьянство. При приеме нового члена вместо «веруешь ли?» спрашивали: «пьешь ли?». Некоторые обряды были верхом неприличия. «Собор» действовал от случая к случаю и непременно по праздникам, устраивая «Бахусовы пиры» и «побоища с Ивашкой Хмельницким».

В 1689 году Петру исполнилось 17 лет, и теперь он мог претендовать на реальную власть. Сторонники Софьи пытались заручиться поддержкой стрельцов, чтобы не допустить перехода власти к Петру, а может быть, и убить его. В ночь с 7 на 8 августа 1689 года, получив внезапно известие о сборе стрельцов в Кремле, Петр скрылся в Троице-Сергиевом монастыре. На его сторону перешли солдатский и несколько стрелецких полков. Софью не поддержал никто, и она была заточена в Новодевичий монастырь.

Мать женила Петра на Евдокии Лопухиной, девушке из захудалого дворянского рода. Отношения у них сразу не сложились. Даже после рождения в 1690 году сына Алексея Петр все свободное время проводил в Немецкой слободе у своей любовницы Анны Монс (по некоторым данным, она была любовницей Лефорта, уступившего ее своему юному другу; друзья Петра и в дальнейшем делились с ним своими подругами). Любовь Петра к Анне Монс, начавшаяся около 1692 года, продолжалась до начала 1703 года, когда, разбирая бумаги утонувшего под Шлиссельбургом саксонского посланника Кенигсека, Петр узнал об их связи, после чего немедленно порвал с Анной.

В 1694 году после смерти царицы Натальи Петр взял власть в свои руки. Его соправитель царь Иван участия в государственных делах не принимал, к тому же через два года он умер.

Первый военный поход Петра в качестве государя оказался неудачным. В 1695 году русская армия двинулась к Азову, где находились турки. Казалось, этот поход для Петра был продолжением потешных боев, поэтому не приходится удивляться, что он закончился провалом. Взять крепость ему не удалось.

Петр сделал выводы из поражения. В первую очередь, он принялся создавать флот. На верфи в Воронеже было заложено несколько кораблей, причем царь лично принимал участие в их постройке. К весне 1696 года была готова целая эскадра: 2 больших корабля, 23 галеры и 4 брандера. С их помощью русские захватили Азов. Так было положено начало славной 300-летней истории Российского флота.

Во время Азовских походов Петр как государственный деятель проявил себя хорошим организатором; он не падал духом при неудаче, не терял самообладания. Именно Азовские походы Петр считал началом своей военной службы.

Теперь можно было строить базу для флота на берегу Азовского моря (Таганрог) и снаряжать посольство в Западную Европу. 20 октября 1696 года Боярская дума утвердила решения царя: разместить гарнизон в Азове, послать 20 000 человек для строительства Таганрога и «морским судам быть!». 4 ноября дума приняла еще одно решение Петра: владельцы 100 и более дворов крепостных крестьян объединяются в «кумпанства», и каждое из них (по 10 000 дворов светских владельцев и по 8 000 дворов церковных землевладельцев) дает деньги на постройку одного корабля. Посадские люди (то есть купцы и ремесленники в городах) все вместе оплачивают постройку 14 кораблей. Всего таким способом предстояло за два года построить 52 военных корабля. 22 ноября Петр приказал послать за границу для обучения морской службе и кораблевождению молодых людей из боярских и дворянских родов.

Через несколько дней из Москвы в Западную Европу отправилось Великое посольство. Его возглавляли Ф. Лефорт, Ф. Головин и П. Возницын. В свите примерно из 250 человек находился царь, путешествующий инкогнито под именем Петра Михайлова. Вместе с ним ехали 35 молодых волонтеров. Официальной целью Великого посольства было укрепление союза против Турции и Крыма. Но скрыть присутствие царя за границей, конечно, не удалось - слишком заметной он был фигурой.

В Бранденбурге Петр учился артиллерийскому делу, он получил аттестат «огнестрельного мастера». В Амстердаме более четырех месяцев царь проработал на верфях, после чего отбыл в Англию, где задержался еще на три месяца. Месяцы пребывания в Европе Петр провел с максимальной пользой: он интересовался музеями и анатомическими театрами, обсерваториями и монетными дворами, фортификацией и литейным делом, общался с государственными мужами, учеными, дипломатами, простыми моряками и корабелами.

Попутно Петр нанял на русскую службу более 900 специалистов: от вице-адмирала до корабельного повара. Однако восстание стрельцов вынудило его вернуться в Россию.

Хотя большую часть армии составляли полки «иноземного строя», стрельцы по-прежнему представляли грозную силу. После взятия Азова Петр не распустил стрелецкие полки, а направил их на западную границу. Стрелецкий полковник Циклер вместе с окольничим Соковниным и стольником Федором Пушкиным попытались взбунтовать стрельцов против царя.

Для подавления мятежа на западные границы из-под Азова были направлены четыре московских стрелецких полка. Ходоки из стрельцов предварительно побывали в столице, чем воспользовались сторонники Софьи, призвавшие стрельцов идти к Москве. Мятежники двинулись на столицу, но на реке Истре были разбиты силами Шеина и Гордона.

Вернувшись в Россию, Петр провел тщательное расследование заговора, в результате выявилась связь стрельцов с Софьей. Петр присутствовал при невероятно жестоких пытках стрельцов и лично допрашивал их, а когда основной розыск закончился, сам наравне с палачами рубил головы приговоренным и заставил это делать своих ближайших соратников. Всего было казнено свыше тысячи стрельцов; некоторых повесили на стенах Новодевичьего монастыря перед окнами Софьи, постриженной в монахини. Полки московских стрельцов были расформированы, стрельцы с семьями разосланы по разным городам, где их приписали к посадам в качестве ремесленников и торговцев (но в гарнизонах других городов стрельцы существовали до 1713 года, когда были включены в солдатские полки).

Петру еще не раз приходилось иметь дело с народными волнениями. В 1705 году было жестоко подавлено восстание в Астрахани, а в 1707-1708 годах - восстание К.И. Булавина.

Сразу после возвращения из-за границы Петр приступил к реформам, начав с преобразований в быту указами о бритье бород и ношении платья европейского образца (крестьяне и посадские люди, пожелавшие сохранить бороды, должны были платить специальный налог). Летосчисление велось теперь не от сотворения мира, а от Рождества Христова; новый год праздновался не в сентябре, а 1 января. Посадские люди вышли из ведения грабивших их воевод: в городах учреждались органы посадского самоуправления - земские избы, подчиненные московской Ратуше, им был передан сбор налогов.

Одновременно Петр заканчивал начатые за границей переговоры о союзе против Швеции. В 1697 году после смерти польского короля Яна Собеского Россия и Австрия добились избрания на польский престол саксонского курфюрста Августа II. В 1699 году, в ожидании скорой смерти испанского короля и войны между Австрией и Францией (сыновья австрийского императора и французского короля были племянниками испанского короля и оба претендовали на его престол), Австрия, Польша и Венеция, союзники России против Турции, заключили с последней мир. Петр оказался перед выбором: либо продолжать войну с Турцией самостоятельно, либо найти союзников и начать войну со Швецией за выход к Балтийскому морю.

Петр заключил союзные договоры против Швеции с Саксонией и Данией, послал в Стамбул посольство на построенном в Воронеже 46-пушечном морском корабле «Крепость» и 8 августа 1700 года заключил с Турцией мир, по которому она признала потерю Азова.

Вскоре началась Северная война, длившаяся 21 год (1700-1721) и во многом определившая характер петровских преобразований.

В первом же сражении под Нарвой шведы нанесли армии Петра сокрушительное поражение. Почти треть армии, около 80 офицеров, среди них 10 генералов, 135 пушек были потеряны.

Но, как и после первого азовского похода, снова ярко проявилась одна из черт характера царя - способность извлекать опыт из неудач, не падать духом, а, наоборот, собрав все силы, бороться дальше.

Царь занялся преобразованием армии и наращиванием военной и экономической мощи. Как пишет Ключевский, «предоставляя действовать во фронте своим генералам и адмиралам, Петр... набирал рекрутов, составлял планы военных движений, строил корабли и военные заводы, заготовлял амуницию, провиант и боевые снаряды, все запасал, всех ободрял, понукал, бранился, дрался, вешал, скакал с одного конца государства в другой, был чем-то вроде генерал-фельдцейхмейстера, генерал-провиантмейстера и корабельного обер-мастера». При этом он еще находил время проводить реформы.

Результаты этой деятельности сказались очень быстро: с конца 1701 года русская армия стала по частям бить шведскую. В 1702 году Петр штурмом овладел Орешком (переименовав его в Шлиссельбург); были взяты Ям, Конорье и Мариенбург. В 1703 году Петр в устье реки Невы основал город Санкт-Петербург, который должен был стать столицей страны, ее морскими воротами и символом новой России.

В 1704 году пала Нарва; Петр разбил шведов у села Доброго (1708), затем корпус Левенгаупта у деревни Лесной, а 27 июня 1709 года - армию Карла XII у Полтавы.

Полтавская победа стала поворотным пунктом в истории России. Международное значение России резко повысилось. Саксония и Дания возобновили с ней союз. К нему примкнула и Пруссия, обязавшаяся не пропускать через свою территорию шведские войска. В 1710 году с Россией заключил союз Ганновер, курфюрст которого в скором времени стал английским королем.

Тем временем русские войска заняли Выборг, Кексгольм (древний русский город Корелу), Ригу и Ревель. Петр сохранил прибалтийско-немецкому дворянству его привилегии, а оно признало присоединение Эстляндии и Лифляндии к России. Этому способствовало и то, что местные дворянство и буржуазия получили крупные выгоды от транзитной торговли России с Западной Европой. Кроме того, помещики заняли выгодные должности, которые раньше занимали шведы.

Турецкое правительство, опасаясь дальнейшего усиления России, осенью 1710 года объявило ей войну. Расчеты Петра на помощь угнетенных Турцией княжеств Молдавии и Валахии не оправдались. На берегу Прута русская армия была окружена. Петр решил не рисковать армией и вступил в мирные переговоры. России пришлось вернуть Турции Азов и срыть укрепления Таганрога, то есть потерять выход в Азовское море. Петр трезво оценил ситуацию: «Сие дело есть хотя и не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено, однакож чаю сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительно прибылью нам есть».

Карл XII, несмотря на свое тяжелое положение, на мирные переговоры не соглашался. В 1712-1714 годах русские войска воевали в Финляндии и северной Германии. Вступил в действие и построенный Петром Балтийский флот: 27 июля 1714 года были захвачены 10 шведских кораблей у мыса Гангут. Совместными усилиями русских, саксонцев и датчан северная Германия была очищена от шведских войск, а русская армия и флот изгнали их из Финляндии.

В 1718 году начались переговоры с Швецией о мире. Однако вскоре Карл XII был убит при осаде крепости в Норвегии (принадлежавшей Дании), и переговоры были прерваны. Тем временем русский флот одержал новые победы над шведским войском у островов Эзель и Гренгам (1719). Русские корабли действовали уже у берегов Швеции, высаживая там десанты.

Ведение войны требовало солдат, вооружения, амуниции, денег. Поэтому одновременно с военными действиями Петр вводил новые налоги и проводил реформы, подчиненные военным интересам. Всего в 1700-1720 годах высшим правительственным органом Сенатом (учрежден в 1711 году) было издано более 1700 законодательных актов; большинство их относилось к наиболее важным сторонам жизни страны. Строились фабрики и заводы, верфи и корабли, каналы и города. Петр основал Академию наук, пригласил в нее выдающихся иностранных ученых; открыл для посещения Кунсткамеру и библиотеку при ней. Столицей был объявлен Санкт-Петербург, куда принудительно переселили знать и купцов. На все эти стройки были мобилизованы десятки тысяч людей, многие из них там погибли. Тысячи людей бежали от налогов, из армии, со строек, их ловили и жестоко наказывали.

В 1703 году Петр сошелся с взятой в плен после штурма Мариенбурга лифляндкой Мартой Скавронской, любовницей фельдмаршала Б.П. Шереметева, который уступил ее Меншикову, а последний - Петру. Марта, получившая при крещении имя Екатерины Алексеевны, завладела сердцем Петра и стала ему необходимой. У них родились 11 детей, но выжили только дочери Анна (была выдана замуж за герцога Голштинского; ее сын, внук Петра, стал императором Петром III) и Елизавета, в 1741 году захватившая при помощи гвардии престол. В 1711 году перед Прутским походом Петр объявил Екатерину своей женой, а в следующем году обвенчался с нею.

Одни огорчения Петру приносил старший сын от первого брака царевич Алексей, натура слабая, бездеятельная, не воспринимавшая отцовских замыслов и свершений. Конфликт, назревавший годами, вылился в бегство Алексея в Австрию, где он просил императора Карла VI о защите и пристанище. Уговорами, посулами и обманом царевича удалось вернуть в Россию. Начатое следствие над людьми, подстрекавшими его к побегу, выявило открытую оппозицию, а в глазах Петра - серьезный заговор. Алексея подвергли заключению, допросам и пыткам, в которых принимал участие и сам царь. Результатом розыска стал смертный приговор, вынесенный царевичу судом из высших сановников государства, по сути воплотивших в жизнь слова Петра, обращенные к сыну: «Я за мое отечество и людей, и живота своего не жалею, то како тебя, непотребного, жалеть». В июне 1718 года нравственно и физически сломленный Алексей погиб в камере Петропавловской крепости. Была ли его кончина естественной или насильственной, неизвестно. Царь, не показывая признаков скорби, уже на следующий день после смерти сына пил и веселился, празднуя годовщину Полтавской виктории. У него оставалась надежда на малолетнего царевича Петра Петровича, сына Екатерины, но вскоре ребенок умер.

30 августа 1721 года с Швецией был заключен знаменитый Ништадтский мирный договор, по которому Россия получила побережье Балтийского моря от Выборга до Риги: часть Карелии, Ингрию, Эстляндию и Лифляндию с островами Эзель, Даго и Мен, но возвращала Швеции Финляндию, уплачивала около 1,5 миллионов рублей и разрешала шведам закупать и беспошлинно вывозить на 50 000 рублей хлеба из Прибалтики. Победа в Северной войне, создание регулярной русской армии и флота, их боевой опыт сделали Россию одной из сильнейших держав в Европе. Сенат поднес Петру титулы Великого, Отца Отечества и императора всероссийского. Московия, которая в глазах Западной Европы была варварской державой, превратилась в Российскую империю, став в международных отношениях на уровень Священной Римской империи (глава ее считался выше королей), Англии, Франции, Голландии и Испании.

После Полтавской победы Петр проводил имперскую политику. Во время персидского похода 1722-1723 годов русская армия заняла Дербент, Баку, Решт. Персия согласилась на их передачу России за помощь шаху против афганских повстанцев. В 1724 году Петр договорился с Турцией о взаимном признании завоеванных персидских владений и предписал произвести разведку путей в Закавказье, которые удобны «для действ воинских». Он искал также пути в Среднюю Азию, думал об Индии, готовил экспедицию на Мадагаскар.

С новой силой Петр взялся за продолжение реформ: в 1720-1725 годах было издано около 1200 законодательных актов, почти столько же, сколько за предыдущее десятилетие.

В царствование Петра Великого Россия достигла значительного экономического роста. Число лишь одних новых мануфактур перевалило за двести. При этом в экономической политике главенствовал принцип практически неограниченного вмешательства государства в хозяйственную жизнь страны. А она подчинялась, прежде всего, необходимости вооружать, одевать и кормить армию и флот. Свое административно-бюрократическое влияние на экономику через систему пошлин, налогов, монополий государство сохраняло и после окончания Северной войны. Но главное, что экономика развивалась на крепостнической основе. В январе 1721 года по царскому указу «для государственной пользы» частным владельцам мануфактур было разрешено покупать к заводам крестьян без земли. К казенным заводам приписывались государственные крестьяне.

Сделав ставку на создание регулярного государства, в котором законодательному порядку подчинялись бы все стороны общественных отношений, Петр вынужден был обратиться к радикальным преобразованиям в административном устройстве России. К тому же старые учреждения не справлялись с новыми функциями и задачами. Новые органы управления поначалу действовали параллельно со старыми, постепенно вытесняя их. Так возникла система коллегий - органов отраслевого управления, Сенат, институт прокуратуры и фискального надзора. Было введено новое административно-территориальное деление страны - на крупные губернии во главе с губернаторами, обладавшими на доверенных им землях всей полнотой власти. Многое в системе управления было заимствовано у шведов, что еще раз подтверждает умение Петра учиться у противника. Новые учреждения создавались и на местах. Их деятельность также строилась на основе детальных четко разработанных инструкций.

Административная реформа Петра I означала дальнейший рост русской бюрократии, которая приобретала все больший вес в обществе. При этом в основу государственной службы был положен принцип личной выслуги, воплощенный в Табели о рангах 1722 года. Этот документ фактически открывал путь наверх наиболее способным и предприимчивым, а достигшие чина восьмого класса имели право на наследственное дворянство. Всего же Табель вводила 14 классов военных, статских и придворных чинов, обладатели которых получали жалованье и полностью зависели от государя и государства.

Тенденция к дальнейшей бюрократизации и централизации управлений затронула и церковь. Создав Святейший Синод как орган коллегиального управления церковью и включив ее, таким образом, в систему государственных институтов, Петр лишил церковь возможности быть духовной оппозицией власти, защитой от государства. Уничтожив патриаршество и объявив себя фактически главой церкви, передав управление монастырскими вотчинами светским чиновникам, отменив тайну исповеди (священники отныне обязаны были доносить о противозаконных действиях и даже помыслах прихожан), Петр окончательно поставил церковь на службу государству.

Содержание регулярной армии требовало все новых и новых средств, ради получения которых была предпринята податная реформа, заменившая подворную подать подушной.

Податное население деревни и города стало еще более бесправным и беззащитным перед лицом государства. Теперь, чтобы отлучиться из деревни, к примеру на заработки, крестьянин должен был обзавестись паспортом - средством полицейского контроля за налогоплательщиками. Именно на плечи крестьян и легли в основном все тяготы петровских преобразований. Трудовые мобилизации, бесчисленные поборы, рекрутская повинность - все это стало обычным явлением в их жизни. Правительство жестоко преследовало любые попытки уклонения от возложенных на подданного обязанностей.

Между тем личная жизнь самого Петра складывалась непросто. После смерти последнего сына от брака с Екатериной Петр в 1722 году специальным указом установил, что император сам назначает себе преемника. Видимо, он не хотел, чтобы престол перешел к его внуку Петру, сыну Алексея. Он провозгласил Екатерину императрицей (1723), а затем торжественно короновал ее (1724).

Последний год жизни Петра оказался очень тяжелым. Меншиков, ближайший друг и помощник царя, «брат», «дитя сердца», как Петр часто называл его, опять проворовался и на этот раз очень крупно; проворовался и ряд других ближайших сотрудников царя. Екатерина оказалась замешанной в любовной интриге с камергером ее двора Вилимом Монсом, младшим братом Анны Монс. Петр испытал сильнейшее потрясение: сам не хранивший верности в браке, он не мог допустить и мысли о неверности жены, да еще только что коронованной. Монса казнили якобы за взяточничество в ноябре 1724 года; имя Екатерины при этом не упоминалось. В это время Петр был уже тяжело болен, и 28 января 1725 года скончался в тяжких мучениях от уремии, не успев назначить своего преемника.

Петр был, конечно, незаурядный человек. Идея служения государству, в которую глубоко уверовал царь и которой он подчинил свою деятельность, была сутью его жизни. Эта идея служения государству в сочетании с темпераментом и воспитанием Петра многое объясняет в его поведении.

Петр был жесток от природы. Конечно, в то время жестокость была узаконенной: следствие проводилось обязательно с пытками, пытали даже и того, кто сразу признавался, чтобы установить, не скрыл ли чего-нибудь. Петр был беспощаден к тем, кто сопротивлялся преобразованиям. Любовника своей первой жены, давно постриженной в монахини, после жестоких пыток Петр велел посадить на кол, а чтобы он подольше мучился, одеть его в шубу (казнь совершалась зимой). Когда во время одного из наводнений в Петербурге несчастные жители спасались от воды, залезая на деревья, у Петра это зрелище вызвало смех. Его указы переполнены угрозами жестоких наказаний, а то и смерти за их невыполнение. В числе наказаний было и такое, как запрещение дворянским недорослям жениться, пока не выучатся арифметике и геометрии.

Грубость нравов эпохи и лично Петра сказывалась в том, что любой праздник сопровождался диким пьянством. Современники с содроганием пишут о том, что у дверей пиршественной залы ставился караул, солдаты-преображенцы разносили ушаты с водкой и по настоянию царя гости упивались до потери сознания. Сам Петр тоже пил много, но у него был мощный организм, и наутро, когда гости не в силах были подняться, царь как ни в чем не бывало отправлялся на работу.

Петр не привык считаться ни с кем. Будучи второй раз в Голландии и приехав в 1717 году во Францию, он обратил на себя внимание своим бесцеремонным поведением, например, отправляясь по делам, он не ждал свой экипаж, а останавливал первую же карету, высаживал седоков и садился сам.

Обладая великолепной памятью и удивительной работоспособностью, Петр вникал во все мелочи. Отношение к военному делу, где непредусмотренное, на первый взгляд незначительное, обстоятельство могло иметь роковые последствия, он перенес и на гражданские дела. Каждый шаг жителя регламентировался. Наряду с важными, издавались указы о том, чтобы потолки были оштукатурены, о порядке установки надгробных камней и т. п. Это стремление царя лично решать все вопросы нередко сковывало инициативу подчиненных. За промахи и упущения по службе Петр «учил» их своей дубинкой, за чрезмерное же казнокрадство и взяточничество сурово наказывал (вплоть до смертной казни) даже ближайших помощников. Но исправить их в этом отношении он так и не смог. Предписывая какое-либо нововведение, Петр в указах давал объяснения, зачем оно нужно, какая от него будет польза.

Отношение Петра к женщинам очень точно выразил один из современников, который сообщил, что «любил его величество женский пол», и привел высказывание царя, что «забывать службу ради женщины непростительно». Вступив в брак с Екатериной, Петр вовсе не считал себя обязанным хранить супружескую верность и имел многочисленных любовниц. Екатерина не только не протестовала, но даже сама поставляла ему «метресишек».

Характерно, что себе в жены он выбрал именно Екатерину - женщину низкого социального происхождения. В его глазах «порода» ничего не значила. Екатерина, с необычайной проницательностью понявшая его сложный, противоречивый характер и владевшую им идею служения государству, сумела приноровиться к нему. Он поверил в ее преданность ему и его делу и впоследствии тяжело пережил ее неверность.

По словам Ключевского, Петр «хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознательно и свободно. Совместное действие деспотизма и свободы, просвещения и рабства - это... загадка ...доселе неразрешимая».

При всех недостатках, у Петра было (по справедливому высказыванию одной современницы) «много достоинств и бесконечно много природного ума». Главным же для него была служба своей стране, «общему благу», как он его понимал, т. е. сохранению государственного строя и его усовершенствованию. Во имя этого он не жалел своей жизни. Ради этого он и осуществлял свои преобразования.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить