Олигополия
загрузка...
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Олигополия


Данный тип рыночной структуры характеризуется относительно небольшим количеством фирм, которые производят либо однородную, либо дифференцированную продукцию. Олигопольными могут быть либо отрасли национальной экономики в целом, либо локальные или региональные рынки — в том случае, если роль транспортного фактора является решающей для уровня издержек.
Причины, ограничивающие число фирм в отрасли, разнообразны. Во-первых, это эффект масштаба. Ограниченный рыночный спрос и заданная величина эффективного объема выпуска приводят к ситуации, когда фирмы, «не успевшие» набрать наиболее выгодные масштабы выпуска, начинают проигрывать в издержках и ценах, постепенно двигаясь к разорению. Таким образом, в отрасли остается несколько крупных фирм.
Во-вторых, в некоторых отраслях решающую роль играют технологии, защищенные патентами, «ноу-хау», уникальное сырье и некоторые другие факторы, делающие финансовые издержки вступления в отрасль чрезвычайно высокими и поэтому непреодолимыми для мелких и средних фирм.
В-третьих, фирмы сами могут стремиться к ограничению количества участников путем взаимных слияний в силу естественной солидарности конкурентных интересов, поскольку это позволяет добиться более эффективного масштаба выпуска и усилить рыночную власть (как в части сбыта, так и в части закупок). Тем самым число конкурирующих фирм снизится до относительно небольшого. В любом случае олигополистическая структура порождает уникальную ситуацию, несвойственную другим типам рынка: при определении ценовой политики любая фирма должна принимать во внимание цены и возможную ценовую реакцию конкурентов. Всеобщая зависимость участников олигопольного рынка заставляет учитывать при установлении цены, помимо спроса и собственных издержек, еще и уровень цен других фирм. Сложность состоит в том, что последний фактор является нестабильным и неопределенным.
Поэтому создать целостную теоретическую модель олигопольного рынка гораздо сложнее, чем модель совершенной конкуренции или монополии. К тому же существует многовариантность условий производства и конкуренции в олигопольных структурах — дифференцированная или стандартизованная продукция, степень .концентрации экономической власти, возможность согласования (сговора) при проведении ценовой политики и т. д.
В силу этих обстоятельств точное определение спроса и предельного дохода, соответствующих тому или иному уровню цены, невозможно. В то же время существуют две особенности движения цен в условиях олигополии, которые частично облегчают задачу: во-первых, цены более жестки, чем в других типах рыночных структур; во-вторых, их движение происходит более или менее согласованно и одновременно.
Рассмотрим наиболее часто встречающиеся случаи монопольного ценообразования. Прежде всего, остановимся на ситуации трех фирм, когда сговор между участниками рынка заведомо отсутствует. Возможны два варианта ценового поведения фирм II и III в ответ на изменение цены фирмой I.
Первый вариант — выравнивание цен в соответствии с любым их изменением фирмой I. Изменение объема продаж фирмой I (рост или снижение) будет сводиться на нет точно таким же изменением продаж фирм II и III. Конкуренты в отрасли могут увеличивать или уменьшать продажи не за счет друг друга, а только за счет продаж в других отраслях, в силу действия фактора межотраслевой конкуренции.
Второй вариант — отсутствие реакции фирм II и III на повышение цен фирмой I и следование фирмами II и III за снижением цен фирмой I. Если фирма I понизит цену, то она получит поначалу значительный прирост объема продаж именно за счет своих конкурентов. Если же фирма I повысит свою цену по сравнению с текущей рыночной, то тем самым она будет отдавать свою долю рынка в пользу фирм II и III, которые цену не повысили.
Поэтому ясно, что скорее всего конкуренты будут следовать за фирмой I при снижении цен и игнори-, ровать повышение цен. В силу этого кривая спроса для фирмы I окажется    ломаной (рис. 10).


Как видно из графика, эластичность кривой спроса D2PD1 на участке D2P является высокой, а на участке PD1 (т. е. ниже текущей цены) — очень низкой. Из-за этого имеет место разрыв в кривой предельного дохода.  Она состоит  из двух отрезков:   MR2f —   до текущей цены и qMR1 — после текущей цены.
Какие же выводы можно сделать из анализа ситуации, которая исключает сговор между участниками олигопольной структуры?
Во-первых, для фирмы I опасным является любое изменение цен: снижение цены относительно текущей выводит фирму на круто падающую кривую предельного дохода qMR1, повышение цены вызовет неминуемый отток потребителей к конкурирующим фирмам II и III.
Во-вторых, как видно на графике, движение издержек от MC1 к MC2 не меняет уровня цены Р и объема производства Q. А это означает, что в некоторых пределах значительные колебания издержек никак не отражаются на уровне рыночной цены. Это помогает'понять причины особой стабильности цен в условиях олигопольной структуры рынка. Однако этот анализ не дает объяснения самому уровню цены.
Одним из вариантов объяснения конкретной величины цены на олигопольном рынке служит ситуация «тайного сговора». Ценовая война между участниками может оказаться убийственной для отрасли в целом. Если каждый действует на свой страх и риск, то рано или поздно возникает стремление любой ценой изгнать конкурента, чтобы выжить самому. Но эта «любая цена» оказывается чересчур обременительной. Поэтому фирмы предпочитают договориться с конкурентами о распределении посредством квот такого совокупного объема производства Q, который обеспечивает равенство предельных издержек и предельного дохода.
В результате олигополия, основанная на тайном сговоре, выступает с точки зрения существенных условий ценообразования ,как аналог чистой монополии, выбирающей оптимальное соотношение рыночной цены и рыночного спроса.
Формами сговора участников олигопольного рынка являются разного рода картельные соглашения, позволяющие участникам наиболее рационально и выгодно определить квоты рынка и уровень цен. Классическим образцом картеля считается организация стран-экспортеров нефти ОПЕК, которая в 70-е годы сумела, контролируя значительную часть мирового предложения нефти, добиться чрезвычайно выгодного для себя многократного повышения рыночных цен.
Как говорит практика, большинство картелей являются нестабильными во времени и .имеют тенденцию к распаду. Причины этого связаны с неодинаковыми условиями производства, что неизбежно дифференцирует уровень наиболее выгодной цены для отдельных фирм-участников картеля. Кроме этого, нередко за рамками картеля остается достаточно широкий круг производителей-аутсайдеров, не связанных обязательствами по квоте и цене. Очень часто их ценовая политика идет в разрез с политикой квот и цен, выгодной картелю, что обязательно ограничивает рыночную власть последнего.
Некоторые участники картеля могут идти на обман партнеров по соглашению, поскольку это приносит хотя и кратковременное, но очень существенное повышение их доходов. Высокий уровень прибыли на картелированных рынках может привлечь конкурентов из других отраслей, которым захочется попытаться преодолеть барьеры. Наконец, существуют законодательные ограничения картельной практики, вплоть до прямого запрещения и судебного расследования. Все эти факторы не позволяют рассматривать тайный сговор как абсолютное и уникальное средство установления рыночной власти немногих фирм в олигопольных отраслях.
Другим способом координации ценовой политики является лидерство в ценах, не сопровождаемое тайным сговором. Такая форма согласования конкурентных интересов предполагает своего рода рыночный консенсус, когда все участники молчаливо признают фирму-лидера и следуют за ней в ее ценовой политике. Формы обнародования ценового ориентира лидером, как правило, вполне официальны и публичны — заявления руководителей фирмы, интервью, публикация прайс-листов и т. д. При этом ценовой лидер не обязательно стремится к цене, гарантирующей максимальный доход.
Иногда, для закрытия отрасли от возможной конкуренции со стороны фирм-аутсайдеров с более высокими издержками, назначается более низкая цена, которая не позволяет им иметь достаточно высокую прибыль. Одним из вариантов ценовой политики для олиго-польных фирм является метод «издержки плюс», предполагающий суммирование средних издержек лидера и некоторой, заранее определенной прибыли, позволяющей выплачивать нормальные дивиденды акционерам и иметь необходимые ресурсы для инвестирования. Такой подход позволяет устанавливать более или менее обоснованные цены в условиях глубокой дифференциации производимой продукции, когда сложно производить глубокое исследование рынка на предмет спроса и его связи с ценой для каждой товарной позиции. В то же время метод «издержки плюс» достаточно хорошо может вписаться в другие модели ценовой политики олигополии — тайный сговор или лидерство в ценах.
Поскольку ценовая конкуренция для участников олигополии является весьма нежелательной, то центр тяжести конкурентной борьбы переносится в неценовую сферу. Это может быть борьба за более глубокую дифференциацию продукта, повышение его качества, эффективная реклама и т. д. Данное обстоятельство также служит стабилизирующим фактором для олигопольных отраслей, так как неценовая конкуренция позволяет получить более долговременные преимущества перед конкурентами, по сравнению с легко тиражируемыми чисто ценовыми маневрами.
Существуют две точки зрения на макроэкономические эффекты олигопольных структур..Первая, так называемая «традиционная» (близкая к неоклассической школе), гласит, что жесткость цен и значительная степень концентрации рыночной власти приводит к тем же последствиям, что и господство чистой монополии — торможению роста эффективности в силу утраты внешних стимулов к снижению издержек и поиску наиболее производительных технологий. Кроме этого, согласованная ценовая координация устанавливает точку выпуска отрасли на том уровне, который может быть существенно меньше точки минимальных издержек. Поэтому, согласно такому подходу, олигопольные структуры должны быть предметом пристального внимания и жесткого антимонопольного регулирования со стороны государства.
Другая точка зрения состоит в том, что именно крупные олигопольные фирмы способны обеспечить должную концентрацию ресурсов для разработки новейших дорогостоящих технологий — суперкомпьютеры, аэрокосмическая промышленность, биотехнология, управляемый термоядерный синтез, — которые явно не под силу мелким фирмам, заботящимся лишь о своем выживании. Существующие барьеры, наоборот, создают дополнительные стимулы для научно-технического прогресса, поскольку в течение относительно длительного времени защищают фирму-новатора от тиражирования ее достижений конкурентами. Какая же точка зрения является более реалистичной?
Скорее всего, эффективная рыночная система предполагает некое распределение функций и ролей в технологическом прогрессе между крупным и мелким бизнесом- Практика говорит, что фирмы-гиганты незаменимы в деле реализации новых технологических решений, эффективном использовании всех возможностей, которые заложены в изобретениях и открытиях, прошедших первичную «рыночную обкатку» в сфере мелкого и среднего бизнеса. В то же время фирмы-гиганты не могут в силу своего специфического финансового, технологического и организационного статуса рисковать вложением средств в сомнительные, или просто негарантированные инновационные проекты. Поэтому крупные и крупнейшие корпорации сами по себе не могут рассматриваться как источник технологического прогресса.
За последние сто лет большая часть принципиальных технологических новшеств родилась либо в небольших фирмах-пионерах, либо вообще они были сделаны независимыми изобретателями. Олигопольные структуры являются идеальным полем для эволюционного технологического развития, в то время как революции приходят в экономику с другой стороны.


 
загрузка...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить