Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Великие династии. Тюдоры

Великие династии. Тюдоры
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Великие династии. Тюдоры

Династия Тюдоров восходит корнями к Уэльским Тюдурам (по-английски — Тюдорам), жившим в Уэльсе около Абергиля. Первые Тюдоры были скромными земледельцами, позже они поступили на службу к Левелину Великому, князю Гвинеддскому, при дворе которого впоследствии занимали важнейшие государственные и военные посты, оказывали личные услуги князю. За это они были щедро одариваемы богатствами и властью, а полученные в дар поместья не облагались налогами и пошлиной при вступлении в наследство. За короткое время эта семья стала второй по богатству и влиятельности в княжестве. Члены этой семьи всегда тонко чувствовали политический момент и, что называется, держали нос по ветру. Так, в 1272 году, когда на трон Англии взошел Эдуард I, они перешли на службу к новому королю. И на протяжении последующих лет верно служили ему и его потомкам, процветая под их покровительством.

При короле Ричарде II Тюдоры впервые в истории заняли государственные посты, на которые до этого назначали только англичан (бейлифа, коннентабля, казначея), они участвовали в походах короля и стали его личными вассалами. Когда же Ричард был низложен своим двоюродным братом, Тюдоры приняли участие в восстании против короля Генриха IV Ланкастерского, захватившего власть. Но мятеж был жестоко подавлен, и оставшимся в живых пришлось признать себя побежденными и сдаться. Победа Ланкастеров лишила Тюдоров власти в Северном Уэльсе, практически все их поместья были конфискованы, им запретили занимать какие бы то ни было государственные посты, носить оружие и даже жить в больших городах...

И именно в это время у одного из Тюдоров, Мэредада, родился сын Оуэн, которому суждено было возродить былое могущество и величие рода.

Оуэн прошел трудный, часто опасный жизненный путь, воевал, состоял на службе у сенешаля Генриха V.

Однажды он привлек внимание вдовствующей королевы Англии, французской принцессы Екатерины Валуа (существует множество версий их знакомства, ни одна из которых не выходит за рамки предположений, но ясно одно: они действительно любили друг друга), и женился на ней в 1431 году, вопреки постановлениям английского парламента, а их дети (Эдмунд, Джаспер и Оуэн) стали сводными братьями третьего короля Ланкастерской династии, Генриха VI.

В 1432 году Оуэна, сына Мэредада, внука Тюдора (так было принято называть его в Уэльсе), на заседании парламента наделили правами англичанина и стали называть на английский манер — Оуэн Тюдор.

После смерти королевы Екатерины против Оуэна возбудили судебное дело по обвинению в нарушении закона (а он действительно нарушил его, женившись на королеве), он сумел оправдаться, и суд его отпустил, но по пути в Уэльс был снова арестован и возвращен в тюрьму.

После смерти матери и ареста Оуэна заботу о сводных братьях взял на себя Генрих VI, он лично следил за тем, чтобы они ни в чем не нуждались и получили хорошее воспитание.

Их младший брат проявил полное равнодушие к светской жизни, проведя всю жизнь в Вестминстерском аббатстве.

В 1452 году Эдмунд и Джаспер были официально признаны членами королевской семьи, затем им были присвоены графские титулы. Эдмунд стал графом Ричмондом, а Джаспер — графом Пемброуком. Они получили земли, гарантирующие доход и прибыль, соответствующие их высокому положению среди английской знати, а также резиденции в Лондоне. Эдмунд и Джаспер Тюдоры стали первыми пэрами Англии родом из Уэльса.

К 1452 году у Генриха VI практически не осталось близкой родни: родных братьев и сестер у него не было, дяди (герцоги Бедфорд, Кларенс и Глостер) умерли, не оставив законных наследников, да и сам король в это время не имел еще наследников. Именно поэтому король приблизил к себе своих сводных братьев и старался устроить их судьбу.

Когда финансовые и прочие дела Джаспера и Эдмунда были улажены, король занялся поисками подходящих невест для братьев. Но Джаспер не спешил жениться, поэтому состоялся только брак Эдмунда с Маргарет Бифорт, единственной внучкой Джона Бифорта, старшего незаконнорожденного сына Джона Гонта, герцога Ланкастерского (его первый законнорожденный сын стал первым королем из династии Ланкастеров).

В результате этого брака на свет появился мальчик, названный Генрихом Тюдором, унаследовавший кровь английской династии Плантагенетов благодаря матери и кровь французских королей — благодаря отцу.

Генрихом его назвали в честь дяди — короля, но существует легенда, что при крещении его сначала назвали Оуэном, но мать настояла на имени Генрих, и его тут же перекрестили. (Между прочим, в Уэльсе существовало предание, что английский трон займет британский принц по имени Оуэн. Но было и другое пророчество, буква «Н» — Henry — убьет наследников короля Эдуарда.)

Эдмунд умер в 1456 году, за несколько дней до рождения сына, а его мать по политическим и прочим соображениям неоднократно выходила замуж, из-за чего ее встречи с сыном были совсем не частыми. Воспитанием мальчика занимался Джаспер Тюдор, и он сделал все возможное, чтобы обеспечить будущее племянника.

Генриху VI пришлось вести войну с Францией, из-за которой он вынужден был увеличить налоги, его популярность в народе резко снизилась. И в этой атмосфере народ с надеждой взирал на двоюродного брата короля, герцога Йоркского, Ричарда. Ричард, кстати, был регентом Англии в период, когда Генрих был болен (1454). Возвращение власти к законному правителю вызвало недовольство Йорков, которым пришлось покинуть Лондон, а герцога Йоркского лишили всех чинов и званий. 1 мая 1455 года состоялось сражение между войсками Ричарда Йоркского и Генриха VI, ознаменовавшее собой начало многолетней войны Алой и Белой розы. В этой битве Генрих был ранен. Странно, но в Лондон его сопровождал лично герцог Йоркский. В создавшейся ситуации Джаспер Тюдор предпринимал шаги для того, чтобы примирить два враждующих лагеря, к сожалению, безуспешно. Конфликт становился все глубже. Почувствовавший силу власти Ричард не собирался ее уступать даже законному королю.

В 1459 году состоялось сражение, в котором войска герцога Йоркского потерпели сокрушительное поражение, а сам герцог с сыновьями был выслан из страны. Но в конце 1460 года Ричард разбил королевскую армию и захватил в плен Генриха VI. Однако сам Ричард погиб 30 декабря 1460 года в бою со сторонниками Ланкастеров, клан Йорков возглавил его сын Эдуард.

3 февраля 1461 года королевские войска потерпели сокрушительное поражение в битве на Мортимер Кросс, а 4 марта 1461 года герцога Йоркского провозгласили королем Англии Эдуардом IV.

Джаспер Тюдор неоднократно избегал плена. А вот Генриха Тюдора захватили в плен, но пленником он был необычным, его растили и воспитывали, как подобает инфанту, учителями его были выпускники Оксфорда, кроме того, обучали Генриха и военному искусству. Его не лишили титула графа Ричмонда, в отличие от его дяди. Ввиду того, что мать Генриха вышла замуж за сторонника Йорков лорда Стенли, ей иногда позволяли видеться с сыном.

Боевые действия сторонников Ланкастеров и Йорков велись на протяжении 1461—1670 гг. с переменным успехом, время от времени Ланкастеров поддерживал король Франции, заинтересованный в ослаблении Английского государства.

Так при помощи французского короля и благодаря усилиям Джаспера Тюдора в 1470 году Генрих VI был освобожден из Тауэра и занял свое законное место. А Генрих Тюдор встретился со своим дядей, чтобы провести с ним четверть века, практически не расставаясь. Чуть позже встретился Генрих и с другим дядей — королем, который предсказал ему великое будущее.

В начале 1471 года ситуация круто изменилась. Эдуарду IV удалось собрать мощную армию, с которой он победил в битве при Барнет, а также разгромил войска Маргариты Анжуйской, супруги Генриха. Маргарита и Генрих VI были заключены под стражу, а их единственный наследник погиб в бою. 21 мая 1471 года при загадочных обстоятельствах Генрих VI умер в Тауэре. Это была катастрофа. Сторонникам свергнутого монарха было нельзя оставаться в Лондоне, поэтому Джаспер решает бежать во Францию с племянником. Они обосновываются в Бретани. Более десяти лет Тюдоры определяли отношения между великими державами, за ними охотились французский король Людовик и английский король Эдуард, а защищал герцог Бретанский Франциск II. Их существование было важнейшим политическим козырем в игре монархов.

Тюдорам были предоставлены условия, соответствующие их рангу и значимости, но фактически они были пленниками в бретанском герцогстве. В течение четырнадцати лет изгнания на Генриха неоднократно готовили покушения и покушались, но выжил он благодаря заинтересованности в нем Франциска II.

Когда в 1475 году умер бездетный граф Эксетер, Генрих Тюдор остался единственным живым Ланкастером.

Случился династический кризис и у Йорков. после смерти Эдуарда IV в 1483 году престол унаследовал его двенадцатилетний сын Эдуард V, тут же свергнутый дядей Ричардом, герцогом Глостером.

В это время у Тюдоров впервые появилась реальная возможность вплотную подойти к английскому трону, власть Ричард узурпировал незаконно, Эдуард V таинственным образом исчез вместе со своим братом (поговаривали, что они убиты в Тауэре), а законным наследником Ланкастеров был только Генрих Тюдор.

Начались активные переговоры, плелись интриги, составлялись заговоры с целью свергнуть Ричарда III и провозгласить королем Генриха Тюдора. Число сторонников Генриха постоянно росло благодаря памяти его дяди Генриха VI и усилиям его дяди Джаспера. Народ верил ему, верил в его великое будущее, предсказанное Генрихом VI.

Поэтому когда в 1485 году он высадился в Северном Уэльсе и начал свой победоносный поход за короной, его войско, поначалу собранное в основном из наемников, быстро увеличивалось. Возможно, именно это обстоятельство стало решающим в битве при Босворте, где Генрих столкнулся с Ричардом III поистине в судьбоносной схватке. Подробностей битвы история не сохранила, достоверно известно лишь, что Генрих лично сражался с Ричардом и убил его. Похоронили Ричарда без помпезности, дав, однако, попрощаться с ним народу (не для всех же он был тираном!). Но при Генрихе VIII могилу раскопали, останки выбросили, а гроб использовали сначала как кормушку для лошадей, а потом как ступеньку крыльца. Так и вышло, что Ричард III — единственный английский король со времен нормандцев, у которого нет могилы.

В битве при Босворте на одном из знамен Тюдора был изображен красный дракон. Под этим знаменем Генрих VII был коронован. С тех пор красный дракон считается символом победы династии Тюдоров.

Когда Генрих завоевал корону Англии, ему было уже 28 лет. Он был строен, хорошо сложен, лицо у него было живое и выразительное, а глаза — небольшие и ярко-голубые. Единственным недостатком была бородавка на подбородке, но современники не замечали ее, т.к. король был чрезвычайно обаятельным человеком. Он говорил на нескольких иностранных языках, любил историю, обладал завидной памятью (именно благодаря этому сподвижники Генриха VII получили награды за помощь в завоевании трона, он почти всех помнил в лицо и по именам).

Эмблемой Тюдоров Генрих сделал родовую эмблему Бифортов — искусное плетение опускной решетки крепостных ворот.

Выросший при дворе Франциска II, Генрих VII почти не знал обычаев и предрассудков собственной страны, поэтому то, что он считал естественным (например, служба иностранных наемников при дворе), повергало в шок чопорных англичан. Он совершенно не имел понятия об управлении страной, о том, как живут короли, и об ответственности за корону. Всему этому ему пришлось учиться «по ходу дела».

Все управление страны строилось заново, важнейшие посты заняли люди, разделившие с Генрихом изгнание, — люди, которым он безгранично доверял. А в жены он взял, как и планировалось ранее, Елизавету Йоркскую. Этот брак ознаменовал воссоединение Йорков и Ланкастеров и обезоружил тех, кто планировал свержение Генриха VII и восшествие на престол Елизаветы как наследницы Йорков.

Семья Генриха VII была окружена таким народным ликованием и любовью, что многие монархи могли и могут им только позавидовать.

Когда Генрих женился и у него родились дети, сложные хитросплетения английских, французских, уэльских и британских предков были увековечены с помощью имен наследников, первенца назвали Артуром (ум. в 1502), второго сына назвали Генрихом в честь Генриха VI, третьего сына — Эдмундом в честь деда, старшую дочь окрестили Маргарет, как бабку, вторую — Елизаветой, как мать, а третью — в честь жены первого короля из династии Ланкастеров Марии Бохан — Марией, четвертую же дочь назвали Екатериной, по имени матери незаконнорожденных Бифортов. Любопытно, но факт. Генрих VII ни одного своего ребенка не назвал именем Йорков. Среди них нет ни одного Эдуарда, Ричарда или Георга...

При всем том, что у Генриха VII было много детей, сыновей было только двое, а после смерти принца Артура остался только герцог Йоркский Генрих, слывший искусным музыкантом и даже композитором (считается, что он является автором знаменитой мелодии «Зеленые рукава»).

Младшему сыну после смерти отца в 1509 году было суждено стать королем Генрихом VIII. Возможно, смерть старшего брата так сильно повлияла на Генриха VIII, что в последующем он всеми средствами добивался рождения сыновей. Рождение единственного наследника мужского пола могло вызвать династический кризис, как это уже случилось после смерти сына Генриха VI. Генрих VIII старался предотвратить кризис всеми мыслимыми и немыслимыми способами.



Он был женат шесть раз, и история каждой его женитьбы могла бы стать основой для большого романа. Вкратце же можно только сказать, что двух своих жен он казнил, с двумя развелся, а одна умерла при родах.

В первый раз Генрих женился на вдове своего старшего брата принца Артура, Екатерине Арагонской. Она была на пять лет старше своего мужа, но смогла внушить ему любовь и уважение, и поначалу их союз выглядел вполне респектабельным. Однако отношения начали портиться после смерти наследника престола, окрещенного Генрихом, и рождения восьмимесячного мальчика, который не выжил. Позже на свет все-таки появилась вполне здоровая и жизнеспособная девочка Мария. Генрих счел смерть сыновей, рожденных Екатериной, следствием греха, который он якобы совершил, женившись на вдове своего брата (хотя и было доказано, что при вступлении в брак Екатерина была девственницей). Эта мысль так глубоко засела ему в голову, что он затеял бракоразводный процесс, а когда папа римский не утвердил развод, разругался с Ватиканом, объявил себя главой англиканской церкви и заставил епископа Кентерберийского объявить о своем разводе и признании незаконнорожденной дочери Марии и обвенчать его с новой избранницей — Анной Болейн. Екатерина была отослана в монастырь, но не признала развода. Сторонники королевы обвинили Генриха в преступной связи с сестрой Анны Болейн — Марией и их матерью, на что король не нашел лучшего ответа, чем. «Только не с матерью»...

Анна вошла в историю как первая защитница, если не сказать, основательница англиканской церкви. Она активно вмешивалась в политику, неоднократно спорила с Генрихом, забывая при этом об осторожности. Когда Анна считала, что король говорит глупость, она ему так прямо об этом и говорила. Сначала споры часто переходили в бешеные ссоры, которые заканчивались пылкими примирениями. Но, в конце концов, Анна впала в немилость, да и личные отношения зашли в тупик все по той же причине, рождение дочери Елизаветы, а не долгожданного сына. Воспользовавшись моментом, враги Анны сфабриковали обвинение в супружеской измене и покушении на жизнь короля и его ближайших родственников. Заставили поверить в это и Генриха, для которого эта женщина сразу стала «проклятой и извергающей яд блудницей». В результате собственной недальновидности и дворцовых интриг Анна была осуждена и казнена в 1536 году, а ее трехлетняя дочь признана незаконнорожденной.

К этому времени Генрих VIII уже обратил свой взор на Джейн Сеймур. Джейн не была красавицей, но отличалась ровным характером и, говорили, была умна. Похоже, что сама Джейн не особенно стремилась добиться любви короля, но зато ее родственники так ухватились за эту идею, что выбора у девушки практически не было. Как это ни ужасно, но помолвка короля с Джейн Сеймур состоялась уже на следующий день после казни Анны Болейн, не было задержки и со свадьбой. К моменту этого бракосочетания у Генриха уже не было живых жен, так что Джейн не пришлось соперничать с другой женщиной, ее признала даже старшая дочь короля, Мария, проявлявшая явную враждебность по отношению к Анне Болейн. Таким образом, наступил период затишья в семейной гавани короля. Радость его была безмерной, когда на свет появился сын — принц Эдуард. Это радостное событие отметили с особой пышностью, но оно же повлекло за собой и потерю, от родильной горячки умерла Джейн, которая так и не была коронована. В памяти Генриха запечатлелся светлый образ жены, олицетворявший собой идеал женщины и верной жены. Он искренне переживал потерю, но со всех сторон на него давили, стране нужен был герцог Йоркский — традиционный титул второго сына короля,— а значит, королю надо было жениться.

В течение двух лет Генрих подыскивал себе невесту. На сей раз он решил искать жену в других землях. Вариантов было много. Не зная, кого же выбрать, Генрих запросил портреты невест. Разумеется, художники постарались, где-то они польстили претенденткам, где-то «не заметили» изъянов, что-то заретушировали... Благодаря такому портрету, а также усилиям Томаса Кромвеля остановились на кандидатуре Анны Клевской. Теперь можно сказать, что из всех возможных вариантов Генрих выбрал самый неудачный, если в смысле дипломатических отношений этот брак и оказался успешным, то в личном плане король потерпел полное фиаско. Анна была воспитана для того, чтобы стать женой какого-нибудь германского принца, а ее интеллектуальным способностям не дали развиться. Единственное, чем она владела в совершенстве, было рукоделие. Первая же встреча Генриха с невестой глубоко разочаровала его, но, верный своему обещанию, он все-таки сделал попытку вступить в брак с Анной. Однако довольно быстро понял, что у них нет общего будущего, но Анна еще некоторое время продолжала выполнять обязанности супруги короля, появляясь с ним на официальных приемах и церемониях. Когда же Генрих предложил ей «разойтись по-хорошему», Анна быстро согласилась и поселилась в замке Хевер, подружилась с дочерьми Генриха и после его смерти даже претендовала на долю вдовствующей королевы (для этого ей пришлось добиваться отмены аннулирования своего брака), но совет короля Эдуарда VI не поддержал это начинание.

Летом 1540 года Генрих обратил внимание на Екатерину Ховард, фрейлину королевы Анны, которая быстро завлекла его в свои сети. Екатерина, однако, не посчитала нужным соблюсти честь и добавила рога к короне Генриха. Когда это стало известно королю, он сначала не поверил, но, тем не менее, назначил негласное расследование, которое не только подтвердило уже известные факты, но и вскрыло много новых. Возмущенный Генрих, не долго думая, отдал ее под суд, приговоривший несчастную женщину к смертной казни.

В Европе Генрих VIII получил прозвище «Синяя борода», и немногие невесты отважились бы согласиться на его предложения руки и сердца, а в его собственной стране поговаривали, что теперь королю остается жениться только на вдове. Как ни странно, но людская молва оказалась не пустой болтовней. Генрих действительно женился на вдове — Екатерине Невилл, леди Лэтимер, больше известной под девичьей фамилией Парр. Это была молодая привлекательная женщина, но уже дважды вдова. Екатерине повезло в том смысле, что от нее уже не ждали наследника, брак с ней не был средством достижения дипломатических целей. На исходе жизни Генрих хотел обрести душевный покой. Он реально оценивал свои возможности как любовника, пыл его уже был израсходован, некогда стройное красивое тело стало тучным, он постоянно страдал от простуды и колик, но он хотел обладать этой женщиной, и этим все сказано. Екатерина внесла мир в семейство короля, стала просто доброй женой, поддерживавшей огонь в семейном очаге короля. Огонь, осветивший его последние годы.

Наверное, Генрих напрасно потратил столько сил на рождение наследника именно мужского пола, ибо, как показала история, править суждено было всем его детям, а «золотой век» Англия пережила при королеве.. Но сказать, что его усилия были потрачены впустую, тоже было бы неверным: несмотря на все свои личные проблемы, Генрих VIII сумел доказать всему миру, что он хозяин не только в своей семье, но и в стране. Он противопоставил себя даже папе римскому, и тот не нашел веских аргументов, чтобы призвать взбунтовавшегося монарха к порядку. Он создал боеспособный флот, участвовал в войнах и сражениях, установил порядок в стране, став для народа великим королем, о котором с благодарностью и почтением вспоминали даже много лет спустя после его смерти.

Генрих VIII умер 28 января 1547 года, окруженный заботой своей последней королевы. А на престол взошел его единственный сын, Эдуард VI.

Екатерина Парр принимала непосредственное участие в воспитании и образовании принца. Именно она способствовала тому, что Эдуард, сын католика, был воспитан в духе протестантизма. Воспитание отразилось и на правлении Эдуарда (1547—1553), который проводил пропротестантскую политику.

Королева Мария I, взошедшая на престол в 1553 году, реставрировала католицизм. При ней протестанты подвергались гонениям, и около 300 человек были казнены, за что королева была прозвана «Марией Кровавой». Стоявшая первой в очереди на престол Елизавета была заперта в Тауэре, а потом жила под надзором, и ее жизнь во многом зависела от настроения королевы. Заговоры против Марии бросали тень на Елизавету, но научившейся осторожности Елизавете удавалось избежать обвинения в предательстве.

Когда же 17 ноября 1558 года Мария умерла после продолжительной болезни, Елизавета была объявлена королевой. За время ее правления Англия стала мировой державой.

Новая королева начала правление с восстановления в правах англиканской церкви и, естественно, стала высшим духовным лицом в стране. Став королевой, Елизавета начала каждое утро посещать службу в своей часовне, а свидетели этого тут же разнесли весть о ее благочестии.

Считается, что Елизавета была истинной защитницей протестантизма. Но, если разобраться, она вела, в общем-то, достаточно сдержанную консервативную политику, введя Евангелие и дав свободу протестантам, но особенно не усердствовала в деле распространения протестантизма. Она хотела быть королевой Англии, а не королевой протестантов, и делала все возможное, чтобы не вызвать католической оппозиции.

К своим врагам Елизавета была по-мужски беспощадна. Католики (при поддержке Испании) пытались посадить на английский трон королеву Шотландии Марию Стюарт. В ответ Елизавета (не без колебаний) казнила Марию Стюарт и разрешила английским морякам нападать на испанские корабли, груженые золотом. Так начался «золотой век» пиратства.

С самого начала ее правления ставился вопрос о замужестве, искали не монарха, а отца ее будущему сыну, но Елизавета ловко маневрировала, не говоря ни да, ни нет. Возможность династического брака способствовала заключению выгодных международных альянсов, что укрепляло позиции Англии в Европе и мире, а отсутствие официально объявленного наследника стабилизировало положение внутри страны.

Учитывая все эти соображения, Елизавета не спешила замуж. Однако пару раз она серьезно собиралась замуж, в первый раз это случилось в 1560 году, избранником стал Роберт Дадли (но общественное мнение заставило королеву отказаться от этой мысли), а во второй раз (в 1579 году) Елизавета, похоже, серьезно влюбилась в герцога Алансонского, с которым даже прилюдно целовалась и называла «своим лягушонком». (Кстати, милые прозвища, которые она давала некоторым придворным, свидетельствовали о чрезвычайном расположении Ее величества.) Злые языки поговаривали, что у Елизаветы были дети от ее возлюбленных— по разным данным, от двух до пятерых, — но это вряд ли соответствует истине.

Елизавета I во всем стремилась лидировать, от нарядов до королевского права казнить и миловать, это она ввела в моду шелковые чулки, только она могла награждать своих подданных или жаловать им титулы, приговаривая при этом: «На моих собак надевают мои ошейники!»

При дворе она не терпела никакой конкуренции, она должна была быть самой красивой, у нее должны были быть самые изысканные наряды, ей должны были посвящать гимны и песни поэты и музыканты, только ей можно было говорить комплименты, даже если это было откровенной ложью.

Елизавета славилась своим отвратительным характером, она швырялась туфлями, давала пощечины, устраивала бесконечные разносы, а в порыве ярости заявляла, что «укоротит на голову» своих советников (и укорачивала!), а однажды даже проткнула вилкой руку придворной дамы, неловко прислуживавшей ей за столом. Но вспышки гнева, хоть были и яростными, отличались скоротечностью.

Королева активно вмешивалась в личную жизнь своих подданных, заставляя заключать браки или, разбивая влюбленные сердца, путешествуя, она посещала загородные дома своих аристократов, создавая возможности для проявлений гостеприимства со стороны хозяев. Во время путешествий она умела так поставить себя, что после ее отъезда каждый житель города, который она посетила, был твердо уверен, что лучшего и более любимого королевой города в Англии не существует.

Елизавета владела пятью языками, знала историю и философию. Как образованный человек она поддерживала культуру, защищала шекспировский театр «Глобус» перед лондонскими властями и обеспечивала материальную поддержку литераторам, при ней отправлялись исследовательские экспедиции в разные страны.

Кроме теоретических научных открытий Елизавета поощряла и прикладные цели в науке. Так, когда ей было около 35 лет, она посадила голландского алхимика в тайной лаборатории в Сомерсет Хаузе, чтобы он нашел эликсир молодости.

Елизавета правила почти сорок пять лет, за это время она многого добилась, но со временем ее политика становилась все более и более консервативной, напряженность в стране и вокруг нее нарастала, а она не предпринимала шагов для стабилизации обстановки. Когда королева умерла, назвав преемником шотландского Якова, она уже не была любимой королевой и ее почти не оплакивали, напротив, раздавались радостные крики. «У нас король!»

Но все познается в сравнении, и уже десять лет спустя англичане с ностальгией вспоминали «старые добрые времена» правления Елизаветы I, восстановившей целостность страны, победившей испанскую Непобедимую армаду и заботившейся о благосостоянии своих подданных.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить