Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Главы государств. Филипп IV Красивый (1268-1314)

Главы государств. Филипп IV Красивый (1268-1314)
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Главы государств. Филипп IV Красивый (1268-1314)


Французский король (с 1285 года) из династии Капетингов. Расширил территорию королевского домена. Захватил Фландрию (1300), но потерял ее (1302) в результате восстания фландрских городов. Поставил папство в зависимость от французских королей. Добился от Папы упразднения ордена тамплиеров (1312).

Филипп IV, человек молчаливый, но очень красивый, «подобный статуе, изваянной из камня» (по выражению хронистов той же эпохи), человек, много размышлявший, но очень мало говоривший, родился в Фонтенбло в 1268 году. Его отец Филипп III Смелый в первом браке был женат на Изабелле Арагонской, подарившей ему трех сыновей: Людовика, Филиппа Красивого и Карла Валуа. Во второй раз он женился в 1274 году на Марии Брабантской, графине Фландрской, королеве Сицилии и Иерусалима. Мария родила своему мужу лишь одного сына - Людовика графа д’Эвре.

По приказу римской курии Филипп III возглавил военный поход в Арагонию, чтобы наказать местного короля за то, что тот осмелился отобрать у Карла Анжуйского (неаполитанского короля, вассала и любимца Папы римского) Сицилию. Поход закончился тяжелым поражением французского войска, а сам король умер на обратном пути. Молодой Филипп также участвовал в этом походе, хотя считал, что силы государства не следует ставить на службу чужим интересам и что они должны служить величию и мощи собственной страны.

Филипп Красивый был коронован в Реймсе в возрасте семнадцати лет. Для средневековья шокирующим было само начало правления юного Филиппа. Он создал так называемый Королевский совет, совершенно выходящий за рамки существовавших в то время представлений. Свои королевские советы были и у его предшественников - однако они складывались, в основном, из представителей дворянства и высшего клира, независимо от их способностей и знаний. Филипп Красивый при выборе советников не руководствовался благородством происхождения. Большинство из совета было родом из мелкого дворянства и зарождающегося сословия горожан. Они получили название легисты, поскольку являлись, как правило, хорошими знатоками права, нередко обучавшимися в нескольких университетах (в то время в Париже, например, преподавалось только церковное право, зато в Орлеане и Монпелье - общее право). Помимо этого, Королевский совет Филиппа Красивого был постоянной институцией, напоминающей современное правительство.

Некоторые историки упрекают этот институт в том, что он состоял из людей «неблагородных», «парвеню». Это было не совсем так: наряду с ними в совете была представлена и высшая знать. В Совет входил даже брат короля Карл Валуа, а позднее и королевские сыновья.

Вместе с тем ни один историк не может отказать этим «парвеню» в исключительных административных и организаторских способностях и в желании сделать королевство Капетов сильным государством. Большую роль в политике Филиппа играли его приближенные: канцлер Пьер Флотт, хранитель печати Гильом Ногаре и коадъютор королевства Ангерран Мариньи. Все это были люди незнатные, вознесенные на вершины власти самим королем.

При Филиппе Красивом Париж становится столицей в полном смысле этого слова. В центре города, в западной части острова Ситэ на Сене начал возводиться великолепный архитектурный комплекс. В него входит королевский дворец, место заседаний его совета, парижского парламента (так назывался тогда судебный двор), позднее - органов сословного представительства. Строительство этого комплекса велось многие годы и завершилось незадолго до смерти Филиппа Красивого.

Формируется продуманная система государственного управления. Возникает институт королевских чиновников, возглавлявших судебно-административные округи: в северной Франции - бальи, в южной - сенешали. При этом парижские учреждения руководят всей системой управления на территории Франции. В случае несогласия с их действиями можно было апеллировать к королю. Судя по всему, Филипп Красивый сознавал растущий вес своего могущества. «Он и король, и император, и Папа римский в своей стране», - характеризовал Филиппа IV арагонский посол при французском дворе.

Филипп часто конфликтовал с английским королем Эдуардом I. В 1295 году он призвал оппонента, как своего вассала, на суд парижского парламента. Эдуард отказался подчиниться, и ему была объявлена война.

Узнав об этом, папа римский Бонифаций VIII обязал обоих монархов заключить перемирие. Однако ни Филипп IV, ни Эдуард I к его требованию не прислушались. С этого эпизода начинается драматический поединок между Филиппом Красивым и Бонифацием VIII. Борьба в нем ведется не из-за вопросов религии и церкви (кажется даже, что король был куда более набожным католиком, чем Папа римский), а из-за... власти и денег.

Филипп Красивый и Эдуард искали себе союзников в предстоящей войне. На стороне Эдуарда выразили готовность выступить император Адольф, графы Фландрский, Гельдернский, Брабантский и Савойский, а также король Кастильский. Союзниками Филиппа были граф Бургундский, герцог Лотарингский, граф Люксембургский и шотландцы.

Впрочем, из всех перечисленных только шотландцы и граф Фландрский Гюи Дампьер оказали реальное влияние на события. Сам Эдуард, занятый тяжелой войной в Шотландии, заключил с Филиппом перемирие (1297), а потом и мир (1303), по которому Гиень была оставлена за английским королем.

В 1297 году французская армия вторглась во Фландрию. Сам Филипп осадил Лилль, а граф Роберт Артуа одержал победу при Фурне (во многом благодаря измене дворянства, среди которого оказалось немало приверженцев французской партии). После этого Лилль сдался.

В 1299 году Карл Валуа захватил Дуэ, прошел через Брюгге и в мае следующего года вступил в Гент. Он нигде не встречал сопротивления. Граф Гюи сдался в плен вместе с двумя своими сыновьями и 51 рыцарем. Король лишил его владений как мятежника и присоединил богатую Фландрию к своему королевству.

В 1301 году Филипп объехал новые владения и всюду был встречен изъявлениями покорности. Но он сейчас же постарался извлечь из своего нового приобретения максимум выгоды и обложил страну непомерными налогами. Деньги играли при Филиппе Красивом чрезмерно большую роль: растущие дани, налоги и десятины обеспечили королю нелестное прозвище «король-фальшивомонетчик» (при чеканке монет он стал снижать содержание в них металла). Это вызвало недовольство, а суровое управление француза Жака Шаильонского еще более усилило ненависть к захватчикам. Когда в Брюгге начались беспорядки, Жак присудил виновных к огромным штрафам, велел сломать городскую стену и выстроить в городе цитадель.

В мае 1302 года вспыхнуло второе, гораздо более мощное восстание. В течение одного дня народ перебил в городе 1200 французских рыцарей и 2000 солдат. После этого вся Фландрия взялась за оружие. В июне подошла французская армия во главе с Робертом Артуа. Но в упорном сражении у Куртре она была разгромлена. Вместе со своим военачальником пало до 6000 французских рыцарей. Тысячи шпор, снятых с убитых, были сложены в мастрихтской церкви как трофеи победы. Филипп не мог оставить такой позор неотомщенным.

В 1304 году во главе 60-тысячной армии король подступил к границам Фландрии. В августе в упорном сражении при Монс-ан-Нюлле фламандцы потерпели поражение, но в полном порядке отступили в Лилль. Филипп заключил мир с сыном Гюи Дампьера Робертом Бетюнским, который находился у него в плену. Филипп согласился вернуть ему страну и сохранить фламандцам их права и привилегии. Однако за освобождение своего графа и других пленных города должны были выплатить огромную контрибуцию. В залог уплаты выкупа король взял себе земли на правом берегу Лиса с городами Лилль, Дуэ, Бетюн и Орши. Он обязался вернуть их после получения денег, но вероломно нарушил договор и навсегда оставил их за Францией.

Как уже говорилось выше, деньги играли решающую роль в споре между Филиппом Красивым и Бонифацием VIII. Реформы, проводимые французским королем в государственном аппарате, как и война в Гиени и во Фландрии, - все это стоило немалых денег. Поэтому Филипп Красивый (да и английский король Эдуард I) обложил налогом церковное имущество.

Папа резко выступил против этого решения, запретив специальной буллой 1296 года духовным лицам в Англии и Франции платить «светские» налоги. В ответ французский и английский короли начали забирать поместья у тех, кто выполнял распоряжение Папы. Филипп Красивый пошел еще дальше и запретил выделять средства из королевства на содержание папского двора. Но когда спустя два года французский и английский короли заключили мир и даже скрепили свой союз родственными узами - дочь Филиппа Изабелла стала супругой сына и преемника Эдуарда - Эдуарда II, Папа римский, формально приглашенный на французско-английские мирные переговоры, был вынужден временно отступить. Как раз в это время он боролся с сильной оппозицией кардиналов.

Филипп Красивый решил, что он не позволит вмешиваться Папе даже в церковные дела своей страны. На юге Франции королевский двор выступил против епископов, отказавшихся платить дань с церковного имущества. В 1301 году Папа издал сразу несколько булл, в которых резко осудил поведение французского королевского двора и заявил о созыве в Риме общего церковного собора, где он вместе с французскими прелатами и епископами намеревался осудить и наказать Филиппа Красивого.

В ответ королевские легисты быстро организовали практически первый французский сословный парламент, который не только отверг папские буллы, но и обвинил Бонифация VIII (по примеру римской оппозиции кардиналов) в сомнительной легитимности и в подозрении в ереси.

Но как раз в это время разразилось восстание во Фландрии, о котором говорилось выше. Бонифаций VIII ликовал после битвы у Куртре. На торжественном синоде он объявил высокопарную буллу, в которой обосновывал право церкви властвовать «обоими мечами». Бонифаций повелел своему легату во Франции наложить проклятие на Филиппа Красивого. Однако король заключил легата в тюрьму, а буллу сжег.

С этого момента события принимают драматический оборот. Ловкие легисты, пользуясь ситуацией, на новых «сословных собраниях» выдвигают против Папы как правдивые, так и вымышленные обвинения в преступлениях против королевства. Таким образом им удалось перетянуть на свою сторону университеты, монастыри и города: раздаются голоса, требующие созыва церковного собора и смещения недостойного Папы. На этот раз собор должен проходить не в Риме, а во Франции.

Один из видных (и наиболее хитроумных) членов королевского совета, легист Гийом Ногаре, был направлен к Папе с вызовом на церковный собор. Бонифаций в то время, однако, пребывает не в Риме, а в своем родном городе Ананьи, где готовится объявить новую буллу, выносящую окончательное проклятие Филиппу Красивому. Бонифаций VIII принимает непрошеного гостя в своей спальне. Вскоре после этого визита папа римский умирает. По версии историка Фавье, кто-то угостил его оплеухой. Кто - так и не было установлено, хотя утверждают, что именно Ногаре. Бонифаций VIII ненадолго пережил это унижение - не исключено, что его скорая смерть стала результатом психического потрясения от такого нападения.

Многие французские историки старались избавить Ногаре от нелестного подозрения и свести вину за инцидент в папской спальне на римских прислужников. Однако, несмотря на их старания, за Ногаре так и сохранилась репутация человека, «давшего пощечину Папе».

Новый Папа Бенедикт XI отлучил Ногаре от церкви, но прекратил преследование самого Филиппа. Летом 1304 года и он отошел в мир иной. На его место был избран архиепископ бордоский Бертран дю Гота, принявший имя Климента V. В 1309 году он поселился в Авиньоне и основал здесь папскую резиденцию. До самой смерти он оставался послушным исполнителем воли французского короля. Климент V отменил все буллы Бонифация, направленные против Филиппа, и окончательно перевел свой двор в Авиньон.

В конце ХII века во Франции, и прежде всего в Париже, обосновалось большое количество торговцев - выходцев из Ломбардии. Поэтому в средние века все ростовщики и процентщики получили собирательное имя «ломбардцы». К ним присоединились дельцы французского происхождения и евреи, промышлявшие тем же ремеслом.

В 1306 году Филипп Красивый обрушил санкции на ростовщическую деятельность ломбардцев, беззастенчиво конфискуя при этом имущество, затем распространил свои репрессии и на евреев, изгнав их из Франции.

Население, среди которого было много тех, кто являлся должником ломбардцев и ростовщиков-евреев, встретило эти драконовские меры с энтузиазмом.

15 мая 1307 года Филипп Красивый беседовал в Пуатье со своим ставленником Папой римским Климентом V. На этой встрече король впервые выдвинул обвинения против ордена тамплиеров.

Орден тамплиеров возник в начале XII века в Иерусалиме, его члены называли себя церковными рыцарями. Они заботились о храме Гроба божьего, а в период крестовых походов были организованы по-военному. Наряду с этим тамплиеры стерегли казну - как собственную, так и принадлежавшие правителям или просто частным лицам. С отступлением крестоносцев из святой земли центр тяжести деятельности тамплиеров переместился из области военной в область финансовую. Во всех крупных городах были так называемые темплы, по сути дела представлявшие собой банкирские дома. Сокровища ордена - и в самом деле большие - достигали невероятных размеров в ходивших о них легендах и слухах, становясь предметом зависти со стороны главных конкурентов тамплиеров - итальянских банкиров.

В пятницу 13 октября 1307 года (по юлианскому календарю) Филипп Красивый произвел по всей Франции внезапный арест тамплиеров. Их обвинили в надругательстве над крестом, идолопоклонстве и содомии. Не исключено, что король верил многому из того, что говорилось о тамплиерах в народе (их упрекали в светскости и гордыне, в темных обрядах и многом другом). Однако главной причиной его вмешательства наверняка было то, что, как и в спорах с Бонифацием, он считал себя самым избранным защитником христианства, самым христианским королем, правом и обязанностью которого является прямое вмешательство в дела церкви. Сначала Филипп пытался натравить на тамплиеров Папу Климента V, однако, когда тот не проявил желания действовать, взял судьбу ордена в свои руки. Вероятно, главную роль в решении короля снова сыграли деньги. Филипп Красивый задолжал тамплиерам огромные суммы.

«Суд», которому было подвергнуто несколько сотен тамплиеров, заключался в пытках, лживых обещаниях милости и добыче признаний во всевозможных преступлениях. Сам великий магистр ордена Жак Молэ в ходе такого «судебного процесса» признался в отрицании Христа и плевании на крест. Когда Климент V проявил несмелое желание устроить церковный инквизиторский процесс, все тамплиеры начали отказываться от своих признаний. По королевскому распоряжению более пятидесяти членов ордена было сожжено на костре «за отказ от признанных преступлений».

Климент V созвал в октябре 1311 года в городе Вьенне общий церковный собор. Под давлением французского двора было принято решение упразднить орден тамплиеров, а его имущество конфисковать, что и произошло в апреле 1312 года. Первоначально конфискованные средства предусматривалось перевести другому ордену и употребить для организации новых крестовых походов, однако большая часть этого огромного имущества досталась самому Филиппу и другим монархам. Они, по совету короля, тоже запретили на своих территориях орден тамплиеров и поживились на их богатстве.

Великий магистр ордена Жак Молэ также был сожжен. Как потом передавалось из уст в уста, перед смертью он предрек Клименту V и Филиппу IV Красивому, что они предстанут перед Высшим Судией, один - через сорок дней, а другой - через двенадцать месяцев. Остальное довершит огненная стихия.

И предсказание сбылось. Вначале от дизентерии и приступов рвоты умер Папа. Это произошло в Рок-Море, расположенном в долине Роны, 20 апреля 1314 года, на девятый год его понтификата, или, по григорианскому календарю, 1 мая, в день св. Филиппа. Прошло ровно тридцать три дня с момента мученической гибели де Моле.

Филипп Красивый умер в пятницу 29 ноября 1314 года в Фонтенбло, куда он приказал перевезти себя в начале того же месяца. Любопытно, что «Фебический календарь» астрологов дает этому дню символическое название: «Дом, объятый пламенем». Ровно 255 дней разделяет аутодафе на Еврейском острове и агонию Филиппа. Оба они, Папа и король, скончались в срок, обозначенный в последнем проклятии де Моле.

Глас возмездия, прозвучавший из пламени костра, поразил не только Папу и короля. Проклятие наложило многовековую печать на все потомство Филиппа IV Красивого. Женщины его рода, в силу своего распутства, щедро одарили мир незаконнорожденными детьми, впоследствии называемыми не без юмора детьми «божьей волей».


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить