Для поиска темы - пользуйтесь СИСТЕМОЙ ПОИСКА


Стоимость дипломной работы


Home Материалы для работы Великие династии. Плантагенеты

Великие династии. Плантагенеты
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Великие династии. Плантагенеты


Плантагенеты (Анжуйская династия) — королевская династия Англии в 1154—1399 гг., представители: Генрих II, Ричард I Львиное Сердце, Иоанн Безземельный, Генрих III, Эдуард I, Эдуард II, Эдуард III, Ричард II. Боковые ветви — Ланкастеры и Йорки.

Анжуйская династия имеет корни во Франции. Плантагенетами этот род стали называть в XV веке, но историки признали его лишь в XVIII веке. Это прозвище изначально получил отец Генриха II, Готфрид Великолепный, который обычно украшал свой шлем веткой дрока.

Кроме того, их называли еще «чертово семя». По этому поводу сохранилось предание. Анжуйский граф Фулько V взял в жены девушку необыкновенной красоты, но она была несколько странной и держалась особняком, к тому же не любила ходить в церковь. Если же и приходила, то старалась как можно быстрее оттуда уйти. В то религиозное время это было очень необычно. Граф был возмущен таким поведением жены и приказал четверым своим рыцарям во что бы то ни стало задержать графиню в церкви. Когда женщина поднялась, чтобы уйти, один из рыцарей наступил ей на шлейф. Когда священник приготовился к освящению тела Господня, она закричала и с воплями выбросилась из окна, прихватив двух своих детей. Все решили, что на самом деле графиня оказалась злой феей, Мелузиной, дочерью Сатаны, которая не могла вынести освящение тела Христова во время мессы. Говорили, что Анжуйские графы и Анжуйские короли Англии происходили от тех детей, которые остались от нее. Такое «дьявольское» происхождение объясняло припадки гнева, демоническую энергию и взрывной дурной характер, который отличал представителей этой династии.

Этот самый Фулько удачно женил своего сына Готфрида на Матильде, наследнице английского престола, и в 1128 году передал ему свои анжуйские владения. А сам женился во второй раз на наследнице Бодуэна II Иерусалимского. В 1131 году он сам стал королем иерусалимским. Он оказался первым в длинном списке чужеземных мужей, обеспечивших богатой на дочерей династии порядок наследования.

Сыновья Фулько, Бодуэн III и Альмарих, закрепили династический принцип наследования в Иерусалимском королевстве и подняли королевскую власть на значительную высоту.

Генрих II (1133—89), внук короля иерусалимского Фулько, один из потомков «чертова семени», владел обширными землями во Франции, потом стал королем Англии (в 1154), герцогом Нормандии и через выгодный, но неудачный брак с Элеонорой Аквитанской — герцогом Аквитании, занимавшей значительную территорию на юго-западе Франции. Он возглавлял обширную империю, включавшую Англию и большую часть Франции, но на этом не успокоился и стремился захватить все, что только было возможно.

Дородный мужчина среднего роста, с рыжей шевелюрой, широким лицом льва и с бычьей шеей, Генрих был настоящим олицетворением королевской силы. Когда он злился, глаза его сверкали огнем. Умеренный в еде и выпивке, он слыл страшным непоседой и был просто одержим охотой.

Король, неутомимо скачущий по стране в одежде, мало чем отличавшейся от одежды слуг, неожиданно появлялся то здесь, то там, был неуловим и непредсказуем, что доставляло немало неудобств окружающим, т.к. придворные никогда не знали, когда начнется следующее утро, а повара всегда наготове держали обед — ведь король мог потребовать его в любую минуту.

При всей неупорядоченности личного существования Генрих очень четко правил государством. Он запретил сожжение еретиков на его землях, в то время как по всей Франции вовсю пылали костры инквизиции, ввел в Англии суд присяжных и развивал систему государственного управления. Он же дополнил еще более страшными статьями и без того варварский Лесной кодекс.

В политических играх Генрих был мастером мистификаций, не чурался предательства и даже натравливал своих противников друг против друга. Можно сказать, что Анжуйский двор был школой вражды и предательства.

Такая политика дала свои плоды, и в 1174 году его жена подняла против него восстание, в котором приняли участие три его сына-подростка. Элеонору Генрих после этого держал под стражей в различных английских замках, что не мешало ей, впрочем, появляться при дворе на Рождество и прочие семейные праздники. А сыновей он простил, учтя их возраст.

Ричард был вторым сыном Генриха и поэтому не мог претендовать на престол, ему должно было перейти только наследство матери — Аквитанское графство. Но случилось так, что уже коронованный старший брат Генрих Младший при подавлении мятежа, поднятого против Генриха, умер от лихорадки в 1183 году. Поскольку сын Генриха Артур был еще слишком мал, Генрих II объявил своим наследником Ричарда.

Что бы ни делал Ричард, он делал это основательно и с завидным терпением, никто и ничто не могло заставить его отказаться от поставленной цели, препятствия лишь раззадоривали его. Под ним вечно что-нибудь ломалось, то мост, по которому он скачет, то посох, на который он опирается, то седло. Даже меч ломался у него в руках. Гиральд называет его «наш лев», Бертран де Борн именовал его «львом». Ричард любил музыку, даже сам сочинил две гражданские баллады, сирвенты, а латынь знал лучше многих архиепископов.

Он отличался неистовой силой в бою, более того — свирепостью. Ричард был строптивым юношей, он постоянно вступал в конфликты с отцом и отказывался повиноваться его воле. Современники воспринимали поведение Ричарда как измену отцу (он участвовал в восстании против Генриха, организованном Элеонорой, отказался жениться на его любовнице и не исполнил волю монарха, который желал, чтобы Ричард передал Иоанну Аквитанское графство). Поэтому, когда Генрих умер от рака, возникла легенда, что Ричард убил своего отца. Историки сообщают, что при приближении сына к мертвому отцу у последнего носом пошла кровь. Интерпретация однозначна, покойник прямо указывает на своего убийцу. Сюжет закрутили даже круче, выведя следующую мораль. Генрих убил своего слабого сына (его старший сын погиб в мятеже, поднятом им против отца), чтобы быть убитым сильным сыном.

После смерти отца Ричард стал английским королем. Коронация состоялась 3 сентября 1189 года в Вестминстерском аббатстве. Ричард сам взял корону с алтаря и вручил ее архиепископу, который и возложил ее на голову монарха. Но Ричард находился в общей сложности на территории Англии самое большее в течение полугода за 10 лет своего правления. Основными приоритетами его политики были французские владения, постоянно находившиеся под угрозой враждебного нападения. Чтобы обезопасить себя на долгое время, Ричард объявил о выступлении в Крестовый поход. До театра военных действий решено было добираться морским путем. Армии теперь не грозило обычное истощение сил, сопряженное с длительным и полным лишений маршем, и ее можно было сразу же вводить в бой.

Ричард плыл на красной галере с такими же красными парусами. Он превратил поход в увеселительную прогулку, то и дело высаживался на берег, не обходя вниманием почти ни одной достопримечательности. Только в посещении Рима отказал себе.

Так он добрался до Кипра, где выбравшиеся на берег моряки Ричарда были ограблены царем Исааком и посажены в тюрьму. Есть сведения, что их морили голодом и даже собирались обезглавить. Но поскольку пленникам удалось освободиться, то и намерения Исаака недоказуемы. Все это вынудило Ричарда напасть на Исаака.

Удивительны личные подвиги Ричарда, утверждают, будто он сбил копьем императора с коня, но тому удалось ускользнуть. Кроме того, Ричард убил императорского знаменосца, а захваченное знамя посвятил святому Эдмунду.

Одновременно с празднованием победы сыграли и свадьбу. Ричард женился на дочери короля Санчо VI Наваррского Беренике. Ричард очень удачно выбрал момент для бракосочетания, оскорбленный Филипп в это время не мог открыто выступить против него, так как они вместе выступили в поход на защиту христианства.

Не имея возможности оставить на Кипре для гарнизонной службы достаточное количество рыцарей, которые нужны были ему в Святой земле, и не располагая глобальным планом территориальной экспансии, Ричард продал Кипр за 100 000 безантов тамплиерам.

Кипр был завоеван за месяц. Потопив по пути мусульманский корабль с продовольствием для защитников Акки, увенчанный славой и с огромной добычей, Ричард прибыл в лагерь крестоносцев у Акки. Всем теперь стало ясно, что дни Акки сочтены, ведь вместе с Ричардом прибыли основные силы крестоносцев.

Завоевание побережья происходило без боя. После падения Акки и вести о гибели ее гарнизона защитники крепостей утратили волю к сопротивлению. Хайфа и Кесария были сданы, и их окрестности опустошены в соответствии с тактикой выжженной земли.

Покидая поле боя, Ричард часто брал с собой, по турецкому обычаю, головы павших— как доказательство, что он не предает христианского дела. Нередко сам Ричард оказывался в большой опасности. Неоднократно выезжая в разведку и на охоту с небольшим сопровождением, много раз подвергался нападениям и нападал сам, часто бывал неосмотрительным. Однажды его чуть не захватили в плен турки, когда Ричард беспечно уснул в саду под Яффой во время одной из таких прогулок, чудом он избежал плена 6 ноября и 20 декабря 1191 года.

Появление Ричарда во время боя всегда сеяло панику, страх вызывало одно его имя. В конце крестового похода его имя стало символом победы, именем Ричарда мусульмане пугали детей и проклинали понесших лошадей.

Повернув от Иерусалима, Ричард заботился о том, чтобы не бросали больных и ослабевших. В Аскалоне он принимал личное участие в восстановлении города и на своих плечах носил с корабля балки для сооружения осадных машин перед штурмом крепости ад-Дарум.

Для Ричарда первостепенное значение имели береговые крепости, поэтому он и отдал им предпочтение перед Иерусалимом. Из Аскалона Ричард производит разведывательные вылазки в сторону Газы и ад-Дарума, который он взял в конце мая 1192 года. Это была самая южная крепость Палестины, и у нее проходила граница с Египтом. После взятия ад-Дарума для армии крестоносцев больше не осталось серьезных целей.

В битве за Яффу английский король с копьем в руке бросил вызов всему мусульманскому войску, но никто не решился выйти на поединок с ним. С застрявшими в кольчуге стрелами, похожий из-за этого на ежа, въехал Ричард в сумерках в свой лагерь и одновременно в легенду.

После Яффы, последнего военного успеха, наступил этап очевидной военной уязвимости крестоносцев. И если бы Садах ад-Дин смог уговорить своих эмиров на решительное военное предприятие, оно могло бы стать концом для Ричарда. Перемирие 2 сентября 1192 года было заключено на три года и оставляло во владении христиан побережье от Тира до Яффы. Цель третьего крестового похода была достигнута, как для купцов, так и для паломников стали доступными все оккупированные мусульманские территории, так что основная масса крестоносцев могла посетить Иерусалим.

А вот возвращение Ричарда домой было весьма проблематичным. Дело в том, что он успел рассориться не только с Филиппом Французским, но и с австрийским герцогом, и с итальянскими королями.

Ричард всего в трех днях пути до Марселя отказался от возвращения через Южную Францию, поскольку получил известие о том, что здесь его собираются взять в плен. Изменив маршрут, он высадился на Корфу, где зафрахтовал два пиратских корабля и отправился по Адриатике. Точно неизвестно, по какой причине (от кораблекрушения или из-за морской болезни) Ричард высадился где-то возле Венеции. Потом он долго путешествовал по Европе, путая и заметая следы, и, в конце концов, пришел в Австрию. Там он встретился с графом Мейнхардом Герцким, родственником Конрада Монферратского, и тот начал охоту на Ричарда. Именно ему король подарил драгоценное кольцо и, представившись богатым купцом, попросил свободного прохода. Граф моментально сообразил, кто перед ним, и, хотя позволил Ричарду уйти, известил об этом своего брата. Ричарду удалось ускользнуть, он лишился части своей свиты, но все-таки добрался до Вены. Король Англии был пленен 21 декабря 1192 года в пригороде Вены Эрдберге герцогом Леопольдом и содержался под стражей в замке Дюрнштейн.

Все единодушны в том, что Ричард попал в плен из-за неосмотрительности, т.к. ему не удалось скрыть свое богатство.

По так называемой «кухонной версии», Ричард, уже зная, что окружен, предстает в роли подручного повара, поворачивающего на вертеле курицу, забыв о своем кольце, распространяющем сияние во все стороны.

Есть версия, что его застали врасплох спящим. Есть также предположение, что его местонахождение выдал мальчик-слуга.

Австрийское предание XIII века повествует о трубадуре Блонделе, который в поисках своего повелителя ходил от замка к замку с песней, сочиненной когда-то вместе с Ричардом. И когда он перед замком Дюрштейн пропел лишь одному Ричарду известную мелодию, из темницы донеслась ответная строка, выдавшая местонахождение короля.

Ричард, избавленный от сюрпризов судьбы, дожидался в относительно комфортной обстановке денег и находил время сочинять свои «стихи из неволи», сдержанно сетуя на то, что томится в неволе и что его вассалы не слишком торопятся его выкупить.

А в это время подданные деньги уже собрали и отдали их Иоанну, который заявил, что теперь он повелитель, и положил выкуп в собственный карман.

Тем не менее, выкуп все-таки заплатили, и 17 апреля 1194 года Ричард в Винчестере принял участие в так называемой второй коронации, которая сводилась к торжественному шествию в короне и должна была положить конец всем сомнениям о каком-либо ущемлении суверенитета. Уже 12 мая он вышел в море курсом на Барфле, оставив Англию в умелых руках пользующегося полным королевским доверием и наделенного всей полнотой власти Хьюберта Уолтера. Англия Ричарда больше никогда не увидит.

Теперь его целью стало восстановление Нормандии в прежних границах. Здесь он построил хорошо укрепленную крепость Шато-Гайяр и оснастил ее по последнему слову военной техники. Север он покидал только для случайных военных вылазок в ближайшие окрестности.

В последние годы Иоанн был лоялен по отношению к Ричарду и даже участвовал на его стороне в военных действиях.

Ричард отдавал предпочтение наказаниям в виде денежных штрафов. Когда речь шла о хороших деньгах, Ричард никогда не стеснялся в средствах. Так, в 1198 году начали использовать новую печать, так как старая якобы затерялась, и теперь ее надо было поставить на все ранее выданные документы, естественно, уплатив пошлину. В 1194 году вновь были разрешены запрещенные рыцарские турниры, и со всех желавших принять в них участие взымалась подать.

Во время восстания виконта Эмара Лиможского, поддержанного французским королем Филиппом, в Аквитании Ричард получил арбалетную рану в плечо у замка Шалю. Сама по себе рана не затронула жизненно важных органов, но в результате несвоевременно и неумело проведенной операции началось заражение крови. Полностью осознавая свое положение, Ричард отдавал последние распоряжения. Он назначил Иоанна своим преемником, послал за матерью и составил завещание.

Ричард умер под вечер 6 апреля 1199 года. Ему шел 42-й год. Из тела Ричарда, согласно обычаям того времени, были вынуты и отдельно похоронены внутренности и мозг. Сердце, необычной величины, король в знак своей любви завещал столице Нормандии, которой очень скоро предстояло пережить нелегкие дни. Оно нашло упокоение в Руанском соборе.

После смерти короля со стрелка, как говорят, приказали содрать кожу. С зачинщиком мятежа, Эмаром Лиможским, еще до конца года поквитался незаконнорожденный сын Ричарда, Филипп Коньякский, убив его.

Иоанн Безземельный (1167—1216) был самым младшим из «чертова семени», избалованным ребенком, щеголем, который по всем признакам предпочитал роскошь двора военному ремеслу и был крайне инфантилен во взглядах и поведении. При этом он обладал несомненным талантом настраивать против себя всех и одновременно, что впоследствии сыграло свою роль в его правлении.

Весной 1173 года в связи с предполагаемой женитьбой Иоанна встал вопрос о выделении ему наследства. И тут выяснилось, что Генрих, распределив земельные владения между сыновьями, совершенно обделил младшего сына. Отсюда и пошло прозвище «Безземельный».

Об Иоанне летописец тех времен писал «одержимый» и «сведенный с ума волшебством и колдовством».

Иоанн с одинаковой завистью и подозрительностью относился и к друзьям и к врагам. Его жестокая натура проявилась в его отношении к племяннику, Артуру Бретонскому, который, вероятно, имел больше прав на английский престол, чем сам Иоанн. Рассказывают, что Иоанн приказал кастрировать и ослепить Артура в замке Фалез. По другой версии, однажды, когда Иоанн был пьян и в него вселился дьявол, он убил Артура собственной рукой и, привязав к телу тяжелый камень, бросил в Сену.

Иоанн, как однажды выразился Ричард, не из тех, кто способен завоевывать королевства, к тому же если хоть кто-то окажет малейшее сопротивление.

Иоанна долго считали худшим из английских королей средневековья — тираничным, безнравственным и несправедливым. Даже по стандартам своего времени Иоанн был чересчур жесток, «очень дурной человек, жестокий ко всем мужчинам и слишком падкий на прекрасных дам», как замечает летописец.

В его царствование произошли многие беды, но можно ли его в этом обвинить, все растущее недовольство баронов, враждебность крупного французского монарха Филиппа II Августа, ссора с папой Иннокентием III, инфляция в экономике. У него не то чтобы совсем не было таланта, чтобы попытаться решить эти острые проблемы, но катастрофы нарастали, а его планы срывались.

Папа отлучил Англию от церкви, запретив все церковные службы и религиозные церемонии, пока Иоанн не сдался и не стал его вассалом, что можно считать непростительным унижением. В 1204 году он уступил Нормандию французам во многом из-за своего бездействия. Даже неприступная крепость Шато-Гайяр, построенная Ричардом I, пала перед врагом.

Его вымогательские финансовые требования вели к увеличению жалоб со стороны баронов, так что, в конце концов, произошло общее восстание, которое вынудило короля согласиться на Великую хартию вольностей, скрепленную печатью в мае 1215 года. В этот момент, потеряв все свое личное имущество, включая королевские регалии, во взбунтовавшихся водах в устье Уелстрима, Иоанн серьезно заболел и умер 18 октября 1216 года.

Пришедший к власти после смерти Иоанна Генрих III (1207—1272) опирался на иностранцев и союз с римской курией, что вызвало недовольство баронов, поддержанных горожанами и верхушкой крестьянства. В 1263—1267 годах в Англии шла гражданская война, результатом которой стал созыв первого английского парламента.

При Эдуарде I (1239—1307) окончательно сложилась практика созыва парламента, был присоединен Уэльс, велись войны против Шотландии. Эдуард был потрясающим полководцем, изобретательным и энергичным, но с характерным анжуйским дурным характером.

Эдуард II (1284—1327) который стал королем Англии в 1307 году, был сильным, красивым мужчиной, обожал верховую езду. Он был образованнее, чем большинство магнатов при дворе, любил поэзию и театр. Став королем, завел себе маленький оркестр. По мере взросления его занятия все менее соответствовали его статусу, он увлекался греблей, плаванием и даже такими подсобными работами, как рытье рвов и стрижка изгородей.

В 1296 году он познакомился с молодым рыцарем Гавестоном, дружба с которым в скором времени переросла в более теплые отношения. В связи с этим современники считали Эдуарда II извращенцем. Однако при жизни Эдуарда они не отваживались высказываться более определенно по этому поводу, обвиняя Гавестона лишь в излишнем влиянии на короля и приобретении должностей и материальных благ в ущерб другим баронам. Гавестон стал постоянной мишенью для нападок на короля, его постоянно использовали в качестве козырной карты при выдвижении требований. Несколько раз Гавестона даже высылали из страны, но король не мог долго без него оставаться и неизменно возвращал фаворита. Из конспиративных соображений они оба женились. Эдуард женился на двенадцатилетней дочери французского короля Изабелле, от жены у него было два сына и две дочери.

Эдуард, по сложившейся традиции, был в постоянном конфликте с баронами. Для баронов Гавестон олицетворял королевское несогласие с их желаниями. Архиепископ Кентерберийский отлучил от церкви его и его сторонников. Эдуард, не имея должной военной поддержки, сбежал с Гавестоном в Скарборо, где и оставил его, отправившись в Йорк. Гавестон сдался осадившим Скарборо графам Уоррен и Пембрук. Его приговорили к смертной казни после пародии на суд и казнили 19 июня 1312 года. Смерть друга была страшным ударом для Эдуарда, который от него так и не оправился. Отныне существовала постоянная ненависть между королем и графами.

И все же его правление было тверже и сильнее на этом фоне в последние годы царствования. После периода полубаронского правления Эдуард восстановил свои королевские полномочия. Королевская армия разбила предводителя баронов, двоюродного брата короля, графа Ланкастера, в битве при Баробридже и в Йоркшире в 1322 году. После быстрого суда Ланкастера вывели на казнь. Его судьба, которая странно и точно напоминала казнь Гавестона десятью годами раньше, очевидно, доставила большое удовольствие королю.

Хотя делались попытки провести административные реформы и таким образом упорядочить правление, власть Эдуарда была жестокой и тиранической. Он решил привлечь на свою сторону верных сторонников, но ему это не удалось, хотя у него были власть и деньги, чтобы купить поддержку. Он решил укрепить свое финансовое положение вымогательскими фискальными мерами и конфискацией поместий баронов сомнительной преданности, что должно было сделать его независимым от контроля знати. Несмотря на успехи в наполнении королевской казны, Эдуард все более терял политическое влияние. Недовольство наростало во всех слоях общества.

В сентябре 1326 года Изабелла, жена Эдуарда, возвращаясь из поездки во Францию со своим любовником Роджером Мортимером, сбежавшим из Тауэра, отравив своих стражей, высадилась в Суффолке. И так велика была нелюбовь к королю, что войска графства и бароны, которые должны были ей противостоять, бросились к ней в объятия.

Отчаявшись и прозрев, король бежал в Уэльс, а затем сел на корабль в Чепстоу, но ветер прибил его к берегу в Гламоргане, где король был взят в плен братом казненного им Ланкастера. По всей вероятности, его зверски убили в замке Беркли в Глостершире. Короля похоронили в аббатстве Св. Петра в Глостере, сердце его вынули, поместили в серебряную урну и погребли рядом с телом Изабеллы во францисканской церкви в Лондоне, когда она умерла спустя 20 лет.

Эдуард III (1312—1377) начал Столетнюю войну с Францией (1337—1453), издал первые статуты о рабочих и ограничил влияние папства в Англии. Он был великим воином, славу которого не могут затмить даже причуды последних лет жизни.

Сын Эдуарда III, Черный принц, славился как рыцарь и воин, но он умер за год до убийства отца. Поэтому на престол в 1377 году взошел десятилетний Ричард II (1367—1400). Первоначально управление осуществлял совет знати.

Ричарду постоянно и надоедливо приводили пример отца. Но у него не было никакого желания следовать примеру Черного принца. Ему не нравилась военная атмосфера двора, где война, турниры и военные игры превалировали надо всем остальным. Ричард обожал своего прадеда Эдуарда II, причисления которого к лику святых безуспешно добивался.

У него никогда не было сомнений относительно его королевских полномочий. В его мозгу сформировалась полумистическая концепция божественного права, которой он придерживался до конца.

Бывало, что он сидел на троне с короной на голове, а его придворные стояли вокруг него час за часом, и тишина нарушалась только тогда, когда король кивал, и шуршала одежда, когда придворные становились на колени.

На портретах он представлен элегантным красавцем, с густой шапкой темно-желтых волос. Он одевался изысканно и тщательно, очень заботился о своей внешности и прическе, регулярно принимал ванну, что в те времена было редкостью, и изобрел носовой платок.

Он, вероятно, был самым культурным королем своей династии. Его библиотека дает возможность предположить, что он читал книги, а также заставлял читать ему. Он был покровителем художников, артистов и писателей, обожал экзотические и утонченные блюда.

Личная эмблема короля — эмблема с белым оленем.

Он любил свою мать и стал исключительно преданным мужем своей жене Анне Богемской. Ее смерть была для него тяжелым ударом, от которого он так и не оправился.

Ричард понимал, что сильный король должен быть богат и платежеспособен, и свободно пользовался незаконными и необычными методами пополнения королевской казны. Но он мало делал для того, чтобы завоевать народную любовь, и не заботился о том, чтобы заручиться поддержкой вельмож.

В 1399 году против Ричарда выступил Генри Болингброк, к которому примкнули войска в Ирландии. В этой гражданской войне Ричард проиграл сражение, остался без друзей и погрузился в глубокую меланхолию. Ему не так-то легко было отказаться от призрака власти, которым он тешил себя много лет, но под напором противников он отрекся от престола. После этого Ричард уединился в замке Помфрет, где и уморил себя голодом, а было ему всего 34 года.

Артур, последний Плантагенет, был возведен в звание виконта Лизл, служил своему королю в Калаисе, но попал под подозрение в измене. Умер он в 1542 году от радости, узнав, что его выпускают из Тауэра.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить